Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 5
Специальные области кратологии

Ныне совершенно очевидно, что в системе гуманитарного знания на ведущее место все более явно выходит комплекс наук о власти. Пока он лишь становится на ноги, обнаруживает свою актуальность, необходимость и незаменимость, обретает свое подлинное содержание и начинает привлекать внимание вдумчивых исследователей и практиков.

Поэтому очень важно, не ожидая детальных разработок, попытаться с учетом того, что уже фактически сделано далекими предшественниками и делается в наше время, дать принципиальную, обобщенную характеристику специальных, а затем и комплексных областей (и отраслей) кратологии.,

1. Постановка проблемы

Специальные области кратологии имеют дело с существенными, важными сторонами знаний о власти, хотя не обладают столь всеобщим характером, как базисные области кратологии, и используются по мере необходимости в случае возникновения потребности в конкретизации и углублении познаний на том или ином участке властной практики. Это отдельные, относительно самостоятельные области науки о власти, которые могут рассматриваться как специализированные учения (науки), посвященные изучению относительно независимых целостных блоков знания в сфере властей различного характера и предназначения.

Каждая из специальных областей кратологии имеет свой предмет, свою сферу изучаемых явлений в пределах общей проблематики кратологии.

I, Наиболее целесообразно — наряду с уже рассмотренной в предыдущей главе сравнительной кратологией — выделение специальных кратологии прежде всего по основным видам государственной власти — законодательной, исполнительной, судебной. Это важно тем более, что такого рода идеи, точнее, их зачатки получают все более фундаментальную разработку еще со времен Аристотеля (384—322 гг. до н. э.), Эпикура (341—270 гг. до н. э.), Полибия (201—120 гг. до н. э.) и особенно в новое время. Провозвестники крупных общественно-исторических перемен в своих странах и во всем мире англичанин Дж. Локк (1632— 1704) и француз Ш. Монтескье (1689—1755) способствовали оформлению концепции разделения властей в завершенном виде.

Свое отражение и закрепление эта концепция нашла в таких важных актах мировой властной практики, как Декларация независимости Североамериканских Соединенных Штатов от 4 июля 1776 года и французская Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года. В современной России мы только возвращаемся к проблематике трех видов властей, и это открывает большие перспективы совершенствования нашей жизни. В системе и структуре кратологии, взятой в целом, этим областям науки о власти принадлежит большое будущее.

Необходимо и правомерно выделение специальных наук о власти и по основным сферам жизни общества — экономической, социальной, политической, духовной, военной, в каждой из которых существуют соответствующие виды властей.

Возможно выделение областей знания и в зависимости от конкретно определившихся субъектов властной деятельности, обращавших на себя внимание уже в прошлом.

Особенно это связано с такими фиксирующими проявления власти факторами и соответствующими понятиями, как демократия, аристократия, бюрократия, охлократия, монархия, иерархия и т. д.. И производными явлениями и понятиями (не всегда привычными) выступают здесь демократология, бюрократология, аристократология, партократология, технократология, феминократология и т. д..

Власть женщин, например, далеко не всегда рассматривается и анализируется. Особенно это дало о себе знать в советские времена. Однако теперь уже не только в зарубежных изданиях и исследованиях, но и в отечественных все больше говорится о феминократии, а значит, разговор идет в русле возможной самостоятельной области знания о власти. Так, Н. А. Васецкий, исследуя "белые пятна" в российской истории, вышел на проблематику "женщины во власти". Он повествует о временах императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II, о женах русских самодержцев от Ивана Грозного до Николая II. А вот "женщины в безвластии" — это Софья, сестра Петра I, и боярыня Морозова; Инесса Арманд, близкая к Ленину, и Фрида Кало, последняя любовь Троцкого. Эта малоисследованная тема таит в себе целую область знания.

Наконец, возможно выделение и таких отраслей кратологии, как академическая, эмпирическая, прикладная, электоральная, военная,церковная, структурная, функциональная, описательная, вспомогательная, частная, и ряд других областей знаний.

Таким образом, речь идет не просто о назревшей необходимости изучения кратологии, но и об обилии областей науки, которые потребуется разрабатывать при неизбежном признании важности безотлагательной разработки науки о власти.

Необходимо принимать во внимание тот факт, что, поскольку вопросы разнообразия наук, причем не только в сфере власти, в советский период не получали, к сожалению, серьезной разработки, следует полнее опираться на опыт российских ученых конца XIX — начала XX века. Ведь именно в этот период были опубликованы многие работы по сравнительным, прикладным, экспериментальным, вспомогательным, частным и другим областям знания в социологии, философии, психологии, педагогике, правоведении, государствоведении и т. д. ч Поскольку многие вопросы в данной книге ставятся впервые и часто еще не имеют должной разработки, то и в сфере специальных областей кратологии порой можно вести речь лишь в общем плане и говорить о разных подходах и неустоявшихся точках зрения.

Остановимся теперь на общей характеристике целого блока специальных областей кратологии.

2. Академическая кратология

Академическая кратология (от греч. academia) — это нуждающаяся повышенном внимании и разработке область строго теоретического (академического) знания о власти, не встречавшая порой должного интереса и понимания. Дело в том, что вся прошлая история властей и властителей (да во многом и современность), как правило, была пронизана личностным фактором, субъективными суждениями, произвольными оценками, волюнтаристскими приемами во властной практике.

А между тем становление гражданского общества и правового государства требует органического единства науки и власти, перевода представлений о власти и действий властей на подлинно научную основу, перехода к научному планированию, научному проектированию, программированию и прогнозированию во властной сфере.

Академическая кратология предстает перед читателем и исследователем как сфера сугубо рафинированного, порой формализованного знания о власти. Однако она необходима, ибо способна четко обрисовать сущность, систему, структуру, логику научно-отшлифованных представлений о власти и как о социальном феномене в целом, и в ее многочисленных видах.

Это и позволяет выстроить необходимый каркас знаний, полнее освоить понятийный аппарат в сфере власти, образно говоря, воздвигнуть то здание рафинированной теории власти, в которое затем за счет усилий практической и прикладной кратологии можно будет вдохнуть живую жизнь, заполнить его этажи разнообразными конструкциями, привести в действие все обслуживающие системы, технологии и механизмы. Строго говоря, это задача не столько сегодняшнего дня, сколько будущего, причем отдаленного будущего.

Но если человечеству по силам фактическое создание правового государства, то и академически строгая область знаний о власти, адекватная этому государству, тоже вполне может стать реальностью.

3. Эмпирическая и прикладная кратологии

Следующим звеном специальных областей кратологии можно назвать эмпирическую и прикладную кратологии. Это две самостоятельные, но сравнительно близкие области, которые по мере развития науки о власти будут обретать все большую автономию и значимость и в то же время будут все более тесно взаимодействовать.

Особого разговора требует идея экспериментальной кратологии. В сфере власти, как известно, лучше не экспериментировать. Вспомним времена Н. С. Хрущева с его неудачной попыткой разделения всевластных партийных органов той поры на промышленные и сельскохозяйственные. Да и шумно разрекламированную в 80-е годы так называемую социалистическую перестройку тоже можно считать неудавшимся крупномасштабным общественным экспериментом, в том числе и в области укрепления власти — власти Советов. Но все же надо полагать, что в цивилизованном правовом государстве будут и возможны, и приемлемы разумные властные эксперименты.

Однако обратимся к собственно эмпирической кратологии (англ. empirical cratology). Это область науки о власти, занимающаяся изучением, обобщением, систематизацией фактических (эмпирических) данных из области властной практики путем их прямого или косвенного наблюдения, регистрации, в том числе и непосредственного (включенного) наблюдения, участия.

Это одна из перспективных областей кратологии, ориентированная на сбор, исследование и обобщение конкретных данных властной практики и фактов отношения к ней населения с использованием социологических методов (опросов, интервью, анкетирования, статистических и математических методов и т. д.). Эмпирическая кратология должна быть тесно взаимоувязана с прикладной кратологией, а также с эмпирической социологией и эмпирической политологией и не вправе ограничиваться результатами эмпирических наблюдений в так называемой политологической сфере.

Первоочередным предметом анализа в эмпирической кратологии в отличие от сугубо теоретического исследования выступают решения, акции, акты, поступки, поведение властей, представителей органов власти, конкретные результаты законодательной, исполнительной, судебной властной деятельности, их восприятие гражданами, их отражение в сознании, в общественном мнении. В свою очередь, умело систематизируемые и обобщаемые сведения могут составить надежную информационную базу для новых теоретических обобщений, выводов, рекомендаций и т. д.

В условиях правового демократического государства данные эмпирической кратологии могут широко использоваться в органах власти для совершенствования их деятельности.

В рассматриваемой группе специальных и даже базисных отраслей науки о власти по мере развития кратологии могут сформироваться и такие области, как аналитическая, прогностическая, формальная и даже, может быть, описательная кратологии.

Особое место должно принадлежать своего рода международной и 1этом смысле всеобщей, планетарной кратологии (именно своей планетарностью она уникальна), изучающей общемировые тенденции развития власти как социального феномена, ее типичные черты и проявления в разных странах, перспективы и будущность власти как важнейшего социально-политического явления человеческой истории.

Прикладная кратология (англ. applied cratology) — область науки о власти, включающая социально-практические, управленческие приложения теоретической и эмпирической кратологии, соответствующей методологии и информации. Ее важной функцией является подготовка и разработка научного обеспечения для решения практических задач власти того или иного уровня.

Прикладная кратология представляет собой совокупность моделей власти, методологических принципов и методов их исследования, сопоставления и применения, а также технологий, программ и рекомендаций, нацеленных на их практическое использование и получение ожидаемого социального результата. Отправляясь от положений общей кратологии и содействуя ее научно-практическому обогащению, прикладная кратология использует опыт, идеи и данные прикладной социологии и прикладной политологии, служит интересам развития и обогащению содержания специальных и частных кратологических дисциплин.

Прикладная кратология может оцениваться как новое перспективное научное направление, которое по ряду вопросов делает только первые шаги. Она обладает большими потенциями и займет свое важное место в системе наук о власти. Прикладная кратология должна быть тесно связана и гармонично взаимодействовать с прикладной политологией. Поэтому остановимся на роли и значении этой области знания.

Прикладная политология (англ. applied politology) — важнейшая составная часть политологии как крупного научного направления. Она представляет собой систему конкретных теоретических моделей политики и политического процесса, а также методологических принципов, методов и процедур их исследования. Она также включает в себя сумму политических технологий и конкретных программ, ориентированных на практическое применение и получение реального политического эффекта, и развивается в тесной связи с прикладной социологией и кратологией. Прикладная политология также относится к числу научных дисциплин, в которых начинают разворачиваться серьезные работы.

4. Электоральная кратология

И прикладная, и эмпирическая кратологии могут найти себе широкое

применение, обрести место в условиях развития властной практики, в частности в связи с избранием центральных и местных органов власти. Своей практической направленностью и тесной связью с теоретической кратологией они вполне могут послужить базой для разработки такой специализированной области, как электоральная кратология (англ. electoral cratology).

В "Независимой газете" несколько лет назад с полным основанием обсуждались вопросы создания необходимых политико-правовых предпосылок для перехода от разрозненных, несогласованных, а порой и конфликтогенных действий по реформированию законодательства о выборах к разработке и принятию полномасштабной федеральной программы, охватывающей ключевые аспекты формирования новой российской избирательной политики, права и законодательства.

В рамках такой программы, своего рода политического путеводителя, целесообразно осуществлять поэтапное решение целого комплекса вопросов по формированию новой, демократически ориентированной электоральной теории и практики, конституционной избирательной политики и законодательства о выборах, в частности:

— обозначить основные направления, этапы и правовые формы организации и проведения федеральной избирательной политики и реформирования системы выборов;

— разработать модельные концепции и проекты рамочных и конкретных законодательных актов о выборах представительных и иных выборных государственных институтов и должностных лиц;

— выработать предложения и рекомендации по совершенствованию правового механизма реализации гарантий политических прав граждан, составной частью которых является конституционное право избирать и быть избранным.

Избирательное право призвано обеспечить в случае необходимости нормальную ротацию (передачу) государственной власти от одной политической силы к другой в результате выборов, гарантируя при этом соблюдение политического нейтралитета со стороны государственных служащих и недопущение превращения их в заложников политического курса той или иной партии (коалиции), пришедшей к власти. Все эти и подобные идеи получают постепенное признание и реализацию.

Обратимся к важной для легитимной власти характеристике некоторых составных элементов выборной (электоральной) теории и практики, которая, наконец, и в России начинает получать соответствующую разработку.

Прямые выборы —это такой порядок проведения выборов, при котором избиратели прямо и непосредственно избирают депутатов в представительные органы власти. Главное действующее лицо здесь избиратель, принимающий участие в выборах и имеющий на это право. Активно отслеживается ныне такое явление и понятие, как электорат — совокупность (контингент) избирателей, круг лиц, голосующих на тех или иных выборах за определенную политическую партию, политических лидеров.

В целом вся эта стадия общественно-политической жизни рассматривается как предвыборная кампания — кампания, предшествующая тем или иным выборам. В случае необходимости — при особом значении и больших масштабах такой кампании — в мировой практике все шире и эффективнее практикуются средства и методы современного политического маркетинга и мониторинга.

Выборная инженерия — вид политической технологии. Она может использоваться и как средство в борьбе за власть. Выборная инженерия представляет собой профессиональное сравнительное исследование ситуации в различных избирательных округах для выработки рекомендаций претенденту для повышения его шансов на избрание. Она включает также внимательное изучение избирательного корпуса путем сопоставления технологических карт электората по округам, создание имиджа кандидата, партии, поэтапную проработку тактики избирательной кампании и т. д.

Большую роль в современных условиях приобретает и технологическая карта электората — графическое изображение, чертеж территории избирательных округов, где наглядно, доступными средствами (цветом, ретушью) изображается в соответствии с данными социологического изучения картина симпатий, предпочтений и антипатий избирателей, выборщиков, отражается динамика реального и прогнозируемого отношения избирателей к тем или иным кандидатам.

Однако выборами, как известно, дело теперь не ограничивается. Не только на выборах демократически решаются или должны решаться вопросы судеб власти. В мировой практике, например, в ходу плебисциты, в России именуемые референдумами.

Плебисцит (англ. plebiscite, от лат. plebiscitum — решение народа) — в древнем мире это были постановления, принимавшиеся собранием плебеев. Теперь это один из видов всенародного обсуждения, народного голосования, референдум.

Референдум (от лат. referendum — то, что должно быть сообщено, передано) — всенародное голосование с целью выявить подлинные настроения народа, общественное мнение для принятия окончательного решения по тому или иному вопросу, жизненно важному для государства.

Сказанное выше относится к проблеме легитимности, законности власти, нелегко, но все-таки утверждающейся в жизни не только России, но и всей планеты. А рядом были, есть и будут и околозаконные деяния. Например, в СССР и в КПСС практиковалась кооптация.

Кооптация (лат. cooptatio — довыборы, дополнительное избрание), или, говоря иначе, недемократическая процедура пополнения состава какого-нибудь выборного органа дополнительными людьми, работниками без обращения к избирателям, т. е. без вынесения вопроса на их рассмотрение и голосование.

Возрастание роли и значения электората, самих выборных процедур вносит существенные коррективы в систему современных представлений об основах и возможностях реально действующих властей. Это вызывает потребность в умении разумно воспользоваться таким новым участком знаний, как электоральная теория (электоральная кратология).

Далее мы остановимся на конкретных соображениях и выводах, которые формулируют российские исследователи избирательных процессов.

Электоральная культура российского избирателя, уровень знания процедур избирательных кампаний и умение компетентно судить о кандидатах, политических силах, их программах не могут быть такими же, как в странах, где демократические выборы проходят на протяжении столетия. Тем не менее начиная с 1989 года наш избиратель многому научился, и сегодня он не похож на наивного простака, а по мере дальнейшего участия в выборах будет накапливать опыт и становиться более компетентным.

Теория обучающегося электората приобрела в последнее время довольно много сторонников, прежде всего благодаря работе английских специалистов Р. Роуза и Я. Макаллистер "Избиратели начинают выбирать: от строго классовых к открытым выборам в Великобритании" (1986). Авторы описывают модель "рассуждающего электората", который учится с возрастом и принимает решение о голосовании, основываясь на анализе сложной совокупности факторов, меняющихся от выборов к выборам, и соотнося свои социальные и экономические интересы, политические принципы с заявлениями и программами партий и отдельных кандидатов, оценкой их реальных действий. Выборы 1995 и 1996 годов дали российскому избирателю ценный опыт, и манипулировать его сознанием с помощью средств массовой информации и изощренных технологий становится все трудней.

Любая учеба, как известно, немыслима без практического овладения соответствующими навыками. В данном случае речь идет не только о голосовании, но и о других формах участия в избирательной кампании. Активен ли наш российский избиратель? В общей сложности 13,7% из числа опрошенных принимали участие в последних избирательных кампаниях (помимо голосования). Эти избиратели проявляли следующие виды активности (в %):

  • собирали подписи для кандидатов партий — 34,7;
  • участвовали в предвыборных собраниях, личных встречах по выдвижению кандидатов — 48,9;
  • агитировали за кандидата (партию) — 15,1;
  • участвовали в работе избирательных комиссий — 29,4;
  • принимали непосредственное участие в организации кампании кандидата (партии) — 10,0;
  • помогали в сборе средств в поддержку кандидата — 4,7;
  • вносили средства в фонд кандидата — 6,2;
  • распространяли агитационный материал, листовки — 19,0.

Каждый седьмой российский избиратель знает избирательный процесс "изнутри", включен в него не только как рядовой избиратель, но и как активный участник.

Мужчины в целом больше интересуются выборами, чем женщины, сильнее верят в возможность с их помощью изменить положение дел в стране. Тем не менее женщины несколько активнее принимают участие в сборе подписей в поддержку кандидатов, в агитации по домам, в работе избирательных комиссий, в распространении листовок. Зато мужчины активнее посещают собрания, участвуют в организации избирательной кампании, в сборе средств.

Среди возрастных категорий выделяются своей активностью молодежь в возрасте 20—29 лет и группа лиц среднего возраста — 40—49 лет. Эта группа опережает другие по участию в собраниях, агитации на дому, вкладу денежных средств в фонд кампании. Категория 50—59 лет уступает большинству почти по всем формам активности участия в мероприятиях избирательной кампании. Тем не менее у нее самый высокий показатель участия в работе комиссий. Активность группы от 60 лет и старше выше, чем 50—59-летних, что объясняется наличием свободного времени, а также желанием заработать на выборах.

Активность более образованных избирателей естественна. Эта тенденция наблюдается едва ли не во всех странах.

Весьма существенны различия в формах деятельного участия в избирательной кампании верующих и неверующих. Если неверующие чаще собирают подписи, участвуют в собраниях, агитируют по домам, работают в избирательных комиссиях, то верующие предпочитают менее публичные формы участия. Городские жители в целом значительно больше задействованы в избирательной кампании, чем сельские, за исключением участия в сборе подписей и работе избирательных комиссий. На селе вообще отсутствуют формы активности, связанные с финансами. Это вполне объяснимо — село сейчас переживает огромные трудности, свободных денег там просто нет.

Интенсивность участия в избирательной кампании людей, придерживающихся "левых" и "правых" политических взглядов, в целом примерно одинакова, но резко различается в отношении конкретных форм. "Левые" активнее в сборе подписей, распространении листовок; "правые" — в участии в работе избирательных комиссий (что, кстати сказать, ставит под сомнение утверждение о фальсификации итогов прошедших выборов в пользу коммунистов), а также в личном вложении средств в кампанию.

Региональные различия выражены очень сильно едва ли не по каждой форме участия.

Таблица
Активность избирателей в различных формах выборной кампании (в %)

Формы участия
Регион

России.
Собирал подписи Участвовал в собраниях Агитировал по домам Участвовал в работе избиркомов Участвовал в орг-ии изб. Камп. Помогал в сборе средств Вносил средства в фонд
Северно-западный

34.7 48.9 15.1 29.4 10 4.7 2.1
Центральный

39.3 80.7 14.5 28.2 12.5 3.3 6.7
Поволжье

20.6 57.2 18.9 54.3 23.7 3.9 3.9
Урал

46.2 47.4 22.9 32.0 10.1 3.3 3.1
Зап. Сибирь

33.8 15.7 12.2 55.2 6.0 - -
Вост. Сибирь

13.9 70.0 30.0 32.8 11.5 - -
Сев. Кавказ

32.4 26.9 7.6 24.9 11.9 9.3 -
Дальний Восток

31.8 26.9 17.3 14.5 7.4 9.9 2.0
Волго-Вятский

27.7 40.3 15.8 16.3 14.2 - -

Это свидетельствует о том, что отсутствие единой электоральной культуры в России проявляется прежде всего в региональных различиях и создает большие сложности в анализе и прогнозировании поведения российского избирателя. Тем не менее его поведение все больше поддается логическому объяснению, а значит, и предсказуемо.

Электоральное поведение и формирующаяся электоральная культура предопределяют отношение граждан к власти, а их внимательное изучение помогает властям различных уровней, масштабов и регионов успешно строить свою деятельность.

5. Этнократология

К специальным областям кратологии следует отнести этнократологию (англ. ethnocratology) — фактически новую в российской и мировой практике отрасль науки о власти. Этнократология исследует сложные, противоречивые процессы взаимодействия различных этносов, стремящихся к установлению своего влияния на других, нередко к их подчинению, а в идеале — к утверждению равноправного взаимодействия народов и рас, жизненно нуждающихся в интеграции, координации своей деятельности посредством разумного использования возможностей власти (властей). В России это предмет особых забот разного рода органов, исследовательских и аналитических центров, обсуждений на самых различных уровнях вплоть до самых высших и многочисленных публикаций и дискуссий.

6. Военная кратология

Военная кратология (англ. military cratology) — одна из важных специализированных отраслей кратологии, исследующая место и роль власти, властной деятельности в собственно военной сфере жизни общества — как части всей деятельности по обеспечению безопасности и защиты государства. Особое внимание при этом уделяется исследованию характера военных угроз данному государству, деятельности властей по предотвращению войн, военных конфликтов, а при необходимости — поведению власти в военных условиях.

Военная кратология должна исследовать суть, своеобразие и возможности использования силовых структур государства, в первую очередь министерства обороны, самих армий и флота, их контакты и взаимодействия с другими структурами, в том числе с военно-промышленным комплексом, а также связи с населением, молодежью страны.

Мировая практика и научная мысль фактически безоговорочно связывают армию и власть, понимая армию как мощное орудие власти.

В советской практике интерпретация шла почти исключительно в ключе "партия и армия". Проблематика армии и власти, т. е. военной кратологии, фактически освещалась в СССР только применительно к буржуазным армиям и к практике так называемого "третьего мира". И если в Конституции СССР речь шла о защите Отечества и об армии, то правовому, законодательному оформлению этой стороны жизни общества должного внимания не уделялось. Считалось возможным обходиться прежде всего решениями съездов КПСС, постановлениями ЦК КПСС, Политбюро и Секретариата ЦК КПСС.

В современной России в соответствии со статьей 59 ее Конституции защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Это ключевое конституционное положение предопределяет позиции самого государства, его граждан, властей и соответствующей области науки в данной сфере жизни общества. Среди основных правовых документов Российской Федерации по вопросам безопасности и защиты России надо по меньшей мере назвать следующие:

  • Закон Российской Федерации "О безопасности" (5 марта 1992 г.);
  • Указ Президента РФ "О создании Вооруженных Сил Российской Федерации" (7 мая 1992 г.);
  • Указ Президента РФ "Об образовании Совета безопасности Российской Федерации" (3 июня 1992 г.);
  • Закон Российской Федерации "О внешней разведке" (8 июля ?2г.);
  • Закон Российской Федерации "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" (24 сентября 1992 г.);
  • Закон Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации" (1 апреля 1993 г.);
  • Федеральный Закон "О днях воинской славы (победных днях) России" (13 марта 1995 г.).

Во властной сфере в этих условиях особое место занимают защитные, охранные установки, наличные силовые формирования, идеологические и информационные акции и учреждения.

Защита Отечества, государства, основ конституционного строя предполагает официально существующий порядок охраны, обороны, сохранения установленного Конституцией государственного устройства. Такого рода защита предусмотрена и в статье 56 Конституции Российской Федерации. В условиях вводимого для этого чрезвычайного положения могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод граждан с указанием пределов и срока их действия.

Особое место в этой специфической области знания и власти занимает собственно военная политика — составная часть общей политики "государства и иных субъектов власти, непосредственно связанная с созданием и развитием военной организации, ее подготовкой, способностью и готовностью к применению средств вооруженной борьбы для защиты государства и достижения других его политических целей. Военную политику в той или иной стране могут проводить как государство, правящие партии и организации, так и оппозиционные силы и организации.

Выработанная военная политика конкретизируется в официальных военных доктринах, военной стратегии и практике военного строительства. Нередко в ее рамках выделяют оборонную политику, связанную с защитой данной страны. Оборонная политика иногда трактуется как синоним военной, чтобы не делать акцент на военной стороне дела в условиях перемен во внешней политике.

Поэтому можно сказать, что политика оборонная (в области обороны) и есть политика государства и его органов, направленная на надежную защиту страны от внешнего нападения. Она вырабатываемся и проводится в рамках официальной деятельности властей конкретного государства. Оборонная политика последовательно охватывает подготовку народа и вооруженных сил к отпору агрессии, а также подготовку к этому тяжелому испытанию экономики, систем здравоохранения, образования и воспитания, возможностей культуры и искусства.

Военная доктрина — система официальных взглядов и положений (не всегда и не во всем предающихся огласке), которые устанавливают порядок военного строительства, подготовки государства и его вооруженных сил к возможной войне, к защите Отечества. Согласно Конституции Российской Федерации, военную доктрину России утверждает президент.

В этой ответственной сфере в государстве создается и действует военное ведомство, т. е. учреждение или совокупность учреждений, обслуживающих сферу государственного управления вооруженными силами.

Ключевую роль играет военная служба — один из важнейших видов государственной службы. Она имеет своим предназначением обеспечение безопасности, военной защиты государства, его населения и территории, неприкосновенности его границ. Как гласит Конституция Российской Федерации, гражданин РФ несет эту службу в соответствии с федеральным законом и в установленных законом случаях имеет право на ее замену альтернативной гражданской службой.

В мировой и отечественной практике принято отводить важную роль военным властям (англ. military authorities). Прежде всего это: 1) военачальники и соответствующие органы управления (применительно к вооруженным силам данное понятие используется редко); 2) армейские и флотские чины, исполняющие государственно-административные функции, например в условиях оккупационной деятельности на чужой территории.

Многовековая властная практика вызвала к жизни и такое явление и понятие, как милитакратия (англ. militacracy, от лат. militaris — военный). Это власть военных в обществе, непропорционально высокий, социально неоправданный уровень их участия в высших властных структурах, засилье в высшем эшелоне.

Крайний, но в мировой практике довольно частый и тяжелый случай — военная диктатура со всеми ее антидемократическими проявлениями и последствиями. История дает много ее примеров и в прошлом, и в настоящем, а список имен диктаторов поистине необъятен.

В этой военной связке есть еще одно серьезное явление, имеющее отношение к власти, — военный переворот, т. е. государственный переворот, совершенный военными, с опорой на военных или приведший к власти военных.

В целом отметим, что и грядущие времена еще не скоро снимут с повестки дня военную кратологию, не скоро снизят и отменят ее актуальность.

7. Кратология оппозиционной деятельности

В сфере власти есть и еще одна существенная тема, заслуживающая специального разговора, — власть и оппозиция.

Очень часто лидеры, партии идут вместе, рядом, а потом расходятся, сталкиваются. Порой сразу же создаются противостоящие силы. И в фокусе интересов находится власть. Стремление к ней и толкает эти силы к противостоянию и борьбе. Поэтому правомерна постановка вопроса о кратологии оппозиционной деятельности, об особенностях притязаний оппозиции на власть и ее деятельности.

Говоря об отношении оппозиции к власти, к властной практике, выделим лишь самые ключевые элементы в связи с их особым значением в кратологии.

Оппозиция (от лат. oppositio— противопоставление) — 1) противодействие, сопротивление; 2) группа лиц внутри партии, организации, парламента, ведущих линию на сопротивление большинству, а в обществе, как правило, противостоящих власти (властям) и поддерживающим власть силам и организациям.

Вся история общества, история политики, история власти, да и вся история России, как и других государств, пронизана фактами существования и деятельности оппозиции, носившей нередко самые разные названия.

Неудивительно поэтому, что насущная забота любых властей — не допустить оппозиции, или найти с ней общий язык, или пресечь ее деятельность, или вступить с ней в контакт, в объяснения по поводу взаимоотношений, или, наконец, обеспечить себе некоторые уступки и права, если все же возобладает оппозиция, а вчерашняя власть будет вынуждена уйти со своего Олимпа. Суть дела — в борьбе за влияние, ((возможности и ресурсы, за блага и привилегии, за власть, которая всегда была и остается сферой острых столкновений и противоборства.

Борьба за власть является напряженной, конфликтной стадией противостояния и противодействия существующих социальных сил и организаций в вопросах отношения к власти, понимания ее роли, призвания, задач и возможностей. Эта борьба преследует взаимоисключающие цели обладания властью и ее использования в интересах каждой из противоборствующих сторон. Она может вестись в различных масштабах (международных, внутригосударственных, в рамках регионов, партий, институтов, учреждений и т. д.) с применением разнообразных средств и методов, с привлечением тех или иных союзников. Большей частью последствия борьбы за власть являются разрушительными, ведущими к ухудшению социально-экономического положения страны и жизни ее граждан.

Оппозиции могут различаться по самым разным основаниям: парламентская, внутрипартийная, лояльная, уличная, непримиримая, воинствующая и т. д.

Борьба оппозиции с властями (или наоборот) проходит различные , фазы. Начинается все, как правило, с поляризации сил, т. е. с расхождения общественно-политических сил, движений на противоположные полюса, обретения ими полярности, оформления противостоящих сил. .К этой борьбе относится возникшее в 50-е годы представление об эскалации, неуклонном последовательном нарастании, расширении масштабов того или иного конфликта, кризиса.

В практике непримиримой оппозиции на первый план выходит террор (от лат. terror — страх, ужас) — запугивание, физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам. Примеров особенно острых и болезненных его форм в сфере борьбы за власть известно множество. Взятую в целом систему террористических взглядов, мер, актов, действий именуют террористической деятельностью, терроризмом (включая и терроризм политический, государственный).

Порой оппозиция прибегает и к путчам, бунтам, попыткам государственного переворота — так именуют неудавшиеся акции по изменению государственного строя, сорванные противодействием властей и силовых структур. В свою очередь, немалое число успешных выступлений такого рода со стороны оппозиционных сил в разных странах называют революциями.

Крайнюю по остроте степень схватки внутри государства именуют гражданской войной. Это уже вооруженная борьба за власть между его гражданами, подданными, их группировками, борьба беспощадная, на уничтожение, вплоть до момента, когда кто-то из ее участников возьмет верх.

Для любой страны лучший способ выхода из конфликтной ситуации — поиск компромиссов, согласия, путей примирения, переход к взаимным уступкам и прекращение противоборства.

Таким образом, власть в действии, власть как система деятельности, власть и политика и собственно политика власти — крайне серьезная, ответственная тема науки о власти, требующая теоретического осмысления разнообразной практики властвования в разные эпохи и в разных странах.

8. Кратология церковной деятельности (теократология)

Широкий круг идей и практики охватывает многовековое влияние культов — власть церковная, власть духовная (власть духовенства), власть религиозная. Это характерно как для нынешних мировых религий, так и для тысячелетней и современной практики самых разных религиозных верований людей всех стран (включая и секты разного рода).

Остро стоят многие проблемы церковной власти и в России.

Религия как мироощущение и церковь как организация построены по строго иерархическому принципу и точно его соблюдают. Это находит свое отражение и в единобожии, и в обожествлении властей. Для пояснения совершим экскурс в практику мировых религий.

Единобожие — религиозная система, признающая только одно божество: монотеизм.

Господь — Бог у христиан. Согласно В. И. Далю, государь, господин; Всевышний, Владыка, Бог, Создатель. Используется и понятие Вседержитель, т. е. Господь, Создатель.

Аллах — наименование Бога в исламе.

Обожествление — признание в ком-либо, в чем-либо божественной силы, в том числе и у власти, приписывание ей такой силы.

Помазанник Божий — тот, кто помазан (делегирован, избран) на царство, царь.

Религии отличаются внимательным, особым отношением к власти, а церкви — своеобразием своего организационно-властного устроения.

Обратимся к трем мировым религиям. По хронологии их возникновения это буддизм, христианство, мусульманство (ислам).

Христианство — одна из трех мировых религий (наряду с буддизмом и исламом). Христианство возникло в I в., выделившись среди мистико-мессианских движений в Восточной провинции Римской империи (в Палестине). Названо по имени его основателя Иисуса Христа. В конце IV в. было государственной религией Римской империи. Имеет три основных направления: католицизм, православие, протестантизм. Общее число его приверженцев — более миллиарда человек. Общий признак, объединяющий их, — вера в Иисуса Христа как Богочеловека, спасителя мира, воплощение второго лица триединого божества (Троица). Главный источник вероучения — Священное писание (Библия, особенно ее вторая часть — Новый Завет).

Католицизм (от греч. katholikos — всеобщий, вселенский)— одно из основных направлений в христианстве. Разделение христианской церкви на католическую и православную произошло в 1054—1204 годах. В XVI веке от католицизма откололся протестантизм. Организация католической церкви отличается строгой централизацией, иерархическим порядком: монархический центр — папство, глава — римский папа, резиденция папы — Ватикан. Источники вероучения — Священное писание и Священное предание. С 60-х годов XX века католическая церковь стала на путь модернизации своей догматики.

Примас — в католической и англиканской церквах первый по сану или своим правам епископ.

Антипапа — не признанный католической церковью римский папа. В средние века в отдельные моменты на папском престоле числилось одновременно несколько пап, представлявших различные церковные и светские круги, из которых лишь один впоследствии признавался папой. Остальные объявлялись антипапами, которых в общем списке пап, составленном католической церковью, насчитывается более тридцати.

Отметим своеобразие иерархии и титулования в христианстве, в том числе в России:

  • патриарх — высшее звание в церковной иерархии. В современном православии — высший духовный сан, обычно глава самостоятельной (автокефальной) церкви, избирается церковным собором. В Русской православной церкви титул патриарха существовал в 1589—1703 годы, восстановлен 5(18) ноября 1917 года. Первоиерарх церкви — первый в церковной иерархии, патриарх;
  • архисвятитель — старший надо всеми архиепископами и архиереями; патриарх;
  • митрополит — высшее почетное звание епископа, а также сам епископ, имеющий это звание, глава крупной епархии, подчинен патриарху;
  • владыко — разновидность церковного титулования. В России при обращении к митрополитам и архиепископам прибавляется: "Высоко-преосвященнейший Владыко";
  • архипастырь (милостивейший) — принятое в дореволюционной России почтительное название высших особ духовного сана — митрополитов и архиепископов;
  • архиепископ — одно из высших духовных званий, епископ, надзирающий над несколькими епархиями, а также вообще почетный титул епископа;
  • архиерей — общее название для высших чинов духовенства в православной церкви (епископа, архиепископа, митрополита, патриарха). Архиерейский собор — собрание, заседание, съезд архиереев;
  • архимандрит— в православной церкви высшее звание иеромонаха, почетный титул настоятеля мужского монастыря, ректора духовного учебного заведения.

Мусульманство, ислам — одна из наиболее распространенных (наряду с христианством и буддизмом) мировых религий. Ее последователи — мусульмане. Возникла в Аравии в VII веке. Мухаммед (Мохаммед, иногда Магомет, Магомед) (около 570—632) — основатель ислама, в 630—631 годах глава первого мусульманского теократического государства (в Аравии), почитается как пророк.

Коран (араб. куран — чтение) — главная священная книга мусульман; собрание проповедей, заклинаний, молитв, притч, обрядовых и юридических установлений, произнесенных Мухаммедом в Мекке и Медине. Ранние списки Корана относятся к VII—VIII векам. Основной догмат ислама — поклонение единому богу — Аллаху и признание Мухаммеда "посланником Аллаха". Основные направления — суннизм и шиизм.

Муфтий (араб.) — высшее духовное лицо у мусульман, облеченное правом выносить решения по религиозно-юридическим вопросам (давать разъяснение норм, основанных на Коране) и их применению, т. е. по применению шариата. В этом смысле толкователь Корана.

Шариат — свод религиозно-правовых норм, составленный на основе Корана и сунны, содержащий нормы государственного, наследственного, уголовного, брачно-семейного права (в противоположность адату — обычному праву).

Буддизм — одна из трех мировых религий. Возник в Древней Индии в VI—V веках до н. э.

Будда (санскр., просветленный) — имя, данное основателю буддизма Сиддхартхе Гаутаме (623—544 гг. до н. э.), происходившему из царского рода племени шакьев в Северной Индии (одно из имен Будды — Шакьямуни, т. е. отшельник из шакьев). В религии буддизма это существо, достигшее высшего совершенства ("просветления").

Ламаизм (тибет., англ. Lamaism) — тибето-монгольская форма буддизма, возникшая в VII веке в Тибете и в XVI—XVIII веках распространившаяся на севере Центральной Азии среди монгольских народов. Имеет некоторое число последователей в ряде регионов России.

Очень разнообразны в различных церквах, в сфере духовной власти, религий церковная символика, каноны, ритуалы, обряды, таинства, праздники, с которыми, как правило, не могут не считаться светские власти и конкретные правители.

В целом у священнослужителей продуманы и вопросы технологии церковно-властного процесса, детали одежды, поведения, общения с верующими, пунктуально соблюдаются традиции, хотя происходит и модернизация церквей.

7 июня 1990 года колокол Троице-Сергиевой лавры возвестил об избрании пятнадцатого Всероссийского патриарха, которым стал митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, в миру Алексей Михайлович Ридигер (родился 23 февраля 1929 г.). В отличие от патриарха Пимена, избранного в 1971 году открытым голосованием по единственной кандидатуре, Алексий II избирался голосованием тайным (в первом туре в бюллетени были внесены 75 епископов из 92 в тогдашнем СССР). Патриарх был избран в третьем туре. Его интронизация (возведение на престол) состоялась 10 июня 1991 года. Перед этим 30 мая 1991 года Русская православная церковь обрела права юридического лица. Патриарх получил свидетельство о регистрации в Министерстве юстиции России.

По мнению патриарха Алексия II, церковь не должна участвовать в политической жизни общества как самостоятельная сила. В этом смысле никакой клерикальной политики не ведется, нет и не может быть клерикальных политических партий. Влияние церкви носит духовный, нравственный, а не политический характер. Считается, что, для того чтобы вести ко Христу каждого человека, независимо от его политических взглядов, церковь должна быть вне политики, хотя люди, пытающиеся привнести политику в церковь, есть. Патриарх не раз цитировал слова одного католического епископа о том, что если церковь заключает политический брак с одной из партий или с одной из ветвей власти, то рискует вскоре оказаться политической вдовой.

Известно, что у Русской православной церкви со времен Петра I до 1917 года существовали обязанности государственной религии. В связи с этим патриарх Алексий II говорил: "Положение государственной церкви принесло нам много бед и трагедий. Церковь должна быть отделена, но подлинно отделена от государства. Она должна иметь право оценивать все события, происходящие в стране, с позиций духовности и нравственности. Она не может этого сделать, будучи государственной".

8 одном из выступлений Алексий II отмечал: "Неизменное искушение и вековая болезнь государственности: государство свои интересы склонно автоматически отождествлять с интересами людей, а под "государственными интересами" склонно понимать прежде всего удобство и легкость в управлении.

В церковном понимании государство призвано примирять интересы всех групп населения. И особенно в сегодняшнем мире государственная власть не имеет права видеть в какой бы то ни было части своих сограждан некую противостоящую силу, против которой надо употреблять вооруженную силу". Таков взгляд на государство Русской православной церкви.

9. Функциональная и структурная кратологии

В общем комплексе специальных кратологии свое место занимают функциональная и структурная кратологии. Они также еще только начинают свой путь. Возможно, что по аналогии с другими науками (например,социологией) речь в перспективе пойдет и о структурно-функциональной кратологии.

Большое будущее ждет функциональную кратологию (англ. funktional cratology) — одну из специальных областей знаний о власти, имеющую целью изучение функционального предназначения властей в их различных сферах и видах проявления, а также анализ их функциональной оснащенности, т. е. возможности решения стоящих перед ними задач.

О неразработанности функциональной кратологии можно сказать гораздо определеннее и острее, чем говорил, например, о функциональном анализе американский социолог Р. К. Мертон. "Функциональный анализ, — писал Мертон, — является как самым перспективным, так, по-видимому, и наименее систематизированным направлением среди современных социологических теорий. Развиваясь одновременно на многих интеллектуальных фронтах, он рос скорее вширь, чем вглубь. Достижения функционального анализа таковы, что можно с полным основанием утверждать, что те большие ожидания, которые были с ним связаны, будут постепенно осуществлены. Современные же слабости функционального анализа говорят о необходимости периодически пересматривать прошлое, чтобы лучше строить будущее".

Традиционные научные функции в гуманитарных областях знания —познавательная, управленческая, прогностическая, воспитательная и т. д. — по мере использования системы знаний о власти, конечно, требуют детализации, конкретизации, особенно с учетом многообразия видов и проявлений властей.

Как считают западные политологи, власть проявляет себя через такие основные функции:

  • принуждение;
  • приманивание;
  • блокирование последствий (т. е. создание помех конкуренту в борьбе за власть);
  • "создание требований" (искусственное формирование нужд, которые может удовлетворить лишь агент власти, своего рода политический маркетинг, рынок);
  • "растяжение сети власти" (включение дополнительных источников зависимости от субъекта власти);
  • шантаж (угрозы в настоящем или посулы бед в случае неподчинения в будущем);
  • подсказки (ненавязчивое внедрение в массовое сознание выгодных власти установок);
  • информационный контроль, прямой или косвенный (с помощью предостережений, рекомендаций и т. д.).

Знание функций власти позволяет получить картину реальной властной практики во всей ее противоречивости, а также ставить вопрос и о собственно функциональной власти.

Функциональная власть (functional power, от лат. functio) — выделяемое в административном праве понимание власти (в отличие от линейной)как связанной с функциональной подчиненностью лиц, органов (в рамках определенных функций). Это может быть власть, сопряженная ' с созидательной деятельностью (право распределять, осуществлять методическое руководство), и с деятельностью юрисдикционной (право отстранять от должности, приостанавливать работу, взыскивать за провинности и незаконно полученное и т. д.). Такая власть может быть ограничена временными и ведомственными рамками или носить межведомственный характер.

Из этого и вытекает необходимость внимательного и тщательного приведения в порядок знаний, систематизирующих представления о функциональном предназначении, функциях и использовании властей разного рода — прежде всего власти государственной, а также общественной, экономической, церковной, военной, семейной, личной и т.д.

В ходе становления кратологии следует сделать все необходимое и для того, чтобы разумно и эффективно поставить на ноги структурную кратологию (англ. structural cratology), т. е. специализированную область исследований структуры власти (властей), ее задач, ее устройства, составляющих ее элементов (органов, организаций, учреждений), их функций, проблем, разграничения их прав и обязанностей, эволюции, соответствия внутренним и международным условиям.

Это фактически те ключевые проблемы, которые интересовали правителей и мыслителей всех эпох, начиная с Древнего Египта. Однако в систему накопленные познания такого рода приведены не были. Но и философы, и историки, и правоведы, и представители других областей знания всегда глубоко размышляли о проблеме устройства и эффективности государства, власти, господствующей системы правления.

Гегель, раздумывая над "Конституцией Германии" (1799) и судьбами этого государства, писал:

"Кроме деспотий, т. е. неконституционных государств, ни одна страна в качестве целого не обладает худшим государственным устройством, чем Германская империя, — это стало почти общим мнением, а война позволила каждому в отдельности живо ощутить это; вернее, теперь стало ясно, что Германия вообще не является более государством. Катедер-статистики, в обязанности которых входит классификация конституций в соответствии с данными Аристотелем классами — монархии, аристократии и т. д., всегда терялись, сталкиваясь с имперскими сословиями Германии. Исходя из этого, Вольтер прямо назвал государственное устройство Германии анархией; это действительно наилучшее наименование, если считать Германию государством, однако теперь оно уже не подходит, ибо Германию нельзя более считать государством.

Здание немецкой государственности — дело прошедших веков;оно не соответствует нашему времени, в его формах нашла свое полное выражение более чем тысячелетняя судьба; в нем живут справедливость и насилие, мужество и трусость, честь и кровь, нужда и благосостояние давно прошедших времен, давно истлевших поколений. Жизнь и силы, чье развитие и действие составляют гордость нынешнего поколения, безучастны к нему, не интересуются им и не зависят от него; это здание с его колоннами и украшениями стоит в стороне от духа времени".

Хорошо известны нелегкие, непростые судьбы Германии и Германского государства в XIX и особенно в XX веке. Большой интерес вызывает и современный опыт объединенной Германии, опыт создания крупного, устойчивого и процветающего европейского государства.

В проблематике устройства власти нужно считаться в наше время не только со структурой государств, как она складывается в соответствии с положениями той или иной конституции, но и с многочисленными силами, группировками, влияющими на позиции и решения лиц, находящихся в системе государственной власти. Это требует обстоятельного структурно-функционального анализа.

Вот, например, как раскрывают характерные черты групп интересов, влияющих на органы власти, авторы книги "Технологии политической власти".

1. Масштаб и сложность системы групп интересов зависят от масштаба и сложности общества, многообразия идей и запросов внутри него. Типы групп интересов также эквивалентны выполняемым ими функциям. Для того чтобы эти группы работали эффективно и на демократических основах, необходимо соответственно представить все виды интересов — социально-экономические, идеологические, культурные, этнические, религиозные, родовые — в структуре групп интересов. Такое представительство не только справедливо и гарантирует влияние широкой общественности на власть, но и обеспечивает поток информации и поддержку, в которых нуждаются органы власти. Стабильные западные общества сравнительно редко страдают от серьезных взрывов анемических выступлений, связанных с неадекватно представленными интересами, в то время как эффективность афро-азиатской политической системы значительно снижена ввиду слабого представительства новых социально-экономических интересов в отличие от традиционных (прежде всего родовых).

2. Вторая характерная черта — относительная самостоятельность отдельных групп интересов, особенно в том, что касается их роли в провозглашении интересов и привлечении сторонников. Подконтрольные правительству группы (например, в тоталитарных или некоторых авторитарных системах) служат в определенной мере инструментом функционального представительства, но гораздо важнее их основная функция — государственный контроль над обществом.

3. Третья характерная черта — распределение власти внутри системы групп интересов. Порой оно адекватно и справедливо, в результате чего значительная часть слоев общества способна эффективно влиять на процесс принятия решений, которому присущи плюрализм, конкурентность и представительство. Но власть может распределяться и очень неадекватно, когда одни группы, представляющие узкие слои общества, господствуют в государственной политике, а доступ других групп к ней весьма ограничен.

Далее привлекает внимание перечисление следующих основных функций групп давления: 1) передача настроений и требований народа правительству; 2) влияние на законодательный процесс (они не только вдохновляют и поддерживают законодательство, но часто разрабатывают законопроекты и представляют их на рассмотрение правительства, правящей партии или комиссий законодательной власти); 3) выполнение важной роли при подборе экспертов и специалистов на министерские и административные должности, что открывает доступ на государственные посты лицам с соответствующим опытом и окружением; 4) поддержка и мобилизация людей в ходе реализации правительственных программ; 5) осуществление контакта с правительством и способствование выработке своевременных и эффективных законов.

В демократических системах влияние многочисленных групп давления может достичь силы, способной нейтрализовать эффект работы правительства.

Исследование проблематики такого рода послужит всесторонней разработке науки о власти, всех конкретных областей кратологии.

10. Вспомогательная и частные кратологии

Блок специальных кратологии следует завершить вспомогательной и частными кратологиями. Они логически и содержательно близки друг другу. Можно даже назвать их взаимосвязанными и взаимозаменяемыми. В немалой мере это объясняется процессом их становления, его особенностями. В перспективе предполагается их более определенное размежевание, конкретизация. Но сегодня пока можно попытаться в общем плане определить участки деятельности этих областей кратологии.

Вспомогательная кратология (англ. subsidiary cratology) — область знания, дающая толкование конкретных вопросов, проблем власти, властной практики, изучающая определенные стороны деятельности властей, форму и содержание их акций в сфере правотворчества, административной деятельности, делопроизводства, документации, геральдики, атрибутики, символики, эмблематики и т. п..

Основанием для выделения вспомогательной кратологии служит аналогичное выделение вспомогательных дисциплин в различных областях науки. Наиболее показателен здесь большой блок вспомогательных исторических дисциплин, которые уже многие годы успешно изучают конкретные виды исторических источников, содержащих сведения о прошлом человека, народов, государств, нашей планеты, а значит, и о прошлом властей разного рода. К ним относятся: генеалогия, геральдика, дипломатика, историческая метрология, нумизматика, палеография, сфрагистика, хронология, палеография и др.

С развитием науки о власти (кратологии) многие из названных дисциплин будут относиться не только к вспомогательным историческим наукам, но и к вспомогательной кратологии (геральдика, дипломатика, сфрагистика и др.) и собственно к истории власти и истории науки о власти (исторической кратологии).

Частная кратология (англ. special/particular cratology) — важная отрасль науки о власти, которая изучает конкретные детали, подробности устройства власти, элементы ее механизмов, являющиеся типичными, независящими от тех или иных времен, властителей и стран. Сюда относятся атрибуты, символика, церемониалы, протокольные процедуры, ранжирование властей, специфика устройства и деятельности аппарата и другие явления, по-своему дающие о себе знать в различного рода властных сферах. Здесь много общего со вспомогательной кратологией, а также различными областями исторического знания, которых насчитывается около 70.

О том, сколь обширен в этих специальных отраслях кратологии круг источников познания, наглядно свидетельствует многообразие атрибутики, символики, геральдики, сопровождающее власть в разных государствах и в различные эпохи и накопившее к нашим дням крупный массив исторических знаний. Одной лишь российской властной атрибутике можно посвящать и книги, и кинофильмы, и разнообразные видеоматериалы, и телевизионные передачи и т. д. Даже такого рода осмысление властной практики и ее проявлений по-своему очень доказательно говорит о том, какой огромный объем материала выпадал до сих пор из поля зрения науки, когда не существовало кратологии (науки о власти). Если подобные материалы, факты, сведения и становились объектом познания в исторической науке или социологии (с недавних пор и в политологии), а также в археологии, географии, педагогике и т. д., то каждый раз они рассматривались под углом зрения конкретной науки, с ее позиций.

Сегодня же требуются суждения о многих явлениях жизни, связанных с властной практикой, с позиций самой теории этой властной практики, а не ее комментаторов. Особо надо учесть, что практически всякая власть всегда придавала и придает особое значение различного рода знакам своего отличия, символике, геральдике, ритуалам, эмблематике. Их разработка, применение, изменение — предмет больших забот и правителей, и их окружения, и органов власти. Здесь всегда присутствуют как юридический смысл, конституционно-правовое оформление, так и социально-психологический расчет, и немалые рекламные усилия, и популяризация.

В целом за многие века сложились и заслуживают особого внимания кратологии такие вспомогательные дисциплины, как наука о гербах (геральдика), наука о печатях (сфрагистика), наука об орденах и медалях (фалеристика) и т. д.

Что же такое символика власти, эмблематика, геральдика?

Символика власти (англ. symbolism/symbols of the power)—совокупность символов власти, государственная символика.

Символы власти — условные знаки власти, их набор, перечень. Например, скипетр, держава у монарха и т. п.

Эмблематика (англ. emblematic) — совокупность изображений конкретных объектов (в отличие от символов — абстрактных знаков). Например, белый голубь—эмблема мира.

Геральдика (англ. heraldry, от лат. heraldu.s глашатай) — гербоведение. В XIII—XIX веках — составление дворянских, земельных, цеховых гербов. Со второй половины XIX века — вспомогательная историческая (а также и кратологическая) дисциплина, изучающая гербы, их суть, содержание, символику, особенности, отражение в них устремлений, интересов и целей, в том числе и властных. Правда, в России некоторые понятия такого рода нередко меняют свой смысл. Можно, например, услыщать, когда под геральдикой разумеют вообще набор державных символов.

Конечно, вряд ли можно перечислить и охарактеризовать все символы, регалии и прочие знаки государственного отличия, авторитета, величия, широко используемые во всех государствах. Но основные напомнить следует.

Гимн (греч. hymnos) — 1) торжественная песня, принятая как символ государственного единства; 2) хвала и прославление в стихах или в музыке, песнопение.

Герб (польск. herb, от нем. Erbe — наследство) — отличительный знак государства, города, сословия, изображаемый на флагах, монетах, печатях и т. д. В России существовал гербовник — книга, содержащая изображение и описание дворянских гербов.

Государственный флаг (англ. national flag) — официальный символ, олицетворение суверенитета данного государства. Используется в соответствии с установленными положениями и ритуалом. Описание этого флага нередко фиксируется в Конституции. В русском языке используется и понятие "стяг" (знамя) как в буквальном, так и в переносном (пропагандистском) смысле.

Столица (англ. capital (city), metropolis) — главный город государства, место пребывания главы государства, парламента, правительства и правительственных органов. Сколько государств на планете, столько и столиц.

Ритуал (англ. ritual) — вид обряда, исторически сложившаяся форма сложного символического поведения, упорядоченная система действий и речи, выражающая определенные социальные и культурные взаимоотношения и ценности. Наиболее впечатляющи ритуалы во властной практике.

Торжество — большое празднество (в том числе и в государственном масштабе) в ознаменование какого-нибудь события. Во властной практике имеют место торжественное заседание, торжественный прием, торжественное открытие чего-либо, а также торжественная присяга (клятва).

Государственный праздник — официально установленный и отмечаемый день торжества в честь или в память чего-либо.

Государственный прием — собрание официально приглашенных лиц в честь события в судьбе данного государства. Регалии (лат., англ. regalia, от regalis — принадлежащие царю) — 1) (предметы, являющиеся знаком монархической власти (корона, скипетр, |держава); 2) знаки отличия вообще.

Корона — металлический с украшениями головной убор монарха, являющийся символом его власти.

Скипетр — знак (символ) царской (монаршей) власти — жезл с драгоценными камнями и резьбой.

Держава — 1) золотой шар с крестом наверху как символ власти монарха; 2) государство; владычество; верховная власть.

Жезл — посох, трость, короткая палка, обычно украшенная, служащая символом власти, почетного положения (например, фельдмаршальский жезл).

Говоря обобщенно, регалии русского государства — венцы и короны, скипетры и державы, троны и коронационные одежды — ценнейшие памятники истории, свидетельство богатства и могущества монархов, их власти. Проблематика такого рода веками тщательно отрабатывалась в международной практике, в том числе и в дореволюционной российской практике.

В 1994 году издательством "Красная площадь" при активном содействии генерального директора Государственного музея-заповедника "Московский Кремль" Ирины Родимцевой было выпущено великолепное уникальное издание "Регалии Российской империи". Эта книга посвящена описанию символов верховной власти России и церемоний коронации, начиная с древнего обряда венчания русских великих князей и кончая коронацией последнего самодержца Российской империи. В книге 214 отличных цветных иллюстраций, в том числе портреты русских государей, старинные гравюры и рисунки.

Впервые в одной книге оказались отражены святые для Российского государства предметы, хранящиеся в настоящее время в Оружейной палате Московского Кремля и на выставке Алмазного фонда, а также большое количество редких рисунков, гравюр, акварелей, запечатлевших Московский Кремль, интерьеры кремлевских дворцов и соборов. Возвращая нас к прошлому российской государственности и власти, такого рода издания зовут граждан России к единению и упрочивают надежды на будущее. Они еще раз показывают необходимость и правомерность обращения к исторической практике и рационального использования ее лучших сторон в интересах укрепления современной российской государственности и формирования твердой, надежной, уверенной в себе, отвечающей духу времени демократической власти в России.

Более тысячи лет складывались, крепли, росли, одолевали беспримерные трудности российская государственность и власть, вырабатывались их символика, их державные знаки и приметы, проявлялось их сплачивающее, организующее начало.

Заслуживают внимания созданные многовековой властной практикой различного рода проявления внимания к людям, верно служащим государству, в том числе и Российскому. Что здесь следует выделить прежде всего?

Орден — особый знак отличия, выдаваемый в награду за выдающиеся заслуги.

Медаль (фр. medaille) — 1) металлический знак, как правило, с двусторонним изображением, выпускаемый в честь какого-либо события или выдающегося деятеля; 2) государственная награда за определенные заслуги. Во властной практике существуют медали золотые, серебряные, бронзовые; юбилейные, памятные и т. п.

Знак — материальный предмет (явление, действие), выступающий как представитель другого предмета. Например, знаки отличия, нагрудные, знаки различия военнослужащих; знаки внимания.

Привлекают внимание знаки различия — символические знаки, дающие возможность каждому быстро и безошибочно определять служебные уровень того лица, которому эти знаки присвоены, и соотносить его с остальными. Знаки различия состоят обычно из простейших геометрических фигур (треугольник, квадрат, ромб) или из геометрических элементов — линий (полосок) и точек (звездочек), размещаемых в определенных сочетаниях. Они располагаются на заметных частях униформы (погонах, петлицах, рукавах) или на околышах фуражек, беретах.

Распространены во властной практике грамоты — 1) официальный письменный акт, удостоверяющий какое-либо международное соглашение или устанавливающий какие-либо правовые отношения (ратификационная грамота; верительная грамота); 2) письменный акт, официальный или частный, в России XIX — начала XX века, свидетельствующий о пожаловании лицу или общине прав, владений, наград, отличий (жалованная грамота); 3) документ, выдаваемый в награду за какие-либо успехи (почетная, похвальная грамота). Изначально "граматой" именовалось умение читать и писать и как синоним этого искусства — то или иное послание влиятельной особы и даже царское письмо.

Высоко ценятся почести — внешние проявления уважения, почитания. Особо значимы государственные почести как почести высшего ранга.

Выделим также почетные должности и звания — присваиваемые определенным лицам в знак уважения и признания их заслуг те или иные названия, а также назначения и награды. В их числе и звание почетного гражданина города.

Степень — официально присвоенное наименование, определяющее уровень заслуг, квалификации в какой-либо области деятельности (например, ученая степень).

Отметим и некоторые другие знаки и приметы, выделяющие людей во властной практике и в целом в общественной, государственной жизни.

Девиз — 1) краткое изречение, обычно выражающее руководящую идею поведения или деятельности (в сфере власти); 2) первоначально надпись или эмблема на гербе, щите.

Мундир — военная и гражданская форменная одежда, в известном смысле признак (примета, один из символов) твердой власти с ее авторитарным курсом, особенно при облачении в мундиры гражданских лиц. ' Наконец, достойны изучения звезды, кресты, эполеты и погоны.

Звезда, звезды — один из древнейших символов человечества, принятый геральдикой всех народов; принадлежит к числу так называемых астральных знаков. Звезда как понятие издавна служила символом вечности, а позднее (с XVIII века) — символом высоких стремлений, идеалов; с конца XVIII века стала употребляться как эмблема путеводности, счастья. В геральдике и эмблематике звезды различаются как по числу образующих их углов или лучей, так и по цвету. Сочетание того и другого дает различные национальные значения звезд или нюансы в их значении. В мировой практике по разным поводам в разных странах широко используются звезды — от треугольной (трехлучевой) до шестнадцати конечной (шестнадцати лучевой). Не встречается лишь тринадцати лучевая звезда.

В России широко известна по недавнему советскому прошлому пятиконечная красная звезда, возникшая весной 1918 года как эмблема регулярной Красной Армии. Своей формой она символизировала пентаграмму (оборону, безопасность), цветом — революцию, понятием звезды — стремление к высоким идеалам. С 1923 года символ этой пятиконечной звезды стал использоваться в гербе СССР и она считалась эмблемой международной солидарности трудящихся пяти континентов.

Одним из древнейших символов человечества является крест. Он возник еще в доисторическое время как знак Солнца (прищурьтесь и взгляните на Солнце — увидите крест). Он использовался многими языческими народами (индусами, ассирийцами, китайцами, скандинавами, германцами и т. д.). А возникшее позже христианство сделало его своим символом.

Широко распространены национальные виды крестов, иерархические кресты, орденские кресты, именные и религиозные кресты. Разновидностью креста является свастика. В настоящее время крест как государственный гербовый символ используют одиннадцать государств.

Серп и молот — главная советская государственная эмблема. Была установлена правительственным решением в конце марта — начале апреля 1918 года.

Эполеты (фр. epaulette, от epaule — плечо) — в царской и некоторых других армиях парадные погоны с шитьем. Далее идут просто погоны, шевроны, нашивки, кокарды, петлички, звездочки, бантики, лычки и т. д.

Наконец, достоин упоминания и эскорт. Это сопровождение, охрана; воинское подразделение, конвой, сопровождающие кого-либо. Почетный эскорт выделяется для сопровождения почетных гостей (глав государств, других деятелей) или отдания воинских почестей (при погребении). Существует и кортеж — торжественное шествие, процессия, выезд.

Перечень этот хотя и не полон, но поучителен.

В сфере духовной власти, в сфере религий разнообразны и продуманны церковная символика, праздники, каноны, ритуалы, обряды, таинства, с которыми, как правило, считаются и власти светские. Выделяются семь таинств православной и католической церквей: крещение, причащение, исповедь, миропомазание, церковный брак, елеосвящение (соборование, помазание елеем тяжелобольного или умирающего, сопровождаемое молитвами), священство (посвящение в священнослужители).

Среди христианских обрядов наиболее известны молитва, культ икон, поклонение кресту, почитание реликвий, мощей, "святых мест". Центральное место занимают вера в святых, христианские праздники — Пасха и двунадесятые праздники (двенадцать главных праздников), а также посты, процедуры богослужения.

Большим своеобразием отличаются обряды и праздники в исламе, иудаизме, буддизме и других религиях.

Возвращаясь в собственно сферу власти, отметим, что из былой российской практики заслуживает внимания герольдия. К этой традиции Россия вернулась в 1994 году.

Герольд (англ. herald, от позднелат. heraldus) — вестник, глашатай, церемониймейстер при дворах феодальных правителей Западной Европы, а также распорядитель на рыцарских турнирах, различных торжествах и т. д. Герольды ведали также и составлением родословных.

Герольдия (Герольдмейстерская контора, Департамент герольдии) ,w в Российской империи в 1722—1917 годах орган в составе Сената. В круг ее обязанностей входили учет дворян, находившихся на государственной службе, охрана их сословных привилегий, ведение родословных книг, составление гербов.

Герольдмейстер — должностное лицо в Сенате Российской империи, возглавлявшее Герольдию.

Завершим этот экскурс в историю обращением к нашим современным делам. "Российская газета" писала:"Державные регалии, символы государственности, гербы, флаги, эмблемы — до сих пор была не упорядочена, не утверждена как следует новая геральдика нового государства Российского. Процесс ее становления шел как бы самотеком. Возникали нелепые ситуации, когда, например, у двух городов появлялся одинаковый герб. Или мундиры двух совершенно разных по функциям служб оказывались похожими, как братья-близнецы. И вот произошло событие, которое, вероятно, станет точкой отсчета в становлении отечественной геральдики: при Президенте России учреждена Государственная герольдия. Государственным герольдмейстером назначен заместитель директора Эрмитажа Г. Вилинбахов.

Штаб-квартира новой службы разместилась в Петербурге. Ее задачи определены точно — координировать работу по созданию официальных символов Российской Федерации; проводить обязательную геральдическую экспертизу всех проектов такого рода; обеспечить регистрацию и учет гербов, флагов, знамен, наград, знаков отличия и различия, форменных костюмов. Словом, навести порядок и поставить на научную базу это дело государственной важности.

Города и области России хотят иметь свои собственные гербы, флаги, награды. Причем такие, чтобы они не повторяли соседей, следовали историческим традициям и отражали события сегодняшнего дня.

В прежние времена подобная служба существовала при императорском дворе, после революции, естественно, была упразднена. Затем долгое время в России существовал один на всех флаг. И вот сейчас, с созданием Российской Федерации и развивающимся патриотизмом городов и республик России, все чаще в аппарат Президента стали поступать заявки на утверждение новых гербов и флагов.

Новую службу при Президенте составили десять ведущих специалистов страны по геральдике. Каждый из них — главный специалист в какой-то отдельной области: мундирах, эмблемах, гербах, петлицах. Все ни — из Санкт-Петербурга: в этом городе хранится большинство исторических материалов, необходимых для их работы, — архивы Сената, Эрмитажа".

В соответствии с Положением о Государственной герольдии при Президенте Российской Федерации ее основными задачами является:

  • геральдическое обеспечение работы по созданию и использованию официальных символов РФ и ее субъектов, созданию знамен и флагов, государственных и ведомственных наград, форменного костюма военнослужащего и иных государственных служащих;
  • содействие эффективному взаимодействию органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления в городах в области создания и использования официальных символов;
  • участие в разработке проектов решений субъектов РФ по вопросам геральдики и анализ эффективности принятых решений;
  • выработка методических рекомендаций по вопросам геральдики;
  • изучение международного опыта в области геральдики.

Можно полагать, что в ближайший период значительно возрастет интерес к властной символике и обогатится ее практика.

В области специальных кратологий возможно и рассмотрение иных, не названных здесь идей, пусть даже на грани утопических. В их числе: о возможной власти ученых (сайенсократология), юристов (юрократология), молодежи (юнократология). Правомерны выделение и разработка геократологии и других областей знания.

В заключение следует поставить вопрос и о кратостатистике как совокупности информационных данных о власти (властях), а также совокупности методов и моделей, используемых в науке о власти при сборе, обработке, анализе, моделировании, сравнении конкретных данных разнообразных исследований, относящихся к властной практике.

В целом, подводя итоги выявления и характеристики базовых и специальных отраслей и областей кратологий, можно сделать существенный вывод о том, что именно введенное нами и активно используемое понятие кратологий как науки о власти позволило создать стройную систему представлений, создать полноцветную картину знаний о власти как многогранном социальном явлении, нуждающемся и по сей день в гораздо более серьезном, глубоком, разноплановом анализе, чем это делалось до сих пор.

Рассмотрев базисные и специальные области (отрасли) кратологий, мы задержим теперь внимание и на комплексных областях — неотъемлемой и важной сфере знаний о власти, обретаемых объединенными усилиями различных наук. Разумеется, речь идет прежде всего об усилиях наук гуманитарных; вместе с тем здесь велика роль и наук естественных и технических, на идеи и представления которых вполне обоснованно и с пользой для научного поиска и практики опирается кратология в целом.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com