Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 7. ИМПЕРАТИВНАЯ РЕЧЬ

Не смеяться, не плакать и не ненавидеть, но понимать.

Б. Спиноза

Ритуальная и провокационная речи не являются самыми главными и речевой коммуникации. Когда мы обращаемся к человеку, т.е. являемся инициатором речи, чаще всего хотим воздействовать на его эмоциональное состояние: понравиться ему, польстить, унизить, разозлить и т.п. Эта функция речи называется "заставить почувствовать", т.е. вызвать эмоции.

В первую очередь хочется вызвать ту эмоцию, которую человек испытывает сам. Это явление носит название конгруэнтности (математический термин, который означает подобие). Почувствовать конгруэнтную эмоцию — это значит почувствовать то же, что ощущает говорящий. В этой ситуации происходят сложные эмоциональные события, которые подчас вводят нас в состояние подопытных кроликов, так как в соответствии с известной психологической закономерностью людям свойственно обмениваться своим душевным состоянием. Эта закономерность универсальна. Почему, испытывая сильное чувство, нам хочется поделиться им с окружающими? Потому что сама по себе эмоция трудна, она представляет собой немалую нагрузку на центральную нервную систему. В тот момент, когда человек "разряжается", т.е. передает ее во внешний мир другим людям, напряжение спадает, и нервная система приходит в более уравновешенное состояние. Таким образом, у человека существует психофизиологическая потребность в разрядке. И это касается всех, а не только людей с определенным характессром — открытых, откровенных. Нет, это заложено в человеческой природе. Другое дело, что у нас есть система жестких самоограничений, часто связанных с комплексами уязвимости и неполноценности, которые формируются с детского возраста, и людям бывает неловко выражать эмоции, которые они испытывают, реализовывать их во внешнем своем поведении и, таким образом, "заражать" этими эмоциями других людей. Наше сегодняшнее общество значительно менее откровенно и искренно по сравнению с западным, но отсутствие откровенности не национальная черта характера, а следствие исторического опыта унижения человеческого достоинства и человеческой личности. Когда вас унижают, вы, естественно, после этого боитесь обнажать свои эмоции перед другими людьми, несмотря на то, что генетически человеку это свойственно. Причем надо сказать, что как существует потребность в том, чтобы эмоции демонстрировать, так и существует способность легко воспринимать чужие эмоции и на них отвечать аналогичными.

В этом заложена немалая коммуникативная опасность, поскольку эмоции вам навязываются помимо вашей воли (императивным способом); подчас они для вас нежеланны, и вы к ним не готовы.

Первая эмоция, которую мы рассмотрим, эмоция любовная. Человек, испытывая страсть, передает эту эмоциональную информацию разными способами. Очень часто — энергетическим способом (см. выше); кроме того, через мимику, жесты и выражение лица, глаз ( BL ) и, конечно, речевым способом тоже. Как любая сильная эмоция, она очень хорошо принимается тем человеком, на которого направлена. И если вы, поначалу ничего не испытывая, находитесь в долгой коммуникации (особенно если задействованы все три способа, т.е. если вы наблюдаете друг друга лицом к лицу) с человеком, который вас любит, то через некоторое время, как правило, начинаете на это чувство отвечать. Это одна из причин многих неожиданных браков-мезальянсов, когда, например, очень интересная, богатая, респектабельная женщина выбирает себе в мужья малопривлекательного, без положения в обществе человека по непонятной, с точки зрения здравого смысла, причине. Но она в него влюблена! Рассматривая опыт взаимоотношений этих людей, приходишь к выводу, что мужчина был инициатором этого чувства и колоссальным воздействием (преимущественно энергетическим) на женщину в конечном итоге добился того, что ответное чувство пришло. Похожая психологическая ситуация, по свидетельствам очевидцев, лежала и основе взаимоотношений В. Высоцкого и М. Влади. История их взаимоотношений — история большой страсти В. Высоцкого на протяжении многих лет, очень сильного чувства, почти фанатичного к незнакомой и неведомой женщине (он видел ее только на экране). И когда первый раз они встретились, М. Влади оказалась в очень трудном положении: она почувствовала необычайную энергетику, необыкновенный эмоциональный натиск, против которого через некоторое время не смогла устоять, хотя не только судьба всемирно известной кинозвезды в этот момент была связана с другим человеком, но и сердце ее было занято.

Иными словами, каждый из нас находится в ситуации "опасности", если входит в коммуникацию (любую!) с человеком, который испытывает к нам очень сильные эмоции. И если вы психологически не готовы отвечать на эту эмоцию, есть только один путь — выйти из коммуникации вообще. Потому что если вы будете часто общаться с этим человеком, будете на него смотреть, будете улавливать всю многоканальную информационную сеть, которую он будет на вас направлять, а не делать этого он не может (это за пределами человеческих возможностей), вы вынуждены будете рано или поздно ответить на это чувство. Такова одна из причин многих изменений в судьбах людей в самые разные периоды их жизни. Очень привлекательные женщины редко бывают постоянны в личной жизни, потому что они оказываются объектом сильных эмоций многих мужчин, которые в результате сменяют друг друга. Это связано вовсе не с легкомысленным поведением дамы, а с тем, что она, как любой человек, принимает эмоциональную информацию, которая на нее направлена чаще, чем на других людей, и не может на нее не ответить. Провокация конгруэнтной эмоции — очень распространенный механизм человеческих отношений. На нем основаны и многие феномены общественной жизни. Оратор, находясь в нервном, перевозбужденном (с медицинской точки зрения) состоянии (это пограничное состояние может быть вызвано любыми причинами, включая личные), обращается с "пламенной" речью к публике и через некоторое время "заражает" ее. Контагиозность в этой ситуации крайне опасна: люди могут напасть друг на друга в истерическом состоянии, плохо понимая, что творят, или сформировать ярко выраженные агрессивные намерения. Трагическая европейская история XX века знает немало подобных примеров.

В более простом случае человек заражает всех окружающих своим дурным настроением, таким образом вызывая конгруэнтную эмоциональность. Чаще делятся отрицательными эмоциями. Следует заметить, что сильная страсть скорее относится к отрицательным эмоциям. (В психиатрии эмоции не делят на положительные и отрицательные, градация иная: стимулирует ли эмоция депрессивное или маниакальное состояние). Сильная страсть мучительна для человека, она лишь мгновениями обращается блаженством. И когда кто-то вас очень любит, особенно безответно, он делится с вами этой внутренней мукой. Негативная эмоция легче и лучше усваивается. Мы действительно являемся потенциальными жертвами отрицательной эмоциональности. Потребность поделиться отрицательной эмоцией часто бывает бессознательной.

Приведем пример, который может показаться неожиданным, хотя психологически достоверен. Когда подросший ребенок, не предупредив родителей, поздно приходит домой, его нередко отчитывают в довольно резкой и грубой форме. Даже на непрофессиональном уровне понятно, что криком нельзя от человека ничего добиться, кроме ответной негативной реакции. И именно эта реакция есть подсознательная цель крика: "Я весь вечер нервничаю, с ума схожу, — теперь ты помучайся!" Психологический механизм именно таков.

Заставить почувствовать можно не только конгруэнтную эмоцию, но и любую специально заданную говорящим на сознательном или бессознательном уровне, что является воздействием скорее греховным, нежели нравственным. Очень распространенной является осознанная провокация в человеке чувства стыда. Типичен (увы!) пример поведения учителя средней школы (особенно в начальных классах), когда единственным педагогическим приемом становится нравоучение в отношении ребенка, который плохо учится или недисциплинированно себя ведет. При этом нередко судилище становится публичным, так как ставится задача опозорить ученика перед одноклассниками (вызвав к доске и поставив лицом к классу, т.е. в оппозицию к остальным ученикам) или перед старшими школьниками, если они пользуются у него авторитетом. Эмоция стыда вызывается обычно на речевом уровне, т.е. словесно. Одна из самых сильных, самых мучительных эмоций, которую можно испытать, это эмоция стыда. Если взрослый человек вызывает в другом эту эмоцию, причем в таком, который не может ему ответить, который беспомощен, в два раза ниже его ростом, в три раза меньше весит, то на языке этики иначе как садизмом это публичное унижение названо быть не может. Надо сказать, что такого рода унижения люди помнят всю жизнь, платят стойкой ненавистью к тому, кто их унизил, тщательно эту ненависть скрывая. В фильме Р. Быкова "Чучело" в 1984 году впервые была поставлена проблема стыда и унижения, которые переживают люди в детском и молодом возрасте в системе отечественной средней школы. Мало что изменилось в этом отношении с той поры: из всех цивилизованных стран дети плачут в школе только у нас. На Западе это повод для судебного разбирательства.

Существует еще одна очень сильная эмоция — эмоция страха. В случае, если ребенка позорят перед родителями, эмоции стыда и страха комбинируются: страх перед наказанием, или страх, что выгонят из школы, или страх перед стыдом в присутствии людей, которые имеют у ребенка авторитет. Этот методологический прием используется вместо убеждения в основном по отношению к младшим школьникам, потому что уже в 6—7-м классе ребенок не позволит над собой издеваться, он будет мстить, что вполне естественно. Садизм — одна из долго сохраняющихся характеристик общества, и долг каждого взрослого — оградить от него детей.

Эмоции, вызываемые человеческой речью, могут быть разделены на несколько типов. Базовой эмоцией является именно страх, который мы испытываем перед речью как таковой: любой человек боится сообщения о несчастье. Об этом писал Аристотель в своей "Поэтике". Если о6ьектом несчастья оказывается посторонний, чувство страха меняется на сострадание. Для психологической компенсации отрицательных базовых эмоций используется сама членораздельная речь, особенно изысканная, мелодичная, так как она воздействует на эмоцию наслаждения, любви или привязанности, ведь речевая коммуникация как таковая предусматривает общность и взаимопонимание между людьми. Резко прерванная или специально построенная речь может вызвать противоположные чувства — неприязнь или даже ненависть.

Стыд относится к эмоциям этическим, которые связаны с переживанием чувства долга или духовного удовлетворения. Чувство ответственности, снисхождение к слабому, уважение также относятся к этическим эмоциям.

Эмоции, связанные с интеллектуальным удовлетворением (догадка, понимание сложного научного текста), относятся к так называемым рациональным эмоциям, формирование которых есть основное назначение, в частности, педагогической речи. В философской традиции приоритет часто отдается именно рациональным эмоциям. См . у Б . Спинозы : "Non ridere, non lugere, neque detestari, sed intelligere" ( лат .) ("Не смеяться, не плакать и не ненавидеть, но понимать").

Человек — существо критичное: анализ, оценка окружающего мира и самого себя являются неотъемлемой частью его духовного бытия. Речь может воздействовать на чувства, с этим связанные. Они называются эстетическими эмоциями.

Последний тип эмоций — физиологические. С помощью речи можно вызвать боль, жажду, голод, эротическое влечение и т.п. Очень эффективным при этом оказывается прямое словесное указание на определенное явление, например, чтобы вызвать чувство голода, следует подробно рассказать о праздничном ужине.

Искусная речь может вызывать в слушателе или читателе самые тонкие оттенки переживаний, одновременно принадлежащих ко всем семи типам эмоций: страху, состраданию, любви (или ненависти), этическим, рациональным, эстетическим или физиологическим чувствам. И точно так же речь другого может лишить человека эмоции, которую он испытывал, т.е. человека можно заставить не чувствовать: вывести из определенной эмоции. Например, он испытывал печаль, а вы его утешили и развеселили, значит, вы его заставили не чувствовать печаль. Это редко бывает в случае конгруэнтности: вы с другим человеком испытываете одну и ту же эмоцию, но его вы стараетесь из этой эмоции вывести. Хотя в личных отношениях случается, что два человека увлечены друг другом, но один (по каким-то причинам) в другом пытается это чувство уничтожить.

Точно так же, как человека можно заставить нечто почувствовать, его можно заставить совершить поступок. При этом можно заставить сделать что-то конгруэнтное, т.е. то, что делаете вы сами (например, пригласить человека на танец), или конгруэнтно чего-то не сделать. "Я не танцую — и ты не будешь" — это речевой запрет на определенную деятельность в условиях, когда сам говорящий эту деятельность осуществлять не хочет. Человека можно заставить, конечно, совершить просто какое-то действие или чего-то не совершать. Человечество выработало специальную речевую форму, связанную с принуждением к действию или бездействию: это — приказ. В нашей стране письменный приказ как бюрократический документ является нормой в менеджменте. В более демократических системах он имеет меньшее распространение, и императив, т.е. повелительность этой категории, звучит не столь жестко. Например, если в приказе ректора отечественного университета написано: "Студентам сдать дипломные работы в деканат не позднее...", то в аналогичном приказе ректора университета, скажем, в Великобритании даны скорее рекомендации: " Students ( have , are ) to hand the course papers over to dean ' s office before ...". Рекомендательная модальность имеет безусловное психологическое преимущество по сравнению с модальностью императива. Конечно, в таких структурах, как, скажем, армия, императивная форма приказа вполне оправданна и целесообразна, поскольку в этих структурах нарушение дисциплины, связанное с невыполнением приказа, карается вплоть до трибунала. Но, к сожалению, в командно-бюрократической системе приказ есть норма и в тех случаях, когда он совершенно нецелесообразен, и мы сегодня являемся психологическими жертвами давно заведенного порядка.

Пример.

Охранник стоит на вахте при входе в университет. Если вы забыли пропуск или студенческий билет, разговаривать с ним бессмысленно, так как человек в форме ощущает себя находящимся в армейской иерархии. Даже если он получает указания от невоенного (скажем, проректора по учебной работе), он его воспринимает как военный приказ, как облигаторную (обязательную) функцию, и находится в мироощущении: "Нарушу приказ — пойду под трибунал". На уровне здравого смысла он, возможно, понимает, что вас надо пропустить, но на уровне решения конкретной проблемы он подчиняется приказу, хотя это не армия, а университет [1].

Мы рассмотрели две формы репрезентации человека — эмоциональную и поведенческую. Третья форма — мыслительная. Можно ли заставить человека подумать? Можно ли жестким, силовым способом сформировать в нем определенную мысль? Нет, человека нельзя заставить подумать, его можно только убедить. А если вам убедить не удалось, вы можете заставить его сделать вид, что убедили. Но это — категория "заставить сделать". "Сделать вид" — это поведение, а не размышление. У человека есть врожденное генетическое чувство логики, на основании которого императив "заставить подумать" становится невозможен [2]. То же самое происходит с аргументацией как воздействием на врожденную логику человека (см. ниже).

Нельзя отрицать, что человека можно ввести в определенное психическое состояние, в котором он выступает в роли зомби или медиума. И тогда через него можно проводить идеи, которые нужны говорящему. Но это специальная энергетическая деятельность, и она не связана с собственно речевым поведением. Сама тема является очень интересной для изучения, но сегодня наука в проблематике такого типа находится скорее на стадии постановки задачи, чем ее решения. Во всех прочих случаях только убеждение делает воздействие на человеческий интеллект осмысленной формой деятельности.

Заставить подумать человека нельзя, но можно сформировать в нем намерение, т.е. заставить его принять определенное решение (даже вопреки его воле). При этом воздействие идет, как правило, через эмоции (страха, стыда и т.п.). Например, можно вынудить жену решиться на эмиграцию, шантажируя ее разводом. Это очень распространенный случай в эмигрирующих семьях, где, как правило, готова ехать одна половина, а вторая подчиняется чужой воле. Категорию принятия решений следует отнести, таким образом, к категориям эмоциональным и поведенческим, а не собственно мыслительным.

Примеры императивной речи

Лев Толстой

"ВОЙНА И МИР" (т. 3, часть 1, гл. III )

1. Письмо Александра Наполеону после перехода французами Немана:

"Государь брат мой! Вчера дошло до меня, что, несмотря на прямодушие, с которым соблюдал я мои обязательства в отношении к Вашему императорскому величеству, войска Ваши перешли русские границы, и только лишь теперь получил из Петербурга ноту, которою граф Лористон извещает меня, по поводу сего вторжения, что Ваше величество считаете себя в неприязненных отношениях со мной, с того времени как князь Куракин потребовал свои паспорты. Причины, на которых герцог Бассано основывал свой отказ выдать сии паспорты, никогда не могли бы заставить меня предполагать, что поступок моего посла послужил поводом к нападению. И в действительности он не имел на то от меня повеления, как было объявлено им самим; и как только я узнал о сем, то немедленно выразил свое неудовольствие князю Куракину, повелев ему исполнять по-прежнему порученные ему обязанности. Ежели Ваше величество не расположены проливать кровь наших подданных из-за подобного недоразумения и ежели Вы согласны вывести свои войска из русских владений, то я оставлю без внимания все происшедшее, и соглашение между нами будет возможно. В противном случае я буду вынужден отражать нападение, которое ничем не было возбуждено с моей стороны. Ваше величество, еще имеете возможность избавить человечество от бедствий новой войны.

Александр"

2. Некий господин К. прибегнул в письме, посланном в фирму "Сольтур-Эсте", к угрозе обращения в Суд Российской Федерации:

Туристическая фирма
"Сольтур-Эсте"
Президенту
господину N
Вице-президенту
господину М

«Уважаемые господа!

Я, господин К., заключил с вашей фирмой контракт об организации комплексного тура, условия которого обязательны для выполнения обеими сторонами. И, будучи в круизе от вашей фирмы, я получил травмы в дорожно-транспортном происшествии. По договору фирма обязалась предоставить все заказанные мною услуги, в том числе и страховку, покрывающую следующий вид риска как медико-хирургическую помощь при заболевании или несчастном случае в размере 100%. Однако выполнить договор ваша фирма отказалась. Я оплатил все расходы па мое лечение на месте. При обращении в московский офис "Сольтур-Эсте" мне не предоставили компенсацию по моим расходам на лечение после предъявления квитанции об оплате.

В связи с этим я намерен обратиться в Суд Российской Федерации /г. Москвы/ с иском в адрес вашей фирмы, в случае невозможности разрешения по обоюдной договоренности, т.е. если условия, закрепленные в договоре, не будут вами выполнены по истечении 20 дней с момента отправления настоящего письма вам.

С уважением

Господин К.»

[1] Подобные случаи являются подтверждением лингвистического закона, которому С.О. Карцевский дал название "асимметрический дуализм языкового знака" (см. об этом в гл. "Текст как последовательность знаков").

[2] Внимание — направленность и сосредоточенность сознания на определенных объектах (например, на речи). Различают произвольный и непроизвольный типы внимания. Произвольное внимание, т.е. сознательное сосредоточение на определенной информации, требует волевых усилий, утомление наступает через 20 минут. Кроме того, через каждые 6 —10 секунд мозг человека отключается от приема информации на доли секунды, в результате чего определенная часть информации оказывается потерянной.
Сами цифры соотносимы с глубиной кратковременной памяти человека, которая обеспечивает запоминание однократно предъявленной информации на короткое время, после чего информация может забыться полностью либо перейти в долговременную память. Кратковременная память ограничена по объему, в нее помещается в среднем 7 ± 2 единицы. Это магическая формула памяти человека, т.е. в среднем с одного раза человек может запомнить от пяти до девяти слов, цифр, чисел, фигур, картинок, кусков информации, на что и требуется 6—10 секунд. После этого мозг требует небольшого отдыха.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com