Перечень учебников

Учебники онлайн

9. РЕГИОНАЛЬНОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ И РЕГУЛИРОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОПОРЦИЙ

9.1. Экономическое пространство России, его макроэкономические региональные пропорции

Экономическое пространство России состоит из территориальных образований, регионов, районов и поселений, имеющих существенные отличия в уровнях экономического развития, отраслевой специализации, природно-климатических условиях. Вместе с тем эти образования взаимосвязаны, причем не столько торговлей, сколько современным глубоко специализированным высокотехнологичным производством.

В ходе длительного совместного развития российских регионов между ними сложились определенное общественное разделение труда и отраслевая специализация в составе целостного экономического пространства страны. Для востока России, включающего шесть экономических регионов — Поволжский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный и Северный, характерно преобладание ресурсопроизводящих отраслей. В начале 90-х годов в этих экономических регионах производилось более 80% продукции нефтегазовой промышленности всей России, почти 75% — угольной промышленности, свыше 75% — черной и почти 90% — цветной металлургии, около 60% — химической промышленности, свыше 65% — лесной и лесоперерабатывающей промышленности.

В западных регионах — Северо-Западном, Центральном, Волго-Вятском, Центрально-черноземном и Северо-Кавказском — в основном сосредоточены ресурсообрабатывающие отрасли. В начале 90-х годов здесь производилось более 70% продукции легкой промышленности всей России, свыше 52% — машиностроения и пищевой промышленности. Отраслевая специализация обусловила в каждом регионе высокую долю продукции, производимой для других регионов и получаемой из них. В конце 80-х годов доля вывоза в производстве продукции и ввоза ее в ресурсах потребления отдельных укрупненных экономических районов характеризовалась следующими данными.

Из табл. 9.1 видно, что объем межрегиональных связей сопоставим с масштабами производства и потребления в экономических районах, поэтому межрегиональные связи оказывают глубокое воздействие на экономические процессы, идущие в российских регионах.

В ходе экономических реформ возникли две устойчивые негастивные тенденции в динамике хозяйственных связей между регионами России. Первая — ослабление межрегиональных связей из-за спада производства как следствие того, что объемы этих связей из-за отраслевой специализации регионов сопоставимы с масштабами производства в них. Вторая тенденция — сокращение числа и наполняемости хозяйственных связей вследствие увеличения поставок на экспорт российской продукции ресурсного назначения — имеет в качестве базового условия исторически сложившуюся замкнутость российского экономического пространства.

Разумеется, наряду со спадом производства и увеличением экспорта производственных ресурсов на процесс сокращения свя зей между российскими регионами заметно влияют рост тарифов на услуги транспорта, масштабная «бартеризация» экономики.

Таблица 9.1
Доля укрупненных районов в вывозе продукции производства и ввозе ресурсов потребления, % [1]

Экономические районы

Вывоз

Ввоз

Северный

25,3

29,1

Северо-Западный

25,5

31,4

Центральный

25,2

29,8

Волго-Вятский

24,0

25,0

Центрально-черноземный

22,4

25,8

Поволжский

24,8

22,9

Северо- Кавказский

20,0

24,4

Уральский

24,7

22,9

Западно-Сибирский

24,0

22,4

Восточно-Сибирский

23,2

28,5

Дальневосточный

15,8

24,9

Для количественной оценки степени зависимости экономики регионов от их внешних связей используется специальная экономико-математическая модель. Она представляет собой оптимизационную статистическую 18-отраслевую модель межотраслевого баланса региона России. С ее помощью устанавливается зависимость изменения объема внутреннего конечного продукта региона от уровня изменения его внешних связей. При этом внешние связи включают в себя как связи с другими регионами России, так и международные экономические связи с ближним и дальним зарубежьем. Формализованная запись экономико-математической модели выглядит следующим образом:

(формула А );

(формула В );

(формула С ) .

В уравнениях модели приняты следующие обозначения:

X i — объем производства продукции отрасли i данного региона ( i = 1, ..., 18);
Y — величина внутреннего конечного продукта региона;
a i у — коэффициенты матрицы прямых затрат межотраслевого ба ланса региона;
S i — показатель доли отрасли i в отраслевой структуре внутреннего конечного продукта региона;
Δi — сальдо вывоза-ввоза отрасли i данного региона;
С — параметр, характеризующий меру ослабления внешних связей региона: если С = 0, то это значит, что внешние связи региона полностью сохранены, если С = 1 — что внешние связи региона отсутствуют;
x i 0 — объем производства продукции отрасли i при С = 0, т.е. при полной сохранности внешних связей.

Результаты расчетов для всех регионов могут быть представлены в виде следующей линейной зависимости:

(формула D ),

где Y — величина внутреннего конечного продукта в условиях полного сохранения внешних связей региона (С = 0);
К — коэффициент зависимости внутреннего конечного продукта региона от внешних связей, показывающий величину изменения конечного продукта (в %) при изменении его внешних связей на 1%.

В результате расчетов по модели (формулы A — D ) были получены значения коэффициента зависимости К для каждого экономического района России, представленные в табл. 9.2.

Таблица 9.2
Экономическая зависимость регионов страны, %

Районы

Коэффициент зависимости

Уральский

0,49

Западно-Сибирский

0,62

Поволжский

0,65

Центральный

0,67

Северный

0,69

Дальневосточный

0,71

Восточно-Сибирский

0,74

Северо-Кавказский

0,75

Волго-Вятский

0,76

Северо-Западный

0,78

Центрально - черноземный

0,92

Анализ полученных результатов позволяет объединить все экономические районы России в три группы. В первую группу попадает наиболее независимый регион — Уральский, объем конечного продукта которого наименее зависим от внешних связей. При их изменении на 1% внутренний конечный продукт изменяется менее чем на 0,5%. Вторую группу образуют Западно-Сибирский, Поволжский, Центральный, Северный, Дальневосточный, Восточно-Сибирский, Северо-Кавказский, Волго-Вятский и Северо-Западный экономические районы. У них при изменении внешних связей на 1% конечный продукт изменяется на 0,6—0,8%. Третью группу представляет самый зависимый Центрально-черноземный район, у которого каждый процент уменьшения внешних связей снижает его внутренний конечный продукт более чем на 0,9%.

Какой может быть стратегия экономического поведения регионов России в условиях ослабления хозяйственных связей?

Из табл. 9.1 видно, что для всех российских районов выполняется условие

О < К < 1 (формула Е).

Это означает, что для любого региона России все его возможные стратегии экономического развития будут заключены между следующими двумя предельными альтернативными стратегиями:

  • региональной автаркии, которая исходит из замкнутого регионального развития без внешних связей (К = 0);
  • регионального фритредерства, которая предполагает максимальную открытость региона (К = 1), его переход к эквивалентным внешним связям на основе мировых цен как с мировым рынком, так и с остальными российскими регионами.

Существенное ослабление межрегиональных связей в экономическом пространстве России ставит российские регионы перед неизбежностью выбора одной из данных стратегий своего выживания. Этот выбор объективно обусловлен реально существующими различиями в уровнях экономического развития регионов, в их отраслевой специализации, обеспеченности природными ресурсами, климатических условиях, пространственно-географическом расположении.

9.2. Проблема размещения производительных сил в региональной экономике

Для количественной оценки степени зависимости экономики регионов от выбранной стратегии и установления объективно возможных результатов выбора той или иной стратегии каждым из одиннадцати экономических районов России используем соответствующие экономико-математические модели.

1. Модель поведения региона в соответствии со стратегией региональной автаркии. С помощью этой модели устанавливается величина объемов производства продукции каждой отрасли и внутреннего продукта региона при полном разрыве его внешних экономических связей как международных с ближним и дальним зарубежьем, так и с другими регионами России.

Величины общего вывоза из региона и общего ввоза в него по каждой отрасли приравниваются в модели к нулю. Из этого следует, что сальдо вывоза-ввоза продукции по каждой из во семнадцати отраслей также равно нулю. Формализованная запись экономико-математической модели выглядит следующим образом:

(формула 1);

(формула 2);

(формула 3).

В уравнениях данной модели приняты те же обозначения, что и в формулах 1—3.

Исходная информация: a iy , s i , Х 0, i .

Неизвестные величины: X i , Y .

2 . Модель поведения региона в соответствии со стратегией регионального фритредерства. Как и предыдущая, данная модель является оптимизационной статистической 18-отраслевой моделью межотраслевого баланса российского региона. С ее помощью определяются объем производства продукции каждой отрасли, величина внутреннего конечного продукта региона и сальдо вывоза-ввоза по каждой отрасли в условиях перехода к эквивалентным внешним связям на основе мировых цен не только с дальним и ближним зарубежьем, но и с остальными регионами России. В соответствии с требованием эквивалентности суммарный вывоз из региона должен быть равен суммарному ввозу в него. Уравнения экономико-математической модели могут быть представлены в следующем виде:

(формула 9);

(формула 10);

Y > max (формула 11);

X i ? X 0, i ( формула 12).

В уравнениях данной модели используются те же обозначения, что и в предыдущей, за исключением следующих:

Δi — сальдо вывоза-ввоза отрасли i в экономике региона;
P i — индекс пересчета внутренних цен во внешнеторговые; определялся на основе данных о вывозе и ввозе продукции по отраслям народного хозяйства России в 1989 г., опубликованных Госкомстатом РФ во внутренних и внешнеторговых ценах; значе ния оказались весьма близки коэффициентам пересчета показателей межотраслевого баланса России в мировые цены.

Исходная информация: a iy , s i , X i 0 , P i

Неизвестные величины: x i , Y , Δi .

Моделирование поведения российских регионов в соответствии со сформулированными выше стратегиями дало следующие результаты, приведенные в табл. 9.3. Они представлены в виде сопоставления макроэкономических показателей, достигаемых каждым из регионов в ходе реализации той или иной стратегии, с соответствующими показателями в исходном состоянии регионов в составе единого народнохозяйственного комплекса Российской Федерации, как говорилось в конце 80-х годов, или целостного экономического пространства России, если пользоваться современной терминологией.

Из приведенной таблицы следует, что реализация стратегии региональной автаркии для любого региона России будет иметь катастрофические последствия, поэтому ни один из них самостоятельно, по доброй воле не пойдет на это. Вместе с тем ослабление связей между российскими регионами делает стратегию регионального фритредерства привлекательной, а следовательно, объективно возможной для целого ряда экономических районов России — в первую очередь для Поволжского, Уральского и Западно-Сибирского. При переходе к этой стратегии у них происходит даже некоторое увеличение внутреннего продукта, прежде всего за счет продажи продукции нефтегазовой промышленности по мировым ценам, несмотря на существенный спад производства из-за «кувейтизации» экономики. Для остальных регионов стратегия регионального фритредерства представляется заведомо меньшим злом, чем стратегия региональной автаркии, так как спад в их экономике в рамках первой стратегии будет принципиально меньше, чем в случае второй.

Однако не все экономические районы смогут реально осуществить стратегию регионального фритредерства. Это связано, в первую очередь, с конкурентоспособностью продукции российских регионов на мировом рынке. Для Северного экономического района, вывозящего продукцию черной металлургии и лесной промышленности, а также для Восточно-Сибирского и Дальневосточного регионов, вывозящих продукцию цветной металлургии и лесной промышленности, требование конкурентоспособности их продукции в принципе выполнимо.

Таблица 9.3 Результаты моделирования поведения укрупненных экономических районов России в соответствии с альтернативными стратегиями

Стратегия региональной автаркии, % к исходному состоянию

Экономические районы России

Стратегия регионального фритредерства, % к исходному состоянию

Экономические районы

Экономические районы

внутренний конечный продукт регионов

совокупный общественный продукт регионов

внутренний конечный продукт регионов

совокупный общественный продукт регионов

31,0

34,8

Северный

> 90,1

98,3

21,8

26,6 <

Северо-Западный

84,1

98,6

32,7

38,6 <

Центральный

88,4

98,8

24,3

26,0 <

Волго-Вятский

96,5

99,6

7,9

8,7 <

Центрально - черноземный

74,3

84,8

34,6

33,9

Поволжский

> 100,3

73,3

24,8

28,2 <

Северо-Кавказский

81,0

98,0

51,3

49,2

Уральский

> 100,3

58,0

38,5

41,8

Западно-Сибирский

> 100,2

41,3

25,5

31,5

Восточно-Сибирский

> 90,0

98,4

28,6

37,6

Дальневосточный

> 72,5

89,0

Вместе с тем для Северо-Западного, Центрального и Волго-Вятского экономических районов доминирующая в их вывозе продукция машиностроения и легкой промышленности вряд ли сможет в ближайшее время стать конкурентоспособной на мировом рынке. То же касается машиностроения, пищевой и легкой промышленности Центрально-черноземного и Северо-Кавказского экономических районов. Поэтому пять ресурсообрабатывающих районов — Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Центрально-черноземный и Северо-Кавказский — будут лишены возможности на эквивалентной основе по мировым ценам обеспечивать себя ресурсами — энергоносителями, кон струкционными материалами (или сырьем для их производства), продукцией лесной и лесообрабатывающей промышленности из остальных шести ресурсодобывающих российских районов, ориентированных в рамках стратегии регионального фритредерства в основном на мировой рынок. Из-за этого ресурсообрабатывающие регионы России помимо своего желания будут обречены на стратегию региональной автаркии.

Таким образом, теоретически возможно, что в условиях ослабления межрегиональных хозяйственных связей в едином экономическом пространстве России начнут осуществляться две альтернативные стратегии поведения его составных частей, что показано в табл. 9.2 стрелками соответствующей ориентации. Это неизбежно приведет к дальнейшему сокращению связей между российскими регионами, неминуемо усилит разнонаправленность их стратегий, будет способствовать увеличению уровня дифференциации в экономическом развитии экономических районов, создаст угрозу целостности российского экономического пространства.

Процессы, идущие в экономике России, подтверждают правомерность данной гипотезы. Чисто внешне новые тенденции в российской экономике проявились в существенно разных темпах изменения объемов производства на западе и востоке России, о чем свидетельствуют данные табл. 9.3.

Таблица 9.3
Темпы изменения валового общественного продукта (I) и продукции промышленности (II)

Россия и ее экономические районы

1990г., % к 1987 г.

1995г., % к 1990г. *

I

II

I

II

Россия в целом

104,9

105,1

48,2

45,4

В том числе:

запад России

 

106,3

 

106,8

 

44,1

 

39,9

восток России

103,7

103,7

51,7

50,3

* по крупным и средним предприятиям.

Значительные различия в спаде производства на западе и востоке России привели к существенному изменению их доли в общероссийском валовом общественном продукте, что следует из приведенных данных. Различия в экономическом положении запада и востока России, о которых свидетельствуют данные табл. 9.3 и 9.4, обусловлены существенно различными темпами спада производства в ресурсопроизводящих и ресурсообрабатывающих отраслях российской промышленности.

Таблица 9.4
Доля запада и востока России в общероссийском валовом общественном продукте, %

Экономические районы России

1987

1990

1995 

Запад России

45,7

46,3

42,4

Восток России

54,3

53,7

57,6

Отрасли первой группы — нефтегазовая, черная и цветная металлургия — сконцентрированы в основном на востоке России; отрасли второй группы — машиностроение, легкая и пищевая промышленность — на западе страны. Замедление темпов спада в ресурсопроизводящих отраслях было вызвано резким увеличением экспорта их продукции на мировой рынок, несмотря на продолжающийся спад производства в российской промышленности, о чем свидетельствуют статистические данные, приведенные в табл. 9.5.

Из табл. 9.5 видно, что, несмотря на спад в промышленном производстве, начиная с 1993 г. экспорт России увеличивается возрастающими темпами. В основе этого — рост экспортных поставок продукции востока России — нефтегазовой промышленности, а также продукции черной и цветной металлургии (с 1994 г.). Одновременно наблюдается резкое увеличение импор та, прежде всего продовольствия, в котором особенно остро нуждается восток России.

Таблица 9.5
Сопоставление темпов спада в промышленности с темпами спада и роста экспорта и импорта России

 

% к предшествующему году

1992

1993

1994

1995

Промышленность*

- 18,5

- 14,1

- 22,8

- 5

'Экспорт**

- 16,7

+4,5

+ 13,1

+25

Импорт**

- 16,8

- 27,6

+5,6

+ 12

* по крупным и средним предприятиям;
** с дальним зарубежьем (в долларах США).

Таким образом, в 1993—1994 гг. в едином экономическом пространстве России появились новые тенденции, имеющие различную направленность в разных частях страны. В ресурсопроизводящих отраслях и соответствующих регионах востока России вследствие их переориентации на мировой рынок началось интенсивное замедление спада производства. Экспортные поставки производственных ресурсов позволили им резко увеличить импорт продовольствия, а также продукции машиностроения и легкой промышленности. Это свидетельствует о переходе ресурсопроизводящих регионов востока России к стратегии регионального фритредерства.

В свою очередь в ресурсообрабатывающих регионах российского запада уменьшились поставки им ресурсов и спрос на их продукцию со стороны востока России, что принуждает регионы запада России к стратегии региональной автаркии. Спад производства в их ведущих отраслях — машиностроении, легкой и пищевой промышленности — усилился.

Все это позволяет сделать вывод, что развитие событий в российской экономике в последние годы подтвердило правомерность гипотезы о возможности возникновения в едином экономическом пространстве России двух альтернативных стратегий поведения его составных частей: регионального фритредерства — для ресурсопроизводящего востока и региональной автаркии — для ресурсообрабатывающего запада. Разнонаправленность их развития становится, по-видимому, фактором существенного изменения характера кризиса в российской экономике. Так, в последнем десятилетии ожидалось замедление спада производства в промышленности до 8—10% (табл. 9.5), однако это не подтвердилось. За последние годы уменьшение объемов промышленного производства по сравнению с началом перестройки составило почти 23%, т.е. оказалось самым глубоким за все годы реформ и, главное, в 2,5—3 раза (!) больше, чем ожидалось. Это говорит о качественных изменениях в причинах спада производства в экономике России и прежде всего — о нарушении единства ее воспроизводственного процесса и ослаблении целостности российского экономического пространства.

Негативные тенденции в изменении макроэкономических региональных пропорций России требуют действенных способов их регулирования.

9.3. Задачи федерального, регионального и муниципального управления в современных условиях

Возникновение угрозы ослабления целостности российского экономического пространства в значительной мере объективно обусловлено действием «невидимой руки» рынка, т.е. фундаментальных экономических закономерностей, свойственных рыночным отношениям. Поэтому остановить такой процесс может только система государственного регулирования рыночных отношений. Посмотрим, в какой мере она осуществляет функции по обеспечению целостности экономического пространства России в современных условиях.

Основой анализа роли этой системы послужили результаты исследований, ведущихся с 1993 г. в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН [2]. Они позволили выявить следующие функции федерального и регионального государственного регулирования по обеспечению целостности российской экономики.

1. Обеспечение существования экономических районов-доноров. Уровень донорства районов изменялся, начиная с 90-х годов, следующим образом (табл. 9.6).

Таблица 9.6
Доля положительного сальдо вывоза-ввоза в производстве районов-доноров (внешнеторговые цены 1989 г.), %

Экономические районы-доноры

1987

1990

1993

1994

1995

Поволжский

5,6

4,9

3,1

3,5

5,3

Уральский

7,7

7,2

6,7

7,9

10,6

Западно-Сибирский

18,6

19,0

27,0

28,5

29,6

Восточно-Сибирский

1,1

5,1

Северный

1,3

5,0

Из табл. 9.6 следует, что за это время число экономических районов-доноров возросло с трех до пяти, причем все они принадлежат ресурсопроизводящему востоку России. В течение последнего времени уровень донорства экономических регионов-доноров непрерывно увеличивался.

В табл. 9.7 представлена доля каждого района-донора в общем положительном сальдо районов-доноров. Данные свидетельствуют, что к важнейшим экономическим районам-донорам в экономике России относятся Западно-Сибирский и Уральский, общая суммарная доля которых в текущем десятилетии превышала 85%. В это время доля всех районов-доноров, за исключением Западно-Сибирского, в общем положительном сальдо районов-доноров заметно росла.

Таблица 9.7
Региональная структура общего положительного сальдо регионов-доноров, %

Регионы-доноры

1987

1990

1993

1994

1995

Общее положительное сальдо регионов-доноров

100

100

100

100

100

В том числе регионы: Поволжский

14,6

12,7

6,7

6,5

8,0

Уральский

26,9

24,9

18,2

18,2

20,9

Западно-Сибирский

58,5

62,4

75,1

73,5

64,3

Восточно-Сибирский

0,8

2,7

Северный

1,0

4,1

2.Обеспечение существования экономических районов-реципиентов. Для этих районов (получателей) уровень реципиентности изменялся в пределах, характеризуемых данными табл. 9.8.

Из данных табл. 9.10 следует, что за анализируемые годы число районов-реципиентов уменьшилось с восьми до шести, причем пять из оставшихся шести районов образуют ресурсообрабатывающий запад России. В течение 1990—1995 гг. уровень реципиентности большинства районов-реципиентов заметно снизился, и только у двух из них — Центрального и Северо-Западного — существенно возрос (у первого — в 2,4 раза, у второго—в 1,5 раза).

Таблица 9.8
Доля отрицательного сальдо вывоза-ввоза в объеме ресурсов потребления районов-реципиентов (внешнеторговые цены 1989 г.), %

Районы-реципиенты

1987

1990

1993

1994

1995

Северный

3,9

5,3

0,6

Северо-Западный

6,4

6,7

7,7

9,8

9,9

Центральный

4,4

4,2

6,1

9,4

10,2

Волго-Вятский

1,2

0,7

1,3

1,5

0,1

Центрально-черноземный

8,1

7,7

6,6

6,2

4,4

Северо-Кавказский

7,2

8,0

7,7

7,8

7,5

Восточно-Сибирский

3,7

4,2

1,2

Дальневосточный

10,4

11,9

8,2

7,9

5,7

Изменение доли каждого реципиента в общем отрицательном сальдо российских экономических регионов-реципиентов за 1987—1995 гг. представлено в табл. 9.9. Как следует из этих данных, главными реципиентами России являются Центральный и Северо-Западный регионы, общая суммарная доля которых в 1995 г. превышала 70%. В течение 1990—1995 гг. доля большинства районов-реципиентов в их общем отрицательном сальдо заметно снизилась и снова лишь у двух из них — Центрального и Северо-Западного — существенно возросла (у первого — в 2,3 раза, у второго — в 1,3 раза).

Таблица 9.9
Региональная структура общего отрицательного сальдо российских регионов-реципиентов, %

Районы-реципиенты

1987

1990

1993

1994

1995

Общее отрицательное сальдо районов-реципиентов

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Северный

5,3

6,7

0,8

Северо-Западный

11,5

6,7

13,5

14,8

15,0

Центральный

25,8

23,4

38,2

49,1

55,1

Волго-Вятский

2,0

1,1

2,3

2,2

0,1

Центрально-черноземный

11,7

10,5

10,3

7,8

6,2

Северо-Кавказский

17,5

18,8

18,0

14,7

15,0

Восточно-Сибирский

6,8

7,3

2,3

Дал ьневосточный

19,4

20,

14,6

11,4

8,6

3. Обеспечение перераспределения ресурсов между востоком и западом России. Наличие в российской экономике регионов-доноров и регионов-реципиентов (первые — на востоке, вторые — в основном на западе России) свидетельствует о неэквивалентном перераспределении ресурсов между востоком и западом России. Это подтверждают следующие интегральные оценки (табл. 9.10).

Таблица 9.10
Доля общего положительного сальдо всех регионов-доноров в их производстве и доля общего отрицательного сальдо всех регионов-реципиентов в их ресурсах потребления (внешнеторговые цены 1989 г.), %

Районы России

1987

1990

1993

1994

1995

Все районы-доноры

10,8

10,7

14,5

16,6

20,1

Все районы-реципиенты

5,5

5,8

5,3

7,8

7,5

Из табл. 9.10 следует, что в рыночной экономике России одновременно действовали две нерыночные тенденции: с одной стороны, усиление уровня донорства востока России, с другой — усиление уровня реципиентности ее запада. Взаимодействие этих тенденций обеспечивало масштабное неэквивалентное перераспределение ресурсов востока России в пользу ее западных регионов. Так, в 1995 г. более 20% валового общественного продукта востока России было направлено на создание общего положительного сальдо страны. Однако это сальдо использовалось не только для поддержки запада России (табл. 9.11).

Из табл. 9.11 следует, что доля общего положительного сальдо востока России, идущая на поддержку российских регионов-реципиентов, т.е. используемая внутри страны для укрепления целостности ее экономики, в течение последних лет неуклонно уменьшалась и составила в 1995 г. лишь немногим более 40 %. В то же время доля чистого вывоза из России в основном в страны дальнего зарубежья за тот же период непрерывно возрастала и достигла почти 60%.

Таблица 9.11
Структура использования положительного сальдо всех регионов-доноров России, %

Направления использования сальдо

1987

1990

1993

1994

1995

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

В том числе:

на поддержку регионов-реципиентов

 

71,6

 

77,9

 

54,0

 

54,8

 

41,5

на чистый вывоз из России

28,4

22,1

46,0

45,2

58,5

Выявление функций федерального и регионального государственного регулирования по обеспечению целостности российского экономического пространства и количественный анализ результатов его деятельности позволяют сформулировать следующие основные направления совершенствования этих функций:

  • дальнейшее осуществление донорства востоком России ради сохранения экономической стабильности в стране;
  • использование результатов этого донорства во все большей мере для нужд России, а не для дальнего зарубежья (табл. 9.7);
  • обеспечение большей равномерности в образовании общего положительного сальдо регионами-донорами востока России и в его распределении между регионами-реципиентами России. Это предполагает значительное снижение доли Центрального, Северо-Западного регионов и одновременное резкое увеличение доли в первую очередь Дальневосточного, Центрально-черноземного экономических районов (см. табл. 9.9).

Таким образом, динамика макроэкономических региональных пропорций современной России объективно требует сохранения и существенного усиления действенности их федерального и регионального государственного регулирования в целях укрепления целостности российского экономического пространства и сохранения социально-экономической стабильности в стране.

Контрольные вопросы

  1. Охарактеризуйте схему экономического пространства России и его региональные особенности. Дайте понятие макроэкономических пропорций.
  2. Какова взаимозависимость регионов в экономике России?
  3. Назовите основные проблемы «Запад-Восток» в современной российской экономике.
  4. Дайте определение регионов-доноров и регионов-реципиентов.
  5. Каковы задачи федерального и регионального управления по обеспечению целостности российского экономического пространства?

[1] Гапоненко А.Л. Основы менеджмента. — М.: РАГС, 2000.

[2] Клоцвог Ф.Н. и др. Новые тенденции межрегиональных связей российской экономики // Проблемы прогнозирования. — 1996. — №2. Эти исследования, финансируемые Российским гуманитарным фондом, продолжаются и в настоящее время.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com