Перечень учебников

Учебники онлайн

ОСНОВЫ ПРАВА

Раздел 8. ОСНОВЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА

Тема 8.1. Общая характеристика уголовного права, его нормы и источники

Изучение основных положений уголовного права необходимо начать с определения его предмета, задач, места в отечественной правовой системе, специфики его регулирующей роли по сравнению с ранее рассмотренными отраслями. С этих исходных позиций мы сможем со знанием дела уяснить понятие и круг источников уголовного права, их содержание. А это в свою очередь позволит в следующих параграфах рассмотреть уголовно-правовые отношения, их участников, содержание и их сквозную идею — обеспечение своевременного, законного и справедливого привлечения к ответственности и наказания лиц, совершивших преступления.

Уголовное право как отрасль права традиционно определяется как совокупность юридических норм, которые устанавливают преступность и наказуемость деяний, представляющих опасность для данного общества. При этом со времен Древнего Рима существует формула: “Нет ни преступления, ни наказания, если об этом не указано в законе”. Другими словами, предписания уголовного права о круге деяний, признаваемых преступными, о видах и размерах наказания являются исчерпывающими. Их не может произвольно расширить ни следователь, прокурор или судья, ни другое должностное лицо, включая высших представителей власти в государстве.

Но содержание уголовно-правовых норм не исчерпывается сказанным. Уголовное право определяет также пределы, цели и принципы уголовно-правового воздействия на преступность и преступников, предпосылки и условия ответственности за преступления, систему наказаний, исходные положения, условия и пределы их применения. Принципиальное значение для обеспечения общественного порядка и спокойствия имеют и нормы уголовного права, способствующие включению лиц, наказанных за совершенные преступления, в нормальную жизнь после применения к ним уголовно-правовых мер.

При сравнении с другими отраслями права (в том числе рассмотренными в предыдущих главах) бросается в глаза его принципиальная особенность. Такие отрасли, как конституционное, гражданское, семейное право и т.п., нацелены на регулирование обычных, нормальных общественных отношений в процессе жизнедеятельности граждан и народа в целом. Они устанавливают, закрепляют, способствуют реализации и прогрессивному развитию прав, свобод, законных интересов, но также и обязанностей личностей и их объединений в политической, экономической, бытовой и иных сферах. Конечно, изученные ранее отрасли права предусматривают и определенные последствия нарушения их предписаний, как и порядок разрешения возникающих конфликтов. Но это направление их регулирования носит вспомогательный производный характер, а круг предусмотренных мер воздействия не ограничивает возможность использования лицом, к которому они применяются, конституционных прав и свобод личности.

Уголовное же право имеет своей целью не регулирование обычных общественных отношений, но охрану и защиту последних, если конфликтные ситуации выходят за рамки возможностей воздействия со стороны соответствующей отрасли права.

Нередко предлагается поэтому подразделять отрасли права по основной функции (и используемым методам) на регулирующие и охраняющие. В число последних включают, конечно, уголовное право (которое сравнивают при этом с ночным сторожем), а равно уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное право, без которых уголовное право не может функционировать.

Не оспаривая в принципе такой классификации, от которой существенно зависит система и содержание уголовного права, укажем на ее условный характер. Ведь запреты и дозволения уголовного права воздействуют на человеческое поведение не только при их применении к фактам совершившихся преступлений и виновным лицам. Через нормы уголовного нрава население информируется о ведущих ценностях данного общества, так как именно они защищаются от преступных посягательств; о пределах дозволяемого поведения; о “невыгодности” преступного поведения в силу санкций, которые оно влечет, и т.д. Таким образом, уголовное право оказывает и регулирующее воздействие на жизнедеятельность общества. И при изучении его основ важно уяснить полезный социальный смысл его предписаний, которые могут, в частности, служить компасом в сложных ситуациях; принцип справедливости, лежащий в его основе; гражданский и общественный смысл следования его предписаниям. А не сводить это изучение к нехитрой схеме “за такое-то деяние столько-то дают”.

С учетом сказанного рассмотрим понятие, круг и особенности содержания источников уголовного права. Упомянем прежде всего о том, что как и для любой другой отрасли права, источниками в широком (материальном) смысле являются реально существующие потребности и интересы общества и его членов. В данном случае речь идет о потребностях и интересах в сфере безопасности личности, общества, государства, защищенности от посягательств, создании условий для нормального функционирования общественных отношений во всех сферах. Своевременное и точное выявление этих потребностей и интересов социологической и правовой наукой, восприятие научных рекомендаций органами и лицами, от которых непосредственно зависит уголовно-правовое регулирование, позволяют создать и совершенствовать эффективную систему уголовного права, применять его в нужных случаях и пределах. Если же анализ запаздывает, уголовное право превращается в систему импульсивных реакций по принципу “проб и ошибок”.

Поскольку общее понятие источников права в материальном смысле уже изучалось, ограничимся сказанным выше и перейдем к характеристике источников уголовного права в специальном или формальном смысле. Речь, как и применительно к другим отраслям права, пойдет о том, в каких формах осуществляется правотворческая деятельность именно в данной сфере регулирования и каковы ее особенности.

Нормы уголовного права, устанавливающие запреты преступного поведения, предпосылки и условия ответственности и наказания за него, а также — что очень важно — дозволяющие и поощряющие необходимую оборону действия в условиях крайней необходимости и обоснованного риска (о них пойдет речь ниже), изложены в нормативных актах следующих видов и уровней: международно-правовые обязательства России, Конституция, Уголовный кодекс, законы и другие акты, разъясняющие содержание так называемых бланкетных норм (т.е. таких, в которых предмет запрета только называется, например нарушение правил охраны труда, но его содержание не раскрывается), нормативные акты, которые в случаях, прямо предусмотренных уголовным законом, устанавливают вспомогательные правила его применения (например, перечень имущества, не подлежащего конфискации).

В системе источников уголовного права нормативные акты высшего уровня — международно-правовые обязательства, Конституция, Уголовный кодекс занимают почти все “правовое пространство” данной сферы регулирования. Этим система источников уголовного права существенно отличается от аналогичных систем многих других отраслей права (гражданского, административного и т.д.), где подзаконные источники играют гораздо более значимую роль. Эта особенность связана не только с большей определенностью пределов регулирования в уголовном праве, в котором главным является достаточно простое соотношение двух понятий “преступное” и “непреступное”, но и с тем, что уголовное право регулирует в буквальном и переносном смысле вопросы жизни и смерти, свободы и несвободы и т.д.

Рассмотрение отдельных звеньев системы источников уголовного права исходя из вида (формы) нормативных актов мы начнем с международно-правовых обязательств России, связанных с уголовно-правовой борьбой с преступностью. Тому есть две причины. Во-первых, в учебной литературе этот источник рассматривается недостаточно подробно. Во-вторых, Конституция РФ 1993 г. придала этому источнику высшую юридическую силу: ст. 15 не только рассматривает “общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры” в качестве составной части российской правовой системы, но и устанавливает, что при противоречии международных договоров внутреннему праву предусматриваются правила международных договоров.

Особенностью международно-правовых обязательств России в качестве источника ее уголовного права является то, что этот источник, как правило, используется в качестве основания для внесения изменений в действующее законодательство, а не непосредственно правоохранительными органами. Дело в том, что международно-правовые обязательства включают либо положения, имеющие характер принципов, либо согласованные на межгосударственном уровне описания отдельных видов преступлений, требующих единых решений в уголовном законодательстве различных стран. Но в международных договорах не устанавливаются характер и размеры наказания. Поэтому эти вопросы надо решить во внутреннем уголовном законодательстве.

Но при противоречии внутреннего права и международно признанных норм уголовного права положение Конституции о преимущественной силе международных договоров применяется непосредственно. Например, Всеобщая декларация прав человека, провозглашенная ООН, устанавливает, что никто не может быть осужден за деяние, которое лишь после его совершения стало квалифицироваться как преступление. При обнаружении такого факта осужденный подлежит немедленному освобождению, реабилитации и возмещению ущерба исходя из международно-правовых обязательств России.

Надо иметь в виду, что и многие другие нормы этой Декларации являются источником уголовного права. В частности, ст. 9—21 предусматривают запрет произвольных арестов или задержаний, презумпцию невиновности, запрет произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь, нарушения неприкосновенности жилища и корреспонденции, право на неприкосновенность имущества от незаконных посягательств, право на свободу мысли, слова, религии, убеждений; право на участие в выборах и т.д. При этом Декларация оговаривает, что все эти права должны быть обеспечены защитой закона. Иными словами, с учетом значимости названных благ уголовное законодательство должно рассматривать их существенное нарушение как преступное деяние.

Укажем, не претендуя на исчерпывающий перечень, еще некоторые международно-правовые обязательства России, имеющие силу источников ее уголовного права. Так, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными предусматривают раздельное отбытие наказания в виде лишения свободы в зависимости от пола, возраста, предыдущей судимости. Российский уголовный закон воплотил этот стандарт в описании видов исправительных учреждений, как и требование ориентироваться на поощрение хорошего поведения осужденных, предусмотрев в этой связи основания для условно-досрочного освобождения.

Источником отечественного уголовного права служат и Стандарты минимальных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила). Они предусматривают, что выбор такой меры должен основываться на оценке не, только тяжести деяния, но и личности виновного, его биографии, прогнозе осуществления целей наказания, обеспечении прав жертвы преступления. Международно-правовые обязательства нашей страны определяются и Минимальными стандартными правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила). Они предостерегают от установления возраста уголовной ответственности без оценки того, способны ли лица, достигшие этого возраста, осознавать значение нарушаемых запретов; требуют учета возрастных особенностей личности в период взросления при решении вопросов ответственности и наказания. Уголовное законодательство РФ, в том числе его нормы о возрасте уголовной ответственности и об особенностях ответственности и наказания несовершеннолетних (ст. 20, 89 и др. УК РФ 1996 г.), соответствует этому требованию.

Декларация ООН о принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью также является источником российского уголовного права, ориентируя его на необходимость приоритетной защиты законных интересов потерпевших путем создания оптимальных возможностей для восстановления нарушенных прав или возмещения ущерба.

Ориентиром для внутреннего законодательства служит и Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В соответствии с ней наше уголовное законодательство предусмотрело ответственность за такие преступления должностных и частных лиц. Наконец, упомянем о значении в качестве международного источника российского уголовного права документа ООН “Меры, гарантирующие защиту прав тех, которые приговорены к смертной казни”. Этот документ не предписывает, как иногда думают, обязательную отмену национальным законодательством исключительной меры наказания. Но он требует от стран, в которых она существует, ограничить ее применение только особо тяжкими преступлениями со смертельным исходом для жертвы. Конституция РФ уже восприняла эту формулу, а через нее — отечественная судебная практика. Эти ограничения в соответствии со сказанным выше имеют приоритет, так как вытекают из международно-правовых обязательств.

Говоря о международно-правовых обязательствах как источниках уголовного права, целесообразно выделить договоры России с другими государствами-участниками Содружества Независимых Государств (СНГ). Мы имеем в виду многостороннюю Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а также двусторонние договоры РФ по этим же вопросам с рядом государств СНГ. Поскольку СНГ не является ни федерацией, ни конфедерацией, названные документы также имеют статус международно-правовых, хотя ряд их положений свидетельствует о том, что стороны исходят из существования общего пространства уголовно-правовой борьбы с преступностью. Эти документы более детально, чем уголовный закон, регулируют, например, основания и порядок выдачи преступников, особенности уголовного преследования граждан соответствующего государства по просьбе другого государства СНГ; устанавливают правила применения закона при конкуренции кодексов двух государств и — что является ограничением принципа применения на территории данной страны ее законодательства — возможность руководствоваться перечнем смягчающих и отягчающих обстоятельств другого государства СНГ.

Переходим к рассмотрению значения Конституции РФ в качестве источника уголовного права. Конечно, и в этом качестве она сохраняет значение Основного Закона, базы для отраслевого законодательства. Основополагающее значение для российского уголовного законодательства имеют многие конституционные положения (см., например, ст. 1, 2, 8, 9, 15, 19—30, 35—43, 45, 52, 103).

В Конституции РФ 1993 г. в отличие от всех предыдущих конституций России зафиксировано, что она является актом прямого действия и высшей юридической силы (ст. 15). Любой иной закон, если он вступает в противоречие с Конституцией (в том числе уголовный закон, еще не исправленный), не подлежит применению, а применяется “напрямую” норма Конституции. Так же надлежит действовать и в тех случаях, когда принципиальное положение Конституции еще не детализировано в конкретном законе. Для нас особое значение имеют в этой связи положения Конституций о непосредственном применении принципов и норм международного права и международных договоров, о чем уже шла речь; о применении смертной казни вплоть до ее отмены только в качестве исключительной меры наказания и только за особо тяжкие преступления и только против жизни (ст. 20); об ограничении задержания до решения об аресте 48 часами (ст. 22).

Столь же важно в настоящее время и применение в качестве нормы прямого действия положения Конституции об отсутствии у членов общества обязанности свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Дело в том, что установлена уголовная ответственность за отказ от дачи сидетельских показаний или уклонение от них. Очевидно, что в ситуации, предусмотренной Конституцией, гражданин, который не счел возможным дать показания, уголовной ответственности не подлежит. Исходя из этого, УК 1996 г. содержит теперь соответствующую норму (примечание к ст. 308). На базе конституционных положений в него включены и нормы о равенстве граждан перед уголовным законом (ст. 4), о распространении новых норм, улучшающих положение лиц, совершивших преступления, и на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления этих норм в силу (ст. 10), о направленности борьбы с преступностью на всестороннюю защиту жертв преступлений и т.д.

Констатация базового значения международно-правовых обязательств России и конституционных требований в качестве источников отечественного уголовного права не означает, однако, принижение роли самого уголовного закона. Именно он, опираясь на базовые положения и будучи подкреплен вспомогательными источниками, о которых пойдет речь ниже, осуществляет непосредственно и в полном объеме регулирование вопросов об ответственности и наказании за преступления. Поскольку содержание этого регулирования мы будем рассматривать в следующих темах, сейчас необходимо и достаточно дать общую характеристику уголовного закона как источника права.

Уголовный закон обладает всеми родовыми признаками закона, о которых говорилось в первых разделах учебника.

Традиционно законодатель стремится к изданию не отдельных разрозненных уголовных законов, а к разработке и принятию их единого свода, который излагал бы всю совокупность норм, реализующих предмет и задачи уголовно-правового регулирования в определенной системе и последовательности. Этот систематизированный свод уголовно-правовых норм носит название Уголовный кодекс. Слово “кодекс” используется в уголовно-правовом регулировании и других стран. Оно происходит от лат. “книга” и подчеркивает, что речь идет именно о системе норм, охватывающих всю данную сферу регулирования, а не о локальных решениях законодателя.

Сказанное, конечно, не означает, что не имеет места издание уголовных законов по отдельным вопросам борьбы с определенными видами преступлений. Но содержащиеся в них нормы законодатель стремится затем кодифицировать, т.е. перенести в Уголовный кодекс. Например, ответственность за контрабанду и другие нарушения таможенных правил была установлена Таможенным кодексом (1992), а затем эти формулировки были включены в Уголовный кодекс.

Если система многих отраслей права наряду с законом включает и подзаконные правовые акты, вплоть до ведомственных и муниципальных правил, то уголовно-правовое регулирование осуществляется только через закон. Вспомогательные источники уголовного права, о которых речь пойдет ниже, возникают только в силу прямого поручения, содержащегося в законе в предусмотренных им пределах.

С 1 января 1997 г. в России действует новый Уголовный кодекс (УК 1996 г.), сменивший Кодекс 1960 г. Реформа уголовного законодательства связана с необходимостью привести его в соответствие с новой системой общественных отношений в России, как и с необходимостью обеспечить соответствие уголовного закона международно-правовым требованиям в сфере борьбы с преступностью. Новый УК построен в соответствии с действительными изменениями и тенденциями борьбы с преступностью, выражает потребность общества в усилении этой борьбы. Достаточно напомнить о положениях УК, создающих правовые основы эффективного воздействия на организованную, экономическую, компьютерную преступность, другие новые виды преступлений. Не ослабляя защиту общества (“коллективной личности”) и государства от преступных посягательств, Кодекс выдвигает на первый план защиту личности. При этом из него изгнаны декларативные идеологические штампы, “мертвые” (заведомо неисполнимые) нормы, которыми изобиловало предыдущее уголовное законодательство. Кодекс ориентирован на реализацию принципа справедливости, в том числе на индивидуализацию ответственности в зависимости от содеянного, личности и мотивации виновного. Наказание должно быть необходимым, своевременным и достаточным, но не избыточным. Расширен перечень видов наказаний, в том числе не связанных с лишением свободы. В то же время для тяжких и особо тяжких преступлений увеличен максимальный срок лишения свободы (до 20, а в некоторых случаях до 30 лет или пожизненно). Усилена правовая защищенность граждан, участвующих в борьбе с преступностью, и работников правоохранительных органов; расширены возможности смягчения ответственности участников преступления, которые затем проявили деятельное раскаяние. Решены сложные вопросы последствий действий, связанных с исполнением приказа, обоснованным риском, действий, повлекших невиновное причинение вреда (в том числе в силу несоответствия психофизиологических качеств лица нервно-психическим, перегрузкам). Детально урегулированы особенности ответственности и наказания несовершеннолетних и молодых взрослых в возрасте до 20 лет, а также лиц с психическими аномалиями, не лишенных, однако, способности управлять собственным поведением. Эти и ряд других новых подходов, закрепленных в УК 1996 г., превращают его в эффективный и современный инструмент борьбы с преступностью.

Уголовный кодекс России (УК) состоит из Общей и Особенной частей. Общая часть Уголовного кодекса включает главы, нормы которых последовательно регулируют задачи Кодекса, его принципы, основания уголовной ответственности, действие Кодекса во времени и его территориальное действие; дает понятие преступления и классификацию преступлений, устанавливает возрастной порог уголовной ответственности и понятие вменяемости (т.е. способности отвечать за преступления — своего рода уголовно-правовой дееспособности). Далее, Общая часть УК содержит нормы, разрешающие и поощряющие необходимую оборону и разрешающие предотвращать общественно опасный вред в состоянии крайней необходимости и т.д. Устанавливается понятие и описываются формы вины, т.е. умысла или неосторожности, при отсутствии которых содеянное, хотя бы причинившее крупный ущерб, не может рассматриваться как преступление. Определяются ответственность за приготовления к преступлению и за покушение на него (т.е. за неоконченное преступление), ответственность за участие в групповых преступлениях, за пособничество преступникам, за совершение преступлений в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Определяются цели наказания и его виды, в том числе так называемые дополнительные меры наказания; характеризуются содержание каждой меры наказания, цели их применения и обстоятельства, которые надо принимать во внимание, устанавливаются сроки давности, по истечении которых человека нельзя привлечь к ответственности, а если он был осужден, то надо признавать несудимым. Наконец, предусмотрены формы и условия освобождения от уголовной ответственности и наказания, включая условно-досрочное освобождение осужденных, амнистию, помилование. Общая часть УК регулирует также особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, а также лиц в возрасте от 18 до 20 лет и принудительные меры медицинского и воспитательного характера, применяемые взамен уголовного наказания или наряду с ним.

Главы Особенной части выделены, образно говоря, исходя из “адреса” осуществляемой с их помощью охраны и защиты общественных отношений от преступных посягательств. В частности, имеются главы об ответственности и наказании за преступления против жизни и здоровья (от умышленного убийства до оставления в опасности); за преступления против свободы, чести и достоинства личности (похищение человека, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар, клевета, оскорбление); преступления против половой неприкосновенности; преступления против конституционных прав и свобод (в том числе нарушение неприкосновенности частной жизни, тайны переписки и иных сообщений, неприкосновенности жилища, фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов и т.д.); за преступления против семьи и несовершеннолетних (в том числе за вовлечение несовершеннолетних в преступления или иные антиобщественные действия, торговлю несовершеннолетними, жестокое обращение с ними и т.д.); за преступления против собственности (кража, мошенничество, грабеж, разбой, вымогательство, присвоение или растрата, неправомерное завладение транспортным средством, умышленное уничтожение или повреждение имущества и т.д.); за преступления в сфере экономической деятельности (воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, незаконое предпринимательство, отмывание средств, приобретенных незаконным путем, злоупотребления при выпуске ценных бумаг, неправомерные действия при банкротстве, уклонение от уплаты налогов, обман потребителей и т.д.); за преступления против интересов службы в коммерческих или иных организациях; за преступления против общественной безопасности (терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, бандитизм, хулиганство, вандализм, нарушение правил пожарной безопасности или безопасности при ведении различных работ, незаконные операции с оружием и т.д.); за преступления против здоровья населения и общественной нравственности (незаконные операции с наркотическими средствами или психотропными веществами, сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей, организация объединения под видом религиозного или общественного, посягающего на личность или права граждан, надругательство над местами захоронения и т.д.); за преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта; за преступления в сфере компьютерной информации (в том числе за создание, использование и распространение компьютерных вирусов); за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (государственная измена, шпионаж, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды и т.д.); за преступления против государственной службы и службы в органах местного самоуправления (злоупотребление должностными полномочиями, взяточничество, служебный подлог, халатность и т.д.); за преступления против правосудия (вмешательство в деятельность суда, прокурора, органа предварительного расследования, незаконное привлечение к уголовной ответственности и освобождение от нее, фальсификация доказательств, заведомо ложный донос и т. д.); за преступления против порядка управления (применение насилия против представителя власти, его оскорбление, уклонение от военной или альтернативной службы, надругательство над государственным гербом или флагом и т.д.); за преступления против военной службы; за преступления против мира и безопасности человечества.

Каждая глава Общей и Особенной частей УК состоит из отдельных статей, а последние, как правило, — из частей или пунктов.

При пользовании ранее действовавшим кодексом бросалось в глаза, что некоторые его статьи имеют один и тот же номер, но различаются цифрами, имеющими меньший размер, которые поставлены после основного номера. Дело в том, что кодекс не является застывшей раз навсегда системой. По мере изменения социальной и правовой обстановки в обществе в него вносятся изменения и дополнения. Например, Закон от 1 июля 1994 г. предусмотрел новую статью 171 (произносится как “семнадцать со значком “1”), дающую определение организованной преступной группы. При этом, как всегда делается в подобных случаях, чтобы не менять без конца всю нумерацию статей Кодекса, берется номер статьи, наиболее близкой по предмету регулирования (в данном случае — статьи о соучастии в преступлении), и используется дополнительный значок. В Кодексе 1996 г. изменений и дополнений пока нет; в том числе и определение организованной преступной группы вошло в одну из первоначальных статей (ст. 35). Но и этот Кодекс не гарантирован от изменений, при внесении которых будет использоваться описанный прием, позволяющий не ломать основную нумерацию статей. Предложений по совершенствованию Кодекса 1996 г. достаточного много. По мере накопления новой следственной и судебной практики их число будет увеличиваться и многие из них законодатель, конечно, будет учитывать.

Структура статей Общей части УК обусловлена их назначением: определить и описать исходные принципы, общие понятия и условия, необходимые для применения к преступникам мер наказания, а также для поощрения общественно полезного поведения, многие признаки которого внешне сходны с признаками преступления, для стимулирования отказа преступников от доведения своих деяний до конца и их поступков, направленных на смягчение причиненного вреда. Например, определяется понятие преступления, возрастной порог уголовной ответственности, описывается система наказаний и содержание каждого вида наказания, устанавливается крут обстоятельств, которые надо учитывать при назначении наказания, и т.д.

Нормы Особенной части УК, воплощенные в соответствующих статьях (напомним еще раз, что норма — это правило поведения, запрет, дозволение, поощрение определенных поступков, а статья закона — словесное изложение этой нормы), имеют сложную структуру. Они состоят из так называемой диспозиции — латинское слово, первоначально означавшее описание расположения войск или кораблей, — и санкции. Диспозиция содержит наименование преступления конкретного вида и указание на его признаки. Например, “кража” имеет диспозицию, определяющую это преступление как “тайное хищение чужого имущества”. Однако так выглядят диспозиции не всех статей, хотя по сравнению с ранее действовавшим законом их стало гораздо больше, что облегчает правоприменение. Так, не имеет расшифровки диспозиция ст. 167 “умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества”. По-видимому, исходя из общепонятности этих слов, законодатель не счел нужным раскрывать их содержание.

Сказанным не исчерпываются различные формы диспозиций. Они могут носить отсылочный характер, когда вместо описания дается ссылка на другую статью Кодекса или другой закон. Некоторые статьи являются бланкетными. Этот термин подразумевает, что имеется как бы “незаполненный бланк”, для заполнения которого надо обратиться к другим нормативным актам — законодательным или подзаконным. Например, для привлечения к ответственности за нарушения правил безопасности труда надо опираться на соответствующие постановления и инструкции межотраслевого, отраслевого и даже ограниченного рамками конкретного предприятия характера. Для привлечения к ответственности за уклонение от уплаты налога надо опираться на законы и подзаконные акты об основаниях и порядке представления данных о доходах или расходах; для привлечения к ответственности за незаконную охоту — на законы и подзаконные акты о порядке выдачи разрешений на охоту, о местах и времени для нее, разрешенных способах и т.д.

В связи с вопросом об отсылочных и бланкетных нормах уголовного закона необходимо обратиться к понятию вспомогательных источников уголовного права. Если международно-правовые обязательства России, ее Конституция, уголовное законодательство являются его основными источниками, то нормативные акты любого уровня, относящиеся к другим отраслям права (законы, указы, постановления, акты местного самоуправления, ведомственные акты и т.д.), к которым приходится обращаться, чтобы установить объект и содержание тех правоотношений, посягательства на нормальный ход которых отсылочные и бланкетные нормы уголовного закона рассматривают как преступление, являются вспомогательными источниками., Причем лишь постольку, поскольку основной источник уголовного права предписывает правоприменителю обратиться к источникам правового регулирования других сфер жизнедеятельности общества, чтобы определить круг и пределы уголовно-правовой защиты соответствующих правоотношений.

Рассмотрение вопроса об источниках уголовного права было бы неполным без рассмотрения значения судебной практики. Традиционным здесь является утверждение, что, поскольку решение суда любого уровня — это акт правоприменения, по конкретному делу оно не может рассматриваться как источник права, т.е. как акт, предписывающий в обобщенной форме обязательные правила поведения, которые защищаются государственным принуждением (его угрозой). Однако рассмотрение вопроса по существу приводит к выводу, что традиционная позиция по отношению к судебной практике не учитывает фактического положения дел.

Суд, применяя нормы УК, которые представляют собой типовые обобщенные модели, в ряде случаев их толкует, конкретизирует. Тем более суды надзорных инстанций и Верховный Суд РФ как высшее звено правосудия по уголовным и гражданским делам. Они имеют возможность обобщать практику, выявлять повторяющиеся ситуации и давать по ним разъяснения.

Поскольку вышестоящие судебные инстанции свои разъяснения, толкующие закон и раскрывающие его конкретное содержание, публикуют, эти разъяснения, конечно, являются ориентирами для органов расследования и судов. Ведь приняв решение, идущее вразрез с этими разъяснениями, они обрекают его на отмену в одной из последующих стадий судопроизводства.

С учетом изложенного представляется возможным включить судебную практику в систему источников уголовного права с тем условием, что речь идет именно о толковании закона, раскрытии его точного смысла, а не о произвольном сужении, расширении или подмене его формулировок.

При изучении данного материала (здесь, как и в других случаях, учащимся и преподавателю, разумеется, не возбраняется занять после обсуждения иную точку зрения) полезно иметь в виду систему так называемых судебных прецедентов, существующую в некоторых зарубежных странах. Прецедент (от латинского слова “предшествующий”) — решение в определенной ситуации, которое рассматривается как образец для решений в аналогичных ситуациях равных или нижестоящих судов по отношению к принявшему решение. Таким образом, будучи актом конкретного правоприменения, решение, используемое как прецедент в уголовном (или ином) судопроизводстве, приобретает значение более общее, становясь источником права для других судов. По определению Оксфордского словаря, прецедент в этом смысле есть “пример или дело, которые принимаются в качестве образца для последующих дел или с помощью которых подтверждается аналогичный акт или обстоятельство”. В США, Англии, других странах существуют специальные информационные фонды прецедентов, позволяющие судье использовать их как основания своего решения, разумеется, при условии непротиворечия закону.

Независимо от того, рассматривается ли судебная практика как формальный источник уголовного права, сказанное влечет один практический вывод. Сталкиваясь с правовыми вопросами в своей профессиональной деятельности, необходимо в острых и конфликтных ситуациях обращаться не только к тексту закона, но и к опубликованной практике Верховного Суда РФ в его Бюллетене. Например, при обвинении в нарушении правил охраны труда важно знать, что судебная практика признает необоснованными обвинения, если говорится о нарушениях в общей форме и не указывается, какие нормативные акты конкретно нарушены и почему данное лицо рассматривается как ответственное за их исполнение. При обвинении в должностном злоупотреблении или халатности надо знать, кого судебная практика относит к числу должностных лиц в данной сфере деятельности и т.д.

Тема 8.2. Уголовно-правовые отношения

Специфика положения уголовного права в системе правового регулирования деятельности общества и его членов, обусловленная его задачами, функциями, методами, определяет и специфику вызываемых им к жизни уголовно-правовых отношений (правоотношений).

Это, конечно, не означает, что характеристика этих отношений в нашем курсе должна даваться по схеме “все наоборот” по сравнению с правоотношениями других видов. Базисные черты правоотношений, описанные в соответствующих главах (урегулированные правом общественные отношения, наличие объектов, определяющих направленность правоотношений, субъектов, "осуществляющих волевое поведение, прав и обязанностей у них, обеспечение с помощью правоотношений меры дозволенного и необходимого поведения и т.д.), сохраняют силу и здесь.

Объект уголовно-правового отношения, однако, является удвоенным или даже утроенным. Уголовно-правовые отношения направлены, во-первых, на охрану и защиту нормального функционирования конституционных, гражданских, семейных, трудовых, административных и любых иных правоотношений, вызываемых к жизни и регулируемых любой отраслью права. Охраняя и защищая эти правоотношения, уголовно-правовые отношения участвуют в их регулировании путем определения меры (пределов) правомерного поведения, предупреждая нарушение этих пределов общественно опасными действиями. Во-вторых, в случае совершения этих действий объект уголовно-правового отношения как бы разделяется: оно продолжает предостерегать от преступлений участников других правоотношений в сфере, в которой проявилось преступное поведение, и вместе с тем направляется на новый объект — реализацию уголовной ответственности виновного.

В-третьих, появление этого нового объекта вызывает к жизни еще один (третий) объект, являющийся как бы обязательным спутником целенаправленной реализации уголовной ответственности, а именно: обеспечение удовлетворения права жертвы преступления на восстановление нарушенных благ или их возмещение.

Специфика рассматриваемых отношений связана и с субъектной их характеристикой. Субъект — член общества, осуществляющий права и обязанности, установленные уголовным правом в качестве общеобязательных требований (обязанность не совершать действий, запрещенных уголовным законом, право быть гарантированным от уголовной ответственности, если нарушение им установленной меры поведения в других правоотношениях не является преступным по букве уголовного закона, право реализовывать позитивное поведение, дозволяемое уголовным законом в экстремальных ситуациях). В случае нарушения этих требований он превращается (трансформируется) в субъекта, обязанного подчиниться реализации уголовной ответственности и вместе с тем имеющего права, которые защищают его от произвола. Появляется еще один субъект — жертва преступления (потерпевший), права и обязанности которого связаны с восстановлением или возмещением утраченных благ и с содействием реализации уголовной ответственности виновного. Наконец, еще один субъект уголовно-правовых отношений — орган, выступающий по поручению государства, — также видоизменяется по мере развития уголовно-правового отношения. На этапе, обеспечивающем соблюдение членами общества обязательных требований воздерживаться от поведения, запрещенного уголовным законом, речь идет о государственном органе, устанавливающем эти требования и создающем условия для их доведения до всеобщего сведения. Но после совершения преступления субъектом, участвующим в реализации уголовной ответственности, являются последовательно: орган, обнаруживающий преступление (получающий информацию о нем), осуществляющий расследование (достоверно устанавливающий наличие или отсутствие факта преступления по сведениям о нем или констатирующий невосполнимую недостаточность таких сведений), суд (реализующий уголовную ответственность путем применения государственно-принудительного воздействия к виновному либо оправдывающий привлеченное лицо), суд кассационной инстанции (разрешающий вступление приговора в законную силу или отказывающий в этом).

Содержание уголовно-правового отношения — это комплекс обязанностей, прав, полномочий его участников. Его не надо трактовать, как это нередко делается, утверждая, что одни участники обладают только или в основном правами и правомочиями, а другие — только обязанностями. Конечно, государственный орган, деятельность которого направлена на реализацию уголовной ответственности, выступает для наблюдателя со стороны прежде всего как орган, обладающий властью, устанавливающий обязательные для других участников правоотношения условия поведения. Но в действительности он и субъект обязанности: а) осуществить это право, не дав уйти преступнику от государственно-принудительного воздействия; б) реализовывать уголовную ответственность в соответствии с требованиями законности и справедливости, нарушение которых влечет уголовную ответственность уже для него. Точно так же виновный в совершении преступления на первый взгляд выступает как субъект обязанности понести наказание или иной вид правовых последствий преступления. Но в то же время он и субъект прав, гарантированность которых не зависит от степени его готовности выполнить указанную выше обязанность. А именно он вправе защищать предоставленными ему законом способами свои интересы: не подвергнуться государственно-принудительному воздействию, если не доказана вина или доказана невиновность; подвергаться такому воздействию лишь в пределах, соответствующих его деянию, целям, мотивам, последствиям этого деяния и личности. Наконец, и потерпевший как участник уголовно-правового отношения характеризуется не только правами в отношении виновного и государственного органа, связанными со справедливым восстановлением или возмещением утраченных благ, но и обязанностями по отношению к ним: под угрозой уголовной ответственности не фальсифицировать информацию о деянии и виновном и в то же время в полном объеме изложить органу расследования и суду все, что ему действительно известно. Существенная специфика характеризует уголовно-правовое отношение и в части оснований его возникновения. Или, точнее, “реорганизации” его из отношения, объектом которого является соблюдение общеобязательных (всеобщих) требований уголовного закона воздерживаться от совершения преступлений. В результате такой “реорганизации” появляется отношение с дополнительными объектами — реализация уголовной ответственности и удовлетворение законных интересов жертвы преступления. Основание такой “реорганизации” — факт преступления. Но хотя права и обязанности, связанные с реализацией уголовной ответственности, возникают с момента преступления, если оно имеет место, это надо еще достоверно доказать. Осуществляется это путем целого комплекса правоотношений, составляющих содержание оперативно-розыскной деятельности, предварительного расследования, судебного разбирательства. Их объектами являются наличие или отсутствие, доказанность или недоказанность факта преступления, совершенного данным лицом. Эта деятельность позволяет либо признать уголовно-правовое отношение существующим (до этого его приходилось рассматривать как вероятность — см. тему 8.3) и реализовать государственно-принудительное воздействие на виновного, либо отказаться от реализации уголовной ответственности в силу ошибочности информации о факте преступления или ее недостаточности.

Такая вынужденно сложная конструкция (ведь речь идет о судьбе человека), когда от сведений о возможном наличии юридического факта осуществляется многоступенчатое его становление или опровержение, специфична для уголовно-правового отношения.

Попытаемся проиллюстрировать данную выше характеристику объекта, субъектов, содержания (прав и обязанностей участников правоотношения) на конкретном примере. Возьмем в этом качестве уголовно-правовое отношение, регулируемое статьей УК, — “кража”.

Содержание этой нормы в сочетании с содержанием статьи УК, требующей уголовной ответственности и наказания в случае нарушения уголовно-правового запрета, устанавливает общую для всех обязанность не совершать краж, т.е. не похищать тайно чужого имущества. Это требование, сформулированное в Уголовном кодексе, участвует, поскольку оно соблюдается членами общества, в регулировании поведения в самых разных сферах жизнедеятельности. Оно как бы вплетается в конституционные правоотношения, в том числе основанные на ст. 8 Конституции РФ; гражданские правоотношения (нельзя воровать имущество у партнера по договору), трудовые правоотношения (нельзя воровать имущество предприятия, на работу в которое тебя приняли) и т.д. вплоть до правоотношений, связанных с военной службой (кража военного имущества или имущества других военнослужащих — преступление). В этом аспекте требования не совершать уголовно наказуемых посягательств на чужое имущество путем кражи взаимодействуют с позволениями, связываниями и запретами соответствующей отрасли права, определяя совместно с ними меру правомерного поведения в том или ином правоотношении. Иными словами, уголовно-правовое отношение по соблюдению всеобщего запрета краж как бы присутствует в каждом конкретном правоотношении в любой сфере жизнедеятельности общества и его членов.

Ситуация принципиально меняется, если в органы дознания или следствия поступает сообщение о том, что уголовно-правовой запрет нарушен, кража совершена. После такого сообщения уголовно-правовое отношение как бы начинает жить самостоятельно; при этом оно превращается из распространяющегося на всех членов общества в конкретное с участием вора, жертвы воровства и органов, правомочных установить наличие оснований уголовной ответственности и реализовать ее.

Данное уголовно-правовое отношение проходит достаточно сложный процесс развития, состоящий из нескольких этапов, что не характерно для большинства других правоотношений.

Теперь мы вернемся к рассмотрению таких основных понятий уголовного права, как “состав преступления”, “стадии совершения преступления”, “соучастие”. Специфика уголовно-правового отношения в решающей степени связана с влиянием этих понятий и выражающих их норм уголовного закона на определение объекта, субъектов, содержания уголовно-правового отношения, а также вызывающего его к жизни юридического факта.

Состав преступления — это установленная уголовным законом нормативная (т.е. обязательная) для лиц и органов, применяющих этот закон, модель деяния каждого вида, запрещаемого как преступного. Эта модель носит информационный характер, т.е. представлена в виде описания совокупности признаков, необходимых и достаточных, чтобы при сопоставлении этой модели с конкретным поведенческим актом сделать вывод, является ли последний преступлением или нет. Например, кража описывается в уголовном законе как тайное похищение чужого имущества. Если отсутствует хоть один из этих признаков, нет и кражи. Так, если похищение носит не тайный для других лиц характер, а совершается открыто — налицо грабеж. Если гражданин после развода с женой проникает без ее ведома в их бывшее общее жилище и забирает вещи, которые считает своими, — налицо не кража, а так называемое самоуправство (самовольное осуществление своего действительного или предполагаемого права).

Но надо иметь в виду, что описание признаков состава преступления данного вида, которое дает статья Особенной части УК, носит, так сказать “свернутый” характер. Указываются только те признаки, которые позволяют отличить деяние данного вида от любого другого. Признаки же “сквозные” для преступлений всех видов не описываются, их дают статьи Общей части УК.

Например, состав преступления “кража” исходит из наличия: а) объекта кражи, т.е. тех общественных отношений, на которые посягает вор, нанося им общественно опасный вред (в данном случае, это отношения собственности как экономическая основа нашего общества); б) субъекта, т.е. лица, совершившего тайное похищение чужого имущества (это лицо должно достичь возраста уголовной ответственности, в данном случае 14 лет; быть вменяемым, т.е. осознавать значение своих действий как общественно опасных, и быть в состоянии руководить ими); в) объективной стороны (содержание действий, образующих кражу); г) субъективной стороны (наличие умысла, т.е. намерения достичь определенной цели путем совершения преступления; мотива, т.е. внутреннего побуждения, в силу которого нарушен уголовно-правовой запрет).

Во многих статьях Особенной части УК после описания основной модели преступления определенного вида описываются ее варианты, влекущие смягчение или усиление ответственности по сравнению с основной моделью. Например, ст. 158 “кража” устанавливает для типичного ее случая наказание в виде штрафа, либо обязательных работ, либо исправительных работ, либо ареста, либо лишения свободы на срок до 3 лет.

А вот кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, либо неоднократно, либо с Незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище, либо с причинением значительного ущерба гражданину, наказывается штрафом в значительно более крупном размере, либо лишением свободы на срок от 2 до 6 лет (причем, на осужденного к лишению свободы может быть дополнительно наложен штраф). Кража, совершенная организованной группой, либо в крупном размере, либо лицом, которое уже 2 или более раза было судимо за хищение или вымогательство, влечет лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с возможной конфискацией имущества.

Как влияет описание состава преступления в качестве общей модели конкретных преступлений соответствующего вида на содержание и развитие уголовно-правового отношения?

Во-первых, сравнивая признаки конкретного деяния с типовыми признаками, нормативно зафиксированными уголовным законом (этот процесс можно сравнить с измерением детали шаблоном для того, чтобы установить, соответствуют ли ее параметры заданным), мы получаем возможность судить после достоверного процессуального установления обстоятельств конкретного деяния, имеет ли место событие преступления. То есть юридический факт, позволяющий начать реализацию уголовной ответственности. Во-вторых, мы конкретизируем общие понятия объекта, субъектов, содержания уголовно-правового отношения за счет признаков, описанных в составе преступления. В-третьих, на этапе проверки виновности определенного лица, о чем говорилось выше, состав преступления является ориентиром для процессуального предмета доказывания.

Уголовный закон регулирует наряду с отношениями, связанными со всеобщей обязанностью не нарушать его, и индивидуализированными (конкретными) отношениями в связи с сигналом о преступлении и последующим достоверным установлением факта его совершения, также правоотношения, возникающие в связи с необходимостью применить принудительные меры медицинского характера (принудительное лечение независимо от желания больного): 1) к вменяемым лицам, имеющим психические заболевания или расстройства, не исключающие их способность действовать со знанием дела в конкретном случае; 2) к лицам, совершившим общественно опасное деяние (не преступление, поскольку отсутствует один из элементов, предусмотренных понятием состава преступления). В первом случае речь идет о дополнительном содержании уголовно-правового отношения, поскольку медицинские меры сопутствуют наказанию или иному способу государственно-принудительного воздействия на виновного в преступлении. Второй же случай нельзя, хотя это часто делают на уровне бытового общественного мнения, отождествлять с уголовно-правовым отношением. Как только что было сказано, здесь нет преступления, а значит, нет и наказания. Уголовный кодекс регулирует этот случай скорее всего по принципу “больше негде”. По существу же, речь идет о правоотношении, относящемся к сфере регулирования психиатрической помощи населению.

А вот отношения, возникающие в связи с фактом необходимой обороны или действий в состоянии крайней необходимости (см. тему 8.3), по-видимому, следует отнести к кругу уголовно-правовых, хотя юридическим фактом, вызывающим их к жизни, является не уголовно наказуемое, а, наоборот, социально-позитивное и поощряемое действие по активной защите от преступного посягательства или по предотвращению существенного вреда личности, имуществу, интересам государства или общества путем причинения меньшего вреда. Дело в том, что в этих случаях позитивные действия устанавливаются и оцениваются часто в процессе реализации уголовной ответственности нападавшего или причинителя существенного вреда. Искусственно разорвать, например, факт нападения преступника и факт правомерной защиты от него для изолированного суждения о них весьма трудно. Поэтому действия участников необходимой обороны или крайней необходимости целесообразно рассматривать как составную часть соответствующего уголовно-правового отношения. В нем в этом случае появляется дополнительный субъект — наряду с виновным в преступлении, жертвой преступления, органом, правомочным реализовать уголовную ответственность, в правоотношение включается лицо, действовавшее в условиях необходимой обороны или крайней необходимости. Правда, нельзя забывать о том, что в случае явного превышения пределов необходимой обороны или крайней необходимости это лицо в свою очередь подлежит уголовной ответственности. Оно может и пострадать в результате своих позитивных действий. Тогда его функции в правоотношении сольются с функциями жертвы преступления (потерпевшего).

Содержание и судьба уголовно-правового отношения существенно зависят — и в этом тоже его специфика — от стадии совершения преступления, на которой действия виновного закончились.

Уголовный кодекс знает три, основные стадии совершения преступления: приготовление, покушение, оконченное преступление. Приготовлением к преступлению признается отыскание, изготовление, приспособление лицом средств или орудий преступления, изготовление или приобретение оружия, сговор на совершение преступления, умышленное создание условий, делающих возможным или облегчающих преступление (собирание соответствующей информации, слежка за будущими потерпевшими, приобретение знаний и навыков, необходимых для преодоления защитных приспособлений, отключения сигнализации и т.д., договоренность с возможными приобретателями имущества, добытого преступным путем, и проч.). Таким образом, законодатель имеет в виду не голое намерение, хотя бы выраженное в беседах с другими лицами, а именно действия по подготовке к реализации намерения. При этом такие действия, будучи приготовлением к одному преступлению, могут содержать в себе состав другого законченного преступления. Например, незаконное приобретение огнестрельного оружия в ходе приготовления к убийству есть уже само по себе законченное преступление. Ответственность наступает, если преступление не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам и только в случае, если приготовление делалось к тяжкому преступлению (за которое наказание предусмотрено в размере до 10 лет лишения свободы) или особо тяжкому преступлению (за которое возможно более строгое наказание, нежели 10 лет лишения свободы).

Покушением на преступление признается действие (бездействие), также носящее умышленный характер, которое непосредственно направлено на достижение преступного результата, если, однако, при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от виновного.

Оконченным преступлением признается умышленное действие (бездействие), непосредственно реализовавшее все элементы состава преступления соответствующего вида, описанные в законе, включая достижение поставленной цели (результата).

Закон устанавливает, что лицо, которое добровольно отказалось от доведения преступного умысла до конца (до результата), освобождается от наказания, если уже совершенное им не содержит состава другого законченного преступления. Например, в приведенном выше случае добровольный отказ лица, готовившего убийство, от его совершения (раскаяние, просьбы близких и т.д. — мотив здесь не важен, важно лишь, чтобы отказ был добровольным и своевременным) может повлечь ответственность лишь за незаконное приобретение оружия. Больше того, при его добровольной сдаче прекращается и уголовно-правовое отношение по этому факту.

Известны случаи, когда, например, насильник отказывался от доведения преступления до конца, узнав от жертвы, что она является несовершеннолетней; вор, проникнув в жилище, уходил без добычи, увидев, что хозяева живут на грани бедности; лицо, готовившее взрыв или захват заложников, анонимным звонком сообщало, что отказывается от завершения своих действий, и указывало, в чем состояли приготовления. Но повторим, здесь должно быть достоверно установлено, что отказ последовал, несмотря на наличие возможности довести преступный умысел до результата, а не потому, что эта возможность была утрачена. Например, если покушавшийся на убийство расстрелял всю обойму пистолета, каждый раз промахиваясь, и, не имея больше патронов, отбросил пистолет, это не добровольный отказ, а покушение, не достигшее результата по причинам, не зависящим от воли виновного.

В связи со спецификой уголовно-правового отношения надо рассмотреть и влияние на его содержание роли виновного в совершении преступления совместно с другими лицами. Умышленное совместное участие 2 или более лиц в совершении умышленного преступления называется соучастием (ст. 32 УК). Виды соучастников: исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник. Характер роли, активность и упорство в ее реализации, влияние на ход преступления в целом — все это значимые обстоятельства для реализации уголовной ответственности путем применения наказания.

Исполнитель — это лицо, которое непосредственно совершает действия (бездействие), реализующие преступную" цель и влекущие достижение ожидаемого результата (член воровской шайки, непосредственно проникший в квартиру и выносящий вещи; член банды убийц, непосредственно осуществляющий “заказной” взрыв, и т.д.). Исполнителей в групповом преступлении может быть несколько. При этом если один из них выйдет за пределы заранее согласованных действий (так называемый эксцесс исполнителя), то ответственность за эти свои действия несет только он. Например, совершая грабеж, его участники договорились связать хозяина квартиры, но один из них, раздраженный сопротивлением, тяжело ранил потерпевшего незаконно носимым финским ножом. Отвечать за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (а при таком характере насилия это уже не грабеж, а разбой, совершенный при квалифицирующих обстоятельствах) будет только этот исполнитель, а другие — только за грабеж, совершенный группой по предварительному сговору и с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья. Исполнителю, совершившему эксцесс, грозит, в результате, лишение свободы на срок от 8 до 15 лет с конфискацией имущества, а его соучастникам, которые остались в рамках первоначального сговора, — лишение свободы на срок от 3 до 7 лет.

Организатором признается лицо, руководившее формированием преступной группы, разработкой ее планов, приисканием орудий преступления. При отсутствии заблаговременной подготовки — это лицо, руководившее совершением преступления. Отметим в этой связи появление в УК понятия “совершение преступления организованной группой”. Закон говорит лишь о таком ее признаке, как устойчивость и заблаговременное объединение для совершения преступления. Это, конечно, неполная характеристика. Такая группа характеризуется наличием лидера (руководителя), дисциплиной, тщательной подготовкой преступлений, вооруженностью, связями с коррумпированными должностными лицами. Закон предусматривает более строгую ответственность для руководителей и активных участников такой группы, как и для организаторов и активных участников более сложной формы организованных структур — преступного сообщества (системы организованных групп, совершающих тяжкие или особо тяжкие преступления во взаимодействии или под единым руководством).

Близка к роли организатора фигура подстрекателя. Это лицо, которое склонило исполнителей и других соучастников группового преступления к его совершению (уговорами, обещаниями, угрозами и т.д.). Ответственность подстрекателя не смягчается, даже если он непосредственного участия в исполнении своего замысла не принимал. Кстати, организатор (руководитель) несет ответственность за все преступления, совершенные для реализации целей, для которых он создавал группу или готовил конкретное преступление, хотя в исполнении он участия не принимал.

Наконец, пособники — это соучастники, которые содействовали совершению преступления (а также его подготовке, сокрытию следов, реализации похищенного) путем советов, указаний, информации о подходящих объектах посягательства; путем предоставления орудий преступления, оружия, средств, укрытий и т.д.; Наконец, путем устранения препятствий, мешавших реализации преступного умысла. Пособниками являются и лица, которые заранее обещали помощь в сокрытии преступников, орудий и средств совершения преступления, следов преступления, имущества, добытого преступным путем. Если же пособнические действия по укрывательству преступления, его орудий и средств, следов, имущества, самих преступников совершены без предварительной договоренности, они именуются заранее не обещанным укрывательством. Ответственность за них наступает лишь в случаях, предусмотренных ст. 316 УК, если речь идет об особо тяжких преступлениях. При этом предусмотрено положение, вытекающее из Конституции: ответственности за заранее не обещанное укрывательство не подлежат супруг и близкие родственники лица, совершившего преступление.

Тема 8.3. Уголовно-правовая ответственность

Вряд ли найдется хоть один учащийся, которому не доводилось произносить слово “ответственность” и который не слышал бы его от других. При этом речь может идти об ответственности в самых разных сферах жизнедеятельности: семейно-бытовой, учебной, трудовой и т.д. Но всегда имеется в виду осознание своей обязанности определенного рода, значимой для общности людей (семьи, товарищеской среды, коллектива, общества в целом и т.д.), и готовность добровольно и добросовестно выполнять эту обязанность. Поэтому внутренний аспект слова “ответственность” в повседневном обиходе ассоциируется с наличием чувства долга, сознательной дисциплины, верностью данному слову, т.е. с совестью в ее нравственном значении.

В предыдущих главах этот вопрос уже освещался, как и вопрос о более узком понятии “юридическая (правовая) ответственность”. Этот вид ответственности подкрепляет ответственность нравственную, устанавливая крут общественных отношений, безответственное поведение участников которых влечет для них неблагоприятные правовые последствия, а ответственное поведение — поощрения, также предусмотренные правовыми актами. Таким образом, переход от нравственной ответственности к правовой основан на положении о том, что безответственное поведение, т.е. нарушение обязанностей, предусмотренных правом, вызывает к жизни обязанность претерпеть правовые же последствия подобного образа действий.

Уголовно-правовая ответственность в свою очередь является одним из видов ответственности юридической. Ее специфика связана с особенностями предмета и метода регулирования общественных отношений уголовным правом. А именно: лицо, нарушившее обязанность не совершать общественно опасных действий, запрещенных уголовным законом и наказуемых, несет ответственность перед государством, т.е. обязанность подвергнуться законному и справедливому государственно-принудительному воздействию, карающему за эти действия и служащему наряду с восстановлением социальной справедливости удержанию этого лица от новых преступлений, его исправлению и предупреждению преступлений со стороны других лиц.

Уголовная ответственность:

составляет ту сторону (смысл, целенаправленность) отношений, регулируемых уголовным правом, о которых шла речь в теме 8.2;

ограничена кругом действий, имеющих общественно опасный характер, т.е. деяниями, причиняющими своим содержанием и последствиями существенный вред приоритетным ценностям, лежащим в основе благополучия общества;

наступает лишь в случае, если общественная опасность определенных действий явилась основанием для их запрета уголовным правом под угрозой наказания;

реализует конституционные принципы законности, равенства перед законом, справедливости, гуманности.

Учащиеся часто сталкиваются с трудностью, связанной с понятием уголовной ответственности, имеющей принципиальный характер. Причем эта трудность реально существует и вызывает дискуссии в науке, продолжающиеся и ныне. А именно: с одной стороны, уголовная ответственность возникает в связи с юридическим фактом совершения конкретным лицом конкретного преступления. Только с этого момента возникает правоотношение между государством в лице его органов расследования и суда и лицом, совершившим преступление, содержанием которого — как об этом говорилось выше — является уголовная ответственность. Соответственно возбуждается уголовное дело, предъявляется обвинение, осуществляются задержание, арест, другие процессуальные действия, ограничивающие права и свободы лиц, к которым они применяются; составляют обвинительные заключения и т.д.

Но с другой стороны, по прямому смыслу Конституции, Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов признание человека преступником (виновно ответственным за деяния, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания) осуществляется только приговором суда, вошедшим в законную силу. Получается, что до этого момента процессуальные правоотношения, являющиеся по традиционной формулировке “формой жизни уголовного закона”, живут как бы сами по себе: ведь если факт преступления объективно и существует, то он еще не является юридическим в том смысле, что юридически не установлен в порядке, требуемом законом. Иными словами, получается, что процессуальные действия, обычно именуемые привлечением к уголовной ответственности или уголовным преследованием, ведутся на основании предположения о факте преступления (пусть обоснованного доказательствами). И лишь после того, как обвинительный приговор вошел в законную силу, можно говорить о реализации уголовной ответственности преступника.

Нельзя забывать и о том, что предположение о факте преступления или о вине конкретного лица в нем может быть опровергнуто (действие не имело места, в силу малозначительности не является общественно опасным, лицо, его совершившее, не достигло возраста уголовной ответственности или является невменяемым, либо не разыскано и т.д.). В этих случаях уголовно-правовое отношение между государством и преступником оказывается вообще мнимым, а опосредовавшие его процессуальные действия — лишенными содержания.

Итак, суть проблемы состоит в том, имеет ли место процесс реализации уголовной ответственности начиная с предъявления обвинения? Или он начинается лишь в соответствии с обвинительным приговором, вошедшим в законную силу, а до этого момента уголовно-процессуальные отношения не имеют уголовно-правового содержания?

Представляется, что наиболее простым и практически пригодным решением, не противоречащим основам уголовного и процессуального права, будет следующее:

1. В системе общих дозволений и запретов как составной части правового регулирования функционируют и требования уголовного права воздерживаться от действий, запрещенных уголовным законом. Эти требования, адресованные всем членам общества, осуществляются большинством последних в своей жизнедеятельности. Таким образом, в фактических общественных отношениях присутствует правовая обязанность, установленная уголовным законом. Она вытекает из конституционной обязанности каждого исполнять законы страны, не допускать нарушения прав, свобод, законных интересов других членов общества. Наличие рассматриваемой правовой обязанности позволяет говорить о том, что соблюдение уголовно-правовых запретов представляет собой разновидность общих правоотношений, бытие которых состоит в том, что положение каждого их участника (члена общества) связано с юридическим состоянием правопослушания в сфере уголовно-правового регулирования.

2. Нарушение обязанности соблюдать уголовно-правовой запрет, т.е. совершение преступления, означает переход в другое юридическое состояние: субъект, соблюдающий уголовно-правовой запрет, превращается в субъекта уголовной ответственности за преступление.

3. Обязанность отвечать за нарушение уголовно-правового запрета возникает и существует с момента нарушения. Но она может остаться нереализованной, если виновный не будет установлен "или его вину не удастся доказать. В этих случаях существует фактическое общественное отношение между виновным и государством, обязанным защищать безопасность общества. Существует и правовая форма этого отношения, так как соответствующие права и обязанности государства установлены законом, как и права и обязанности виновного (нельзя забывать и о третьем участнике правоотношения — жертве преступления). Но до того как правосудие (суд) реализует уголовную ответственность виновного, применив к нему наказание или иные меры государственно-принудительного воздействия, заменяющие наказание, надо доказать, что преступление имело место и данное лицо виновно в его совершении.

4. Носителем функции доказывания являются уголовно-процессуальные правоотношения. Их задача — установить и обосновать, что уголовно-правовое отношение, реализующее государственно-принудительное воздействие на виновного, действительно имеет место. В этой связи применение процессуальных способов собирания информации (преступление, если оно и имело место, является событием прошлого, и о его наличии судят по следам на материальных предметах и в памяти людей) происходит с позиций презумпции невиновности. Лицо, которому инкриминировано преступление, предполагается невиновным, ведь информация о наличии преступления или о том, что оно совершено этим лицом, может быть ошибочной или фальсифицированной, — пока бесспорно не доказано обратное. Отсюда и своеобразная конструкция уголовного судопроизводства. Мы говорим о ней в главе об основах уголовного права, так как эта особенность обусловлена именно задачей достоверно выяснить, имеется ли уголовно-правовое отношение, требующее реализации уголовной ответственности виновного. Рассматриваемая особенность состоит в том, что каждая следующая стадия судопроизводства проверяет вывод предыдущей о наличии, бытии такого отношения, связанного с конкретным лицом и конкретным его деянием. Оперативный работник возбудил уголовное дело, считая, что факт преступления налицо. А для следователя — это только предположение. Следователь в обвинительном заключении обосновывает вывод об уголовной ответственности обвиняемого, а для суда — это только предположение. Суд в обвинительном приговоре формулирует и обосновывает вывод о том, что событие, которое является предметом уголовного дела, имело место; что совокупность его признаков полностью соответствует обобщенному описанию преступления определенного вида в уголовном законе; что данное лицо способно нести уголовную ответственность и виновно. Но для вышестоящего суда — это отнюдь не истина в последней инстанции. И лишь после проверки с его стороны приговор входит в законную силу, и на его основании лицо в соответствии с Конституцией РФ (ст. 49) рассматривается как преступник с вытекающими отсюда правовыми последствиями в виде применения государственно-принудительного воздействия.

Таким образом, говоря о реализации уголовной ответственности, следует различать: а) ее наличие с момента совершения лицом преступления (любой его стадии), поскольку фактическая ситуация подпадает под действие норм уголовного права, устанавливающих правовую обязанность нести ответственность за нарушение их предписаний; б) доказанность этого наличия в установленном процессуальном законом порядке. Только присутствие обеих этих предпосылок позволяет реализовать уголовную ответственность в конкретном случае,

С учетом изложенного может быть решен и вопрос о периоде существования уголовной ответственности в качестве правовой обязанности виновного подвергнуться законной и справедливой; мере государственно-принудительного воздействия. Эта обязанность существует с момента совершения преступления и до окончания действия примененной судом меры наказания. Но момент возникновения уголовной ответственности и момент ее реализации не совпадают. Пока обвинительный приговор суда не вступил в законную силу, идет как бы подготовка к ее реализации: выясняется, имеются ли налицо все элементы уголовно-правового отношения (тема 8.2) в их специфичности: объект, субъекты, объективная и субъективная стороны; обстоятельства, влияющие на характер и степень ответственности. После достоверного установления наличия и характера уголовной ответственности конкретного лица за конкретное деяние или несколько деяний в приговоре суда и вступления этого приговора в законную силу начинается реализация уголовной ответственности.

Сказанное позволяет ответить на вопрос о том, что же является основанием реализации уголовной ответственности. Это достоверно доказанное в установленном процессуальным законом порядке наличие преступления, т.е. общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания, и совершение его данным лицом. Причем оба этих факта (вина в преступлении) должны быть установлены судебным приговором, вступившим в законную силу.

Основанием же самой уголовной ответственности как обязанности виновного в преступлении лица подвергнуться законной и справедливой мере государственно-принудительного воздействия является факт совершения им преступления. Этот факт, как отмечалось, устанавливается уголовным судопроизводством. При этом собранная фактическая информация сопоставляется с так называемым составом преступления — обобщенным, модельным описанием различных видов запрещенных и наказуемых деяний в уголовном законе. Причем это сопоставление не исчерпывается нормами Особенной части УК, в которой фиксируются чаще всего объекты конкретных видов преступлений (направленность посягательства), форма вины (умысел, неосторожность), некоторые признаки объективной стороны (характер и способ действий преступника), специальные признаки субъекта, если они есть (представитель власти, военнослужащий и т.д.). Каждый раз необходимо использовать и нормы Общей части УК о формах умышленной и неосторожной вины, общих признаках субъекта преступления (возраст, вменяемость), стадиях преступления, соучастии, признаках организованной группы и т.д.

Но в любом случае основанием уголовной ответственности и ее реализации в государственно-принудительном воздействии на виновного является факт деяния (нескольких деяний), запрещенного уголовным законом под страхом наказания. Что же касается личности человека, то, как бы отрицательно она ни характеризовалась сама по себе, применять государственно-принудительное воздействие, предусмотренное уголовным законом, при недоказанности наличия инкриминируемого деяния, а тем более независимо от его доказывания, нельзя. Это было бы грубейшим нарушением принципа законности, неминуемо привело бы к произволу. Конечно, ряд личностных свойств виновного не безразличен для реализации уголовной ответственности. Но лишь для обеспечения необходимой достаточности избираемой меры с точки зрения достижения целей уголовно-правового воздействия (восстановления справедливости, удержания виновного от новых преступлений, предупреждения их совершения другими лицами). Но свойства личности не могут выступать в качестве основания уголовной ответственности. Ответственность за вину имеет в виду именно вину в конкретном деянии, предусмотренном уголовным законом, т.е. за поступок, акт поведения, в котором нашли выражение позиция и другие свойства личности; но не за эти свойства как таковые. Не влечет ответственности и “голое” намерение, если оно не воплотилось в определенных действиях или бездействии (приготовлении, покушении, законченном преступлении), подпадающих под уголовно-правовой запрет. Обнаружение умысла в словесной форме, например в беседе, записях в дневнике и т.п., без каких-либо усилий по его воплощению под такой запрет не подпадает.

Реализация уголовной ответственности как воплощение ее уголовно-правового регулирования исходит из принципов (руководящих идей, в соответствии с которыми строится содержание норм уголовного закона): законности, равенства перед законом и судом, ответственности за вину, справедливости, гуманизма.

Закон знает три вида реализации уголовной ответственности: меры уголовного наказания, меры, заменяющие уголовное наказание, воздействие в случаях реализации ответственности с освобождением от наказания или без его назначения либо с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (ст. 6—9 УПК).

Но прежде чем рассмотреть их более подробно, остановимся на важном вопросе, связанном с недопустимостью распространять уголовную ответственность и ее реализацию на действия, внешне имеющие сходство с объективной стороной деяний, запрещенных уголовным законом, но в действительности являющихся общественно полезными, а не опасными. Это необходимая оборона и крайняя необходимость, а также некоторые другие действия, предусмотренные в главе УК “Освобождение от уголовной ответственности”.

Необходимая оборона — это право (а для сотрудников органов, охраняющих общественный порядок, — не только право, но и обязанность) на защиту с применением физической силы, а в необходимых случаях различных предметов, специальных средств (газовое оружие и т.п.), холодного и огнестрельного оружия своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества или государства от общественно опасных посягательств. Необходимая оборона является законной, хотя бы имелась возможность избежать столкновения либо обратиться за помощью. Она может носить опережающий характер, т.е. обороняющийся первым причинит вред нападающему, если в намерениях последнего и их реальности нет сомнения. Если обороняющийся имеет специальную подготовку в боевых приемах борьбы, он вправе их применять.

Но необходимая оборона требует соблюдения нескольких условий. Об одном из них только что говорилось: реальность посягательства. Еще одно условие — если нападающий обезврежен, продолжение силового воздействия на него будет уже незаконным и может повлечь уголовную ответственность. Третье условие — при осуществлении необходимой обороны нельзя превышать ее пределы. Иными словами, характер и интенсивность ответных действий, используемые средства защиты не должны существенно превышать аналогичные действия нападающего. Например, превышением пределов необходимой обороны будет использование мин-ловушек для охраны сада или огорода; капканов, способных причинить вред здоровью, для защиты автомашины от угона и т.д.

Острым и актуальным вопросом, связанным с необходимой обороной, является возможность ее использования для защиты своих прав и законных интересов от незаконных посягательств со стороны представителей власти, например работников милиции, ФСБ и т.д. Определяющим здесь является формулирование понятий о необходимой обороне в уголовном законе. Оно не предусматривает исключений исходя из должностного положения посягающего лица. Верховный Суд РФ последовательно занимает позицию, в соответствии с которой грубое нарушение представителями власти закона (попытка ворваться в помещение, не соблюдая установленного порядка; попытка осуществить задержание или блокировать местность, не представляясь в официальном качестве и не имея эмблематики представителей власти, и т.д.) порождает право граждан защищаться от насильственных действий такого рода. Представляется, что эта позиция соответствует и конституционному положению о праве членов общества защищать свои права всеми разрешенными законом способами.

Крайняя необходимость — право лица совершать действия, нарушающие права и законные интересы других лиц, если это необходимо для предотвращения более значительного вреда личности, имуществу, интересам общества или государства и если этот грозящий вред нельзя было предотвратить иным путем. Например, лицо взламывает чужую машину и, управляя ею, транспортирует тяжело раненного человека, обнаруженного им на обочине шоссе, в больницу. Или, заметив дым, выходящий из окна запертой квартиры, владельцы которой находятся в отъезде, соседи выбивают двери, чтобы погасить пожар.

Как оговорено выше, наличие крайней необходимости может быть констатировано лишь при условии, что предотвращаемый вред более значителен, чем причиненный. Поэтому, например, попытка офицера занять место в спасательной шлюпке, вытолкнув оттуда матроса, со ссылкой на то, что жизнь офицера имеет более значительную ценность, не будет рассматриваться как действие в состоянии крайней необходимости. А вот действия командира части, который приказал раздать находившиеся на складе предметы воинского обмундирования жителям, захваченным врасплох ночным наводнением и спасавшимся в одном белье, были правильно оценены в конкретном случае как отвечающие норме о крайней необходимости.

Может возникнуть вопрос, а не являются ли сходными ситуации, когда подчиненный выполнял преступный или иной незаконный приказ? Или когда лицо совершило общественно опасное действие, не зная, что оно запрещено уголовным законом?

Нет, случаи такого рода нельзя сравнивать с необходимой обороной или крайней необходимостью. Ведь сейчас речь идет о совершении общественно опасных действий, объективная сторона которых не просто имеет “внешнее сходство” с описанием, имеющимся в определенной норме Особенной части УК, но совпадает с ним. Будет ли лицо признано в этой связи субъектом уголовной ответственности, зависит от того, имелся или нет у него умысел или неосторожность при совершении соответствующих действий. В частности, сознавал ли он, должен ли был или мог сознавать преступный характер приказа; имел ли возможность как член общества своевременно ознакомиться с соответствующим уголовно-правовым запретом и т.д.

Перейдем теперь к рассмотрению видов (способов) реализации уголовной ответственности. Основной, типичный (хотя и не единственный) вид — применение уголовного наказания. “Преступление и наказание” — это типичное словосочетание, использованное и автором знаменитого романа, наглядно демонстрирует тесную связь деяния и ответственности за него, то, что второе должно в глазах общества следовать за первым.

Уголовное наказание — это мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда лицу, признанному виновным в совершении преступления. Наказание заключается в применении к виновному предусмотренных уголовным законом лишения или ограничения прав и свобод, которыми он обладал (ст. 43 УК). Надо добавить, что назначение и исполнение наказания означает, в то же время, порицание судом от имени государства содеянного виновным и его самого, как нанесшего вред обществу.

Уголовное наказание, как и другие виды реализации уголовной ответственности, осуществляет акт восстановления нарушенной преступником справедливости, воздаяния, возмездия ему за содеянное. Иными словами, содержанием наказания является кара за преступление, о чем уже упоминалось в связи с общей характеристикой уголовной ответственности и ее реализации. Объем и интенсивность кары (совокупности правоограничений) ориентированы на тяжесть деяния и его последствий, на конкретные обстоятельства совершения, цели, мотивы, личность виновного. Таким образом, решение судом этих вопросов не является произвольным. Суд действует строго на основании закона, который: а) устанавливает для каждого вида преступления верхний и нижний пределы санкции (по виду и размеру наказания); б) требует в каждом конкретном случае индивидуализировать в рамках одного и того же состава преступления ответственность и наказание участников деяния с учетом обстоятельств, характеризующих время, место, способ, последствия и другие особенности события, а также обстоятельств, характеризующих личность виновных, цели, мотивы, степень предумышленности их действий и т.д.;

в) специально предусматривает перечни обстоятельств, однозначно смягчающих или отягчающих наказание, учет совокупности которых (вместе с другими особенностями содеянного и личности, о которых шла речь в п. “б”) позволяет “маневрировать” наказанием в рамках, установленных в санкциях конкретной нормы;

г) разрешает суду при наличии исключительных обстоятельств, смягчающих ответственность, назначить наказание ниже низшего предела, установленного санкцией.

Однако законность и справедливость наказания, его карательного содержания не может избавить виновного, к которому оно применено, от страданий.

Но не противоречит ли это ст. 21 Конституции РФ и вытекающим из нее требованиям УК? Ведь эти положения запрещают применение жестокого или унижающего человеческое достоинство наказания, причем в УК соответствующий запрет включен в содержание принципа гуманизма “Наказание и иные меры уголовно-правового характера... не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства” (ст. 7 УК). Нет, не противоречит. Ни один из видов уголовного наказания, предусмотренных законом (ст. 44 УК), не включает ни жестокого обращения (мучений, издевательств и т.д.), ни унижения достоинства осужденных. Наоборот, уголовное и уголовно-исполнительное законодательство рассматривает осужденного как члена общества, обладающего всей совокупностью прав человека и гражданина, за исключением тех, ограничение которых составляет сущность кары. А жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение с лицами, отбывающими наказание, влечет уголовную ответственность, как и в аналогичных случаях, когда оно имеет место на предварительном расследовании в отношении обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей и т.д. Но надо отличать страдания как результат правоограничений или неудобств в результате попадания в новые условия от физических страданий как цели наказания. Наше законодательство не знает ни телесных уголовных наказаний, ни членовредительства. Другое дело, что любое наказание как кара порождает внутренние переживания, в том числе связанные с меньшим физическим комфортом, чем раньше. Но этот элемент реализации уголовной ответственности и цель причинить физические страдания (голодом, побоями, издевательским обращением и т.д.), конечно, не имеют между собой ничего общего.

Что же является целью уголовного наказания? Уже говорилось, что оно, как и другие способы реализации уголовной ответственности, направлено прежде всего на восстановление социальной справедливости. Одновременно уголовное наказание направлено на удержание осужденного от совершения новых преступлений, т.е. на превращение его в безопасного члена общества и на предупреждение преступлений со стороны других неустойчивых членов общества, демонстрируя им “невыгодность” нарушать уголовный закон.

Рассмотрим теперь систему уголовных наказаний, предусмотренных Уголовным кодексом. Термин “система” призван подчеркнуть внутреннюю взаимосвязь между отдельными видами наказания: они образуют как бы лестницу, каждая ступенька которой характеризуется определенной совокупностью правоограничений, т.е. различным объемом и интенсивностью кары. Перечень видов наказаний расположен в определенной последовательности (от менее строгих к более строгим), что позволяет суду в конкретном случае остановиться на необходимой и достаточной мере. “Более строгий вид наказания... назначается только, если менее строгий его вид не сможет обеспечить достижения целей наказания” (ст. 60 УК).

Подавляющая часть наказаний, предусмотренных Кодексом, имеет пределы от — до. Например, лишение свободы может быть назначено на срок от 6 месяцев до 20 лет, а при назначении наказаний по совокупности преступлений (или приговоров) максимальный срок может достигать 25 или, соответственно, 30 лет. Увеличение Кодексом максимальных сроков лишения свободы, как и введение пожизненного лишения свободы за преступления особой тяжести, посягающих на жизнь, свидетельствуют о неправомерности утверждений, будто бы законодатель смягчил свое отношение к преступникам. На самом деле, расширены возможности учета при выборе наказания обстоятельств, характеризующих содеянное и личность. Исправительные работы без лишения свободы могут назначаться по месту работы на срок от 2 месяцев до 2 лет; при этом суд может варьировать размеры удержания из заработной платы. Штраф может назначаться в пределах от 25 до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда. Наличие таких “ножниц” позволяет суду в конкретном случае применить наказание, в наибольшей степени соответствующее содеянному и личности виновного. При этом каждая статья Особенной части УК содержит указания на то, какие виды наказаний и в каких пределах можно применить за совершение данного преступления. Так, статья УК, устанавливающая ответственность за убийство, предусматривает, что, если оно совершено при отягчающих обстоятельствах, применяются меры наказания в виде длительных сроков лишения свободы или смертной казни. Например, если убийство совершено либо в связи с выполнением потерпевшим служебного или общественного долга, либо по мотиву национальной или религиозной вражды, либо способом, опасным для жизни многих людей, и т.д. В то же время ответственность за убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств, реализуется через менее строгие, хотя тоже достаточно чувствительные для виновного санкции в виде лишения свободы. А вот за убийство в состоянии аффекта, т.е. сильного волнения, вызванного противоправными или аморальными действиями потерпевшего, наказание существенно смягчено, причем допускается применение не только лишения свободы, но и исправительных работ.

Внутри пределов, устанавливаемых санкциями конкретных норм, суд маневрирует с учетом обстоятельств, влияющих на характер и степень ответственности. Смягчают наказание, например, совершение преступления вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств (ими могут быть безработица, болезнь близких, требующая больших расходов на лечение, и т.д.), давление со стороны лиц, от которых виновный находится в материальной, служебной, иной зависимости (например, вовлечение подростков в преступление родителями или педагогом), несовершеннолетие. И наоборот, ответственность усиливается для организатора, руководителя или активного участника организованной преступной группы, для лица, посягнувшего на человека, находящегося в беспомощном состоянии, на малолетнего или старика; для тех, кто совершает преступления с особой жестокостью, мучениями для потерпевшего, издевательством над ним (совершение убийства, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или изнасилование на глазах близких тоже рассматриваются как особая жестокость).

Меры наказания закон подразделяет на основные и дополнительные. Первые составляют главное содержание наказания в конкретном случае (исправительные работы, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь и некоторые другие). Вторые присоединяются к основным наказаниям, чтобы сделать более “прицельным” их действие (конфискация имущества, лишение специального, воинского или почетного звания). Некоторые виды наказания могут использоваться как в качестве основных, так и в качестве дополнительных (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью). Надо знать также, что при условном осуждении, когда назначенная мера основного наказания не приводится в исполнение, а осужденному предоставляется определенный срок, чтобы под контролем суда доказать свое исправление, безопасность для общества, может быть назначена и исполнена реальная дополнительная мера, например штраф.

Штраф — это денежное взыскание, налагаемое в размерах, кратных минимальному размеру оплаты труда, с учетом как всей группы обстоятельств, с которыми закон связывает индивидуализацию наказания, так и материального положения виновного и его семьи. Возможность применения штрафа по УК 1996 г. значительно расширена, особенно по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, об экологических действиях, о преступлениях против интересов службы в коммерческих или иных организациях. Это и понятно. Применение штрафа, в том числе в крупном размере, позволяет, не лишая виновного свободы, наглядно продемонстрировать ему “невыгодность” совершения преступлений. При уклонении от уплаты штраф может быть обращен на имущество или заменен исправительными работами.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью — эта мера применяется в случаях, когда совершение преступления стало возможным или было облегчено в силу служебного или профессионального (врач, водитель, педагог, нотариус, диспетчер и т.д.) статуса. Приговор устанавливает при этом срок действия данной меры.

Один из новых видов наказания по УК 1996 г. — обязательные работы. Они заключаются в выполнении в свободное от основной работы время и бесплатно общественно полезных работ по указанию органов местного самоуправления (уборка улиц, вывоз мусора и т.д.).

Исправительные работы, как видно из их названия, — мера наказания, не требующая изоляции осужденного от общества и используемая для восстановления позитивной социальной позиции виновного, сохранения или возобновления воздействия труда и нахождения в трудовом коллективе. Вместе с тем предусматривается имущественное воздействие: из заработка осужденного удерживается в доход государства установленная судом часть в пределах от 5 до 20 процентов заработка.

Конфискация имущества — это принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного, за тяжкие или особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений.

Ограничение свободы — содержание совершеннолетнего осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества, но в условиях надзора. Осужденные, к которым применяется эта мера, трудоустраиваются по месту нахождения специального учреждения. В зависимости от характера преступления ограничение свободы назначается на срок от 1 года до 5 лет.

Арест также является вновь введенной мерой наказания. Арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции, для которой предусматриваются необходимые режимные меры. Несмотря на сравнительно небольшой срок (от 1 до 6 месяцев), эта мера способна оказать так называемое шоковое воздействие: строгость ее режима в ряде случаев способна вызвать у осужденного достаточно стойкое нежелание вновь попасть в эти условия. Арест применяется и к несовершеннолетним, достигшим 16 лет, на срок от 1 до 4 месяцев.

Лишение свободы назначается за тяжкие преступления, преступления особой тяжести, а равно в случаях систематического совершения хотя бы менее тяжких преступлений либо рецидива (совершение лицом с неснятой судимостью нового преступления). О минимальном и максимальном сроках лишения свободы говорилось выше. Для военнослужащих срочной службы смягченным аналогом лишения свободы является направление в дисциплинарную воинскую часть со строгим режимом и контролем со стороны командования за поведением осужденных. Но важно при этом отметить, что осужденный сохраняет статус военнослужащего, его права и обязанности.

Лишение свободы назначается в зависимости от наличия или отсутствия предыдущей преступной деятельности и тяжести содеянного в учреждениях для исполнения этого вида наказания разных типов (колонии-поселения, колонии общего, строгого и особого режима, тюрьмы). Несовершеннолетние отбывают наказание в воспитательных колониях общего или усиленного режима. Максимальный срок лишения свободы для несовершеннолетних — 10 лет, но он может быть большим при сложении наказаний за совокупность преступлений. Условия жизни, учебы, работы и режим в колониях для несовершеннолетних учитывают особенности подросткового периода. Женщины отбывают наказание отдельно от мужчин в колониях-поселениях (в этих учреждениях полусвободный режим), колониях общего и строгого режима.

Для пожизненно осужденных к лишению свободы или помилованных после приговора к смертной казни имеются отдельные колонии с особым режимом и повышенным уровнем мер безопасности.

Надо упомянуть и о том, что в целях создания стимула для положительного поведения в месте лишения свободы и психологической подготовки осужденным себя к включению в нормальную жизнь общества после отбытия наказания закон предусматривает возможность условно-досрочного освобождения после отбытия обязательной части наказания при условии, что отношение к режиму, труду, повышению своего образовательного и культурного уровня, выработке положительных черт характера и т.п. подтверждает успешное протекание процесса превращения осужденного в безопасного члена общества.

Наиболее тяжким наказанием является смертная казнь. Конституция и Уголовный кодекс характеризуют эту меру как исключительную, т.е. применяемую лишь при исключительных обстоятельствах и лишь к лицам, совершившим преступления, связанные с умышленными убийствами при отягчающих обстоятельствах. Исполняется смертная казнь путем расстрела. (В других странах, например в США, применяется казнь на электрическом стуле, в газовой камере, путем повешения, инъекций яда и т.д.) Приговоры к смертной казни выносятся судами России в количестве около 150 в среднем за год. При этом более половины из них не приводилось в исполнение, так как осужденному в результате помилования смертная казнь заменялась лишением свободы на срок или пожизненно. Надо подчеркнуть, что ст. 20 Конституции РФ предусмотрела в перспективе отмену смертной казни. Такое обязательство Россия взяла при вступлении в Совет Европы. С 1996 г. введен мораторий на исполнение приговоров к смертной казни, т.е. хотя судьи в некоторых, случаях продолжают выносить смертные приговоры, они не обращаются к исполнению. На очереди законодательная отмена смертной казни, тем более что альтернативой ей теперь являются пожизненное заключение или лишение свободы на срок 20 или более лет. Они достаточно эффективны для предотвращения возврата особо опасных преступников в условия, когда они будут угрожать жизни и здоровью граждан; суровость альтернативной меры в определенной степени удовлетворит и общественное мнение, хотя пока не менее 70—80% населения за сохранение смертной казни. Впрочем, такова же была позиция населения и в других странах, отменивших смертную казнь.

Применительно к наказанию как основному способу реализации уголовной ответственности надо уяснить себе смысл таких понятий, как амнистия, давность, судимость.

Амнистия — это акт высшего органа представительной власти, т.е. парламента, в форме закона или постановления, в силу которого освобождается от наказания или его дальнейшего отбывания определенный круг осужденных (по возрасту, полу, перечню преступлений, за которые они были осуждены, семейному положению, состоянию здоровья, прошлым заслугам и т.д.). При этом из амнистии, акт о которой обычно приурочивается к крупным событиям в жизни страны или их годовщинам, как правило, исключаются лица, осужденные за особо тяжкие преступления, рецидивисты, а также лица, поведение которых в процессе исполнения наказания свидетельствует об их антиобщественной позиции. В отличие от помилования, которое осуществляет Президент в отношении конкретных лиц, амнистия охватывает любое лицо, если оно отвечает изложенным в акте об амнистии требованиям. Амнистия касается только меры наказания, но гражданская ответственность за причиненный ущерб сохраняет силу. Лицо, которому предложена амнистия до вынесения приговора, может отказаться от нее, считая себя невиновным и требуя, чтобы это было зафиксировано судом. При этом оно не очень рискует, так как если суд и признает его виновным (отказ лица от амнистии обязателен для органов расследования и суда), то обвинительный приговор выносится с освобождением от наказания.

Давность — это понятие введено в уголовный закон для того, чтобы органы расследования и суд не занимались бы безнадежной и бесполезной для общества работой. Ведь если преступление не раскрыто в течение, например, 5 лет, очень мало шансов, что оно будет раскрыто или, если появится подозреваемый, что удастся собрать достаточно полный доказательственный материал. Да и это лицо уже не то, которым оно было в момент преступления. Известен, например, случай, когда разыскиваемый участник ряда разбойных нападений был все же обнаружен и изобличен через много лет. Но за это время он стал высококвалифицированным врачом и ученым, спас от смерти и инвалидности сотни людей. Наказать его за дела давно минувших дней было бы явной несправедливостью. Поэтому УК предусматривает сроки, по истечении которых реализация уголовной ответственности не осуществляется. Исключением являются только некоторые преступления особой тяжести, в том числе направленные против мира и человечества. Розыск и преследование виновных в этих преступлениях давностью не ограничены.

Нормы о судимости, ее погашении или снятии сохраняются в УК в определенной степени в силу традиции. Ведь в прошлом судимость порождала серьезные правоограничения (хотя и тогда существовало положение о том, что о снятой или погашенной судимости человек имел право не упоминать). В современных условиях, когда все более расширяются возможности снятия судимости по истечении определенного времени или по амнистии либо ее погашения в силу одного факта истечения срока давности (различного для судимости за преступления, отличающиеся по тяжести и по примененной мере наказания), институт судимости, по-видимому, эволюционирует в сторону исчезновения из уголовного закона. Пока же он сохраняет значение лишь для того, чтобы зафиксировать рецидив, что влечет более строгую ответственность. Кроме того, законодательством о государственной службе и о службе в правоохранительных органах может быть предусмотрено, что на некоторые должности лица с неснятой или непогашенной судимостью не могут быть назначены.

Говоря о том, что наказание есть основной способ реализации уголовной ответственности, мы упоминали и о двух других способах: применении заменяющих мер и осуждении с освобождением от наказания. Применение заменяющих мер — это использование вместо уголовного наказания судебно-принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, если содеянное и личность виновного показывают, что цели наказания могут быть достигнуты более мягкими мерами. Принудительные меры воспитательного воздействия достаточно разнообразны: передача под надзор, возложение обязанности загладить вред, ограничение досуга и т.д. Наиболее строгая мера — помещение в специальное воспитательное учреждение с соответствующим режимом. Нахождение в таком учреждении (продолжительность нередко достигает 2—3 и более лет) международно-правовые документы сравнивают с лишением свободы. Таким образом, применение принудительных мер воспитательного воздействия, неисполнение которых подростком влечет возобновление уголовного дела, являются не поблажкой по возрасту, а индивидуализацией уголовной ответственности.

Что касается такого способа реализации уголовной ответственности, как вынесение обвинительного приговора с освобождением виновного от наказания (или без назначения наказания), то речь идет о сравнительно немногочисленных случаях, когда для удовлетворения чувства народной справедливости и достижения других целей реализации уголовной ответственности достаточно самого факта оглашения обвинительного приговора. Характер преступления и личность виновного, его мотивы (сострадание, неверно понятый долг и т.д.) свидетельствуют о том, что для обеспечения его достойного поведения в дальнейшем государственно-принудительное воздействие может быть ограничено нравственной и правовой оценкой содеянного судом в приговоре и публичным оглашением последнего. Аналогичный эффект имеет место и при прекращении дела в связи с деятельным раскаянием виновного, примирением с потерпевшим, в результате изменения обстановки, свидетельствующего об утрате виновным общественной опасности (ст. 75—77 и др. УК), а также при освобождении от наказания в связи с болезнью и при отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (эта отсрочка в дальнейшем может перейти в освобождение от наказания). Но и в других случаях суд вправе признать, что в силу, например, безупречного поведения после совершения преступления, совершения тех или иных мужественных поступков и т.д., лицо может быть освобождено от наказания или назначить его условно (ст. 315 УПК). Эти случаи также можно отнести к реализации уголовной ответственности без назначения или исполнения наказания.

Упомянем в заключение, что реализация уголовной ответственности включает и использование некоторых сопутствующих мер. Они не заменяют наказание или иные способы ее реализации, но помогают достижению их целей. Это — взыскание в пользу потерпевшего денежных средств в порядке гражданского иска в уголовном деле; возвращение потерпевшему отчужденного у него преступниками имущества; конфискация оружия, наркотиков, других предметов, противозаконное владение которыми может представить опасность для общества; принудительные меры медицинского характера для лечения в процессе отбывания наказания лиц, страдающих алкоголизмом, наркоманией, имеющих венерические болезни.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1 . Определите понятие уголовного права в качестве отрасли права, роль в правовом регулировании и взаимодействие с другими отраслями права.

2. Источники уголовного права. Значение конституционных и международно-правовых положений. Раскройте основные черты УК РФ 1 996 г.

3. Найдите в Уголовном кодексе отсылочные и бланкетные нормы уголовного права.

4. Понятие уголовно-правового правоотношения. Его объект, субъекты, содержание, виды.

5. Состав преступления как специфический элемент уголовно-правового правоотношения.

6. Общие положения уголовного закона, в том числе о действии во времени и пространстве.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com