Перечень учебников

Учебники онлайн

Основы теории ценности хозяйственных благ

Ценность комплементарных материальных благ



Содержание

Часто бывает так, что для получения хозяйственной пользы требуется совместное действие нескольких материальных благ, причем если недостает одного из них, то цель совсем не может быть достигнута или же достигается лишь не в полной мере. Эти материальные блага, взаимно дополняющие друг друга, мы называем, по примеру Менгера, комплементарными материальными благами. Так, например, бумага, перо и чернила, иголка и нитки, телега и лошадь, лук и стрела, два принадлежащих к одной и той же паре сапога, две парные перчатки и т. п. представляют собой комплементарные материальные блага. Особенно часто, можно сказать постоянно, отношение комплементарности встречается в области производительных материальных благ.

Вполне естественно, что то тесное взаимоотношение между комплементарными материальными благами, которое необходимо для того, чтобы они приносили свойственную им пользу, получает выражение и в образовании их ценности. Здесь оно порождает целый род особенностей, которые, впрочем, все укладываются в рамки общего закона предельной пользы. Рассматривая эти особенности, мы должны иметь в виду различие между ценностью, свойственной всей группе, и ценностью каждой отдельной вещи, входящей в состав группы.

Совокупная ценность целой группы материальных благ определяется в большинстве случаев величиной предельной пользы, которую могут принести все эти материальные блага при совместном действии. Если, например, три материальных блага А, В и С составляют комплементарную группу и если наименьшая, выгодная в хозяйственном отношении польза, которую можно получить при совместном, комбинированном употреблении этих трех материальных благ, выражается цифрой 100, то и ценность всех трех материальных благ А, В и С вместе будет равна тоже 100.

Таково общее правило. Исключение из него представляют лишь те случаи, когда - по общим правилам, уже известным нам, - ценность вещи вообще определяется не непосредственной предельной пользой того рода материальных благ, к которым она принадлежит, а предельной пользой другого рода материальных благ, употребленных для замещения этой вещи. В нашем специальном примере это произойдет тогда, когда каждый отдельный член комплементарной группы может быть замещен новым экземпляром посредством покупки, производства или же отвлечения материальных благ от других, изолированных отраслей употребления и когда вместе с тем получающаяся при зтом "субституционная польза" для всех членов группы, взятых вместе, оказывается меньше той предельной пользы, которую дают они при комбинированном употреблении. Если, например, предельная польза, получаемая при комбинированном употреблении, равняется 100, а "субституционная ценность" трех членов группы п отдельности - лишь 20, 30 и 40, - всего, значит, лишь 90, - то от всех трех материальных благ, взятых вместе, будет зависеть не получение комбинированной предельной пользы в 100, а получение лишь меньшей пользы в 90. Впрочем, так как в подобных случаях не замечается влияния собственно комплементарности на образование ценности и образование ценности совершается по общим правилам, нам уже известным, то заниматься здесь специальным рассмотрением этих случаев нам нет надобности, и потому в последующем изложении я намерен заняться анализом лишь общего нормального случая, когда предельная польза, получаемая при комбинированном употреблении комплементарных материальных благ, является вместе с тем и наличной предельной пользой, которой определяется ценность материальных благ.

Предельной пользой, получаемой при комбинированном употреблении комплементарных материальных благ, определяется прежде всего, как мы сказали выше, общая, совокупная ценность всей группы. Между отдельными членами группы эта общая групповая ценность распределяется совершенно неодинаковым образом, в зависимости от казуистических особенностей данного случая.

Во-первых, если каждый из членов комплементарной группы может служить для удовлетворения человеческой потребности не иначе, как при совместном употреблении с остальными членами этой группы, и если в то же время нет возможности заменить утраченный член новым экземпляром, то в таком случае каждая входящая в состав группы вещь, отдельно взятая, является носительницей всей совокупной ценности целой группы, остальные же вещи, без первой, не имеют никакой ценности. Положим, что у меня есть пара перчаток, общая ценность которой равняется одному гульдену; если я потеряю одну перчатку, я лишаюсь всей той пользы, которую приносит пара перчаток, а следовательно, и всей ценности, которой обладает целая пара, - вторая перчатка, оставшаяся у меня, не будет представлять уже никакой ценности. Само собой понятно, что каждая из двух перчаток может играть и ту и другую роль; которая именно из них окажется в данном случае носительницей всей ценности целой пары и которая будет представлять собой вещь, никуда не годную и ничего но стоящую, - это всецело зависит от специальных условий данного случая. Описанного рода случаи в практической жизни встречаются сравнительно редко.

Гораздо чаще случается, во-вторых, что отдельные члены комплементарной группы, даже и вне сферы комбинированного употребления их, сохраняют способность приносить известную, хотя бы и незначительную, пользу. В подобных случаях ценность отдельной вещи, принадлежащей к комплементарной группе, колеблется уже не между "ничем" и "всем", а только между величиной предельной пользы, которую может принести эта вещь при изолированном употреблении, как минимумом, и величиной комбинированной предельной пользы за вычетом из нее изолированной предельной пользы остальных членов, как максимумом. Предположим, например, что три материальных блага А, В и С при комбинированном употреблении могут принести предельную пользу, выражающуюся цифрой 100, и что при этом вещь А, взятая отдельно, может дать предельную пользу 10, В - 20, а С - 30. В таком случае ценность вещи А будет такова: если она употребляется отдельно от остальных вещей, то от нее можно получить лишь ее изолированную предельную пользу 10, такова же будет и еe ценность. Если же берется вся группа в целом и предполагается вещь А продать, подарить и т. д., то окажется, что при вещи А можно получить общую пользу в 100, без вещи А - лишь меньшую изолированную пользу вещей В и С, выражающуюся цифрами 20 и 30, следовательно, всего 50, и, значит, от обладания вещью А или от утраты ее зависит разница пользы в 50. Стало быть, в качестве последнего, решающего члена группы вещь А имеет ценность 100 - (20+30), т. е. 50; в качестве изолированной вещи - лишь ценность 10 [само собой разумеется, что и здесь опять-таки от специальных условий данного случая зависит, который именно из членов группы оценивается как комплементарный член группы, а которые оцениваются лишь как изолированные вещи. Если, например, у владельца полной группы комплементарных материальных благ хотят купить вещь А, он станет оценивать ее как часть целой группы, а вещи В и С, остающиеся изолированными, - как изолированные вещи, т. е. ниже. Если же, наоборот, у него покупают вещь С, то он будет оценивать ее как часть целой группы в 100 - (10+20), т. е. в 70, а вещи А и В как изолированные - только в 10 и 20]. Мы видим, следовательно, что во втором случае колебания в распределении общей ценности группы между отдельными ее членами не так резки, как в первом случае.

Но еще чаще бывает так, в-третьих, что отдельные члены группы не только могут употребляться в качестве вспомогательных материалов для других целей, но и могут в то же время замещаться другими экземплярами того же самого рода. Например, для постройки дома необходимы участок земли, кирпич, бревна и труд работников. Если пропадет несколько возов кирпича, предназначенного для постройки дома, или же если уйдут несколько человек из нанятых для этой цели рабочих, то при нормальных условиях это обстоятельство отнюдь не помешает получению комбинированной пользы, т. е. не воспрепятствует постройке дома, а только утраченные строительные материалы и ушедшие рабочие будут заменены новыми. Отсюда проистекают следующие последствия для образования ценности комплементарных материальных благ:

1) члены комплементарной группы, способные замещаться другими экземплярами, никогда, - даже и в тех случаях, когда они нужны именно как части целой группы, - не могут приобрести ценности, превышающей их "субституционную ценность", т. е. ценности, которая покупается ценой отказа от получения пользы в тех отраслях употребления материальных благ, откуда берутся средства для пополнения недочета;

2) благодаря этому сужаются те рамки, в пределах которых может устанавливаться ценность отдельной вещи, оцениваемой то в качестве члена целой комплементарной группы, то в качестве изолированного материального блага, и притом сужаются они тем сильнее, чем в большей степени данная вещь приобретает характер общеупотребительного, имеющего широкий сбыт на рынке товара. В самом деле, чем значительнее количество находящихся налицо экземпляров и чем шире возможность их употребления, тем меньше будет разница между важностью той отрасли употребления, из которой берутся нужные для замещения вещи экземпляры (максимум ценности), и важностью ближайшей к ней отрасли, в которой можно было бы найти применение для излишнего изолированного экземпляра (минимум ценности). Предположим, например, что из принадлежащих к роду материальных благ А, кроме вещи A1, входящей в состав комплементарной группы, имеются налицо еще только два других экземпляра А2 и А3 и что важность существующих отраслей употребления (кроме употребления в комплементарной группе) выражается цифрами 50, 20, 10 и т. д. В таком случае материальными благами А2 и А3 будут удовлетворяться только те сферы потребностей, важность которых выражается цифрами 50 и 20, и потому, если один из этих двух экземпляров пойдет на замещение вещи A1, то окажется потерянной польза, выражающаяся цифрой 20. Если же, напротив, после уничтожения ценности комплементарной группы вещи А1 самой придется дать лишь какое-нибудь изолированное употребление в качестве вспомогательного средства, то для нее останется открытой лишь третья отрасль употребления, важность которой выражается цифрой 10. Следовательно, в данном случае ценность вещи А1 все еще будет колебаться между 10 (изолированное употребление) и 20 (последний, решающий член группы в силу замещения). Если бы вместо трех существовала тысяча отраслей употребления, тогда различие между тысячной отраслью, из которой в случае надобности пришлось бы брать нужный для замещения экземпляр, и тысяча первой, в которой пришлось бы искать употребление для экземпляра, сделавшегося излишним благодаря распадению комплементарной группы, свелось бы, конечно, почти к нулю.

3) Вследствие этого, при наличии тех условий, о которых мы только что говорили, ценность могущих замещаться членов комплементарной группы независимо от конкретного комплементарного употребления устанавливается на определенной высоте, на которой она остается для них и при распределении общей ценности группы между отдельными членами. Распределение это совершается таким образом, что из общей ценности целой группы - ценности, определяющейся предельной пользой, получаемой при комбинированном употреблении, - выделяется прежде всего неизменная ценность могущих замещаться членов, а остаток, колеблющийся смотря по величине предельной пользы, приходится в качестве их изолированной ценности на долю тех членов, которые замещаться не могут. Предположим, что в нашем примере, которым мы уже столько раз пользовались, члены А и В имеют неизменную "субституционную ценность", выражающуюся цифрой 10 (или 20); в таком случае на долю не могущей замещаться вещи С придется изолированная ценность в 70, когда комбинированная предельная польза равна 100, или же изолированная ценность в 90, когда предельная польза достигает 120 [если бы вещь С тоже могла замещаться по более низкой "субституционной ценности", тогда мы получили бы случай, рассмотренный выше и предельная польза комбинированного употребления вообще не могла бы служить основой для определения ценности комплементарной группы].

Так как из всех рассмотренных нами казуистических случаев самый последний встречается на практике всего чаще, то и образование ценности комплементарных материальных благ совершается преобладающим образом по последней формуле. Самое важное применение находит себе эта формула в особенности при распределении доходов производства между различными производительными силами, благодаря комбинированному действию которых они получаются. Действительно, почти всякий продукт является результатом комбинированного действия целой группы комплементарных материальных благ: земельных угодий, труда, постоянного и оборотного капитала. Преобладающее большинство комплементарных материальных благ в качестве имеющихся в продаже товаров может быть замещено как угодно; таковы, например, работа наемных рабочих, сырые материалы, топливо, орудия и т. д. Только меньшинство их не поддается или по крайней мере нелегко поддается замещению; таковы, например, земельный участок, обрабатываемый крестьянином, рудник, железная дорога, фабричное здание со всем обзаведением, деятельность самого предпринимателя с ее чисто индивидуальными качествами и пр. Таким образом, мы находим здесь как раз те самые казуистические условия, при наличии которых должна получить силу приведенная выше (под цифрой 3) формула распределения ценности между отдельными членами комплементарной группы; и действительно, она прилагается на практике с величайшей точностью. В самом деле, в практической жизни из общей суммы дохода вычитаются прежде всего "издержки производства". Если присмотреться поближе, то окажется, что в действительности это не вся масса издержек, так как ведь и употребленный для производства участок земли или деятельность предпринимателя в качестве вещей, имеющих ценность, тоже принадлежат к числу "издержек производства", - нет, это только расходы на способные замещаться производительные средства данной субституционной ценности: на наемный труд, на сырье, на изнашивание орудий и т. д. Получающийся за вычетом этих расходов остаток в качестве "чистого дохода" относят на счет не могущих замещаться членов группы: крестьянин относит его на счет своей земли, горнопромышленник - на счет своего горного промысла, фабрикант - на счет своей фабрики, купец - на счет своей предпринимательской деятельности.

Когда доходность комплементарной группы возвышается, то никому не приходит в голову относить увеличение дохода на счет членов, способных замещаться; напротив, говорят, что это именно "земельный участок (или рудник) дал больше дохода". Но точно так же и при понижении общей доходности никому не приходит в голову ставить "расходы" в счет в уменьшенной сумме - нет, недобор объясняют тем, что земельный участок (или рудник и т. д.) дал меньше дохода. И такое рассуждение вполне логично и правильно: от материальных благ, способных замещаться во всякое время, действительно зависит лишь постоянная "субституционная ценность", а от не могущих замещаться - вся остальная часть общей суммы пользы, получаемой при комбинированном употреблении.

Тот путь, по которому мы шли до сих пор в нашем анализе, привел бы нас и к разрешению проблемы, которая так много и долго занимала нашу науку и которая обыкновенно объявляется экономистами, - быть может, слишком поспешно, - неразрешимой, а именно следующей проблемы: определить размеры участия, какое принимает в создании общего продукта каждый из нескольких совместно действующих факторов [ср. Bernhardi. Versuch einer Kritik der Grunde fur grosses und kleines Grundeigentum. Petersburg, 1849. S. 198; Mithoff в Schonberg's "Handbuch der politischen Okonomie". Ed. 2. S. 692, и указанные там авторы. (cр. также Wieser. Ursprung und Hauptgesetze des wirtschaftlichen Werts. S. 170)]. Правда, физическую долю участия нельзя, разумеется, выразить в цифрах; но вопрос, не можем ли мы определить долю ценности, мне кажется, нельзя решать в безусловно отрицательном смысле. Впрочем, здесь не место вдаваться в обсуждение этого трудного вопроса.

Содержание

 
© uchebnik-online.com