Перечень учебников

Учебники онлайн

Общая теория социальной коммуникации

8. Коммуникационные потребности

8.1. Определение и типология коммуникационных потребностей

Существует причинно-следственная связь между потребностью (П) и деятельностью (Д), выражаемая зависимостью П --> Д. Потребность есть источник и побуждающий фактор всякой человеческой деятельности. Нет потребности — нет деятельности; есть деятельность, значит, есть потребность. Деятельность нельзя глубоко и всесторонне понять без познания обусловившей ее потребности. Не зная потребностей, вызвавших те или иные действия, мы не можем судить об их целесообразности и эффективности. И наоборот, потребность нельзя понять из нее самой, для раскрытия ее сущности и особенностей нужно осмысливать ее в свете той деятельности, которую она обусловила.

В главе 2 были рассмотрены виды, уровни и формы коммуникационной деятельности; в главе 3 охарактеризованы индивидуальная, групповая и социальная память, т.е. мнемическая деятельность; в главе 4 речь шла о различных родах социальной коммуникации, коммуникационных каналах и их функциях. Ясно, что многообразие коммуникационных действий не случайно, а причинно обусловлено, и причина скрывается в тех типах и видах потребностей, которые воздействуют на коммуникантов и реципиентов. Но зависимость П --> Д вовсе не прямая. Мы не приблизились бы к пониманию сути коммуникационных действий, если бы сделали вывод, что микрокоммуникация побуждается микропотребностями, а макрокоммуникация — макропотребностями, что подражание обусловлено "подражательной способностью", а групповая память — групповой мнемической потребностью.

Дело в том, что "потребность" — это абстракция, а не реальная вещь или действие. Коммуникационные действия можно наблюдать, фиксировать, начинать и прекращать. Коммуникационную потребность нельзя воспринять органами чувств, нельзя увидеть или услышать. Тем не менее она существует реально в качестве причины реальных действий. Чтобы познать коммуникационные потребности, нужно, во-первых, уяснить, что есть "потребность вообще", во-вторых, определить, каким субъектам свойственны коммуникационные потребности, в-третьих, построить типизацию коммуникационных потребностей, оттолкнувшись от которой можно углубить знание о потребностях. Займемся решением этих задач.

Категория "потребность" может считаться межнаучной категорией, поскольку она распространена в биологических, общественных и гуманитарных науках. Особенно активно изучением потребностей занимаются: биология и физиология, психология, экономика, социология, научная информатика, библиотековедение, наконец, социальная философия. Беда в том, что толкования потребностей, даваемые в этих науках, носят печать "отраслевого местничества" и рассчитаны на использование только в данной отрасли знания. Психологи, изучая направленность личности, опасаются впасть в "социологизм"; социологи открещиваются от "психологизма", а экономисты, обращаясь к личностным потребностям или интересам социальных групп, стремятся избежать и "психологизма", и "социологизма". Если же делаются попытки ответить на вопрос "что такое потребность вообще?", то потребность определяется как "состояние нужды", "необходимость в определенных условиях", "противоречие между имеющимся и необходимым", "дефицит в чем-либо существенном" и т. п. Эти формулировки невразумительны и страдают тавтологичностью, ибо понятия "нужда", "необходимость", "дефицит" содержательно близки к понятию потребность и поэтому не способны прояснить его сущность, кроме того, теряется из виду зависимость П --> Д, что вуалирует значимость потребностей в жизнедеятельности субъектов. Поэтому мы вынуждены собственными силами вырабатывать дефиницию "потребности вообще". Оттолкнемся от наиболее общих и очевидных посылок.

Потребности свойственны только живым организмам и социальным общностям, следовательно, потребность — атрибут жизни, отличительное свойство живого. Важно отметить, что это свойство является функциональным, т. е. выполняет определенные функции в жизнедеятельности живых систем.

Живые системы, являющиеся носителями потребностей, существенно различны, более того, они относятся к качественно отличным уровням организации материи — биологическому, психологическому и социальному. Имеются три рода субъектов (носителей) потребностей:

  • биологические организмы — растения, низшие и высшие животные, осуществляющие обмен веществ с внешней средой бессознательно;

  • человек — личность, обладающая индивидуальным психическим миром;

  • социальные общности — социальные группы, коллективы, этносы, многонациональные общества, которые отличаются общественным сознанием (менталитетом), являющимся не суммой индивидуальных сознаний, а особым надличностным духовным образованием.

Каждому роду живых систем свойственны специфические механизмы формирования, переживания и удовлетворения потребностей. Достаточно вспомнить, что поведение человека регулируется эмоционально окрашенной и рационально обоснованной потребностно-мотивационной сферой, которая отсутствует у животных, а на социальном уровне приобретает иное содержание. Так, интересы личности нельзя отождествлять с общественными интересами — это совершенно разные психологические явления. Тем не менее функции потребностей одинаковы для всех живых систем, функций этих две: сигнальная (отражательная) и побуждающая. В чем суть этих функций?

Живые существа и их сообщества представляют собой динамические саморегулирующиеся и саморазвивающиеся системы. Саморегулирование направлено на сохранение устойчивости при изменении внешней или внутренней среды. Источником саморазвития являются противоречия, свойственные внутренней организации. Сигнальная функция потребности заключается в выработке сигнала о возникновении рассогласований, как внешних — между имеющимися условиями внешней среды и условиями, потребными для нормального существования данной системы, так и внутренних — нарушение внутренней стабильности жизненных процессов (недостаток питательных веществ, дестабилизации психического мира и т. п.). Основой сигнальной функции является свойство отражения, присущее живой материи, поэтому сигнальную функцию можно назвать отражательной.

Сигнал о наличии рассогласований может восприниматься бессознательно нервной системой или осмысливаться сознанием человека либо общественным сознанием. В любом случае он является не пассивным отражением сложившейся ситуации, а обладает активной побуждающей силой. Побуждающая функция потребности проявляется в активизации живой системы к определенным действиям для компенсации рассогласования. Сигнал о рассогласовании субъективно переживается в виде физиологических чувств (голод, жажда, холод и т.п.) и в виде психических состояний неудовлетворенности, беспокойства, раздражения. Когда рассогласование устраняется, потребность дезактивируется и ее побуждающее воздействие затухает, с тем чтобы возникнуть снова при новом цикле рассогласования.

Исходя из сказанного, получается следующая дефиниция: потребность — это функциональное свойство живых систем активно реагировать на рассогласование между наличными и нормальными внешними и внутренними условиями их жизнедеятельности. Или, другими словами, потребность — это особые способности, активизирующие другие способности живых систем при появлении рассогласований, нарушающих стабильность жизненных процессов. До тех пор, пока не возникли рассогласования, потребность себя не проявляет, она существует в потенции. Поэтому Г. Гегель говорил: "потребность есть связь со всеобщим механизмом и абстрактными силами природы".

Данная дефиниция чужда отраслевой (психологической, социологической и т. д.) ограниченности; она является межнаучной в полном смысле слова, и поэтому может служить основой для определения коммуникационной потребности. Коммуникационная потребность — функциональное свойство субъектов активно реагировать на рассогласование между наличным и нормальным состоянием их сознания. Под "состоянием сознания" понимается содержание сознания, которое образуют знания, умения, эмоции, стимулы, контролируемые сознанием (содержание бессознательной части менталитета исключается). Коммуникационная потребность побуждает субъект к коммуникационной деятельности, чтобы привести содержание сознания к желательному состоянию. Определение коммуникационной потребности отличается от дефиниции потребности вообще в следующих отношениях:

Коммуникационная потребность свойственна не любым живым системам, а лишь обладающим сознанием субъектам, которые способны осуществлять коммуникационную деятельность. Как показано в разделе 2.2, такими субъектами являются: индивидуальная личность (И), социальная группа (Г) и массовая совокупность в виде общества в целом (М).

Коммуникационная деятельность есть движение смыслов в социальном пространстве, и она способна удовлетворить коммуникационную потребность только в том случае, если последняя осознается субъектом как недостаток знаний, умений или других смыслов, т. е. как неполнота содержания сознания. Поэтому в определении коммуникационной потребности говорится о рассогласовании между наличным и нормальным состоянием сознания субъектов.

Теперь приступим к типологизации коммуникационных потребностей, и будем производить ее по двум основаниям:

По субъектам-носителям коммуникационных потребностей, которые могут выполнять роли коммуникантов или реципиентов. Выявилось три типа таких субъектов: И — индивидуальная личность, Г — целевая социальная группа, М — общество в целом.

По происхождению потребности делятся на три типа: А — абсолютные, В — вторичные, С — спонтанные, которые обосновываются следующей гипотезой.

Индивидуальная личность, целевая социальная группа, общество в целом обладают исходным (обозримым и исчислимым) количеством естественных (базовых, первичных, врожденных, изначальных) потребностей, которые именуются абсолютными (А-потребности). Состав А-потребностей диктуется внешними условиями возникновения и существования субъекта, прежде всего — генетической программой или программой социогенеза. От самого объекта состав потребностей не зависит. Среди А-потребностей представлены коммуникационные потребности определение перечня которых входит в нашу задачу. Абсолютные потребности заложены в генетических программах, подобно способности людей к прямохождению. А-потребности целевых групп устанавливаются в ходе формирования этих групп причем коммуникационные А-потребности свойственны не всем целевым группам, а только тем, Которые предназначены для выполнения коммуникационной деятельности Общественные А-потребности закономерно формируются в процессе социогенеза, и среди них коммуникационные потребности представлены в обязательном порядке.

Во время удовлетворения А-потребности у субъекта возникает потребность в некоторых средствах (инструментах) для решения тех или иных практических задач. Такие потребности именуются вторичными, вспомогательными (В-потребности), образуя как бы "второе поколение" потребностей. Если обнаруживается потребность в знаниях, умениях, стимулах, короче — недостаток тех или иных смыслов, можно говорить о появлении коммуникационной В-потребности, для удовлетворения которой требуется коммуникационная или мнемическая деятельность. Целевые группы обладают ярко выраженными коммуникационными В-потребностями. Так, переживаемое многими учеными ощущение информационного кризиса — симптом обострения коммуникационной В-потребности. Обратим внимание на следующую причинно-следственную связь:коммуникационная потребность, всегда инициирует коммуникационную деятельность; из некоммуникационной деятельности может вытекать коммуникационная потребность, а из коммуникационной деятельности — некоммуникационная В-потребность.

Но этого мало. На базе первичных (А) и вторичных (В) потребностей у личностей и социальных субъектов возникают, так сказать, "третичные" (стихийные, случайные) потребности (С-потребности), которые сильно влияют на их поведение. Главное отличие С-потребностей от потребностей А и В в том, что они не объективны, а субъективны. С-потребности формируются в процессе индивидуальной жизнедеятельности субъекта, это итог личного опыта индивида или этнической истории социума. Личностные интересы и привычки, социальные нормы и обычаи — примеры С-потребностей. Субъективная спонтанность С-потребностей обуславливает их разнообразие и невозможность априорного предвидения. Допустим, личностные коммуникационные С-потребности могут проявляться в меломанстве, туризме, библиофильстве.

Резюмируем. Абсолютные потребности представляют собой первоисточник целенаправленной деятельности. Деятельность в свою очередь порождает В-потребности, для удовлетворения которых требуется другая деятельность и т. д. По мере накопления опыта, личных пристрастий и отвращений развиваются С-потребности, стимулирующие новые виды деятельности. Получается причинно-следственная цепочка:

А-потребность --> Деятельность 1 --> В-потребность --> Деятельность 2 --> ...--> С-потребность --> Деятельность 3 и т. д.

Например: Познавательная потребность (А) --> Обучение --> Потребность в чтении (В) --> Чтение -->... --> Читательский интерес (С) --> Библиофильская деятельность.

При графическом изображении В- и С-потребностей, обусловленных одной абсолютной потребностью, получается древовидный граф, подобный генеалогическому древу царственной династии. Суть типологической процедуры в данном случае состоит в том, что различаются: А -основатели династий (корни генеалогического древа); В — несколько поколений, инициированных А — ветви древа; С — неожиданные побеги, образно говоря, — "дети свободной любви".

Гипотеза абсолютных, вторичных, спонтанных потребностей распространяется лишь на человеческие, т. е. личностные и социальные потребности, не охватывая потребностей биологических, которые все имеют абсолютный характер.

В табл. 8.1 представлено общее сопоставление потребностей разного происхождения. Типизация потребностей, учитывающая два типологических подхода (по субъектам-носителям и по происхождению), воспроизведена в табл. 8.2. Далее следует более подробное рассмотрение индивидуально-личностных, групповых и общественных коммуникационных потребностей.

Поскольку в составе каждого из девяти типов потребностей, представленных в табл. 8.2, имеются коммуникационные потребности, можно считать эту типизацию типизацией коммуникационных потребностей.

8.2. Личностные коммуникационные потребности

Личностные потребности отличаются тем, что их носитель — индивид является природным существом, но сущность его не биологична, а социальна. В связи с этим абсолютные индивидуальные потребности (АИ) делятся на биогенные (витальные, органические), принадлежащие биологическому виду хомо сапиенс, и социогенные (общественные, социально-Культурные), свойственные членам общества. Биогенные АИ весьма многочисленны; перечислим важнейшие из них:

АИ1. Материальные физиологические: потребности в пище, тепле, движении, отдыхе, половая и т. п.; потребность в нормальном физическом развитии в соответствии с генетической программой.

АИ2. Физиологические предпосылки духовной деятельности:

АИ2.1. Интеллектуальная потребность — потребность в упражнении умственных способностей.

АИ2.2. Эмоциональная потребность — потребность в поддержании положительного баланса эмоциональной сферы, т. е. преобладании положительных эмоций над отрицательными.

АИ2.3. Потребность в свободе, вольном проявлении жизненных сил индивида.

АИ2.4. Волевая потребность — потребность преодолевать препятствия и страх.

Таблица 8.1. Общее сопоставление потребностей разного происхождения

Типологические

признаки

А. Абсолютные

Потребности

В. Вторичные

потребности

С. Спонтанные

потребности

Типы рассогласований

Рассогласование

между наличными и необходимыми условиями стабильности (гомеостаза)

субъекта-носителя

Рассогласование наличных

и требуемых инструментов целенаправленной

деятельности; неполнота структуры деятельности

Субъективно переживаемое

рассогласование между наличным и желаемым состоянием дел

Осмысленность

субъектом-носителем

Необязательна

Обязательна

Необязательна

Эмоциональная

окраска

Всегда имеется

Нейтральная

Ярко выраженная

Происхождение

Естественны.

Диктуются внешней средой

(генетической программой

или программой социогенеза)

Зависят от исторически обусловленной структуры деятельности

Возникают и изменяются непредсказуемым образом

Условия

возникновения и удовлетворения

Действуют постоянно в

колебательном режиме; дезактивируются

при насыщении

Возникают эпизодически и исчезают при дополнении структуры деятельности до нормального состояния

Возникают спонтанно,

не дезактивируются, а

напротив, усиливаются в результате удовлетворения

Следствия

неудовлетворения

Нарушение целостности

или даже гибель субъекта;

компенсация одних

потребностей за счет удовлетворения других недопустима

Неудовлетворение ведет к компенсации недостающих инструментов другими, либо к изменению вида

деятельности

 

Неудовлетворение переживается болезненно, но не представляет угрозы для существования субъекта; невозможна замена одних предметов потребности другими

Количество

Конечно, исчислимо

Не менее числа

видов деятельности

Бесконечно

Таблица 8.2. Типизация коммуникационных потребностей

Субъекты /

Происхождение

Индивидуальная личность (И)

Целевая социальная группа (Г)

Общество в целом

(М)

А-потребности

АИ. Абсолютные, индивидуальные

АГ. Абсолютные групповые

AM. Абсолютные общественные

В-потребности

ВИ. Вторичные индивидуальные

ВГ. Вторичные групповые

ВМ. Вторичные общественные

С-потребности

СИ. Спонтанные индивидуальные

СГ. Спонтанные групповые

СМ. Спонтанные общественные

АИ2.5. Потребность в игре.

АИ2.6. Мнемическая потребность — потребность в памяти.

АИ2.7. Контактная потребность — потребность в общении с другими людьми, "потребность в другом человеке"; сюда же относится "лингвистическая потребность" — потребность говорить и понимать услышанную речь.

АИ3. Другие биогенные абсолютные личностные потребности.

Среди биогенных потребностей обнаруживаются такие, которые можно считать предпосылками социогенных коммуникационных потребностей: это прежде всего мнемическая потребность (АИ2.6) и контактная потребность (АИ2.7), а также потребность в игре (АИ2.5), интеллектуальная (АИ2.1) и эмоциональная (АИ2.2) потребности, порождающие смыслы, образующие содержание социальной коммуникации. Если бы человек не владел этими смыслами, коммуникация была бы невозможна, так как ему нечего было бы сказать.

Социогенные АИ-потребности — результат общественного образа жизни хомо сапиенс и культурной трансформации биогенных потребностей. Они столь же естественны для хомо сапиенс, как и биогенные потребности. Их делят на материальные и духовные.

АИ4. Материальные социогенные потребности:

АИ4.1. Потребность в целесообразном преобразовании окружающей среды; потребность в творческом физическом труде и изготовлении орудий.

АИ4.2. Потребность в организации социальной жизни — социально-политическая потребность, включающая потребность в обеспечении личной безопасности и безопасности рода (семьи).

АИ4.3. Другие социогенные материальные потребности личности.

АИ5. Духовные социогенные потребности:

АИ5.1. Потребность в самореализации (самоутверждении, самоактуализации), совпадающая с потребностью в индивидуализации.

АИ5.2. Потребность в социализации, совпадающая с потребностью в принадлежности и устранении одиночества, зарубежными учеными именуемая потребностью в аффилиации.

АИ5.3. Познавательная потребность.

АИ5.4. Этическая потребность.

АИ5.5. Эстетическая потребность.

АИ5.6. Коммуникационная потребность.

В психологическом пространстве личности различные потребности взаимодействуют, сдерживая или, напротив, стимулируя друг друга. Известно, что дети; вырванные из человеческой среды и лишенные контактов с людьми (подавление контактной потребности АИ2.7), необратимо утрачивают социогенные материальные и духовные потребности, если они до возраста 7 лет не возвращаются в человеческое общество. Другой пример. Потребность в свободе АИ2.3 согласуется с потребностью в самореализации АИ5.1, но она может войти в конфликт с потребностью в социализации АИ5.2, который редко разрешается в пользу свободы. Дело в том, что вольное проявление жизненных сил индивида всегда связано с риском, борьбой, неопределенностью, которых хорошо социализированные и, стало быть, конформированные личности стремятся избежать.

В состав духовных социогенных потребностей входит коммуникационная потребностей (АИ5.6), которая развивается на базе биогенных контактной и мнемической потребностей (АИ2.6 и АИ2.7). Эта потребность побуждает человека к использованию не только естественных (вербальный и невербальный), но и искусственных (документных) коммуникационных каналов. Так как коммуникации ради коммуникации не бывает, АИ5.6 удовлетворяется не сама по себе, а во взаимосвязи с другими социогенными потребностями, как материальными, так и духовными. Однако взаимосвязи получаются разные. При взаимодействии с потребностями в творческом физическом труде и организации социальной жизни (АИ4.1 и АИ4.2) коммуникационная потребность реализуется в виде духовного сопровождения материальной интеракции в процессе общения (см. раздел 2.4), т. е. в виде В-потребности, а при взаимодействии с духовными социогенными потребностями АИ5.6 образует с ними единство. Покажем это.

Психологи и философы утверждают, что всем людям, но в разной степени присущ бессознательный импульс к самореализации (самоутверждению) ("человеческая воля к жизни" А. Шопенгауэра, "воля к власти" Ф. Ницше, "стремление к превосходству" А. Адлера, "притязание" К. Левина) и врожденные духовные способности для реализации этого импульса (потребность АИ5.1). Когда советуют человеку "найти себя", "стать самим собой", идет речь о нахождении такой области, где данный индивид мог бы воплотить свой импульс самореализации наиболее полным образом. Различаются внешняя и внутренняя самореализация. Внешняя реализация личностных способностей состоит в приобретении материальных (имущество, хороший дом, финансовый капитал и т. д.) или социальных (почетные звания, ордена, известность, слава) ценностей. Внутренняя реализация — самосовершенствование, развитие личных способностей и задатков, дающие чувство удовлетворения. И внешняя, и внутренняя самореализации невозможны без коммуникационной деятельности в форме управления и диалога. Отсюда — единство АИ5.1 и АИ5.6.

Социализация представляет собой не что иное как освоение индивидом социально признанных смыслов, т. е. коммуникационную деятельность в чистом виде; значит АИ5.2 и АИ5.6 совпадают. Разница в том, что в процессе самореализации индивид выступает в роли коммуниканта, а в процессе социализации — в роли реципиента.

Познавательная потребность (АИ5.3) основана на биогенной интеллектуальной потребности (АИ2.1) и удовлетворяться она может двояко: либо путем познавательного понимания (познание сути явлений), либо путем коммуникационного понимания (познание содержания сообщений) — см. раздел 1.3. В первом случае при благополучном исходе — получении нового знания — познание завершается созданием коммуникационного текста, сообщающего о полученных результатах; здесь познающий субъект превращается в коммуниканта, и значит, АИ5.3 становится АИ5.6. Во втором случае познание тождественно с восприятием сообщения, и единство АИ5.3 и АИ5.6 очевидно.

Этическая потребность (АИ5.4) заключается в целесообразном управлении свободной самодеятельностью индивида в интересах социума, а значит, и в его собственных интересах. Этическая потребность связана с биогенной потребностью в свободе (АИ2.3), являясь ее социальным противовесом. В той мере, в какой этическое воспитание людей осуществляется путем коммуникационного управления, а не физического воздействия, потребности АИ5.4 и АИ5.6 сливаются друг с другом.

Эстетическая потребность (АИ5.5) как потребность в прекрасном, в гармонии и упорядоченности мира, очевидно, связана с биогенной эмоциональной потребностью АИ2.2 и удовлетворяется в единстве с коммуникационной потребностью АИ5.6. Если взыскующий прекрасное субъект обращается к художественному творчеству, он становится коммуникантом в том или ином коммуникационном канале искусства, если он довольствуется чистым созерцанием, "бескорыстным наслаждением гармонией" (И. Кант), то он оказывается в роли реципиента (зрителя, слушателя, читателя).

К числу абсолютных, врожденных духовных потребностей богословами и многими учеными относится религиозная потребность, имеющая, кстати сказать, сильно выраженный коммуникационный аспект. Наличие такой потребности у верующих людей несомненно, но предметом спора является ее происхождение: является ли она первичной, свойственной каждому человеку, или вторичной, а может быть, — спонтанной, проявляющейся лишь у некоторых индивидов? Этот вопрос мы отнесли к terra incognita данной главы.

О жизненной важности коммуникационной деятельности для нормального существования хомо сапиенс свидетельствуют издавна практикуемые меры наказания путем лишения контактов с другими людьми. В средние века одним из самых страшных кар было отлучение — excommunicatio — от церкви. Отлученный еретик ставился вне религии и вне земных законов, он как бы переставал существовать в социальной реальности. В неокультуре аналогичной мерой наказания служит одиночное тюремное заключение.

Биогенные и социогенные потребности, образовавшие тип АИ, есть потребности общечеловеческие, вытекающие из биопсихологической природы человека. Но "человека вообще" не бывает. Человеческая жизнь детерминируется общественной жизнью, профессиональным трудом, досуговыми занятиями. Они и образуют содержание вторичных и спонтанных потребностей личности, конкретизирующих абсолютные личностные потребности в данных общественно-исторических условиях. Человек рождается с набором абсолютных потребностей в виде неразвитых форм и потенциальных структур. В процессе жизнедеятельности эти форма и структуры заполняются В- и С-потребностями, и в результате образуется уникальная потребностно-мотивационная сфера индивидуальной личности.

Вторичные индивидуальные потребности (ВИ) обусловлены профессионально-производственной и досуговой деятельностью людей. Коммуникационные профессионалъные потребности отдельного исполнителя в системе общественного производства безличны. От смены исполнителей потребности не меняются. Поэтому профессиональные коммуникационные потребности специалистов представляются в виде объективных информационных потребностей (ОИП), которые можно планировать априори, исходя из производственных заданий. Получается, что индивидуальные коммуникационные потребности растворяются в коллективных потребностях целевых социальных групп (см. следующий параграф).

Непрофессиональные коммуникационные потребности — это потребности в знаниях, умениях, стимулах, эмоциях, вытекающих из интересов, увлечений, хобби, которым люди отдаются на досуге. Но эти интересы и увлечения не что иное, как спонтанные потребности личности. Получается, что непрофессиональные ВИ = СИ.

Спонтанные коммуникационные потребности изучаются социологией культуры, где они именуются "культурными потребностями". "Глубинной сущностью" культурной потребности объявляется "потребность в другом человеке, потребность в универсальном, не ограниченном пространством и временем общении людей". Далее выясняется, что "содержательная структура культурных потребностей включает познавательные, нравственные, эстетические и др." аспекты. Таким образом тождество коммуникационных и культурных потребностей очевидно. Именно эти потребности влекут людей в театры, библиотеки, клубы, на стадионы, в музеи и в туристические путешествия.

Накоплен большой эмпирический материал, характеризующий зависимость индивидуальных культурных потребностей от образования, места жительства (город — село), возраста и других социально-демографических характеристик. Известны попытки группировки спонтанных потребностей, но они малоуспешны, ибо СИ-потребности субъективны и личностно-уникальны, подобно художественным вкусам и читательским интересам. Тем не менее обнаруживаются следующие спонтанные коммуникационные потребности, которые правомерно назвать "культурными":

СИ1. Потребность в освоении культурного наследия, в том числе — потребность в непрерывном образовании;

СИ2. Потребность в самостоятельном духовном творчестве, реализуемая в художественной самодеятельности, техническом конструировании, литературном сочинительстве и т. д.;

СИЗ. Потребность в самопознании и саморазвитии, вплоть до реинкарнации, телепатии, ясновидения, экстрасенсорной диагностики и лечения.

История показывает, что прогресс человеческой культуры обеспечивается самопроизвольно возникающими и развивающимися спонтанно личностными потребностями; отсюда его замысловатость, противоречивость, непредсказуемость.

8.3. Групповые коммуникационные потребности (информационный подход)

Существует три целевых социальных группы, особенно заинтересованных в коммуникационном обслуживании, т. е. полном, точном и своевременном поступлении смыслов, касающихся содержания решаемых ими задач:

  • руководители (менеджеры) всех уровней, осуществляющие руководство отдельными коллективами или обществом в целом;

  • ученые, ведущие постоянный диалог с коллегами посредством специальной коммуникации;

  • инженеры, разрабатывающие новую технику.

В 50-е годы XX века во всех промышленно развитых странах стали создаваться службы (системы) научно-технической информации, которые взяли на себя заботу о коммуникационном обслуживании перечисленных категорий специалистов. В силу информационного подхода, распространившегося в то время, коммуникационные потребности были переименованы в информационные потребности, реципиенты — в потребителей информации, коммуникационные сообщения — в информацию, коммуникационная деятельность — в информационную деятельность. Оденем "информационные очки" и будем придерживаться в данном параграфе информационной терминологии, чтобы сохранить традиции научной информатики.

В 60-е годы информационным работникам стало ясно, что без изучения спроса на информацию (о потребностях пока речи не было!) нельзя рационально и эффективно организовать информационную деятельность. Обычным методом "изучения спроса" стало анкетирование, дополненное интервью и анализом библиотечной статистики. Были собраны и обнародованы немаловажные факты, характеризующие информационное поведение различных групп специалистов. Так, выяснилось, что большинство инженеров (до 90%) считают журналы более ценным источником информации, чем книги. Вместе с тем анализ книговыдачи научно-технических библиотек показал, что книги затребовались инженерами в 1,3 раза чаще, чем журналы. Оказалось, что руководители больше всего ценят оперативность доставки и удобство восприятия информации, доверяя информационным службам отбор и переработку текущих сообщений. Ученых не очень привлекает оперативность, они готовы мириться с любыми формами представления информации, но зато им нужна гарантированная полнота информирования и минимальная степень смысловой корректировки сообщений информационными работниками. Инженеры-прагматики востребуют не "чтение на сон грядущий", а конкретный опыт, который можно внедрить в производство, — скорее, дешевле и без дополнительных умственных усилий. Обнаружилось, что спрос на информацию зависит от стадии рабочего процесса: он максимален в начале работы, когда исполнители "входят в проблему", знакомятся с состоянием дел, уясняют известное и неизвестное, и на заключительном этапе, когда подводятся итоги, составляется отчет и важно соотнести полученные результаты с результатами коллег; в течение основного этапа (собственно исследование, разработка, конструирование) нужна лишь эпизодическая справочная информация небольшого объема.

Осмысление накопленного эмпирического материала потребовало введения понятия информационная потребность, которое несколько изысканно определялось как "свойство отдельного лица, коллектива или какой-либо системы, отображающее необходимость получения информации, соответствующей характеру выполняемых действий или работы". Нетрудно видеть, что это определение сводится к тавтологии: информационная потребность — это необходимость (то есть потребность) в информации. Впрочем, в то время эта тавтология никем не замечалась. Зато большим теоретическим достижением можно считать представление о потребностной структуре, позволившее вскрыть разные предметы информационных потребностей и соответственно — разновидности потребностей в информации. Типичная структура информационных потребностей специалиста (руководителя, ученого, инженера, агронома, военачальника и т. д.) виделась следующим образом.

1. Потребность в текущей и ретроспективной информации. Специалисту, чтобы сохраниться на уровне последних достижений в своей и смежных отраслях знаний, требуется оперативное текущее информирование. Потребность в текущей информации обуславливается профессией специалиста и выполняемыми им производственными функциями, поэтому она относительно стабильна. Отсюда и название запросов, выражающих эту потребность, — постояннодействующие.

Потребность в ретроспективной информации возникает, если нужно выработать обоснованное суждение по данному вопросу. В этом случае нередко требуется обращение к источникам, накопленным в предыдущие годы. Запросы, выражающие потребность в ретроспективной информации, возникают эпизодически и называют их разовыми.

2. Потребность в узкотематической и широкотематической информации. Специализация научно-технической деятельности и дифференциация знаний приводят к постоянному сужению тематических рамок профессиональной информационной потребности. Однако слишком узкая специализация влечет за собой ограниченность научного кругозора, потерю ориентации в научно-техническом прогрессе и в конечном счете — снижение творческого потенциала специалиста. По этой причине специалистам необходима как узкотематическая информация, непосредственно относящаяся к той конкретной производственной задаче, решением которой они заняты, так и широкотематическая, создающая представление об аспекте исследования или разработки в целом. Потребность в узкотематической информации выражается в запросах производственного характера, потребность в широкотематической информации — запросах ознакомительного характера.

В сообщениях, предназначенных для удовлетворения ознакомительных запросов, должен содержаться ответ на вопросы типа "что делается", "что достигнуто в данной области"; в сообщениях, предназначенных для удовлетворения производственных запросов, — "как делать". Разумеется, понятия "узкая" и "широкая" тематика относительны: одна и та же информация может удовлетворять и ту, и другую потребность. Так, например, для инженера, занятого конструированием определенного узла машины, информация об областях применения этой машины, спросе на нее и т. п. является широкотематической, а для руководителя данной разработки — узкотематической. Тем не менее в документных потоках есть виды документов, предназначенных преимущественно для удовлетворения либо ознакомительных, либо производственных запросов. К примеру, научно-популярная литература, обзоры, энциклопедии ориентированы на запросы ознакомительного плана; патентные описания, стандарты, техническая документация, научно-технические отчеты предназначены чаще всего для удовлетворения производственных запросов.

3. Потребность в отраслевой (специализированной) и межотраслевой (неспециализированной, смежной) информации. Усиливающаяся интеграция знаний приводит к тому, что большинство наиболее актуальных проблем решается путем использования не только профильной информации, не выходящей за рамки данной отрасли знания, но и значительного объема смежной, межотраслевой информации из других отраслей знания, иногда, казалось бы, очень отдаленных. Потребность в отраслевой информации выражается в запросах профильного характера, в межотраслевой (смежной) — непрофилъного характера.

4. Потребность в фактографической и концептографической информации. В первом случае — это потребность в фактических сведениях об изделиях, их функциях или устройстве, о материалах и их свойствах, о процессах, событиях, открытиях и т. д. Такие сведения извлекаются потребителем из справочников, баз данных, консультаций со специалистами. Концептографическая информация — это оценка фактических сведений с точки зрения их истинности и достоверности, технико-экономической целесообразности и перспективности. Особенно нуждаются в подобных концепциях руководители при принятии управленческих решений. Потребность в фактографической информации выражается в фактографических запросах, а в концептографической — в концептографических запросах.

В табл. 8.3 представлена формальная (поскольку мы абстрагировались от содержания) структура профессиональных информационных потребностей, свойственная специалистам науки и техники. Она включает 16 составляющих. Как интерпретируются эти составляющие? Iа — это потребность постоянно быть в курсе фактических достижений своей отрасли знания на уровне "что делается"; IIIа — потребность поддерживать свою профессиональную квалификацию в части практических знаний и умений "как делать"; IVб — потребность быть готовым к принятию решений на основе концептографической информации, поступившей из других отраслей знания, и т. д. Для удовлетворения потребности Iа нужные сведения об изделиях, аналогичных тем, разработкой которых занят специалист; потребность IIIа требует изучения передового производственного опыта коллег; потребность IVб обуславливает спрос на информацию о принципах действия и областях применения устройств, разработанных в других отраслях промышленности, но сходных по функциям с контролируемым изделием.

Практическая ценность раскрытия структуры профессиональной потребности специалистов, как можно понять из приведенных примеров, состоит в возможности прогнозировать, какая именно информация потребуется специалисту, решающему данную задачу. Были разработаны модели объективных информационных потребностей различных категорий потребителей информации (инженеров-конструкторов, инженеров-разработчиков, руководящих работников, молодых специалистов и др.). Грубо говоря, суть этих моделей сводится к нахождению разности (дефицита) между объемом знаний, требующихся специалисту для соответствия своему месту в общественном производстве, и его профессиональной подготовкой. Имеется в виду формула:

ОИП = СТЗ — СНЗ,

где: ОИП — объективная информационная потребность, СТЗ — сумма требующихся знаний, СНЗ — сумма наличных знаний.

Если ОИП больше нуля, то возникает потребность в информационном обслуживании; если ОИП равно или меньше нуля, то информационные услуги не нужны. СНЗ определялась путем оценки компетентности коллектива, работников (образование, опыт работы, квалификация) и опроса отдельных специалистов.

Таблица 8.3. Формальная структура профессиональных информационных потребностей

Характеристика информации

и запросов

широкотематические

(ознакомительные запросы)

узкотематические

(производственные запросы)

Фактографическая

концептографическая

фактографическая

концептографическая

Текущие (постоянно- действующие запросы)

а) отраслевые

(профильные запросы)

б) межотраслевые

(непрофильные запросы)

I6

IIa

IIб

IIIa

IIIб

IVa

IVб

Ретроспективные

(разовые запросы)

а) отраслевые

(профильные запросы)

б) межотраслевые

(непрофильные запросы)

Va

VIa

VIб

VIIa

VIIб

VIIIa

VIIIб

СТЗ выявлялась путем оценки анализа плановых заданий и творческих функций, выполняемых тем или иным исполнителем. Диагностирование ОИП оказалось возможным и практически полезным в условиях местных органов информации, хорошо знающих наличный состав потребителей информации. Важно обратить внимание на то, что объективизация информационных потребностей абстрагируется от личностных особенностей специалистов, ориентируясь на безличных функционеров, имеющих тот или иной уровень СТЗ и не обладающих другими творческими ресурсами.

Теперь попытаемся осмыслить достижения научной информатики с позиции метатеории социальных коммуникаций. Если обратиться к типизации коммуникационных потребностей (табл. 8.2), где представлены три типа группированных потребностей — АГ, ВГ, СГ, возникает вопрос: какому типу соответствуют ОИП и структурные составляющие профессиональных информационных потребностей, приведенные в табл. 8.3? Эти потребности не являются ни изначально установленными (абсолютными) для целевых социальных групп, ни предопределенными их субъектным составом. Значит, они не относятся ни к АГ, ни к СГ-потребностям. Объективная предзаданность их содержания производственной деятельностью специалистов показывает, что они представляют собой вторичные коммуникационные потребности.

Действительно, для органов научно-технической информации, видевших свое назначение в информационном обеспечении производственной деятельности специалистов, углубление в коммуникационную типизацию выглядит излишним теоретизированием. Но для научной информатики такое теоретизирование не только не излишне, но просто необходимо, в противном случае теория информационных потребностей сводится к обобщению эмпирического опыта, и не более того. Здесь опора на метатеоретические выводы оказывается полезной для углубления содержания частной теории.

Абсолютные групповые коммуникационные потребности (АГ-потребности) выводятся из очевидного факта, что целевые группы создаются для решения определенных общественных задач. Если бы искомое решение удалось получить не за счет трудоемких творческих усилий, а путем заимствования готового решения из потоков социальной коммуникации, была бы легко и просто достигнута цель, ради которой создавалась группа. Стало быть, первая абсолютная коммуникационная потребность целевой группы — АГ1 — это потребность в "готовом решении". Есть еще АГ2 — мнемическая потребность, состоящая в том, что коллектив специалистов, образовавших целевую группу, должен обладать определенной профессиональной квалификацией, т. е. знаниями и умениями, достаточными для того, чтобы своими силами выполнять производственные функции, не дожидаясь "готовых решений", которых может не быть вовсе. Обратим внимание, что абсолютные коммуникационные потребности целевых групп хорошо коррелируют с дефиницией социальной коммуникации как движения смыслов в социальном пространстве и времени. Итак:

  • АГ1 — обнаружение "готового решения" в социальной памяти;

  • АГ2 — формирование групповой памяти, достаточной для выработки "готового решения";

  • Поскольку "готовое решение", как правило, не удается получить немедленно, начинается производственная деятельность, инициирующая коммуникационные ВГ-потребности, хорошо известные информационным службам. Очевидна связь между абсолютными и вторичными потребностями: потребность в ретроспективной информации — это потребность в поиске "готового решения" (ВГ1); потребность в текущей информации, как отраслевой, так и межотраслевой — это потребность в пополнении групповой памяти, т. е. поддержании компетенции специалистов на современном уровне (ВГ2). Остальные информационные потребности, представленные в табл. 8.3, — это детализации различных аспектов ВГ1 и ВГ2, а не самостоятельные, независимые от них потребности.

Феномен групповых спонтанных коммуникационных потребностей (СГ) был обнаружен представителями так называемого психологического направления в теории информационных потребностей. Основоположник этого направления С.Д. Коготков выступил с критикой обезличенных моделей объективных информационных потребностей, указывая на роль "информационных интересов" и "информационных установок", т.е. субъективных начал "информационно-потребительской деятельности". Термин "информационно-потребительская деятельность", а не просто "информационная деятельность" введен для того, чтобы акцентировать субъекта: не информационный работник, а потребитель информации. К сожалению, психологическое направление пока не получило заметного развития, и феномен СГ-потребностей остается terra incognita.

Не реализована также идея "советующей парадигмы" информационного сервиса, которая, по сути дела, направлена на переход от удовлетворения ВГ-потребностей, характерного для современной "обслуживающей парадигмы", к ориентации не абсолютные коммуникационные потребности целевых социальных групп. "Советующая парадигма" ставит перед информационными службами задачу не просто найти в информационно-библиотечных фондах "готовое решение", а оценить возможность его получения при современном уровне общественного знания и указать специалистам путь (что и как нужно делать) для получения желаемого результата. Методология "советующей парадигмы" разработана Э.С. Бернштейном в 70-е―80-е гг.

8.4. Общественные коммуникационные потребности

Общество представляет собой самовоспроизводящуюся устойчивую массовую совокупность, сложившуюся естественноисторическим путем. Общество — не искусственно созданный механизм и не результат соглашения (общественного договора) между людьми, а совокупный субъект — живая система, являющаяся носителем специфических общественных потребностей. Эти потребности, как показано в табл. 8.2, делятся на три типа: абсолютные (AM), вторичные (ВМ), спонтанные (СМ).

Абсолютные общественные потребности (AM) во многом подобны, скажем, изоморфны личностным абсолютным потребностям. Правда, биогенные потребности обществу не свойственны; все общественные потребности социогенны, но являются естественными для человеческого общества, так же как социогенные личностные потребности естественно свойственны хомо сапиенс. АМ-потребности делятся на материальные и духовные.

AM1. Материальные общественные потребности:

АМ1.1. Экономическая потребность — потребность в общественно организованном материальном производстве, т. е. создании и распределении материальных продуктов и услуг.

AMI.2. Потребность биологического воспроизводства населения.

АМ1.3. Потребность в защите от стихийных бедствий и агрессии врагов.

AMI.4. Общественно-политическая потребность — потребность в организации общественного бытия, поддержании порядка, сохранении стабильности общества.

АМ2. Духовные общественные потребности:

АМ2.1. Потребность в самоутверждении и самосознании общества; она психологически базируется на мы ― χувстве, которое может служить источником патриотизма и национализма; эта потребность аналогична индивидуальной потребности в самореализации (АИ5.1).

АМ2.2. Потребность в социализации подрастающего поколения, включении его в общественную жизнь; очевидно что эта потребность корреспондирует с потребностью в социализации личности (АИ5.2).

АМ2.3. Познавательная потребность, состоящая в производстве, накоплении, хранении и использовании общественного знания и опыта.

АМ2.4. Этическая потребность — потребность в справедливом, т.е. отвечающем общественно принятым нормам справедливости, общественно-политическом устройстве.

АМ2.5. Эстетическая потребность — потребность в гармонизации быта и общественной жизни в соответствии с национальными эстетическими вкусами и обычаями.

АМ2.6. Коммуникационная потребность, выражающаяся, во-первых, в лингво-семиотической потребности, т. е. потребности в национальном языке и вспомогательных знаковых системах; во-вторых, в социально-мнемической потребности — потребности в социальной памяти. Как перечисленные общественные потребности соотносятся с социально-коммуникационной деятельностью? Это соотношение принимает вид причинно-следственной связи в случае коммуникационной потребности АМ2.6, которая инициирует макрокоммуникацию в виде устного общения и неовеществленной социальной памяти. Продуктами устной макрокоммуникации являются фольклор, нравственные нормы, народные обычаи, которые представляют собой нормативные социальные институты. Здесь налицо непосредственная причинно-следственная связь П --> Д. Для удовлетворения общественных потребностей в цивилизованном обществе, использующем документные каналы, создаются учрежденческие социальные институты, обслуживающие абсолютные социальные потребности. Так, экономический социальный институт удовлетворяет АМ1.1; институт семьи — АМ1.2; институт государства — АМ1.3 и AMI.4; институт народного образования — АМ2.2 и т. д. Эти социальные институты и выступают в качестве субъектов коммуникационных ВМ-потребностей, которые удовлетворяются специальными коммуникационными службами, участвующими в миди― или макрокоммуникации. Например, государство инициирует цепочку:

AMI.4. Общественно политическая потребность --> Государство--> Деятельность по организации общественного бытия --> Коммуникационная ВМ-потребность --> Государственные средства массовой коммуникации --> Массовое коммуникационное управление.

Таким образом, вместо простой зависимости П --> Д, действовавшей на личностном уровне, появляется сложная цепочка П --> Социальный институт --> Деятельность --> В-потребность и т. д.

Социальные институты, участвуя в массовой коммуникации в качестве социального коммуниканта (формула ГуМ), приобретают собственные групповые коммуникационные потребности (АГ, ВГ, СГ), рассмотренные в предыдущем разделе. Мы специально остановимся на деятельности коммуникационных социальных институтов в следующей главе.

Коммуникационные СМ-потребности проявляются в спросе на форму предлагаемых коммуникационных сообщений, прежде всего — в области искусства и литературы. Эта форма должна удовлетворять противоречивым требованиям: с одной стороны — привлекать новизной, с другой стороны — не противоречить привычным образцам; не быть старомодной и вместе с тем соблюдать общепринятые нормы этикета и ритуала, моральные, религиозные, политические запреты. Разрешение этого противоречия — дело мастерства социально-культурных работников, взаимодействующих с массовыми аудиториями. Если творческим работникам и работникам культуры удается уловить суть СМ-потребностей и найти соответствующие формы, новаторов ждет успех, в противном случае — неудача. Опыт подсказывает, что талантливые новаторы зачастую ориентируются на спонтанные потребности, которых в современном им обществе нет. Если с течением времени такие потребности возникнут, творчество новаторов получит одобрение, а сами они обретут лавры и регалии (к сожалению, нередко посмертно).

8.5. Выводы

  1. Движение смыслов в социальном времени и пространстве происходит не самопроизвольно, а в силу коммуникационных потребностей, действующих на личном, групповом и общественном уровне. Эти потребности взаимосвязаны с другими материальными и духовными потребностями личности, социальной группы, общества в целом.

  2. Коммуникационные потребности по происхождению делятся на: А — абсолютные (первичные), В — вторичные и С — спонтанные, которые свойственны всем субъектам — носителям потребностей. Типизация коммуникационных потребностей, как и общая типизация человеческих потребностей, насчитывает 9 гипотетических типов. Типизация гипотетична, потому что деление потребностей на типы А, В, С есть авторская гипотеза.

  3. Коммуникационная потребность — функциональное свойство субъектов активно реагировать на рассогласование между наличным и нормальным состоянием их сознания. Эта реакция заключается в пространственно-коммуникационной или мнемической деятельности в различных их видах и формах.

  4. Посредством социально и коммуникации удовлетворяются две абсолютные коммуникационные потребности: потребность в передаче смыслов в социальном пространстве и потребность в передаче смыслов во времени; эти потребности представлены на всех субъектных уровнях: личностном (АИ), групповом (АГ) и общественном (AM) в качестве социогенных духовных потребностей; кроме того, на личностном уровне имеются их физиологические предпосылки (АИ2.6 и АИ2.7).

  5. Личностные духовные потребности образуют единство с коммуникационной потребностью, вследствие чего духовное творчество, т.е. создание новых культурных смыслов, органически связано с социальной коммуникацией. Тем самым подтверждается формула: культурная деятельность = творчество + социальная коммуникация. Эта формула действует и в области материального производства, но здесь коммуникационная деятельность побуждается не абсолютными, а вторичными коммуникационными потребностями.

  6. Судить о человеке как о личности следует не по абсолютным потребностям, которые являются общечеловеческими и присутствуют у всех людей, а по развитости профессиональных В-потребностей и непрофессиональных, культурных С-потребностей.

  7. Информационный подход оправдывает себя при изучении вторичных коммуникационных потребностей целевых социальных групп, где возможна обезличенная объективация коммуникационных потребностей их членов. В других случаях он не получил применения.

  8. Абсолютные общественные коммуникационные потребности, выражающиеся в абсолютной лингво-семиотической потребности и в абсолютной социально-мнемической потребности (АМ2.6), не образуют единства с другими абсолютными социальными потребностями, а служат основой для формирования вспомогательных коммуникационных потребностей социальных институтов (ВМ-потребностей).

  9. Существует формальное подобие (изоморфизм, между личностными и общественными духовными абсолютными потребностями (АИ5 изоморфно АМ2): оба перечня содержат одинаковое количество одноименных потребностей. Однако, содержание одноименных потребностей совершенно различно. Так, познавательная или эстетическая потребность личности удовлетворяются совсем иначе, чем общественные социальные и эстетические потребности, обслуживаемые такими социальными институтами, как наука и искусство.

  10. В обществознании давно известен закон возвышения потребностей, который заключается в стремлении людей к наиболее полному и комфортному удовлетворению их материальных и духовных потребностей, в том числе — потребностей коммуникационных. Стало быть, можно говорить о законе возвышения коммуникационных потребностей. Этот закон приводит к постоянному росту коммуникационных В-потребностей и С-потребностей, что обусловливает развитие коммуникационных средств и услуг. Смена книжной культуры культурой мультимедийной — одно из проявлений возвышения закона коммуникационных потребностей; другое его проявление — образование в условиях индустриальной неокультуры социально-коммуникационных институтов (см. главу 9).

  11. Terra incognita в проблематике коммуникационных потребностей, да и в теории потребностей вообще весьма обширна. Перечислим некоторые проблемы.

Соотношение категорий "потребность" и "интерес" нуждается в уточнении. Некоторые исследователи полагают, что интерес — это осознанная потребность, другие считают, что интересы и потребности — самостоятельные инстанции, в равной мере управляющие поведением людей, третьи думают, что интерес — это ценностная ориентация, обуславливающая действие спонтанных потребностей. Психологи утверждают, что интересы — субъективное психическое образование, поскольку они не совпадают у разных людей, а экономисты и социологи склонны считать интересы объективно заданными характеристиками социальных групп, ссылаясь на то, что, независимо от субъектного состава, интересы потребителей и производителей, как правило, противоречат друг другу, а интересы капиталистов и эксплуатируемых рабочих антагонистичны. В этом свете соотношение категорий "коммуникационная потребность" и "коммуникационный интерес" приобретает значение одной из проблем метатеории социальной коммуникации.

Нуждается в уточнении перечень абсолютных потребностей, определяющих в конечном счете жизнедеятельность личностей и обществ. Можно ли считать религиозную потребность абсолютной? Религии, культ сверхъестественных сил сопровождают человечество со времен археокультуры до наших дней, подтверждая абсолютный статус этой потребности для рода человеческого. На этом основании многие ученые включают религиозную потребность в перечень исходных, врожденных, первичных потребностей. Другие полагают, что первичной является потребность в социализации, иначе — потребность в аффилизации, потребность в принадлежности к какому-либо сообществу, дающему ощущение безопасности и комфорта (АИ5.2). Именно эта духовная потребность побуждает людей в поисках защиты и спасения обращаться к всевышним и всемогущим силам. Тогда религиозная потребность становится вторичной, ВИ-потребностью. Подвиги религиозных подвижников, монашеская аскеза, религиозный фанатизм свидетельствуют о наличии религиозной СИ-потребности; но есть и атеисты, равнодушные к религии. Итак, каков статус религиозной потребности: абсолютная? вторичная? спонтанная?

Начатое теорией информационных потребностей изучение феномена спонтанных групповых коммуникационных потребностей пока не получило развития. Остаются загадкой успех или неудача культурных новаций, предлагаемых вниманию массовых аудиторий различными коммуникантами. Если успех, то талант новатора или чуткость аудитории? Если неудача, то бездарность автора или равнодушие толпы? Со столь прямолинейными объяснениями трудно согласиться, а других мы не знаем, потому что феномен спонтанных потребностей остается тайной.

Литература

  1. Блюменау Д.И. Информация и информационный сервис. — Л.: Наука, 1989. ― 188 с.

  2. Джидарьян И.А. Эстетическая потребность. — М.: Наука, 1976. ― 191 с.

  3. Ершов П.М. Потребности человека. — М.: Мысль, 1990. — 364 с.

  4. Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. — М.: Политиздат, 1986. ― 221 с.

  5. Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. — М.: Наука, 1988. ― 193 с.

  6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // Избран. психолог, произведения: В 2-х т. Т. 2. — М., 1983. — с. 94―213.

  7. Магун В.С. Потребности и психология социальной деятельности личности. — Л.: Наука, 1983. — 176 с.

  8. Соколов А.В. Коммуникационные потребности: Учеб. пособие. — Краснодар: Акад. культуры, 1996. — 160 с.

  9. Ханипов А.Т. Интересы как форма общественных отношений. — Новосибирск: Наука, 1987. — 225 с.

  10. Щербицкий Г.И. Информация и познавательные потребности. — Минск: Изд-во Белорус, ун-та, 1983. — 160 с.
Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com