Перечень учебников

Учебники онлайн

Религия в современном мире

Соперничество со светскими идеологиями

Западная культура в форме материализма и потреби тельства сегодня является доминирую щей во многих регионах планеты. Огромные торговые центры превратились для многих людей в хра мы современности.

Для многих наших современников ре лигия является не более чем абстрактным понятием. Их жизни, их общес тва формируются под непосредственным либо косвенным влиянием сугубо светских идеологий. До недавнего времени марксистская модель коммунизма безраздельно господствовала на обширных участках Земли, но, не смотря на то что эта идеология, похо же. утратила свое былое значение, она по-прежнему продолжает оказывать определенное влияние на умы. Большинство людей на Западе, отка завшись от старых религиозных истин в пользу науки и рассудка, вновь ока зались дрейфующими по волнам оче редной эпохи "постмодернизма" и способны только на субъективные оценки постулатов истины. Западная культура, и в особенности культ пот ребления. распространились повсюду в мире, несмотря на тот факт, что даже приверженцы благ, которые не сет эта культура, стали более полно осознавать и ее недостатки.

Именно в таком контексте опериру ют все современные религии и который, несомненно, оказывает на них влияние. Великие вероучения столкну лись с вызовами как со стороны соперничающих религий, так и с угрозой, таящейся в необходимости преодоле ния глубокого разрыва между религиозным и светским мировоззрениями.

Настоящая статья начинается с краткого общего обзора западной культуры и заканчивается анализом двух наиболее важных светских идео логий современности.

Западная культура

Тони Лэйн

В середине восьмидесятых годов по телевидению прошел цикл передач Джона Робертса под общим названи ем "Триумф Запада" в противоположность классическому труду Освальда Шпенглера "Закат Европы" (1918). Джон Роберте проследил пути разви тия западной культуры, показал ее поступательное движение по планете и, в конечном счете, превращение в общемировую культуру. Те регионы Земли, которые наиболее враждебно относились к Западу, обычно выражали подобное негативное отношение посредством западной же идеологии, а именно марксизма.

Однако с 1985 года ситуация пре терпела определенные изменения. Марксистская модель коммунизма оказалась в состоянии, как представляется, глубокого и перманентного кризиса, когда даже единственная оставшаяся крупная "коммунисти ческая" страна (Китай) с энтузиаз мом распахивает объятия капитализ му. Поскольку кончина коммунизма никоим образом не предполагает не критичное принятие рыночной моде ли капитализма, наследники мар ксизма в настоящее время скорее за няты поисками путей регулирования и "смягчения" капитализма, чем по исками способов его упразднения. В то же время основным идеологическим оппонентом Запада становится воинствующий ислам. Однако в то время, как ислам и другие тради ционные вероисповедания (такие как индуизм) могут оказать сопротивле ние западной культуре, в действи тельности они выступают как защитные механизмы, ограничивающие, и, в определенной степени, отклоняющие ее поступательное движение, но отнюдь не в качестве серьезных со перников на мировой сцене. Воинствующий ислам ограничен рамками мусульманского мира, тогда как западная культура не знает границ.

Но что подразумевается под за падной культурой? Совершенно очевидно, что было бы ошибочным представлять ее как нечто однородное; некоторые составляющие ее многообразия рассмотрены в после дующих статьях. Тем не менее су ществуют единые основополагающие принципы, присущие Западу, чье влияние заметно ощущается повсе местно в мире, несмотря на то что они разделяются далеко не всеми. Вот некоторые из них:

  • Фундаментальным принципом за падной культуры является примат индивидуума над обществом. Об щество состоит из совокупности ин дивидов, преследующих различные цели и имеющих разные устремле ния. Права человека в своей основе видятся как примат прав личности над правами общества. (Много ска зано о правах личности, однако мало говорится об ответственности личности перед обществом.) Люди оцениваются как индивиды, то есть ско рее по своим отличительным призна кам. чем по тому, что их объединяет. Общество, наподобие маоистского Китая, где все носят одинаковую одежду, выглядит в глазах западного либерала как нечто унылое, угнетаю щее и конформистское.
  • Исходя из вышеизложенного, сво бода изначально видится как свобо да личности от принуждения об щества. Индивиды должны быть свободны в своих убеждениях и пос тупках в той степени, пока это не ограничивает свободу других индиви дов. Таким образом, западное общес тво, в отличие от большинства об ществ в истории, не имеет законов, направленных против адюльтера и проявляет все большую терпимость к разводам. Свобода личности является высшей ценностью даже в том случае, когда в результате этого страдает общество. Западу удалось воплотить принципы этой либераль ной концепции в Декларации прав человека ООН. Большинство на За паде легкомысленно полагают, что декларация является лишь утвержде нием истины, сформулированным в "чистом" виде, без налета культуры. не осознавая при этом, до какой степени она представляет собой образец западной традиции эпохи постпросве щения.
  • Основной упор на свободу личности неуклонно приводит к принципу толерантности. Общество должно проявлять терпимость к самому широ кому спектру религиозных и полити ческих убеждений. В политике данный принцип выражается в функцио нировании многопартийных систем; эта западная концепция еще десять лет назад казалась присущей только самому Западу, однако сегодня она пытается утвердиться во всем мире.
  • По отношению к религии это пред полагает свободу вероисповедания и право личности на смену своих убеждений. Последнее положение, далеко не являясь всеобщей истиной, лишь недавно было принято на Запа де после столетий религиозных кон фликтов. Более традиционные общества, не приемлющие примата личнос ти, проявляют значительно меньше энтузиазма в вопросе подобной толе рантности.

Необходимо признать, что осно вой религиозной терпимости на Западе является либеральный агности цизм. Пестрота религиозных убежде ний допускается в силу того, что религиозные верования не считаются слишком важным фактором,— в ко нечном счете, все религии ведут к Богу, если таковой существует. В конце жизненного пути каждый решает этот вопрос для себя лично, так как в любом случае истина оста ется сокрытой от нас.

Запад относится с терпимостью к религиозным верованиям как к убеждениям личности, так и в качестве аспекта культуры. Религия, которая заявляет права на истинность своих утверждений и объявляет, что бытие есть объективная реальность, но не личная система ценностей, находит холодный прием. Исламский фундаментализм, несомненно, является той религией, которая в наименьшей сте пени приемлет роль, отводимую ей западной культурой.

Другим, менее идеологизирован ным, но не менее важным аспектом западной культуры выступает мате риализм и потребительство. Совре менная наука развилась в идеологическом контексте западного христи анства и продолжает процветать. особенно на Западе. Она дала жизнь современной технологии, которая достигла ошеломляющих успехов в производстве материальных благ.

Современные жилища на Западе (даже у бедных слоев населения) пе реполнены подобными благами, несу щими комфорт (электричество и ос вещение), здоровье (медикаменты) и развлечения (телевидение), избавляющими человека от тяжелой, из нурительной работы (стиральные ма шины. компьютеры).

В последнее время экологи стали указывать на опасность технологической эксплуатации природы, хотя в данном случае решение проблемы, вероятно, кроется в создании техно логий, реагирующих на потребности экологии, а не в возврате к дотехно- логическому миру. Развивающиеся страны проявляют больше заинтересованности (не совсем обоснованной) в западном материализме и потребительстве, чем в западной идео логии, несмотря на то что оба эти аспекта не могут быть полностью разделены.

И наконец западная культура является культурой развлечений. Тех нология привела к увеличению сво бодного времени человека, благодаря сокращению рабочих часов и приме нению трудосберегающей бытовой техники. Она также привела к появ лению бесчисленного количества средств развлечения: телевидения, видео, компьютерных игр и т.д. Развлечение стало таким же обязательным (и столь же отупляющим?) яв лением. как и другие наркотики, и оказало глубочайшее воздействие на культуру. Сегодня не существует бо лее оскорбительного ярлыка, чем "тоскливый" или "скучный". Серьез нейшие аспекты жизни — образова ние, политика, религия —вынужде ны подаваться в развлекательной упаковке для того, чтобы привлечь внимание, а это, в свою очередь. оказывает неоспоримое влияние на их содержание.

Имеются все указания на то, что влияние западной культуры продолжа ет возрастать и что она, по всей видимости. усилит, а не уменьшит, свое воздействие на умы людей в большом количестве стран мира. Все религии будут вынуждены считаться с этим процессом и реагировать на него.

Коммунизм и посткоммунизм

Филип Уолтере

Советский Союз и Восточная Европа

В 1917 году революционная партия ( большевики ) от имени трудящихся захватила власть в России, и на протяжении последующих семидесяти лет страна следовала курсом марк систско - ленинского учения.

При Сталине власть партии сме нилась единоличным руководством страной и. таким образом, установи лась тоталитарная система социаль но - идеологического контроля.

В хрущевско - брежневскую эпоху тоталитарная система эволюциониро вала в авторитарный режим, при котором руководство страной ожидало от населения проявлений не револю ционного энтузиазма, но пассивнос ти и продолжало раздавать обеща ния о неуклонном росте жизненного уровня.

Аналогичным курсом следовали и коммунистические правительства, пришедшие к власти в ряде государств Восточной Европы после второй мировой войны, что было вызва но вмешательством Советского Со юза во внутренние дела этих стран. В конечном счете эпоха сталинского контроля сменилась более дифферен цированными подходами к означен ным государствам : сущность и жесткость установленных там режимов стала зависеть от культурных, политических и религиозных традиций этих стран. Надежды на возможность эволю ции традиционной Советской модели социализма и перехода к " социализ му с человеческим лицом ", появившиеся было в 60- х годах, рухнули после подавления " Пражской весны " 1968 года в Чехословакии с помощью вооруженных сил ; эта дата также знаменует конец какого бы то ни было значимого христианско - мар - ксистского диалога в Восточной Европе.

В посткоммунистической Москве , сердце бывшего Советского Союза , марксизм уступает место коммерции и потребительству . На некоторых пластиковых пакетах изображен серп и молот , на других звездно - полосатый флаг США .

В 70-80-х годах во многих стра нах Восточной Европы установилось своего рода молчаливое согласие между правящей верхушкой и народом; в обмен на гарантированный мир, социальную стабильность, про довольствие, жилье и работу граждане должны были оставаться полити чески пассивными и подчиняться решениям властей. Практически от сутствовала возможность реализации личной ответственности, и полага лось лишь минимальное поощрение. а в иных случаях и наказание — за проявление личной инициативы.

Характеризуя период 60-70-х го дов, необходимо отметить, что он явился временем экономического роста Советского Союза и стран Вос точной Европы. Однако к 1980 году стало очевидно, что коммунистичес кая экономика базировалась на уста ревших предприятиях тяжелой про мышленности и эксплуатации приро дных ресурсов до такой степени, которая становилась все более не приемлемой для развитых стран и что наметилось ее серьезное отстава ние от экономики западных госу дарств. В то же время бурный рост информационных технологий, жиз ненно важных для современной эко номики, был явно несовместим с ав торитарными методами контроля со ветского образца. Юрий Андропов в 1982-1984 гг. предпринял попытку добиться роста производительности труда и искоренения всепроникаю щей коррупции. Подобные же попыт ки характерны и для первых лет пе рестройки, начатой Михаилом Горба чевым в 1985 году.

Неореализм Кремля стал факто ром решающего значения для будущ ности Восточной Европы: отныне коммунистическим странам Восточ ной Европы дозволялось "идти своим путем". С этого момента события 1989 года, включая падение Берлинс кой стены, стали лишь делом време ни. Восточноевропейские лидеры испытали глубокую горечь и разоча рование, почувствовав себя преданными после осознания того факта, что единственное и решающее оправдание существующего положения дел, а именно вмешательство Совет ского Союза, было устранено.

Китай

В Китае идеологический и бюрократический контроль за населением, проводимый под знаменем маоизма, еще более укрепился во время Куль турной революции (1966-1976). В конце 1970-х гг. экономический прагматизм привел к развитию эко номики смешанного типа с привлече нием западных инвестиций. Однако если и имелись ожидания того, что данный процесс может сопровождаться развитием плюрализма в идеологии. все они оказались похороненными в результате ответных мер правительства на студенческие во лнения 1989 года: бойня на площади Тяньаньмень еще более укрепила контроль над страной престарелых партийных лидеров.

Африка и Латинская Америка

В Африке, как, впрочем, и других странах третьего мира, коммунисти ческие правительства как правило приходили к власти в результате войн за независимость. В ряде слу чаев имело место прямое вмешатель ство Советского Союза; в брежневс кие времена странам третьего мира, чьи правительства называли себя марксистско-ленинскими и были готовы поддержать Советский Союз на международной политической арене, предлагалась массированная помощь со стороны СССР.

В Латинской Америке коммунис тические правительства Чили и Ни карагуа, избранные прямым голосо ванием, вызвали враждебное отно шение США.

Неореализм Горбачева, практико вавшийся с 1985 года и приведший к стремительному сокращению эконо мической и политической поддержки ряда марксистских режимов стран третьего мира, оказался для послед них фатальным.

Крах коммунизма

Мирные революции 1989 года, тран сформировавшие коммунистические страны Восточной Европы, подпиты- вались. в широком смысле, из двух источников.

Во-первых, творческая интеллиген ция и верующие объединились в борьбе за права и свободы личности, систематически попираемых комму нистическими системами. Они получи ли поддержку папы Иоанна Павла II, поляка по происхождению, который в своих речах с момента избрания его на престол в 1978 году ни на мгновение не переставал отстаивать честь и достоинство трудящихся.

Они обратились к "общечелове ческим ценностям" и отстаивали су ществование всеобщих истин, вступив, таким образом, в противоречие с марксистским догматом, рассматри вающим ценности в зависимости от экономических и политических реа лий. Они обращались к каждому гражданину с призывами преодолеть лицемерие и двуличие, заключающи еся в противоречии между тем, что говорится и думается.

Светские и религиозные активис ты говорили в унисон: "жить по правде" (Вацлав Гавел), "жить не по лжи" (Александр Солженицын).

Во-вторых, рядовые граждане стремились, чтобы их государства как можно скорее присоединились к капиталистическому Западу, чтобы получить возможность воспользо ваться всеми благами рыночной эко номики. Во время перемен звучали голоса, призывающие к поиску "третьего пути" для Восточной Европы: постепенного внедрения принципов рыночной экономики не отказы ваясь при этом от социальных гаран тий, которые, несомненно, предоставляла коммунистическая система. Однако никто так и не по пытался реально последовать "треть им путем": свободный рынок реали зовался в Восточной Европе, а вско ре и в посткоммунистическом Советском Союзе в своем "чистом" и "несмягченном" виде.

Реакция

Возвращение реакции не заняло мно го времени. В течение четырех лет после 1989 года коммунисты вновь пришли к власти, сначала в Литве, а затем и в Польше. Необходимо при знать. что никто не собирался повер нуть время вспять и восстановить прежнюю систему со всеми присущими ей недостатками: однако наряду с этим получил широкое признание тот факт, что абсолютно свобод ный индивидуализм представляет собой шаткую основу строительства истинно демократического и плюра листического общества. Именно в посткоммунистический период как на Востоке, так и на Западе вновь развернулись дебаты между "либералами" и "коммуналистами" (общин никами) в области политической фи лософии.

Другим феноменом стало возро ждение национализма в Восточной Европе, что частично объясняется попытками группового самосознания и самоутверждения в мире внезапно утраченных ориентиров и ценностей. В своих крайних проявлениях неонационализм выразился в форме агрес сивного расизма и антисемитизма. Кроме того, в различных частях Вос точной Европы и России начали появляться неофашистские партии. спекулирующие на недовольстве экономическими неурядицами, труднос тями и ощущении предательства на циональных интересов, и подталкивающие людей к поиску козлов отпущения.

Будучи единственным легальным институтом, предлагающим в эпоху коммунизма альтернативную мар ксизму-ленинизму систему убежде ний в Восточной Европе, церковь оказывала поддержку и защищала группы и отдельных индивидов, на ходившихся в оппозиции к существу ющему status quo .

Однако в посткоммунистический период роль церкви стала значитель но более проблематичной, так как наряду с триумфом она вынуждена была и защищаться. Должна ли цер ковь принять участие в социальных и политических дебатах наряду с другими соперничающими системами убеждений — либерализмом и наци онализмом — или она выступит в роли борца с крайними проявления ми индивидуализма, своекорыстием и материализмом свободного рынка и будет отстаивать традиционную систему ценностей?

Наряду с этим события 1989 года приветствовались теологами освобождения стран Латинской Америки. Теология освобождения зародилась в конце 60-х годов нашего столетия, именно в то время, когда в Восточной Европе был прерван христианс- ко-марксистский диалог. Христиане Латинской Америки, озабоченные проблемой улучшения положения бедных слоев населения, отчетливо видели, что им придется приложить много усилий для изменения струк туры экономической эксплуатации, и применили марксистский анализ в качестве инструмента для достиже ния этой цели.

От экзистенциализма к постмодернизму

Энтони Тиселтон

В значительной степени образ и то нальность современной светской мысли имеют основой насторожен ное отношение к разуму и рассудку, аргументации и объективной истине. В историческом аспекте именно Им мануил Кант(1724-1804) явился первым философом, который пошел дальше простого использования поня тия разума. Он поставил трудные во просы о его компетенции и границах. Конечной целью его философии явилось обоснование приоритета челове ческой воли, но не разума в вопро сах, имеющих отношение к критериям абсолютной истины и ценности.

Границы разума

Появившиеся после Канта мыслители девятнадцатого века по-разному оценивали роль разума. Само слово "экзистенциализм" подчеркивает ко нечность "экзистенции" как конкретного здесь-и-сейчас. В этом контекс те "экзистенция" соотносится не с "не-экзистенцией", но с "эссенцией", "сущностью". "Сущность" определя ет внутреннюю природу вещей на глубинном уровне, но ускользает от постижения человеческим разумом. С другой стороны человеческое бы тие связано и с человеческой волей, и в целом с человеческой сутью. Оно (в противоположность сущности) не является исключительно продуктом полета мысли и работы разума.

Гегель (1770-1831) сделал попыт ку вновь вознести разум на пьедес тал. подчеркивая возможность опери рования понятием "абсолюта", который находится вне пределов актов мышления, заключенных в конечные исторические ситуации жизненного процесса.

Первый мыслитель-экзистенциа лист Серен Кьеркегор (1813-1855) отвергал философию Гегеля за из лишний размах, оптимизм и недоста точное внимание к человеческому бытию в его конечных границах. Экзистенциализм выступает в разнообразии форм, но все они характеризу ются глубоким недоверием, а зачас тую и пессимизмом по отношению к способностям человеческого разума. Мы не в состоянии постичь оконча тельную истину путем простого тео ретизирования и выдвижения неких аргументов, так как не можем разо рвать оковы логики собственных убеждений. Я вижу то, что вижу, потому. что стою там, где стою.

Несмотря на имеющиеся разли чия, все, кого мы можем назвать эк зистенциалистами, разделяют следу ющие установки:

  • Примат волн над разумом.
  • Примат практических интересов над теоретическими рассуждениями.
  • Примат личного над абстрактным.
  • Примат личностного бытия над общей сущностью.
  • Примат непосредственной вовле ченности над отдаленной объектив ностью.

Христианский или светский? Надежды на возможность эволю ции традиционной Советской модели социализма и перехода к " социализ му с человеческим лицом ", появившиеся было в 60- х годах, рухнули после подавления " Пражской весны " 1968 года в Чехословакии с помощью вооруженных сил ; эта дата также знаменует конец какого бы то ни было значимого христианско - мар - ксистского диалога в Восточной Европе.

В посткоммунистической Москве , сердце бывшего Советского Союза , марксизм уступает место коммерции и потребительству . На некоторых пластиковых пакетах изображен серп и молот , на других звездно - полосатый флаг США .

В 70-80-х годах во многих стра нах Восточной Европы установилось своего рода молчаливое согласие между правящей верхушкой и народом; в обмен на гарантированный мир, социальную стабильность, про довольствие, жилье и работу граждане должны были оставаться полити чески пассивными и подчиняться решениям властей. Практически от сутствовала возможность реализации личной ответственности, и полага лось лишь минимальное поощрение. а в иных случаях и наказание — за проявление личной инициативы.

Характеризуя период 60-70-х го дов, необходимо отметить, что он явился временем экономического роста Советского Союза и стран Вос точной Европы. Однако к 1980 году стало очевидно, что коммунистичес кая экономика базировалась на уста ревших предприятиях тяжелой про мышленности и эксплуатации приро дных ресурсов до такой степени, которая становилась все более не приемлемой для развитых стран и что наметилось ее серьезное отстава ние от экономики западных госу дарств. В то же время бурный рост информационных технологий, жиз ненно важных для современной эко номики, был явно несовместим с ав торитарными методами контроля со ветского образца. Юрий Андропов в 1982-1984 гг. предпринял попытку добиться роста производительности труда и искоренения всепроникаю щей коррупции. Подобные же попыт ки характерны и для первых лет пе рестройки, начатой Михаилом Горба чевым в 1985 году.

Неореализм Кремля стал факто ром решающего значения для будущ ности Восточной Европы: отныне коммунистическим странам Восточ ной Европы дозволялось "идти своим путем". С этого момента события 1989 года, включая падение Берлинс кой стены, стали лишь делом време ни. Восточноевропейские лидеры испытали глубокую горечь и разоча рование, почувствовав себя преданными после осознания того факта, что единственное и решающее оправдание существующего положения дел, а именно вмешательство Совет ского Союза, было устранено.

От экзистенциализма к постмодернизму

Энтони Тиселтон

В значительной степени образ и то нальность современной светской мысли имеют основой насторожен ное отношение к разуму и рассудку, аргументации и объективной истине. В историческом аспекте именно Им мануил Кант(1724-1804) явился первым философом, который пошел дальше простого использования поня тия разума. Он поставил трудные во просы о его компетенции и границах. Конечной целью его философии явилось обоснование приоритета челове ческой воли, но не разума в вопро сах, имеющих отношение к критериям абсолютной истины и ценности.

Границы разума

Появившиеся после Канта мыслители девятнадцатого века по-разному оценивали роль разума. Само слово "экзистенциализм" подчеркивает ко нечность "экзистенции" как конкретного здесь-и-сейчас. В этом контекс те "экзистенция" соотносится не с "не-экзистенцией", но с "эссенцией", "сущностью". "Сущность" определя ет внутреннюю природу вещей на глубинном уровне, но ускользает от постижения человеческим разумом. С другой стороны человеческое бы тие связано и с человеческой волей, и в целом с человеческой сутью. Оно (в противоположность сущности) не является исключительно продуктом полета мысли и работы разума.

Гегель (1770-1831) сделал попыт ку вновь вознести разум на пьедес тал. подчеркивая возможность опери рования понятием "абсолюта", который находится вне пределов актов мышления, заключенных в конечные исторические ситуации жизненного процесса.

Первый мыслитель-экзистенциа лист Серен Кьеркегор (1813-1855) отвергал философию Гегеля за из лишний размах, оптимизм и недоста точное внимание к человеческому бытию в его конечных границах. Экзистенциализм выступает в разнообразии форм, но все они характеризу ются глубоким недоверием, а зачас тую и пессимизмом по отношению к способностям человеческого разума. Мы не в состоянии постичь оконча тельную истину путем простого тео ретизирования и выдвижения неких аргументов, так как не можем разо рвать оковы логики собственных убеждений. Я вижу то, что вижу, потому. что стою там, где стою.

Несмотря на имеющиеся разли чия, все, кого мы можем назвать эк зистенциалистами, разделяют следу ющие установки:

  • Примат волн над разумом.
  • Примат практических интересов над теоретическими рассуждениями.
  • Примат личного над абстрактным.
  • Примат личностного бытия над общей сущностью.
  • Примат непосредственной вовле ченности над отдаленной объектив ностью.

Христианский или светский? Наиболее любопытной чертой этих характеристик является то. что они в равной мере могут быть использова ны как в философских системах с упором на христианство (Кьеркегор), так и светских и атеистических уче ниях (Фридрих Ницше, 1844- 1900).В границах этого спектра Кьеркегор был протестантом-индивидуалистом; Ницше — воинствующим атеистом; Карл Ясперс (1883-1973) осознавал ценность религии, однако отвергал исключительность традици онного христианства; Мартин Хай- деггер (1844-1976) не оставлял места Богу.

Габриель Марсель (1889-1973) писал с позиций католицизма. Одна ко Жан Поль Сартр (1905-1980) и Альбер Камю (1913-1960) нападали на религиозные и христианские ве роучения.

Такое различное применение единых для них установок легко объяс нимо. Кьеркегор заполняет вакуум, образовавшийся из-за отсутствия понятия разума и теории, понятиями вера, решимость, риск и послуша ние. В тот же вакуум, или "бездну", Ницше помещает эгоизм, желания и властные устремления, рядящиеся под иллюзорные заявки на истину. Кьеркегор рассматривал разум как фальшивое алиби, отвлекающее лю дей от истинной веры и послушания Богу. Ницше рассматривал разум как фальшивое алиби, позволяющее лю дям выдавать свои корыстные инте ресы за объективную истину.

Христианский экзистенциализм по Кьерксгору утверждает, что:

  • Существование Бога не может быть аргументированно доказано и должно приниматься на веру.
  • Христианская вера не согласуется с догматами истины, она суть обяза тельство и послушание.
  • Бог находится далеко за пределами человеческого разума: истина о Господе заключает в себе парадокс.

Атеистический экзистенциализм по Ницше утверждает, что:

  • Человеческие существа проециру ют понятие Бога для придания своим желаниям и интересам формы закон ности реальности исполнения.
  • Таким образом. Бог является лишь полезным орудием или функциональным шифром для поддержки манипу- лятнвной риторики: продукт реши мости.
  • Все заявки на объективную или окончательную истину иллюзорны: религия является системой ценнос тей и интересов, рядящихся под сис тему истины.

Предмет и мыслители экзистенциализма

Ницше считается первым постмодер нистом (см. ниже), так как его взгляды далеко опережают многие из положений светских идеологий конца двадцатого века. Однако, для того чтобы составить более цельное пред ставление об экзистенциализме, мы должны упомянуть Ясперса, Хайдег- гера. Марселя, Сартра и Камю.

Карл Ясперс занимался психиатрией и философией. Он подчеркивал. что часто выдаваемое за "объективную истину" отражает лишь рутин ные представления текущего момен та. Как можно определить, что ис тинно? Ясперс отмечает, что в кризисных ситуациях, когда жизнен ные ресурсы пациента истощаются. все наносное, второстепенное зачастую слетает, оставляя лишь подлин ные. истинные для пациента ценнос ти. С одной стороны, такой подход может оказать терапевтическое воздействие. восстанавливая человеку реальность. С другой стороны, то, что предположительно является аутентичной истиной, тоже различа ется в зависимости от конкретного индивида.

Мартин Хайдеггер полемизировал насчет того, что даже казалось бы общие вопросы философии могут ставиться только конкретно, с исходных позиций мыслителя. Он или она могут философствовать только из пределов своих предшествующих го ризонтов. Мыслитель никогда не сможет полностью вырваться из ра мок и проблематики этих радикаль ных пределов.

Хайдеггер считал, что традицион ная философия не смогла адекватно учесть эти пределы и границы, вы страиваемые горизонтами индивида. Вслед за Ницше Хайдеггер предвосхитил постмодернистов в предсказа ниях "конца" философии (включая теологию) в традиционном смысле этого понятия, рассматривая в своих поздних трудах вариант возрождения мышления "вслушивания" посредством созерцательного обновления, которого можно ждать до бесконеч ности.

Габриель Марсель пытался использовать экзистенциалистские ус тановки в более позитивных целях в рамках христианства и гуманисти ческих концепций. Рациональность и наука слишком часто рассматривают человека как "случай для изучения" либо "статистическую единицу" в рамках научной теории. Но более личностный и менее рационалисти ческий подходы могут помочь в воз рождении достоинства человека, который. в конечном счете, представляет собой не какие-то "данные" для ученых (включая ученых-медиков и социологов), но активных агентов или субъектов. Сартр и Камю вслед за Ницше подвергали нападкам лю бое определение универсальной или объективной истины, считая ее ил люзорной.

Там, где Ницше видел религию и философию как худших из злодеев, скрывающих корыстные интересы личности или группы под личиной истины для всех, Сартр и Камю так же обрушились на паутину ограниче ний. налагаемых тем, что выдается за истину в банальной системе ус ловностей общества. Личность не до лжна впадать в обман, считая, что представления, вкладываемые общес твом в понятия "Бог", "истина" или "правильное поведение", являются ограничителями или представляют какую-либо ценность для свободо мыслящего индивида. К условностям нужно относиться с насторожен ностью.

Смерть и возрождение постмодернизма

Такие взгляды пользовались особой популярностью в послевоенном Па риже. Однако в конце 50-х годов на ступил период реакции, направлен ной против смешения понятий субъ ективности (личность человека является агентом, но не объектом) и субъективизма (все воспринимается под углом зрения и соответственно личным устремлениям индивида).

Если экзистенциализм и умер в 1950-х годах, многие из его посылок были вновь извлечены на свет в транспонированном виде движением. которое примерно в 1967 году воз главили Барте и Деррида. "Модерн" часто ассоциируется с универсальны ми рациональными заявками на истину, особенно теми, которые выдвигаются математикой и наукой. В противоположность этому постмо дернизм выражает утрату веры в любую универсальную истину. Все заявки на истину рассматриваются как построения, служащие исключительно интересам отдельных групп. Его основное отличие от экзистенциализ ма заключается в не только и не столько в признании фундаменталь ной ограниченности ошибочности действий индивида. Общество в це лом не в состоянии подняться над системой ценностей и посылок исти ны, которую оно же и создало. Каждая из группировок власти строит определение того, что является "нормальным" для общества, таким образом, чтобы обеспечить свои соб ственные интересы.

Воздействие на общество

К концу двадцатого века все это привело, как стало очевидно, к фрагментации "того, что считается истиной". Различные этнические группы, полы, наконец, различные классовые и профессиональные ин тересы принялись оперировать раз личными критериями истины. Однако это ведет к невозможности любого диалога между различными общностями людей. Рациональная аргументация сводится в этом слу чае к манипулятивной риторике. Люди в отчаянии ищут какое-то гло бальное видение или единые подхо ды к данной проблеме.

Если заявки на истину видятся только лишь как манипуляции групп интересов в борьбе за власть, это генерирует (что совершенно понятно) подозрительность, конфликты и на силие. Во всех бедах обвиняются властные интересы отдельных груп пировок. Все вышеизложенное пред ставляет собой светскую идеологию в самом полном смысле этого определения. Постмодернизм, наконец, показывает свое истинное лицо, предлагая отнюдь не свободу, как он заявляет, но конфликты и неопределенность, и приглашает винить во всех напастях властные интересы соперничающих групп.

Духовные искания

Джон Аллан

Девятнадцатый век ознаменовался взрывом борьбы за независимость. Романтизм как движение выступил популяризатором образа отвлеченно го наблюдателя, чье мироощущение оставалось замкнутым в границах со зданного им же мира. Политические изменения привели к перекройке карты Европы, когда небольшие на циональные государства стали объяв лять о своем выходе из состава об ширных империй. Промышленная революция расколола патриархаль ные общины и. сорвав людей с наси женных мест, вовлекла их в обезли- ченность городской жизни. Эмигра ция привела в Америку толпы обездоленных европейцев, стремив шихся начать новую жизнь. Это было время, когда каждый стоял сам за себя и сам принимал решения. Поэтому неудивительно, что в этот период религия также начала приобретать самые разнообразные формы. Этот процесс был особенно характерен для восточного побе режья Америки, где в атмосфере не устоявшихся отношений и необус троенности жизни пограничные груп пы, каждая со своей собственной программой, повели борьбу с крупными устоявшимися формами рели гии за лояльность людей. Именно в этой атмосфере зародился феномен современных культов.

Пограничные религиозные группы

Две из наиболее значительных пограничных религий возникли в непосредственной близости друг от друга, в штате Нью-Йорк. Церковь Иисуса Христа и Святых Последнего Дня (мормоны) была основана на утвер ждениях Джозефа Смита, младшего сына фермера, объявившего о том, что пред ним предстал ангел и отк рыл ему место, где были зарыты в землю золотые пластины с начертан ной на них историей переселения в Америку двух волн библейских наро дов. Золотые пластины призваны были исправить ошибки, допущен ные существующими церквами и вос становить христианство в том виде, как того желал Господь.

Лишь немногие (если вообще кто-либо) видели золотые пластины, одна ко интерпретация Смитом якобы пове данного ему — Книга Мормона — по-прежнему является основой веро учения мормонов (несмотря на то что она была дополнена рядом новых догматов и без лишнего шума изме нена во многих местах по сравнению с исходным вариантом Смита). Се годня церковь Смита несомненно является самой динамичной пргранич- ной группой, принадлежащей к хрис тианству.— в основном благодаря энергичной реализации двухлетней программы добровольной миссионер ской деятельности, в результате ко торой большое число проповедников- мормонов разъехалось по всему миру.

Почти в то же время, а именно 31 марта 1848 года, маленькая девоч ка смогла вступить в контакт с духом. Семье Фокс из Аркадии, штат Нью-Йорк, докучало загадочное при видение. и вот теперь их младшая дочь открыла способ общения с ним. Несмотря на насмешки, которыми была встречена эта новость, извес тие о ней получило широкий резо нанс, и в течение нескольких лет еще одно новое вероучение — спи ритизм — стало находить своих приверженцев повсюду в мире.

Бхагован Шри Рой - ниш , известный культовый деятель 80- х годов нашего веко , проезжает мимо рядов своих последователей , облаченных в оранжевые одежды ( Орегон , США ). Начиная с 60- х годов восточные течения приобрели особую привлекательность для представителей западного мира , занимающихся духовными исканиями .

Мир спиритизма не представляет из себя единого целого. Существует множество различных течений, кото рые можно условно разделить на последователей Алена Кардека (поль зующегося влиянием во Франции и Бразилии) и тех, которые представ лены группами вроде Национального Союза Спиритов Великобритании. Даже в самом НСС ведутся ожив ленные дебаты на предмет того, яв ляется ли спиритизм религией с при сущими последней жесткими догматами веры или свободным духовным поиском. "Христианские спириты" веруют в Иисуса Христа, так как они принимают откровения духов, кото рые удостоверяют божественность Христа: однако ряд спиритов не принимает подобные откровения.

Следующая волна пограничных религиозных групп пришлась на конец XIX века. В то время наблюдал ся рост интереса к религиозным концепциям Востока, которые мы и по пытаемся рассмотреть в данном разделе. Однако именно напряженное ожидание конца света привело к со зданию в начале 1880-х годов общес тва Свидетелей Иеговы (или Об щества Сторожевой башни, Библии и брошюр). Свидетели получили известность благодаря своей энергич ной, напористой работе по месту жительства после 1922 года, когда их лидер, судья Рутерфорд, выдви нул идею о том. что каждый Свидетель должен энергично агитировать за движение, спасая человечество от грядущего Армагеддона, в котором найдут свою гибель три миллиарда людей.

20-е и 30-е годы явились эпохой коммерции и психологии. Свидетели были отнюдь не единственной груп пой, отточившей в этот период тех нику сбыта своих идей. Бывший рек ламный агент Херберт Армстронг основал собственную группу, построив свое учение на идиосинкразической трактовке Библии; его движение реа-лизовывало идеологический товар посредством радиопрограмм, а позд нее и через бесплатный глянцевый журнал "Чистая Истина". "Радио Церковь Господа" теперь называет ся "Всемирная Церковь Господа" и, несмотря на скандалы, раздирающие ее. эта группа по-прежнему процве тает и имеет большой объем веща ния в эфире.

Однако самое значительное рели гиозное движение нашего века появилось в 60-х годах. После ухода в небытие эры психоделии и поисков духовности, основанной на приеме наркотиков, появилось множество групп, предлагающих аналогичный духовный "кайф" без химической уг розы здоровью. Движение Харе Кришна ( ISKCON ) и Миссия Божественного Света являются двумя примерами подобных групп

Движение Иисуса также породи ло ряд девиантных христианских групп в приблизительно тот же пери од времени. Дети Господа (изменив шие название на Семья Любви, или просто Семья, но по-прежнему широ ко известные под своим оригиналь ным названием) положили в основу своего учения противоречивые наставления экс-проповедника Давида Берга, "Моисея Берга", и постепен но утеряли контакт с ортодоксаль ным христианством. Они практиковали различные формы оккультизма, проституции как пути к познанию веры и даже педофилии (как утвер ждают некоторые).

Дети Господа получили извес тность за прочное овладение умами своих последователей; семидесятые годы нашего столетия стали време нем расцвета нескольких групп (Сай ентология, Церковь объединения и прочих), которые использовали различные методы принуждения для подчинения и удержания под своим контролем обращенных в их веру людей.

Этот период закончился на тра гической, кровавой ноте, когда 900 членов культа "Народного Храма" из Сан-Франциско совершили по прика зу своего лидера акт массового само убийства в Джонстауне, поселке, расположенном в тропиках Гайяны.

Тем не менее имеются признаки и доказательства того, что человеческая память коротка. В момент рабо ты над данной статьей многие груп пы, практически исчезнувшие после Джонстауна, начали вновь заявлять о себе. В 1993 году произошла новая трагедия, когда американские стражи порядка предприняли штурм штаб-квартиры Колена Давидова, последователей "пророка" Давида Кореша, что окончилось гибелью 86 сектантов.

В начале 80-х годов казалось, что Бхагаван Шри Райниш (бывший преподаватель философии в одном из университетов Индии) сможет со здать в Орегоне "культовый" город прежнего "строгого" типа. Но накануне смерти "Ошо" (так поклонники называли Райниша) движение раскололось из-за внутренних противоре чий. скандалов, обвинений в подтасовке голосов и отравлении. Новое, очистившее свои ряды движение Райниша в настоящее время ведет борьбу за восстановление своего бы лого влияния.

Синкретизм

В истории не раз имело_ место возни кновение новых религий путем син теза элементов различных вероучений. Такое явление получило назва ние синкретизм.

Две тысячи лет назад западный синкретизм был взращен римлянами. которые нашли, что он является весьма эффективным средством со хранения мира между различными народами, входившими в состав Рим ской Империи. До тех пор пока люди, пусть и формально, но отдавали дань уважения официальной религии, частные суеверия могли про цветать на задворках.

Именно так встретились и при чудливо переплелись соперничающие традиции, слившись в секретном зна нии тайных культов, процветавших бок о бок с раннехристианской цер ковью; в проникавшем повсюду гностицизме, который утверждал, что откровение и мудрость сокрыты во всех верах и которые сделали синтез вавилонской астрологии с магией зороастризма, эллинской философией и запретным христианством.

После принятия Римом христиан ства в качестве государственной ре лигии в 392 году нашей эры эти дви жения стали подвергаться преследо ваниям и ушли в подполье, откуда продолжали давать о себе знать в самые неожиданные моменты. Так. например, Синесиус (370-413), Епископ Птоломейский (Северная Африка), не только сочинял гностические гимны, но и посвятил алхимические комментарии высокому жрецу культа Сераписа.

В средние века верховная власть церкви не способствовала выражению идей синкретизма, хотя время от времени и продолжали возникать отдельные движения, такие как катары или альбигойцы в южной Франции и " Братство Свободного Духа " в северной Европе, и отдельные ученые, вроде Майкла Скотта ( около 1170-1232) и Гвидо Бонатти ( умер около 1300), которые заимствовали идеи многих религий в своих исследованиях в области магии.

Возможно, именно знакомство с арабскими учениями является ключом к пониманию такого развития истории : идеи, изгнанные из пределов христианского мира, начали вновь утверждаться в Европе арабами, что, тем не менее, не смутило Церковь. Папские эдикты 1318. 1320, 1331 и 1337 годов объявили синкретизм вне закона, и даже Данте в Божественной Комедии поместил Скота и Бонатти в ад.

Эпоха Возрождения ликвидировала подобные ограничения. Именно этот период сопровождался взрывом интереса к новым идеям, зачастую ранее запрещенным и преследовавшимся. Ученые этой эпохи в стремлении раздвинуть границы человеческого знания с трудом отделяли зерна от плевел. Такие ученые, как Джон Ди и Симон Формен. не видели никакого противоречия между занятием магией и ортодоксальным христианством. Тогда же было положено начало процессу изучения еврейской Каббалы, которая сама представляет синкретическую смесь иудаизма и идей магии, взятых из разных источников.

В конечном счете этот интерес пошел на убыль : алхимики не смогли получить золото из философского камня, и некоторые наиболее смелые мыслители поплатились жизнью за то, что зашли слишком далеко в своих исканиях ( как, например, Джордано Бруно, сожженный на костре инквизиции в 1600 году ). Однако заложенные теоретические традиции продолжали жить и вновь расцвели пышным цветом в восемнадцатом веке.

Это произошло в тот момент, когда несколько любителей оккультных наук, верящих в то. что масонство может являться " осколком таинств древних ", создали Общество Вольных Каменщиков ( пережиток средневековых гильдий ремесленников и квалифицированных работников ). Несмотря на запрет папы Клемента XII в 1/38 году, движение набирало силу : к нему примкнули другие тайные общества и лоджии, включая розенкрейцеров, веровавших в то, что они поддерживают давнюю традицию магического знания синкретизма, а также друидов, которые утверждали, что их учение отражало мудрость Пифагора, Каббалы и магии халдеев.

Только в конце девятнадцатого века группы, проповедующие синкретизм, стали пользоваться широкой популярностью.

Например, Мери Бейкер Эдди из Крисчен Саиенс учила, что болезни. грех, эпидемии и смерть являются лишь иллюзией смертного разума, что Бог должен рассматриваться как Наставник, но не как субъект. Подобное учение имеет больше связи с индуизмом, чем с Библией.

В теософии госпожа Елена Бла - ватская объявила о том. что ей открылась мудрость древних ( теософия ), которая лежит в основе каждой религии. Она считала гностиков " интеллектом и сердцем Церкви "; связь ее учения с доктриной кармы и реинкарнации, а также руководством со стороны таинственных " Вознесшихся ", обычно помещаемых в Тибете, демонстрирует восточные ориентиры направления ее мысли.

В то же время молодой персидский дворянин Бехаулла объявил себя " скрытым " Двенадцатым имамом, чье возвращение с надеждой ожидали мусульмане - шииты, а также " Святым Духом " (" махди "), чье пришествие было обещано Иисусом. Его последователи. известные как движение бсхаизм. считают, что они призваны объединить религии и установить всеобщий мир на Земле. Несмотря на трагическую гибель Бехаулла, идеи этого нового исламского синкретизма начали с удивительной быстротой распространяться в интеллектуальных кругах Запада, в основном благодаря усилиям его образованного, интеллигентного сына Аб - дулбеха.

В нашем столетии ценности синкретизма широко пропагандируются новыми религиозными группами постпсиходелической волны, о которых мы уже вели речь. У большинства восточных групп синкретический характер их учений выражен неотчетливо ( Миссия Божественного Света считала Иисуса одним из 42 " спасителей мира "), однако данное утверждение не относится к группе Церковь объединения ( или " последователи Муна ") из Кореи, широко известной именно своим синкретическим характером.

Для некоторых духовные поиски означают способ возврата к древним религиям . Эти современные друиды собираются в Стоунхендже , древнем мегалитическом сооружении , расположенном на юге Англии .

Астрология вызывает огромный интерес у наших современников как на Востоке , так и на Западе . Г - н Чонг Сван Лек ( Сингапур ), изображенный на фотографии , является профессиональным астрологом и гадателем по руке .

В их священной книге " Божественные принципы " причудливо переплетаются идеи христианства, необычная трактовка библейских сюжетов и евангельской терминологии, даосские представления о Боге и принцип инь - янь. Целью движения является объединение всех религий мира грядущим мессией, которым вполне может оказаться основатель группы Сун Мьюнг Мун.

Привлекательность Церкви объединения, вероятно, заключалась в ее попытках привить пользующиеся успехом идеи чужой веры ( христианства ) на древние национальные концепции и вырастить новую патриотическую веру, основанную на почитании Кореи. Именно подобное стремление являлось побудительной мотивацией многих движений, имеющих синкретический характер, таких как растафарийцы. соединившие христианство и афро - карибский национализм, и черные мусульмане, скрестившие идеи христианства с исламской теологией и вернувшие угнетаемым чернокожим американцам чувство собственного достоинства и цели в жизни.

Новый Век

Древняя астрологическая мудрость гласит, что каждый цикл мировой истории проходит под определенным знаком зодиака. В настоящий момент мы выходим из эпохи Рыбы и входим в эпоху Водолея. Вода является символом Святого Духа и божественной милости ; в новую эпоху люди обретут новое могущество и знания. Мы начнем оценивать нашу взаимосвязь с космосом с более глу боких и духовных позиций. Мир изменится чудесным образом — политика, наука, медицина, религия и семейная жизнь — все подвергнется изменениям. Именно таким был лейтмотив известной книги Мерилин Фергюсон " Заговор Водолея " (1981). " Шире, чем реформы, — писала она, — глубже, чем революции, этот благой заговор с целью изменить пути человечества, вызвавший наиболее быстрое выравнивание культурных уровней, когда - либо имевшее место в истории человечества ". Ее анализ происходящих изменений, когда наука переходит от материализма к мистике, а врачи начинают изучать альтернативную медицину и всевозможные разновидности альтернативной практики начинают видеть друг в друге скорее союзников, нежели врагов, вызвал интерес во всем мире.

Австрийский физик Фритьоф Кап - ра написал " Дао физики " для популяризации идеи, смысл которой заключается в том. что последние развития научной мысли подтверждают выводы античных мистиков. Противоречивый бывший священник - доминиканец Мэтью Фокс разработал теорию " созидательной духовности " как вариант христианства, включающий Водолея. Центры Нового Века, такие как Финдхорн в Шотландии (" Университет Света "), начали рекламировать разнообразные курсы по спиритизму ; на фестивалях и ярмарках, устраиваемых Новым Веком, всевозможные группы и течения организуют собственные демонстрации : йога, колдовство, боевые искусства, тарот, хождение по раскаленным углям — вот только некоторые из предлагаемых ими программ. Представители Нового Века начали создавать сети, объединяя ресурсы и создавая банки данных для распространения своего послания среди разношерстных групп, составляющих движение.

Послание Нового Века содержит фундаментальное положение о том, что мы есть нечто большее, чем сами о себе представляем. Если бы мы только могли постичь нашу божественную сущность и неразрывную связь с мирозданием, мы смогли бы жить с собою в мире и внести свою лепту в эволюцию нашей планеты. Христианские идеи о личной связи с Господом, грехе человеческом и божественности Иисуса не рассматриваются в учении Нового Века. По сути монизм этого движения имеет гораздо больше общего с великими религиями Востока, чем любая другая вера, хотя индуисты и буддисты зачастую говорят о том, что оптимистичные представители Нового Века неверно поняли дух их религий : материальное существование на этой планете не сулит ничего хорошего, а истинная реальность сокрыта где - то в ином месте.

Как движение Новый Век. возможно, прошел пик своей популярности в конце 80- х годов. Однако как выражение оптимизма в возможностях человеческого потенциала и в качестве альтернативного пути оценки религии и духовности, он оставил глубокую отметину на христианском наследии Запада. Его влияние будет ощущаться на протяжении еще целого ряда лет.

Возможно, притягательность религиозных культов, систем синкретизма и ( особенно ) Нового Века заключается в том, что они обычно описывают религиозную жизнь как поиск, приключение, а не нечто заключенное в узкие рамки догматов веры, В наш век. когда люди начинают осознавать временный характер многого в жизни и эфемерное, преходящее, " бросовое " качество современной цивилизации, такой подход соответствует этим настроениям.

По мере того как двадцатый век близится к концу, мир становится более, но отнюдь не менее религиозным. Все меньше людей лелеют наивную надежду на то. что наука или технология смогут разом решить все наши проблемы : ряды приверженцев атеистических идеологий, таких как марксизм, начинают редеть с невероятной быстротой. Психология потребительства позднего капитализма не дает удовлетворительных, фундаментальных ответов на основные дилеммы нашей жизни. В результате духовные поиски приобретают все большую значимость для рядовых людей повсюду в мире. В наше время для всех видов религиозных систем представилась редкая возможность донести свои идеи до людей и быть ими услышанными.

Плюралистическое общество

Дэвид Кук

В основе плюрализма лежит все раз нообразие человеческой природы — наши судьбы, отношения, вероиспо ведания. системы ценностей, религии. И хотя люди живут вместе в од ном обшем природном окружении, человеческие обычаи, история, об щественные системы, культуры и религии многочисленны и разнообразны. Подобное многообразие ставит проблемы перед всеми нами, живу щими в мире плюрализма, который сталкивается с целым супермаркетом идей, религий и идеологий. Для тех. кто верит в одну определенную рели гию или философию, другие системы. взгляды или учения представляют собой потенциальную угрозу и поднимают вопросы о правдивости либо ошибочности их собственных верова ний. Эти проблемы не новы, так как они одинаковы для всех верующих и систем вероисповедания.

Придерживаться какой-либо од ной веры означает сделать выбор суждений между соперничающими вероисповеданиями. Сказать "да" од ной идеологии или религии значит отвергнуть иную.

Проблема состоит в том, что мы все таки должны жить и работать с теми людьми, которые вовсе не раз деляют наши верования и чьи взгля ды на окружающий мир и реальность могут быть абсолютно иными. Уме ние совладать с плюрализмом будет означать способность понимания дру гих точек зрения и поиска общей почвы для совместной деятельности. Если мы отказываемся понимать то. во что верят другие люди, и каким-то образом реагировать на результаты подобных верований, так как они вы ражаются в различных взглядах и образе жизни, мы уединимся в страхе, непонимании, недоверии и нена висти.

Что важно для всех нас — это то. как мы реагируем на плюрализм. Наше отношение к нему в основном критическое. Плюрализм видится либо как вызов, которому должно противостоять любой ценой, либо как возможность проверить ОБОСНО ВАННОСТЬ наших собственных взгля дов, а также взглядов других людей.

Плюрализм в современном контексте

Путешествия

Наш современный мир сделал про блему плюрализма еще более актуальной. Когда мы жили в изолиро ванных крестьянских хозяйствах, мы могли избежать контакта с другими точками зрения или взглядами, веро ваниями. религиями и системами ценностей. Сегодня мы все живем в одной большой деревне. Современ ные средства передвижения позволя ют нам попасть в любую точку зем ного шара за считанные часы. Мир также путешествует навстречу нам. Современный транспорт создал целую индустрию отдыха и путешест вий. которая уносит нас в далекие уголки планеты. И все это не только для развлечения и отдыха, но и для бизнеса и торговли. Это означает, что разнообразие влияет на состоя ние полок в супермаркетах, а также на нашу промышленность и рынки сбыта.

Иммиграция

Проблемы международных беженцев создали колоссальные массовые перемещения людей из одной страны в другую. При переселении они при вносят свой образ жизни в другие страны. Для многих из нас это зна чит, что мы живем в многокультур ной, многовероисповедальной систе ме, окруженной людьми разного цве та кожи, разных культур, языков, привычек, социальных и моральных установок. Мы живем в плюралисти ческой системе.

Экономические силы

Смещение в экономической жизни людей от традиционного фермерско го хозяйства и сельскохозяйственно го производства в сторону города по дорвало традиционные семейные корни и чувство принадлежности. Сначала большинство из нас жило в тесно завязанных местных домашних хозяйствах, где все придерживались одинаковых ценностей и установок. Покинув дома в поиске работы и крова, мы оказались еще более изо лированными, но мы вынуждены жить с людьми, пришедшими из очень разных культур. В результате мировых войн и женского освободи тельного движения мы стали свидетелями процесса, когда женщины стали покидать узкий домашний быт для того, чтобы работать в более ши роком пространстве. Все это повлияло на традиционные модели семей ной жизни, женитьбы, социальных институтов и установок, начиная с сексуального поведения и заканчи вая способами умывания.

Массовая коммуникация

Во время просмотра вечернего выпуска телевизионных новостей мы переносимся из Далласа в Дели, из Дарлингтона в Дюссельдорф. Все это для того, чтобы воочию увидеть, как живут люди в разных частях плане ты. Весь этот мир во всем своем многообразии приходит в наши жилые комнаты после простого нажа тия кнопки телевизора. В этом слу чае все многообразие мировоззрений и образов жизни представлено перед нами, и они отчетливо контрастируют с наши собственным образом жизни.

Опыт прямого и сиюминутного сталкивания с подобными различия ми ставит перед нами трудные и фундаментальные вопросы. Дело не в принятии или не принятии их. Мощь и влияние средств массовой информации чрезвычайно сильны. Реклама есть чистейшей воды дока зательство того, как средства массо вой информации влияют на наши ус тановки, указывая нам, что покупать и о чем думать.

Изображение насилия и сексуаль ной экспрессии изменило наши пред ставления о том, что приемлемо для нас. Мы не можем избежать того, чтобы не придти к условиям сосуществования с различными взгляда ми на мир.

Реакция на плюрализм

Альтернативные верования и образы жизни дают нам возможность быть разными и адаптироваться к другим образам жизни.

Мы можем начать задавать во просы самим себе, нашим собственным представлениям, верованиям и установкам. Многообразие мировоз зрений может приводить нас в замешательство. сбивать с толку, привнося неопределенность в наши представления об истине, ценностях и обоснованности нашей собственной религии, идеологии, образе жизни.

Почему именно мы должны быть правы, а кто-то другой нет? Что осо бенного в том, как мы предпочитаем поступать?

Вероятно, эти вещи можно уз нать, взглянув на другие, отличные мировоззренческие системы.

Релятивизм, терпимость, открытость

Одним из главных философских от ветов на плюрализм считается пред ложение о том, что не существует абсолютной истины, универсальных ценностей, морали или веры. Это так называемый релятивизм. Его смысл в том, что правдивое и ошибочное, правильное и неправильное, хорошее и плохое время от времени меняются местами в зависимости от людей и условий. То, что делают люди в одной системе, есть правильно для них, но не все правдиво, хорошо и правильно для каждого.

Подобное отрицание любой идеи о том. что существуют абсолютная истина и универсальные верования, делает истину только относительно истинной, а моральные ценности имеющими силу только в определенном культурном окружении. Если бы люди не были способными жить и работать вместе, должен быть какой- тот консенсус: они не могут просто позволить друг другу делать все, что захочется.

Способом совладения релятивизма с многообразием плюрализма яв ляется терпимость. Мы должны жить и давать жизнь. Такой открытый под ход предоставляет другим свободу придерживаться своих собственных взглядов столько, сколько мы свобод ны их придерживаться и практико вать то, во что мы верим.

Опасным в таком подходе является неспособность распознания того, как тяжело находиться вне каких бы то ни было систем верования и пред ставлять себе, что они в равной сте пени обоснованны. Мы делаем суж дения, выбирая между верованиями и моральными системами, и это необходимо для нас. чтобы выжить в мире соперничающих мировоззрен ческих установок. Также еще важно признать, что терпимость имеет гра ницы, ибо как мы можем оставаться терпимыми к нетерпимости? Рациональность и объективность

Когда мы сталкиваемся с многообразием вероучений, религий и идеоло гий, мы пытаемся найти в них смысл. Это означает, что мы допускаем факт того, что они имеют смысл и что мы оказываемся способными находить в них смысл. Лю ди — рациональные существа, они способны понять другие идеи или ве роучения. Именно эта рациональная черта человека делает возможным существование знания и науки. Она тем более важна, когда мы сталкиваемся с различными религиями или идеологиями.

Мы должны использовать силу на шего разума для того, чтобы воспринять то, о чем говорится, какое миро воззрение нам, предлагается, почему одни убеждены в данной точке зре ния, и дает ли она или нет точную и правдивую картину реальности.

Как только мы принимаем факт универсальности образа мышления человека, мы отдаляемся от идеи о том, что религия и идеология просто напросто персонифицированы, т.е. представляют собой полностью субъ ективные элементы мышления. Вместо этого они основываются в некоторой степени на фактах, кото рые должны быть проверены, приня ты или отвергнуты.

Существует объективная основа для религиозных и идеологических установок, которые нам необходимо принимать с полной серьезностью, поскольку мы есть люди. В ином слу чае, мы — даже меньше, чем люди.

Почему нас это волнует?

Почему нас так волнует, чтобы религии и идеологии воспринимались серьезно? Как мы можем проверить их рационально и объективно?

Сам факт, что они имеют место и значат многое для миллионов верую щих, является хорошей причиной для того, чтобы взвешивать их очень осторожно. Также важно и влияние, которое они оказывают на окружаю щий мир ради добра или зла. Во имя религии и систем веры, таких как коммунизм, были совершены ужас ные деяния, наряду с заметными до стижениями.

Исходя из этих соображений, нам необходимо подумать, что же может быть таким могущественным, способ ным возносить людей на такие высо ты или опускать их на немыслимые глубины. Но понимание, осмысление и оценка разных религиозных на правлений и мировоззренческих сис тем имеют и некоторые другие аргу менты в свою пользу.

Фундаментальный поиск

Универсальность религии

История человечества является в не которой степени хронологией попы ток поиска религиозной истины и чувства определенности. Религии и религиозные ритуалы возникли во всех культурах. Это не удивительно, ибо религиозные, духовные измере ния являются частью нашего челове ческого облика.

Кажется, нет другой обоснован ной причины универсальности религии кроме универсального стремле ния выплеснуть, выразить, кто же мы есть на самом деле. Музыка, ис кусство, литература и этическое поведение находят свою первоначальную основу в религиозных импульсах. Чувства благоговения, чуда, духа и то, что Рудольф Отто назвал " чувством угрозы ", находятся глубоко внутри нас и находят свое выражение по - разному.

Сегодня мы живем в глобальной деревне , и проблема плюралистического общество остро встает перед человечеством . Ради будущих поколений мы должны искать новые подходы к проблеме совместного проживания , к наведению мостов между различными культурами , расами и религиями и установлению взаимопонимания между ними .

Религии и идеологии представляют собой не просто способ выражения потребности поклоняться кому - либо, но дают различные оценки того, что означает быть человеком, а что есть божественно. Именно эти различающиеся картины человеческой природы и природы божественного нуждаются в понимании и оценке. Это не одно и то же, что позволяет нам сопоставлять и сравнивать. критиковать и оценивать их с точки зрения правдивости и обоснованности.

Универсальность морали

Релятивизм дает серьезную трещину. если выдвигается постулат о том, что не существует универсальных моральных ценностей. В процессе реагирования на вызовы, бросаемые нам плюрализмом и релятивизмом, стало ясно, что сам факт того, что мы можем иметь и на самом деле ведем моральные дискуссии и владеем аргументацией, указывает на то, что мы в целом имеем представление о том, что считается моральным и аморальным, и мы способны принять решение, выбирая между соперничающими образами того, что есть мораль.

Более тщательное изучение морали показывает, что вместо абсолютного различия наблюдается набор общих ценностей. Наверное, каждая культура, религия и моральный кодекс имеют какие - то правила, регулирующие отношения отцов и детей, сексуальное поведение, правдивость, святые обязанности в жизни, а также, что принадлежит личности или группе людей, а что нет.

Конечно, существует много различных выражений подобных правил, но они являются всего лишь вариациями на тему. Эта тема — общая основа морали. Только путем прямого использования различных моральных установок, юридическихи религиозных кодексов мы сможем разглядеть меру и степень этого общего основания.

Проверка на правдивость

Религии и идеологии не допускают тот факт, что они просто дают устаревшую оценку окружающего нас мира, человека, божества и морали. Они убеждены: все, что ими толкуется, точно и основано на фактах, которые могут быть изучены и подвергнуты проверке другими. Если мы хотим быть справедливыми к подобным системам вероучения, мы должны исследовать такие притязания на предмет объективности и правдивости.

Для того чтобы осмыслить то, о чем толкуют религии и идеологии, мы должны захотеть применять на их собственных условиях, а также проверить их, основываясь на их собственных установках. Это будет означать очень осторожное разграничение между тем, что имеет объективные основания, и тем, что представляет собой просто субъективный вкус или чьи-либо личные пристрастия или предрассудки,

До тех пор. пока мы не изучим каждую из религиозных установок, мы не сможем сделать ни огульные суждения, ни объявить религию или мировоззренческую систему нонсенсом.

Претензии на истину лежат в самом корне всех религий и идеологий, и подобные претензии зачастую основываются на исторических фактах. Существует направление, которое предлагает подход, где религия является скорее нормально существующим ответом на жизнь, а не исторически обоснованным взглядом. Религии имеют притязания не только на прошлое, но и на будущее тоже. Эти притязания должны быть изучены и получить соответствующую оценку. Как это сделать?

Первый тест называется согласованность. Этот способ помогает нам сделать суждение о том, имеет ли смысл данное мировоззрение или оно самосогласующееся. Если даже оно не имеет никакого смысла, мы не можем ничего с этим поделать, тем более судить о его правдивости или ошибочности.

Второй тест называется соотношение с реальностью. Различные религии и идеологии будут давать абсолютно разные оценки окружающего мира, людей в нем, истории, религиозного опыта, прошлого, настоящего и будущего, а также моральных ценностей и духовной реальности.

Каким же образом все представленное соотносится с реальностью? Соотносятся ли предложенные картины людей и божественной реальности в мире с нашим собственным опытом?

Здесь существует опасность принятия того, что нам уже известно, и возникновения потребности во всем. что может вписаться в эту схему. Если мы так поступим, мы никогда не добьемся какого-либо продвижения вперед или перемены в области знания или опыта. Вместо этого мы должны быть преисполнены желания исследовать и проверять картину и оценки, которые нам предлагаются то ли путем воображения или в открытую, отдавая себе отчет об ограниченности нашего собственного опыта и мировоззрения.

Третий тест называется прагматическим. Это может означать, что мы пытаемся разглядеть тот способ, которым идеология или религия изменяет или трансформирует людей и ситуации. Эта способность развивать и наполнять чем-то людей, а также показывать всему сообществу то, где человечество должно процветать. вместо того чтобы быть подверженному злу и унижениям, является одним ключевым способом проверки обоснованности и ценности системы мышления и жизни.

Наличие различных религий и мировоззрений в нашем мире делает всем нам удивительное приглашение понять и сделать определенные суждения о них как отдельных способах жизни и соперничающих системах.

Все религии не могут быть правдивы, ибо их притязания и то, что они толкуют, зачастую находятся в противоречии друг с другом. Будучи разумными существами, мы способны найти смысл в подобных притязаниях, проверить их и в свете тех суждений решить для себя, хотим мы или нет следовать в каком-то одном направлении. И тогда истина в своей объективной реальности становится субъективно реальной для нас. То, во что мы верим своим собственным умом, также становится частью нас самих и радикально влияет на всю нашу жизнь.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com