Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 4. Экономическая безопасность

Мировая экономика как система производительных сил и форм их общественной организации

Современная мировая экономика - сложная система прямых и обратных связей, объединяющая национальные хозяйства отдельных стран или групп стран и активно влияющая как целостная структура на процессы экономического развития отдельных своих частей.

Мировое хозяйство - категория историческая. На протяжении человеческой истории мир движется от дискретных структур к рыночной экономике, к интегрированному всемирному хозяйству.

В основе этого движения - международное разделение труда, всеобщий характер глобальной индустриальной и научно-технической революции, формирование единого воспроизводственного механизма на основе становления планетарных производительных сил. Соответственно этому создаются и механизм мирового экономического развития, и единая материально-производственная база всемирного хозяйства. Процесс этот противоречив, нередко весьма конфликтен. Но несмотря на различия в уровнях развития и формах социальной организации производительных сил, в современных условиях все более активно начинают преобладать и усиливаться тенденции к выравниванию условий воспроизводства национально-государственных сегментов мирового хозяйства. Наряду с этим идет интенсивная миграция идей, научных открытий, технологий, предопределяя унификацию условий воспроизводства, образование общей экономической матрицы на планетарном пространстве.

Процесс становления единого механизма мирового экономического развития отражает коллективные усилия всех стран и народов, формирует всемирное хозяйство, являющееся необходимым условием выживания человечества. Современные интеграционные процессы позволяют утверждать, что происходит расширение масштабов взаимовлияния и взаимозависимости, растет степень включенности ограниченных в той или иной мере национально-исторической спецификой стран и народов в интернациональные связи. Различия, порой существенные, в исторических судьбах, уровнях экономического развития, культуре, конфессиях, формах социальной организации отражают момент развития в истории человечества. Тенденции же развития имеют явно выраженный центростремительный характер и свидетельствуют о растущем сцеплении национальных хозяйств в планетарном экономическом общении. Расширяются внутриотраслевые взаимодействия государств и интегрированных структур, все более открытый характер принимают национальные хозяйственные организмы.

Индикатором этих процессов является рост коэффициента эластичности мирового внешнеторгового оборота по отношению к ВВП планеты, превысившего в 1998 г. 40 трлн. долл. при расчете по паритету покупательной способности валюты. В 1951 -1970 гг. этот коэффициент составил 1,64, а в 1986- 1992 гг.-2,37. Экономический императив меняет политический облик мира. Уходит в прошлое всемирное противостояние стран и народов. Оно становится бессмысленным и по причине тесного взаимозависимого экономического общения, и в силу сужающихся ресурсных и экономических факторов, обеспечивающих выживание человеческого сообщества.

Современный, начальный, этап технологической революции уже породил систему производительных сил, способную в исторически обозримые сроки исчерпать материальные и энергетические ресурсы Земли, подорвать продуктивность биосферы. С этой точки зрения, неконтролируемый экономический рост сам по себе становится опасностью, что в свое время нашло отражение в работах ученых, объединенных Римским клубом.

В такой постановке проблема экономической безопасности становится актуальной для всех стран, приобретает всеобщий, глобальный характер.

В то же время научно-техническая революция предопределила необходимость структурной перестройки в рамках национальных экономик и мирового хозяйства в целом. Для этого требовалась огромная концентрация человеческих усилий и финансовых затрат. Существенно усложнились условия национального и внешнего воспроизводства. Преодоление структурного кризиса, противоречий макросоциальных форм, становление оптимизированных структур в странах, где наиболее успешно развивались новые производительные силы, способствовало повышению экономической эффективности функционирования не только национальных хозяйственных комплексов, но и всего мирового хозяйства. Регионы, которые отстали в структурной перестройке, не достигли уровня международной структурной и технологической рентабельности, образовали объективно экономически уязвимый сектор мирового хозяйства. Сегодня на этот сектор приходится свыше 84% населения Земли, живущего в развивающихся и постсоциалистических странах. Это обстоятельство определяет другой аспект проблемы экономической безопасности мирового сообщества, непосредственно затрагивающий и всю сферу международных отношений.

По мере трансформации мировой экономики во всемирное хозяйство, роста взаимозависимости всех участников этого процесса возникает опасность депрессивного воздействия как менее развитых, так и более зрелых форм на общую тенденцию экономического роста. Экономическая безопасность становится в этом смысле весьма острой проблемой и для богатых, и для бедных стран.

Человечество осознает, что только общие осмысленные действия способны гарантировать достойное грядущее для мирового сообщества. Сегодня формируется модель мира, которая способна обеспечить общий выигрыш либо общий проигрыш для всех участников мирового экономического и политического процесса.

Институциональные системы мирового хозяйства, практика международных экономических и политических отношений, действующие механизмы принятия и реализации решений прокладывают путь к единому миру, к созданию комплиментарных экономических структур, способных вызывать эффект синергизма, а не разрушения и в конце концов продлить человеческую историю.

«Будущее мировой экономики в ее неделимой реальности», - отмечает М. Сингхания. Формирование современного облика мирового хозяйства шло длительным, сложным, конфликтным путем, отразившим логику исторического процесса, объективные закономерности развития производительных сил человечества.

Становление системы мировых производительных сил

Противоречие между количественными и качественными параметрами производительных сил и общественными условиями развития на разных этапах истории человеческого общества характеризовалось различной степенью остроты и формы разрешения.

В докапиталистическую эпоху стоимостные пропорции производства имели подчиненное значение или вообще не имели значения. «Общественно необходимое» время как мерило трудовых затрат не содержало социального смысла. Рабовладельческое и феодальное общество было расточительным по отношению к рабочему времени, ибо оно почти не обладало реальной ценностью. Проблема экономии этого времени существовала лишь как социальная потребность. В этих условиях тип производства и характер потребления производимого продукта предопределяют весьма низкую потребность в оптимальном использовании труда и новых средствах или орудиях производства. Мускульная сила человека в таком обществе - главный фактор производительности груда. Интенсивность воздействия человека на природу и предметы труда поэтому ограничена, возможности совершенствования структуры производительных сил и повышения уровня их развития предопределяются основным лимитирующим элементом этой структуры - самим человеком.

Промышленный переворот - один из крупнейших исторических этапов в развитии европейских государств. В ходе его реализации произошло качественное изменение в системе производительных сил, расширились границы человеческой производительной силы, обусловленные природным фактором. В результате промышленного переворота человечество перешло к машинному способу производства. Машина, став важнейшим элементом структуры производительных сил, неизмеримо повысила производительность труда. С 1770 г., т.е. с начала промышленного переворота, современные промышленно развитые раны добились существенного ускорения экономического проса. Средние темпы роста ВВП за последние 200 лет составили 3%. При росте населения в 1% подушевые доходы увеличивались на 2% ежегодно. Это обеспечивало удвоение подушевых доходов и ВВП каждые 35 лет.

Подушевые доходы за истекшие два столетия росли в 10 раз быстрее, чем в доиндустриальную эпоху, а реальный ВВП – в 40 - 50 раз. Экономический рост сопровождался перестройкой не только технологической структуры производительных сил, но в форм их общественной организации. По мере развития промышленной революции ликвидировались или теряли свое значение старые социальные структуры, усложнялись и расширялись международные экономические связи, мировое сообщество становилось на путь интеграции во всемирное хозяйство. Социальный и технологический переворот тесно связаны.

Машинное производство играет доминирующую роль в укреплении и расширении новых экономических отношений, основанных на рыночных механизмах регулирования.

Однако в процессе развития и совершенствования индустриальных производительных сил со временем также обнаруживаются лимитирующие факторы.

Внутренняя логика развития самих индустриальных производительных сил, стремление к безграничному развитию требовали преодоления такого лимитирующего элемента в их структуре, как рабочая сила. Находясь в системе машин, человек не только управлял ими, но и дополнял собой необходимые связи в этой системе, был ее органической частью. В силу ограниченности своих физических и психофизиологических возможностей человек в конце концов оказался наиболее слабым звеном индустриальной структуры производительных сил. Возникло противоречие между технологическими возможностями машин и агрегатов и встроенной в их структуру рабочей силой. Это противоречие самой структуры производительных сил разрешается в процессе развития современной технологической революции, социальный смысл которой состоит прежде всего в том, что она выводит человека как участника процесса производства за пределы системы машин, сохраняя за ним лишь одну функцию управления этим процессом. В новых условиях человек регулирует функционирование системы, задает ей необходимый ему ритм работы, будучи сам независим от нее, перестав быть ее органическим элементом.

Таким образом, в процессе технологической революции совершается переход человека как непосредственной производи-ной силы в новое качество - опосредованной производительной силы. Создаются условия для оптимальной интеллектуальной реализации человека. Соответственно меняется социальный облик общества, формируется принципиально новый техноценоз.

Система «машина - человек - машина», характерная для индустриальных производительных сил, замещается системой «машина - машина». Находясь как бы вне действующей технологической цепочки, возвышаясь над ней, человек тем самым преодолевает физические границы своей рабочей силы, единственного лимитирующего фактора на пути безграничного развития производительных сил. Сама система в современной модели экономически развитых стран теоретически способна прогрессировать бесконечно и высокими темпами, постоянно совершенствуясь. Сводя к минимуму физические затраты труда, новая модель позволяет максимально использовать интеллект человека, возможности которого поистине неисчерпаемы. Из лимитирующего фактора, поскольку речь идет о физических границах рабочей силы, человек становится самой активной частью новой структуры производительных сил. Происходит принципиальный, качественный переворот, неизмеримо повышающий производительную силу труда. Последствия этого переворота чрезвычайно широки по охвату и глубоки по содержанию. Они реально отразились во всех сферах социальной, политической и экономической жизни человеческого общества, охватывают и область международных экономических и политических отношений.

Однако беспредельные возможности современных производительных сил реализуются в рамках различных по уровню развития и социальной организации подсистем мирового хозяйства. Технологические сдвиги воздействуют на социальные условия воспроизводства капитала, динамику и структуру инвестиций, формы концентрации и централизации капитала, изменения в качестве и структуре рабочей силы, на все основные параметры, определяющие облик современного мирового хозяйства. Будучи планетарным процессом, современная научно-техническая эволюция ведет к появлению и обострению глобальных проблем - экологической, продовольственной, энергетической и вообще ресурсной - и одновременно влияет на их решение; косвенно она сказывается и на мировых демографических процессах. Так или иначе все это активно воздействует и на систему современных международных отношений.

Процесс интернационализации мирового хозяйства все больше приобретает форму становления мировых производительных сил, что находит свое проявление в углублении международного разделения труда, специализации и кооперировании производства во всемирном масштабе, подчиняя сферу межгосударственных отношений объективным потребностям мирового воспроизводственного процесса. В то же время появляются новые формы технологической зависимости развивающегося и постсоветского мира от промышленно развитых государств, происходит качественное отставание их производительных сил, что сказывается на роли этих стран как участников мирового производства и обмена, сохраняя условия для возникновения противоречий и конфликтных ситуаций. Формирование новых производительных сил находит проявление и в особенностях современного экономического цикла, циклических и структурных кризисах, экономических и демографических проблемах, в целом определяет внешние и внутренние условия воспроизводства.

Реализуясь как система машин, управляемых с помощью машин, современная технология непосредственно включает в структуру производительных сил науку как необходимую основу для совершенствования и экспоненциального роста экономики.

Процесс общественного воспроизводства, состоявший ранее из двух стадий (инвестиции - производство), становится триединым (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) - инвестиции - производство). Разумеется, это не формальное различие. Процесс производства таким образом подчиняется логике научного познания и научной организации. Уже одно это ведет к появлению новых импульсов и придает иную динамику развитию производительных сил, нередко предопределяя и саму модель экономического роста. Возникают широкие возможности прямого и ускоренного претворения в жизнь научных открытий, органически встроенных в систему производительных сил. Если на уровне индустриальных производительных сил технический прогресс имел эндогенный характер, научные открытия внедрялись в производство как новинки, участие науки в техническом прогрессе ограничивалось лишь решением частных задач, то в современных условиях внедрение различных новшеств обусловлено не только и не просто потребностями текущего производственного процесса. Научное познание и научное открытие постоянно опережают сегодняшний уровень производства, а универсальная система производительных сил позволяет реализовать в производственном процессе научные достижения, поднимая этот процесс на новый качественный уровень. При этом, как правило, не наука идет за производством, откликаясь на его заказы, а производство подчиняется научным открытиям и техническим направлениям. Таким образом, приоритет науки в системе производительных сил НТР проявляется в том, что она сама создает новые продукты, новые отрасли производства, намного опережающие нынешний уровень производства, порождая новые потребности, давая импульсы техническому и экономическому росту.

Непосредственная связь науки с производством оказала огромное воздействие не только на технические, но и на стоимостные пропорции воспроизводства, эффективно повлияла на его структуру.

Наукоемкие отрасли производства требуют значительной концентрации ресурсов и капиталов. Многие научные решения вообще имеют экономический смысл, если они реализуются на широком экономическом пространстве, нередко охватывающем даже не одну страну. В частности, многие проекты, направленные на решение крупных экологических проблем, могут осуществляться лишь в рамках целых регионов и даже на глобальном уровне, что затрагивает не только экономику, но и политическую сферу, межгосударственные, международные отношения.

Рост масштабов производства повышает инвестиционный барьер для капитала, что активно влияет на интеграционные процессы. По мере роста массы используемого капитала видоизменяются и формы его организации на межгосударственном и частнопредпринимательском уровне. Прогресс техники, науки, рост специализации производства требуют постоянного расширения рынка, что обеспечивается развитием внешнеэкономических функций государства и активизацией деятельности международных корпораций.

Создание государственных и частных международных комплексов раздвигает границы национальных государств, давая капиталу возможности функционирования и реализации в масштабах всего мирового хозяйства. Процесс интернационализации капитала получает дополнительные импульсы.

Интеграционные процессы, вовлекая в мирохозяйственные связи, тесное экономическое общение страны и регионы, различные по уровню развития, хозяйственной структуре, темпам пропорциям воспроизводства капитала, содействуют формированию в них единой экономической модели. Правда, это повышает чувствительность всей системы к кризисным явлениям, возникающим в любом из ее звеньев.

Инфляционные процессы, безработица, структурные диспропорции способны в этих условиях распространяться по законам цепной реакции, они могут приобретать эпидемический характер, снижая защитные потенции системы в целом. Попытки отдельных стран противостоять распространению кризисных процессов в своих национальных границах с помощью различных видов протекционизма способны обострить экономические и политические противоречия между государствами, они противоречат и общей тенденции к интернационализации мирового хозяйства.

Межгосударственные интеграционные процессы тесно переплетаются с корпоративными, что вносит дополнительный элемент в общую проблему интернационализации хозяйственной жизни планеты.

Современная международная организация капитала породила транснациональную корпорацию, которая реализуется в различных структурных формах.

В настоящее время насчитывается свыше 44 тыс. ТНК и более 276 тыс. их филиалов. В совокупности они контролируют 1/3 активов частного сектора мировой промышленности, 40% мирового промышленного производства, 90% экспорта промышленно развитых стран, 80% прямых инвестиций, на ТНК приходится 30% мирового ВВП. Их активы достигли 10 трлн. долл.

Существующие сегодня формы организации капитала отразили новые масштабы и технические возможности участников международной хозяйственной деятельности. ТНК возникли в результате потребности в оптимизации размеров предприятий и связанной с этим необходимости расширения пространственных границ для функционирования производительных сил. Интернационализация капитала приводит к утрате им непосредственной связи со страной своего происхождения, превращает его в самостоятельный фактор международных экономических и политических отношений.

Научно-технический переворот в средствах транспорта, новые виды связи, высокая точность выпуска комплектующих изделий позволили рассредоточить единый технологический процесс национального производства в различных странах в зависимости от оптимальных экономических и социальных условий, обеспечивающих максимальное снижение издержек производства и массовый выпуск конечного продукта.

Международное разделение труда, опосредуемое внешней торговлей, все в большей степени испытывает воздействие внутриотраслевого разделения труда, которое определяется стоимостными условиями и технологией производства тех или иных товаров, изготавливаемых на предприятиях международных корпораций, размещаемых в разных частях планеты. Мировое хозяйство постепенно втягивается в воспроизводственный процесс наднационально оперирующих гигантских корпораций, своеобразных глобальных фабрик. Это обстоятельство стало сильным стимулом взаимной интенсификации международных потоков капитала и внешней торговли.

При этом обостряются или возникают по крайней мере две крупные группы противоречий: между объективным процессом обобществления и интернационализации производства и теми формами, в которых оно сегодня реализуется, давая преимущества более развитым государственным и частным формам мирового экономического процесса, а также между государственными и корпоративными интересами. Ведь 100 самых крупных ТНК базируется в промышленно развитых странах. Но если механизм разрешения противоречий между государственными и частными структурами уже достаточно отлажен и регулируется национальным и международным законодательством, то различия в уровнях экономического развития разных стран сохранятся еще долго.

Расширившаяся деятельность ТНК распространилась на территории развивающегося мира, оказывая заметное воздействие на формирование там экономической структуры, которая зачастую больше соответствует интересам функционирования воспроизводственного механизма прежде всего самой ТНК. Предприятия и целые производственные комплексы, расположенные в различных странах, в том числе и в развивающихся, связываются в большей степени технологически и экономически не с хозяйственной системой страны пребывания, а с предприятиями, входящими в состав корпораций независимо от места их размещения. Филиалы ТНК, занятые выпуском самой современной и сложной продукции, используя новейшие машины и оборудование, существуют в развивающихся странах все еще как своеобразная надстройка над многоукладным базисом. Нередко слабо связанные с национальным производством, отвлекая от него наиболее квалифицированную часть рабочей силы, дефицитное сырье, пользуясь услугами местного рынка капиталов, ТНК оказывают неоднозначное влияние на воспроизводственные связи развивающихся стран, формируют такой тип международного разделения труда, который при определенных условиях может деформировать в них процесс экономической и социальной трансформации. И тем не менее через ТНК развивающиеся страны реально втягиваются в русло мирового экономического процесса, получают доступ к передовым технологиям, инновациям, современной организации труда, международным внешнеторговым каналам.

Процесс глобализации реально захватывает наиболее экономически продвинутые развивающиеся страны, оставляя значительную их группу все еще на периферии мирового хозяйства. Российская революция в октябре 1917 г. кардинальным образом деформировала интеграционные процессы в мировой экономике, породила длительный кризис мирохозяйственных связей. Два мира - две системы - не только словесная парадигма. Взаимодействие двух систем в экономическом плане было формальным, достаточно обособленным и конфликтным. Политические и системные барьеры были весьма прочны, чтобы говорить о функциональном включении стран социализма в мировое экономическое общение. Основные потоки товаров, услуг и капиталов вращались в замкнутых орбитах двух групп стран.

В условиях конкурентно-рыночной экономики неизбежно должна была сложиться оптимальная или рациональная модель воспроизводства, которая породила современную техногенную цивилизацию - основу либеральной демократии и гражданского общества, подорвав тем самым идеи агрессивного национализма и ксенофобии, политику недоверия между народами.

Антирыночная модель воспроизводства в социалистических странах была искусственным построением, эманацией идеологических воззрений. Лишенная внутренних побудительных мотивов роста, она приводила к истощению природных и человеческих ресурсов и в конце концов к снижению темпов воспроизводства и эффективности капиталовложений. В мировом хозяйстве социалистические страны, по существу, заняли положение сырьевого придатка. На долю СССР приходилось всего 0,3% мирового экспорта высоких технологий.

Характерно, что на фоне общего отставания от промышленно развитых стран по всем основным экономическим и техническим параметрам процветали лишь производство и экспорт вооружений.

Выход из исторического тупика, радикальная структурная перестройка советской экономической модели в рыночную снимают барьеры для экономического роста не только в национальных границах постсоциалистических стран, но и в масштабах всей мировой экономики.

Процесс глобализации означает переход человечества на такие формы организации хозяйства, которые органично выросли из многовековой практической деятельности людей. Общим итогом процесса становится не только ускорение темпов «экономического вращения планеты» (Э. Плетнев), он открывает «путь к единому миру, объединенному общей судьбой и руководимому общими принципами разума, дружбы и взаимоуважения» (М. Тодаро).

Такова исторически обозримая тенденция развития мировых производительных сил. Момент же развития достаточно сложен, противоречив и потребует от мирового сообщества немалых усилий и финансовых затрат.

Оценка ситуации в рамках «реального времени» прежде всего затрагивает проблему качественной адекватности производительных сил различных участников мирового хозяйственного общения формам их общественной организации.

Тенденции и противоречия мирового экономического развития

Темпы, пропорции, наконец, качество мирового воспроизводства определяются степенью технологической и экономической зрелости структур, формирующих этот процесс. В настоящее время подсистемы мирового хозяйства представлены, согласно классификации ООН, тремя большими группами стран: рыночной экономики, развивающимися и государствами переходного типа. В соответствии с этим единый вектор мирового экономического развития складывается в результате взаимодействия национально-специфических процессов, определяющих развитие каждой из трех рассматриваемых подсистем, и их взаимовлияния.

В настоящее время еще далеко не преодолено расхождение экономических тенденций в трех группах стран. Несмотря на объективную тенденцию к становлению единой экономической модели, мировое хозяйство - своеобразный симбиоз различных по уровню зрелости и особенностям общественной организации производительных сил.

В пределах промышленно развитых стран с исторически сложившимися рыночными механизмами не только явно преобладает тенденция к формированию сходных экономических структур, но и существует наиболее рациональная в современных условиях форма их организации, что значительно повышает экономическую эффективность инвестиционного процесса.

Качественные изменения в самом производстве промышленно развитых стран определяются следующими факторами.

  • Во-первых, сложилась устойчивая тенденция заметного превышения темпов роста обрабатывающей промышленности над темпами роста производства всех видов энергии и сырья, что свидетельствует о внедрении в экономику этих стран энерго- и ресурсосберегающей модели.
  • Во-вторых, оптимизировалось соотношение между первым и вторым подразделениями общественного производства, что позволяет повысить эффективность инвестиционного процесса, увеличить с наименьшими затратами производство продуктов конечного потребления.
  • В-третьих, уже сегодня абсолютно преобладает над сырьевыми и энергетическими отраслями обрабатывающая промышленность.
  • В-четвертых, создано и постоянно совершенствуется современное машиностроение - автоматические линии, новые средства связи, робототехника, ЭВМ, все шире используются композитные новые материалы, короче, все то, что является материальным воплощением НТР.
  • В-пятых, быстро растет сфера непроизводственных отраслей, сфера услуг, включающая самый широкий спектр деятельности человека, не занятого непосредственно в производстве.

Все это сказалось на социальном и материальном облике общества. Утратили былое смысловое значение понятия «рабочий» и «крестьянин» Появилась преобладающая (свыше 80%) социальная группа - средний класс. Доля личного потребления в ВВП промышленно развитых стран превышает 60%.

Изменились и подходы к оценке национального богатства - теперь его критерием служит накопление не «вала и металла», а разума. Этот критерий (он получил название «софтизация капитала») отразил новое восприятие термина «органическое строение капитала». Реальное, нетленное богатство человеческого сообщества - в научных достижениях и открытиях, патентах и новшествах, записанных на дискетах и используемых в производственной деятельности людей.

В части мирового хозяйства, представленного развитыми странами, структурные сдвиги видоизменили техническое строение капитала в целом.

В современных условиях совершенствование производства приобретает экономический и социальный смысл в том случае, если экономится и живой, и овеществленный труд.

Интенсификация производства в настоящее время достигается путем использования новейшей техники, позволяющей экономить в значительных размерах прошлый труд. В силу этого в процессе развития современной системы производительных сил, главным образом в границах промышленно развитых стран, соотношение стоимостных пропорций капитала изменяется в пользу той его части, которая отражает масштабы применения живого труда. В настоящее время экономический рост в развитых странах достигается за счет сокращения удельных затрат на средства производства. Таким образом формируется капиталосберегающий тип воспроизводства.

Развитие новых производительных сил предопределяет утверждение не только высокопроизводительной, но и наиболее экономичной воспроизводственной модели. К принятию такой модели объективно побуждает и необходимость учитывать ресурсные пределы планеты.

Нынешний этап научно-технической эволюции сопровождается не столько простым расширением использования количества живого труда, сколько возрастанием той его доли, которая соответствует новому положению человека в системе производительных сил, т.е. сложного труда, связанного с накоплением и применением знаний. Производительные силы в их человеческом измерении приобретают новое качество и новую роль как в экономической жизни общества, так и в социальной и политической. Человеческое сообщество поднимается на новый уровень потребностей и качества жизни. Перестав реализовываться как биологическая вставка в технологической системе, рабочая сила оценивается не по физиологическим нормам выживаемости, а по аналитическим способностям, уровню образования, творческому потенциалу. В структуре капитала значительно повышается доля трудовых ресурсов, которые интеллектуально реализуются в процессе производства. Доля тех, кто занят рутинным, неквалифицированным трудом, в наиболее развитых странах не превышает сегодня нескольких процентов.

И хотя в сферу активного участия в международных политических и экономических отношениях вовлечены ныне все страны и национальные хозяйственные организмы, все больше выступающие как составные части планетарной системы производительных сил, единого механизма мирового экономического развития еще не создано. Социальная и технологическая неоднородность производительных сил ограничивает возможности мирового экономического развития в полном объеме, задерживает полноценное вовлечение многих государств во всемирное хозяйственное общение. Качественная неоднородность экономических структур не только отрицательно воздействует на темпы и пропорции мирового воспроизводственного процесса, но и обрекает огромные массы людей, территории и ресурсы на хроническое недоиспользование. Производительные силы промышленно развитых стран объективно противостоят производительным силам развивающихся и постсоциалистических стран как более высокая технологическая система, что обеспечивает им существенные экономические преимущества.

Становление единой экономической модели на планетарном уровне зависит прежде всего от темпов и глубины социальных и экономических преобразований в развивающихся странах, где проживает сегодня более 3/4 населения Земли.

Развивающиеся страны находятся на различных этапах промышленного переворота. Ни в одной из этих стран индустриализация не завершена. Собственной, сложившейся базы НИОКР они все еще не имеют. На их долю приходится не более 2% НИОКР мира.

Импорт - основной источник покрытия потребностей развивающихся стран в новой технологии, что превращает его в долговое бремя. Не случайно экономическая стратегия развивающихся стран предусматривает решение проблемы свободного доступа к новой технологии и научным достижениям, неограниченного их выбора в зависимости от конкретных экономических условий.

Эффективность общественного производства в возрастающей степени зависит от уровня развития науки и степени технологической реализации ее достижений. Необходимая предпосылка для этого - повышение уровня образования.

В этой области отставание развивающихся стран также велико. При общем низком удельном весе образованной части населения расходы на образование, как доля в ВВП, почти вдвое ниже, чем в промышленно развитых странах. В абсолютных показателях это различие еще больше. Не в пользу развивающихся стран и баланс международного движения кадров. Часть научных и инженерных кадров, подготавливаемая в рамках международного сотрудничества за рубежом из граждан развивающихся стран, не возвращается домой или покидает родину в поисках лучших условий жизни и высоких заработков. «Утечка умов» влечет значительные экономические потери для развивающихся стран, превращая их в резервуар квалифицированных кадров для более развитых государств.

Становление новой системы производительных сил в промышленно развитых странах в сочетании с особенностями передачи технологии, всей совокупностью экономических форм и методов прямого и косвенного влияния на молодые государства становится фактором все еще сохраняющегося качественного отставания производительных сил развивающегося мира, свидетельством чего являются низкая производительность труда, глубокая социальная и имущественная стратификация, более миллиарда нищих, почти двухмиллиардная внешняя задолженность, 12-кратное отставание от промышленно развитых стран по размерам подушевого дохода.

И тем не менее и в этой части мирового хозяйства все более очевидной становится тенденция устойчивого экономического роста, качественного преобразования традиционных социальных форм организации производительных сил.

Вторая половина 80-х и начало 90-х годов характеризовались низкими темпами роста мирового ВВП, которые и в первой половине 90-х годов не превышали 2%. Для промышленно развитых стран этот показатель составил лишь 1,8%.

В развивающихся странах в рассматриваемый период сложилась иная ситуация. Они преодолели неблагоприятные последствия мирохозяйственных процессов первой половины 80-х - начала 90-х годов. Если в 1981 - 1988 гг. темпы их экономического роста едва перекрывали прирост населения, то в 1997 г. они достигли 5,8%. Заметны эти сдвиги и при сравнении этого показателя с темпами роста мировой экономики в 1997 г. - 4,1%, в том числе для промышленно развитых государств - 3,1%.

Валютно-финансовый кризис конца 90-х годов снизил темпы роста мировой экономики до 2-2,5%. И тем не менее, по прогнозам МВФ, в 1999 г. темпы экономического роста развивающихся стран почти вдвое выше, чем в промышленно развитых - соответственно 3,6% и 1,9%.

Таким образом, есть основания утверждать, что наметился перелом в функционировании механизма, предопределявшего низкие, а для значительной группы развивающихся стран отрицательные показатели экономической динамики. Итоги последних лет показали, что пределы, в которых был возможен экономический рост в развивающихся странах, постепенно расширяются или устраняются. Завершается эпоха, когда эти государства, не играя самостоятельной роли в формировании генеральных тенденций и противоречий мирового хозяйства, лишь испытывали удары и потрясения, вызываемые мировыми циклическими и структурными кризисами, валютными неурядицами, гонкой вооружений, долговым бременем.

Свидетельством повышения качества экономических систем развивающегося мира становится и их нарастающая активность в формировании мировых потоков капитала.

Процесс унификации мирового воспроизводственного процесса реализуется по мере расширения свободного перелива капиталов между различными сегментами планетарного хозяйства.

Движение международных потоков капитала раздвигает границы денежного и реального накопления, становится средством преодоления структурных диспропорций в мировом хозяйстве.

Иностранные инвестиции создают в менее развитых регионах более высокую по качеству систему производительных сил, увеличивают число участников международного разделения труда, предопределяют однотипность экономической структуры, укрепляя тем самым различные формы сцепления хозяйственных организмов мировой экономики.

Существование трех групп стран - промышленно развитых, развивающихся и социалистических - привело к разобщению внешних инвестиционных потоков, снижению их совокупной эффективности.

По существу, от экспорта капитала наибольший выигрыш получили промышленно развитые страны, обладавшие относительно равными условиями его реализации. Эти страны стали эпицентром мирового технологического и экономического прогресса. Свыше 75% мировых потоков прямых инвестиций - носителей мировой технологии - замыкались в границах западных стран.

Идеологические и политические барьеры прочно отсекали социалистический лагерь от проникновения иностранного капитала в форме прямых инвестиций.

Развивающиеся страны, несмотря на дешевизну сырья и рабочей силы, в течение двух послевоенных десятилетий были малопривлекательным объектом для экспортеров капитала. Революция в науке и технике предъявила повышенные требования к квалификации всех категорий занятых, к емкости внутреннего рынка, возможностям широко использовать новую сложную технику и новые потребительские товары. Изменилась материально-вещественная структура капитала и стала неадекватной социальной и экономической системе развивающихся стран, унаследовавших от прошлого низкое качество производительных сил, их структурное несовершенство, обилие дешевой, но неквалифицированной рабочей силы, узкий внутренний рынок, неразвитую промышленную и социальную инфраструктуру. Все это объективно ограничивало экспорт производительного капитала в обширную часть мирового хозяйства.

Только с середины 60-х годов появляется усиливающаяся тенденция к росту экспорта капитала в развивающиеся страны. Эта тенденция отразила не только известное перенакопление основного капитала в индустриально развитых странах, но и качественные сдвиги в социально-экономической структуре, пропорциях и темпах воспроизводственного процесса развивающегося мира.

К концу 90-х годов на долю развивающихся стран приходилось уже около 40% мирового экспорта прямых инвестиций. Расширение экспорта капитала ускоряет структурную перестройку бывшей колониальной периферии по рыночной модели, выравнивает условия производства в двух группах стран, способствует сближению национальных социально-экономических стандартов, содействует утверждению единой экономической модели на планете.

Таким образом, экономическая реконструкция развивающегося мира подтверждает, что и в этом сегменте мирового хозяйства начинают преобладать тенденции к организации конкурентно-рыночной экономики, образованию структур, сходных по основным параметрам со структурами промышленно развитых государств. В самом развивающемся мире, как и в мировом хозяйстве в целом, начали складываться условия, которые порождают устойчивую тенденцию к сближению и выравниванию уровней хозяйственного развития. Этому способствуют и более высокие по сравнению с промышленно развитыми странами темпы экономического роста молодых государств.

Превращение развивающихся стран в равноправных участников мирового производства и обмена постепенно устраняет в системе планетарных производительных сил такие структуры, которые по своим качественным параметрам, по формам общественной организации представляют наиболее слабое звено.

Мировой воспроизводственный процесс преобразует отсталые общественные формы.

Непременным условием международного разделения труда, оптимальной реализации капитала должна стать прогрессивная трансформация отсталой периферии, представляющей большинство населения Земли. Международные социальные и экономические барьеры, препятствующие свободному обмену товарами, услугами, капиталом, идеями, открытиями, противоречат самой природе рыночной экономики. Преодоление отсталости развивающимися странами позволяет ликвидировать архаичные формы в системе мировых производительных сил, вовлечь в сферу активного участия в мировых процессах миллиарды людей. В результате ускоряется становление мировых производительных сил, повышаются темпы мирового воспроизводства. Поэтому формы, методы, исторические рамки ликвидации отсталости развивающихся стран приобретают глобальный характер. В этом заинтересованы не только народы развивающихся стран, но и все человечество.

Достаточно сложны и противоречивы экономические реалии постсоциалистического мира, и прежде всего России. Превращение России, как и других постсоциалистических стран, в интегральную полноценную часть мирового хозяйства - дело будущего.

Административно-плановый тип организации экономики, тотальная роль государства в формировании и управлении хозяйственным организмом страны предопределили отключение рыночных механизмов в ее внешних экономических связях. Неконвертируемость валюты исключила ее участие в международных потоках капитала, изолировала от участия в формировании международных экономических пропорций и, следовательно, лишила выгод международного разделения труда.

Высокий уровень концентрации производства, соответствовавший потребностям централизованного управления, породил крупнейшие в мире отраслевые монополии. Почти 75% предприятий СССР относились к группе крупных, с числом занятых свыше 1000 человек. В США таких индустриальных монстров только около 25%. Тем самым был нарушен принцип соразмерной оптимальности на национальном уровне, существенно затрудняющий структурную перестройку экономики России.

Закрытость экономики, отсутствие внутренней и внешней конкуренции породили глубокое научно-техническое отставание во всех отраслях гражданского производства, а использование для индустриализации преимущественно национальных источников накопления обескровило деревню.

Эту экономическую пирамиду венчали ни с чем не соизмеримые военные расходы, достигавшие, по официальным данным, 25% национального дохода, т.е. были в 3 - 4 раза больше, чем в других промышленно развитых странах.

В итоге создались условия, породившие тенденцию к расхождению количественных и качественных параметров экономического роста. Высокие темпы роста экономики - от 10 до 14% в предвоенные пятилетки - не имели прямой корреляции с уровнем жизни основной массы населения страны. Добившись в послевоенные десятилетия существенного превосходства над США в производстве стали, цемента, нефти, стекла, железной руды, комбайнов, тракторов и многих других видов промышленной продукции, Россия к концу 90-х годов более чем в 10 раз уступала Соединенным Штатам по ВВП на душу населения.

Перестройка сложившейся за семь десятилетий жесткой централизованной системы требует времени и крупных финансовых затрат. Для приближения России к технологическим стандартам Запада потребуется, по оценкам российских экономистов, от 1,5 до 2 трлн. долл. на ближайшие 15 лет. Внутренние источники явно не способны обеспечить мобилизацию таких ресурсов. Внешние заимствования в форме долгосрочных кредитов от институциональных организаций и операций на внешних и внутренних фондовых рынках также не соответствуют потребностям экономической и технологической перестройки страны. Привлекательность России для иностранных инвесторов растет медленно. В 1996 г. она занимала 88-е место по этому показателю в списке из 167 стран. Поступление частного иностранного капитала в страну осуществляется в небольших размерах. Общий объем прямых инвестиций в 1998 г. составил 11,7 млрд. долл. И тем не менее экономические реформы преобразуют национальную экономическую организацию, углубляются рыночные связи, становясь главным регулятором экономических процессов.

Слом старой системы привел к падению темпов экономического роста и снижению уровня жизни населения. Но и в постсоциалистических странах Восточной и Центральной Европы к середине 90-х годов определилась тенденция к снижению темпов отрицательной динамики ВВП. С 1991 по 1995 г. отрицательные показатели темпов воспроизводства составили в среднем 7,6%, в 1997 г. наметился подъем, темпы экономического роста достигли 2%. По оценке МВФ, в 1998 г. и 1999 г. они составят соответственно 3,4% и 3,6%.

В совокупном объеме мирового потока прямых инвестиций доля стран Восточной и Центральной Европы в 1983 - 1987 гг. не превышала 0,02%, к 1995 г. она выросла до 3,8%.

В России средние темпы снижения реального ВВП в 1992 -1996 гг. превысили 9,3%, в 1996 г. - 6,0 %. В 1997 г. появилась положительная динамика роста ВВП, которая была прервана валютно-финансовым кризисом в августе 1998 г. По расчетам МВФ снижение темпов роста экономики России в 1999 г. составит 6%.

Макроэкономические процессы на планетарном уровне деформируются масштабами милитаризации, расходами на вооружения, ложащимися тяжким бременем на все человеческое сообщество независимо от форм его общественной организации и уровня развития.

До окончания периода холодной войны (1989г.) военные расходы всех государств составляли почти 6% мирового ВВП, или были равны валовому приросту основного капитала развивающихся стран. С 1970 по 1989 г. на закупку вооружений только развивающиеся страны затратили около 2 трлн. долл. Своего пика военные расходы достигли в 1987 г. - 995 млрд. долл. (в ценах 1991 г.).

По мере накопления арсеналов новейшего оружия массового уничтожения возрастает угроза мировой катастрофы, тотального уничтожения жизни на Земле. Милитаризация стала активным фактором образования структурных диспропорций в мировой экономике. Она приводит к глубоким сдвигам в инвестиционных потоках капитала, стимулирует развитие одних отраслей промышленности в ущерб другим, насильственно вторгается в сложившиеся экономические связи, ведет к гипертрофированному возрастанию роли военно-промышленного комплекса, т.е. становится одной из причин такой структурной перестройки мировой экономики, которая вызывает кризисное состояние мирового воспроизводственного процесса.

Перелив капиталов в сферу военного производства с высокой стоимостью конечной продукции повышает удельные затраты переменного капитала на одного занятого в военной промышленности в среднем в два раза по сравнению с отраслями гражданского производства, что усугубляет проблему занятости, создания новых рабочих мест. Рост военного производства отрицательно сказывается на составе населения: увеличивается военная бюрократическая элита, расширяется ее политическое влияние.

Милитаризация дестабилизирует мировые экономические связи и политические отношения, ведет к сокращению размеров экономической помощи для развития, препятствует макроэкономической перестройке мирового хозяйства.

Окончание эпохи противостояния двух систем, осознание очевидного факта, что войны третьего тысячелетия вряд ли выявят победителя, впервые в истории человечества перевели проблему всеобщего сокращения вооружений и конверсии военного производства в сферу практических решений.

С 1987 г. началось сокращение вооружений. К 1994 г. общие мировые расходы на выпуск оружия уменьшились на 228 млрд. долл., хотя и составили все еще огромную сумму - 767 млрд. долл. (в ценах 1991 г.).

Макроэкономическая стабилизация – условие глобальной экономической безопасности

Все многообразие экономических процессов на планетарном уровне фокусируется в макроэкономических сдвигах, отражающих воздействие структурного кризиса или долговременной структурной эволюции на мировой воспроизводственный процесс.

Сдвиги в составе производительных сил, связанные с более или менее глубокими их качественными изменениями, всегда порождали кризисные явления структурного типа. Фазы, или этапы, промышленной революции, продолжавшейся почти 200 лет, дают немало примеров перестройки национальной экономики промышленно развитых стран, которая осуществлялась в процессе преодоления структурного кризиса. Появление новых видов энергии (паровая машина, двигатель внутреннего сгорания, электродвигатель), новых отраслей промышленности не просто нарушали сложившиеся темпы и пропорции производства, но и подрывали основы существования или вызывали застой и упадок традиционных хозяйственных структур, не сумевших приобщиться достаточно быстро к индустриальному прогрессу. Отдельные виды производства и хозяйственной деятельности в этих условиях утрачивали экономический смысл и прекращали существование. Трансформировались характер общественного потребления, состав конечного продукта, емкость рынка. Изменялся и социально-классовый состав населения. Разрывались или ослабевали сложившиеся воспроизводственные связи и появлялись новые.

Однако в прошлом структурные изменения в экономике происходили в течение длительного времени. Сама длительность процесса промышленного переворота и постепенный охват им промышленности, транспорта, коммуникаций, сельского хозяйства, сервиса создавали условия для частичного преодоления структурных диспропорций или, во всяком случае, не позволяли им приобрести всеобщий характер. Острота структурных противоречий могла сглаживаться или частично ослабевать в ходе циклических кризисов. Кроме того, мировое хозяйство в течение продолжительного времени обладало известными резервами: дешевое сырье, энергоносители, колониальные владения, внешняя экспансия, недостаточно освоенные собственные территории. Это не могло не отразиться на содержании и форме проявления экономико-социального перехода, вызванного структурными причинами. Следует иметь в виду и то, что структурные сдвиги десятилетиями отражали процесс подрыва или разрушения относительно гетерогенной формы хозяйства, не достигшего уровня реального обобществления. Иными словами, вытеснялись и замещались неразвитые воспроизводственные связи экономического механизма доиндустриального общества. Состав промышленного капитала в стадии становления обеспечивал лишь формальное его обобществление. Структурные несоответствия поэтому не могли в тот период сколько-нибудь значительно влиять на темпы и пропорции самого воспроизводства.

В результате утверждения промышленного капитала как главного фактора воспроизводственного механизма и становления индустриальных производительных сил эффективность, динамика общественного воспроизводства оказываются в прямой зависимости от структурных изменений. По мере складывания всемирного хозяйства структурный элемент приобретает и международный аспект, влияние которого все больше и больше сказывается на функционировании национального экономического организма. Однако нарушения структурного баланса на протяжении почти всего исторического периода, охватывающего промышленный переворот, происходили медленно и, хотя не укладывались в пределы одного промышленного цикла, не имели в прошлом специфических, устойчивых форм проявления. Фазы экономического цикла, не совпадая по времени с периодами обострения или выравнивания структурных диспропорций, затрудняли становление относительно устойчивых социально-экономических форм, в которых структурный кризис находил бы адекватное отражение.

На завершающем этапе промышленного переворота сформировалась сложная, взаимосвязанная и взаимозависимая система производительных сил. Общественное разделение труда, опосредованное рынком в масштабах национального или мирового хозяйства, предопределяло соответствующий отраслевой и технологический состав функционирующего капитала и соотношение его стоимостных пропорций. Нарушенный баланс сил в этой системе с большими или меньшими потерями восстанавливался периодически в процессе преодоления очередного экономического кризиса. Переход от индустриальной системы производительных сил к научно-технической привел к качественным сдвигам в воспроизводственном механизме мировой экономики. Внешние и внутренние условия научно-технического переворота, совершающегося в настоящее время в промышленно развитых странах, постепенно охватывают все мировое хозяйство, предопределяют иную интерпретацию исторического процесса. Характер, масштабы и глубина воздействия совокупности экономических, социальных и исторических процессов на мировое хозяйство обусловливают противоречия, которые должны разрешаться с учетом прежде всего глобальной экономической безопасности, формирования единого механизма мирового экономического развития, превращения человечества в гражданское общество, осознающее свою ответственность перед нынешними и грядущими поколениями за организацию жизни на планете. С этой точки зрения, национальная экономическая безопасность приобретает характер органической, функциональной части глобальной безопасности. При этом становится необходимостью такой баланс интересов, при котором управление глобальными процессами будет соответствовать потребностям всех народов, реальностям планетарного разнообразия. Но сегодня мировое хозяйство развивается неравномерно как вширь (по охвату тех или иных сфер хозяйства), так и по глубине преобразования индустриальных структур в различных странах и регионах. Горизонтальная и вертикальная неравномерность развития сочетается с почти одновременным появлением новых структур во всех подсистемах мирового хозяйства. Но международный аспект явления далеко не одинаково реализуется в отдельных странах и регионах, что периодически нарушает складывающиеся экономические и технологические связи в системе мировых производительных сил. В настоящее время мировое хозяйство пока еще не в состоянии создать полноценный воспроизводственный процесс на своей собственной базе. По этой причине противоречие между интересами национальной и глобальной экономической безопасности сохраняется, а в отдельных случаях может обостриться даже в границах глубоко интегрированных региональных образований.

В подобных условиях структурные диспропорции не только сглаживаются, но могут «накапливаться». Их роль в воспроизводственном механизме возрастает, что периодически нарушает генеральную тенденцию, формирующую единство мировых производительных сил как системы. Исторические рамки нынешнего этапа в развитии мировой экономики предопределены временными пределами существования структурных диспропорций и противоречий, преодоление которых зависит от объективных и институциональных условий их разрешения.

Острота и длительность существования подобных противоречий зависят также от силы или слабости приспособительного механизма, который может не допустить общего расстройства экономической жизни мирового сообщества, что прослеживается в настоящее время в валютно-финансовых кризисах, инфляции, уровне безработицы, росте противоречий в сфере международного обмена и производства. Подобные деструктивные экономические процессы усиливаются также в результате ухудшения общих условий реализации капитала в масштабах всемирного хозяйства, что угрожает экономической безопасности, как национальной, так и мировой. Все это усугубляется гонкой вооружений и гипертрофированным развитием научно-технических достижений, прежде всего в сфере военного производства, экологической деградацией, все еще сохраняющимися различиями в уровне и качестве производительных сил развитых и менее экономически развитых участников мирового воспроизводственного процесса.

И тем не менее генеральное направление мирового развития свидетельствует, что современный этап замены и вытеснения индустриальных производительных сил воспроизводственным механизмом, формирующимся на базе НТР, ведет к растущей унификации мирового хозяйства и интенсификации форм и методов овладения и использования новых производительных сил в интересах большинства народов мира.

Экономическая перестройка современного мира возможна лишь в условиях становления адекватных общественных форм. Кардинальные социально-экономические изменения связаны в первую очередь с установлением и укреплением действия рыночных механизмов, сближающих структурные характеристики участников мирового экономического общения.

Исторические сроки и эффективность функционирования рыночных рычагов управления экономикой планеты зависят сегодня главным образом от того, насколько быстро развивающиеся и постсоциалистические страны будут включены в хозяйственные условия, определяемые в настоящее время основным потоком государств с рыночной экономикой. Близость структурных характеристик экономических субъектов мирового хозяйства становится также реальной основой для достижения максимально возможных политических, экономических и социальных компромиссов.

Достижения научно-технической мысли открывают перед миром безграничные перспективы. Человечеству предстоит пройти нелегкий путь, чтобы стать подлинным гражданским мировым сообществом, свободным от национального эгоизма, экспансионистских амбиций, недоверия и нетерпимости. В конечном счете это позволит обеспечить всеобщую, в том числе экономическую, безопасность на планете.

Рекомендованная литература

  1. Ломакин В.К. Мировая экономика. - М., 1998.
  2. Медовой А.И. Экономические и социальные проблемы развивающихся стран. — М., 1994.
  3. Россия и Юг: возможности и пределы взаимодействия / Отв. ред. Р. Аваков. - М., 1996.
  4. Тодаро М. Экономическое развитие. - М., 1997.
  5. Finance for Sustainable Development. The Road Ahead. - N.Y., 1997.
  6. Global Environment. Outlook. - N.Y., 1997.
  7. Heilbroner R. 21st Century Capital. - L., 1995.
  8. Report on the World Social Situation. 1997. -N.Y., 1997.
  9. Singhania H. Sh. Economic Issues. Global and National. - New Delhi , 1995.
  10. World Bank Economic Review. - Vol. 10. - May 1996.
  11. World Economic and Social Survey. 1997. - N.Y., 1997.
  12. World Economic Outlook. - IMF, 1998.
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com