Перечень учебников

Учебники онлайн

ЧАСТЬ III. ЗАМЫСЕЛ РЕЧИ 

Глава 11. ЛОГИКО-РЕЧЕВОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО 

Все люди смертны. Сократ человек, следовательно, Сократ смертен.

Замысел, или логико-речевое доказательство, является вторым уровнем речевой коммуникации, представленный четверкой: цель — замысел — текст реакция.

Доказательство (в широком, содержательном плане) — это логическое действие, в процессе которого истинность какой-либо мысли обосновывается с помощью других мыслей. Данное логическое действие имеет огромное значение в процессе познания окружающего мира и в совместных действиях людей.

Доказательство и его приемы стояли в центре внимания почти всех логиков и ораторов со дня возникновения науки о мышлении. Аристотель говорил, что люди тогда всего более в чем-нибудь убеждаются, когда им представляется, что что-либо доказано. Умение доказать он считал самой характерной чертой человека.

Древнеиндийские логики обстоятельно изучали процесс доказательства. Они вычленили в нем следующие компоненты: предложение, основание, пример, сходство, разнородность, перцепция, заключение. Арабоязычный философ Аль-Фараби учение о доказательстве считал основой логики.

Практика показывает, что в процессе обмена мыслями люди не пассивно воспринимают и передают друг другу суждения и понятия об окружающем мире и собственных действиях. В беседе, в споре, в дискуссии, в ходе обсуждения любых вопросов производства, науки и житейского обихода люди убеждают слушателей, читателей, собеседников и оппонентов в правоте своих взглядов, защищают, доказывают и отстаивают истинность своих суждений и понятий, опровергают те взгляды, которые они считают ложными. Другими словами, в ходе обмена мыслями собеседники обосновывают соответствие своих представлений, суждений и понятий предметам и явлениям окружающего мира.

Многовековой опыт убедил людей в том, что обоснованность, доказательность — это важное свойство правильного мышления. Оно является отображением в нашем сознании одной из наиболее общих закономерностей объективной действительности — взаимосвязи, взаимообусловленности предметов и явлений. И наши мысли о предметах и явлениях внешнего мира также должны находиться во взаимной связи.

Но связи как в природе, так и в мышлении бывают различные. Одни из них очевидны, бросаются в глаза при первом же знакомстве, другие не видны непосредственно. Так, связь между ударом палкой по воде и волнообразным движением водной поверхности очевидна каждому, но, например, связь между болезнью и причиной, ее вызвавшей, зачастую не видна.

Это в большей мере относится к нашим мыслям о предметах и явлениях. Связь между отдельными мыслями еще менее очевидна, ибо всякая мысль есть отображение предметов и явлений объективной действительности. Причем, как нам уже известно, это отображение не является простым, непосредственным, цельным снимком. Наши мысли не механически, как простое зеркало, отображают закономерности природы и общества. Естественно поэтому, что умение убедительно доказать в процессе того или иного рассуждения необходимую связь мыслей, в которой отображаются связи предметов и явлений объективного мира, является чрезвычайно важной чертой мышления. Голословные утверждения всегда считались пустопорожним занятием.

Поскольку всякое доказательство есть вывод истинности доказываемой мысли из других суждений, признанных за истинные, то очень важно решить следующие две задачи:

1. Какой должна быть по содержанию истинная мысль, которую нужно взять в качестве посылки доказательства истинности тезиса, логика, конечно, указать не может. В каждом конкретном случае это определяется специальными науками. В самом деле, как бы хорошо ни знал логику, например, физик, но для того, чтобы доказать истинность тезиса о том, что волновая функция есть статистическая характеристика квантового ансамбля, а не единичной элементарной частицы, надо знать другие истинные мысли из области квантовой механики.

Но вот какую взять мысль по форме — общие, частные или единичные суждения, какие использовать формы связи и отношения между известными истинными мыслями, взятыми в качестве посылок доказательства, и доказываемым тезисом, — это дело логики. Из этого вытекает первая задача: точно определить и правильно классифицировать формы отношений между мыслью доказываемой и мыслями, с помощью которых обосновывается истинность доказываемой мысли.

2. Мысли доказывающие, или, как их называют, аргументы, сами нуждаются в доказательстве и, следовательно, должны выводиться из других истинных доказанных мыслей; эти последние также в свою очередь, если имеется какое-либо сомнение в их истинности, должны обосновываться истинными мыслями и т.д. Но такой процесс обоснования аргументов не может продолжаться бесконечно, иначе невозможно было бы доказательство ни одного тезиса. Отсюда следует, что самая возможность доказывать истину неизбежно предполагает существование таких истин, которые в данном доказательстве не нуждаются в особом обосновании их истинности. Из этого вытекает вторая задача: установить, какого рода мысли являются уже не нуждающимися в доказательстве.

Доказывать тезисы приходится в разных коммуникативных ситуациях. При этом содержание мыслей, истинность которых требуется обосновать, в каждом случае различное. Логика же находит нечто общее, что характерно для всех доказательств, независимо от того или иного содержания доказательства.

На основании знания того общего, что лежит в основе связи и сочетания мыслей в процессе доказательства, имеется возможность вывести некоторые правила, которые имеют силу во всех случаях доказательства. Общим для всех доказательств являются структура и способы доказательства, общие требования к доказываемой мысли, а также к мыслям, с помощью которых обосновывается доказываемое положение. Структура и способы доказательств отличаются устойчивостью, так как они являются результатом длительной абстрагирующей работы человеческого мышления, продуктом ряда эпох, многих поколений людей.

По способу ведения доказательства бывают прямые и косвенные.

Прямое доказательство основывается на каком-нибудь несомненном положении, из которого непосредственно выводится истинность тезиса [1].

В косвенном доказательстве истинность тезиса обосновывается посредством опровержения истинности противоречащего положения; иначе говоря, в ходе косвенного доказательства вначале доказывают ложность отрицания предложенного тезиса и из этого выводят истинность заданного тезиса. Косвенное доказательство имеет два вида: 1) апагогическое косвенное доказательство и 2) разделительное косвенное доказательство.

При апагогическом косвенном доказательстве (греч. apagoge — вывод; apagogos — уводящий, отводящий) осуществляется непрямое, как бы в сторону направленное доказательство.

Апагогическое доказательство ведется следующим образом. Нам необходимо доказать истинность какого-то тезиса. Мы временно допускаем, что противоречащий тезис истинен, и выводим из него все вытекающие следствия. Поскольку тезис ложен, естественно, что следствия, вытекающие из него, будут противоречащими действительности. Доказав это, мы тем самым показали, что тезис, противоречащий нашему тезису, ложен. Но если данный тезис ложен, то противоречащий ему тезис, т.е. наш, необходимо истинен.

Такой тип доказательства называется также "доказательством от противного", что терминологически неточно, так как в действительности это "доказательство от противоречащего", ибо из ложности противного суждения нельзя сделать вывод об истинности другого противного суждения, это возможно только в случае противоречащих суждений.

Разделительное косвенное доказательство применяется в тех случаях, когда известно, что доказываемый тезис входит в число альтернатив, которые полностью исчерпывают все возможные альтернативы данной области.

Доказательство ведется следующим образом: последовательно исключаются все члены разделительного суждения, кроме одного, который и является доказываемым тезисом. Так, если установлено, что некоторое действие могло быть вызвано только одной из четырех причин — А, Б, В, Г, и если, кроме того, выяснено, что ни А, ни Б, ни В не могли вызвать его, то, следовательно, причиной данного следствия является Г.

Косвенное доказательство является частным случаем доказательства от предположения, известного еще Аристотелю и заключающегося в том, что доказываемое суждение выводится путем допущения какого-либо предположения.

Применение косвенного доказательства связано с известной трудностью. В процессе этого доказательства приходится временно отклоняться от тезиса, который обсуждается, привлекать дополнительный материал, что, конечно, усложняет весь процесс рассуждения [2].

П о форме, в которой совершаются доказательства, умозаключения могут быть дедуктивными и индуктивными (см. ниже).

Для того чтобы доказательство завершилось успешно, надо в процессе обоснования истинности тезиса соблюдать правила, которые обеспечивают выведение истинности тезиса из истинности аргументов. Все правила доказательства определяются законами логики, в которых отобразились законы объективного мира.

Доказательства делятся на прогрессивные и регрессивные. В прогрессивном доказательстве ход рассуждений идет от оснований к следствиям. Возможны два вида прогрессивного доказательства.

  1. Когда процесс обоснования идет от общего положения к доказываемой мысли как следствию. Так, например, геолог доказывает принадлежность определенной горной породы к той или иной эре в развитии Земли на основании присутствия в этой породе характерных отличий, присущих данной эре. Этот вид прогрессивного доказательства считается обычным и наиболее сильным. Обычный он потому, что наша мысль, как правило, ищет опоры в общих соображениях и положениях; наиболее сильный потому, что мысль, выведенная из общего несомненного положения, всегда более устойчива и тверда.
  2. Когда процесс обоснования идет от доказываемого положения к фактам как его логическим следствиям и состоятельностью последних утверждает первое. Этот вид прогрессивного доказательства применяется в тех случаях, в которых необходимость известных действий, вещей доказывается их пользой. Так, например, конструктор, желая отстоять предлагаемое им усовершенствование технологического процесса, доказывает пользу, которую оно будет приносить.

Регрессивное доказательство (лат. regredior — иду назад) — доказательство, в котором ход рассуждений идет от следствий к основаниям. Возможны два вида регрессивного доказательства.

  1. Когда доказательство восходит от доказываемой мысли к ее основаниям. Пример: если нам дано построить треугольник, подобный данному, мы припоминаем какое-нибудь условие подобия треугольников, например взаимную параллельность соответственных сторон, и затем, проведя линии, параллельные каждой из сторон данного треугольника и продолжив их до взаимного пересечения, чтобы образовался треугольник, признаем, что получившийся таким образом треугольник подобен данному, так как его стороны параллельны соответственным сторонам последнего. В процессе данного доказательства требуется показать, что доказываемое положение необходимо следует из основания, приводимого нами в доказательстве.
  2. Когда доказательство идет от фактов, как следствий, к доказываемому положению, как основанию.

Среди всех видов доказательств следует четко выделять условные доказательства, в которых известная мысль прямо возводится к своему основанию, а самое основание принимается за истинное лишь при известном определенном условии.

Так, желая доказать, что в данном треугольнике все три угла равны между собою, мы возводим эту мысль к ее основанию — к взаимному равенству всех трех сторон треугольника — и затем говорим, что доказываемая мысль верна относительно данного треугольника, если только в нем все стороны взаимно равны.

Условное доказательство основано на методе исключения, состоящем в том, что путем перечисления всех частных случаев, содержащихся в этом положении, доказывается их невозможность, за исключением одного, относительно которого и ведется доказательство. Метод исключения дает истинный результат только в том случае, если перечислены все случаи и если исключение всех случаев, кроме одного, можно строго обосновать. Условное доказательство напоминает, таким образом, разделительное.

Никакого шаблонного, универсального для всех случаев метода, способа доказательства не существует. Каждое доказательство имеет свою специфику, которая определяется характером доказываемого тезиса и имеющихся аргументов. При выборе аргументов и способа доказательства необходимо также учитывать личности тех, кому что-либо доказывается.

Любое речевое доказательство включает три блока: тезис, аргумент и демонстрацию. Речевое доказательство — триединая сущность, ни один из элементов которой не может быть изъят: все они являются условиями, необходимыми для того, чтобы речевое доказательство было осуществлено, а вместе они при удачном исполнении достаточны для того, чтобы доказательство было осуществлено. Таким образом, каждый из них является необходимым, и только вместе они являются достаточными для доказательства.

Тезисом называется мысль или положение, истинность которого требуется доказать в речи. Тезисом не должно быть суждение очевидное, так как то, что достоверно само по себе, не требует доказательства. Например, в комнате жарко, на площади зажглись фонари, идет дождь, Волга впадает в Каспийское море и т.п. Начать доказывать подобные тезисы — означает расписаться в ограниченности своего ума. Ведь еще Аристотель говорил, что это "невежественность — не знать, для чего следует искать доказательства и для чего — не следует".

Аргументом называется мысль, которая предназначена для доказательства тезиса.

Демонстрация — это логическая связь между аргументом и тезисом. Если не существует логической связи между аргументацией и тем, что вы хотите доказать, то само доказательство не получается (как правило, в этом случае доказывается другой, а не искомый тезис).

Виды демонстрации достаточно разнообразны, самыми распространенными являются дедукция и индукция (доказательство соответственно от общего к частному и от частного к общему).

Приведем пример очень короткого доказательства, построенного по схеме от общего к частному. Предположим, вы хотите доказать тезис о том, что "Сократ смертен". Ваши аргументы: "Все люди смертны" (аргумент 1) и "Сократ — человек" (аргумент 2). "Все люди смертны" — что заключение общего порядка; "Сократ — человек" — это частное заключение. Из этих двух заключений посредством логической связи можно вывести очевидное следствие: "Сократ смертен". Последовательность высказываний: Все люди смертны. Сократ человек. Следовательно, он смертен — называется логическим выводом. Данный вывод нельзя назвать строго дедуктивным, потому что только один аргумент из двух, участвующих в демонстрации, дедуктивный, только одно общее положение: "Все люди смертны". Это пример комбинированной демонстрации, связывающей аргументацию с тезисом.

Конечно, это простейший пример речевого доказательства, который демонстрирует структуру логического вывода, не более того. В принципе же речевое доказательство принадлежит к категории более трудных в коммуникативном отношении, и поэтому очень редко кого-либо и в чем-либо удается убедить, исключая те особые случаи, когда человек сам внутренне готов принять точку зрения доказывающего и интеллектуально крайне слабо сопротивляется, тогда действительно доказательство строится быстро и эффективно. А в случае, когда перед вами настоящий интеллектуальный оппонент, имеющий систему аргументов в защиту собственной точки зрения, переубеждение оказывается очень трудоемкой операцией. Речевое доказательство — двухэтапная процедура, складывающаяся из вытеснения и замещения (см. выше), где каждый этап представляет собой логическое триединство тезиса, аргумента и демонстрации. На каждый из трех уровней накладываются свои ограничения. Все уровни имеют сложности в структуре и в реализации. Несоблюдение специальных требований, которые предъявляются к каждому из этих уровней, является главной причиной, по которой доказательство не получается. Следует заметить, что все требования формулируются крайне просто, но сложны в исполнении.

[1] Термин «прямое доказательство» в судебном делопроизводстве имеет несколько иной смысл. Прямым доказательством юристы называют показания свидетелей — очевидцев какого-либо преступления, в отличие от непрямых доказательств, под которыми понимаются показания свидетелей, которые о совершенном преступлении знают уже из «вторых рук».

[2] Термин "косвенное доказательство" встречается в судебном делопроизводстве, но там он имеет несколько иной смысл. Юристы косвенным доказательством называют доказательство, удостоверяющее искомый факт посредством других фактов, которые прямо и непосредственно не свидетельствуют "против" или "за" обвиняемого, но взятые в совокупности с другими известными суду обстоятельствами дела позволяют определить, кем совершено то или иное преступление.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com