Перечень учебников

Учебники онлайн

III. Операции, общие для всех отраслей промышленности

Трактат по политической экономии. Жан-Батист Сэй



Содержание

Наблюдая разнообразные отрасли промышленности, мы видим, что, каковы бы ни были предметы, к которым они относятся, все они состоят из трех различных операций.

Чтобы получить какой-нибудь продукт, необходимо изучить прежде всего движение и законы природы, относящиеся к этому продукту. Как бы мы сработали какой-нибудь замок, если бы сначала не познакомились со свойствами железа и со средствами, какими могли бы извлечь его из рудника, очистить, размягчить и дать ему ту или другую форму?

Потом пришлось бы приложить эти знания к полезному делу, подумать над тем, как, обрабатывая известным образом железо, получить такой предмет, который имел бы известную ценность.

Наконец, пришлось бы употребить тот ручной труд, который указан двумя предыдущими операциями, т.е. выковать и спаять различные части, из которых состоит замок.

Редко бывает, чтобы все эти три операции исполнялись одним и тем же лицом.

Обычно это бывает так. Один изучает движение и законы природы. Это ученый.

Другой, пользуясь его знаниями, создает полезные продукты. Это земледелец, мануфактурист или торговец, или, чтобы всех таких лиц назвать одним именем, это предприниматель, т.е. лицо, которое берется за свой счет и на свой риск и в свою пользу произвести какой-нибудь продукт.

Третий, наконец, работает по указанию двух первых. Это рабочий.

Рассмотрите последовательно все продукты, и вы увидите, что все они не могли бы существовать иначе как вследствие этих трех названных операций.

Вот как обстоит дело с мешком зерна или бочкой вина. Прежде всего необходимо было, чтобы натуралист или агроном знали наперед путь, которому следует природа в производстве хлеба или винограда, время и почву, благоприятные для посева или посадки растений, а также какие заботы надо употребить на то, чтобы они благополучно созрели. Фермер или землевладелец приложили эти знания каждый в своем частном деле, сделали все, чтобы вышел из земли полезный продукт, и устранили все препятствия, какие могли встретиться им. Наконец, рабочий вспахал землю, засеял ее, подрезал и подвязал виноградные лозы. Эти три рода операций были необходимы для того, чтобы окончательно произвести хлеб или вино.

А вот пример из внешней торговли. Возьмем индиго. Географ, путешественник, астроном благодаря своим знаниям указывают нам страну, в которой добывается этот продукт, и учат, как переплыть моря. Коммерсант снаряжает суда и отправляет их за товаром. Матрос, возчик работают механически при этом производстве.

Если рассматривать индиго только как сырой материал для другого продукта, например для синего сукна, то увидим, что химик раскрыл свойство этой краски, способы, как распускать ее, закреплять на шерстяной ткани; мануфактурист употребил в дело все средства, чтобы произвести эту окраску, а рабочий работал, повинуясь их указаниям.

Повсюду промышленность состоит из теории, ее применения и исполнения. Только нация, отличающаяся в этих троякого рода операциях, может быть названа вполне промышленной нацией. Если она неискусна в той или другой из этих операций, то не может произвести продуктов, являющихся результатом всех трех операций. Уже из этого одного можно видеть пользу наук, которые на первый взгляд как будто удовлетворяют только праздному любопытству.

Негры на африканском побережье отличаются большой ловкостью: они очень искусны во всех телесных упражнениях и ручном труде, но они представляются мало способными в двух первых операциях промышленности. А потому им поневоле приходится покупать у европейцев ткани, оружие, украшения, в которых они нуждаются. Страна их так малопроизводительна, несмотря на свое естественное плодородие, что суда, ходившие к ним за покупкой невольников, не находили там даже достаточно припасов, чтобы прокормиться во время пути, и принуждены были запасаться ими заранее.

Современные народы более, чем древние, и европейцы более, чем остальные обитатели земного шара, обладали свойствами, благоприятными для промышленности. Самый ничтожный обыватель любого из наших городов пользуется множеством таких жизненных удобств, в которых принужден отказывать себе повелитель дикарей. Достаточно назвать только стекло, которое, пропуская свет в жилище и в то же время защищая его от изменчивостей климата, одно уж стекло представляет собой удивительный результат наблюдений, знаний и усовершенствований в течение нескольких столетий. Надо было узнать прежде, какой сорт песка способен превращаться в тягучее, крепкое и прозрачное вещество; при помощи каких смесей и при какой степени жара можно выделать этот предмет. Надо было узнать также, какую наилучшую форму придать плавильным горнам. Одна рама, к которой прикрепляется стекло, есть результат тщательного изучения крепости дерева и способов употребления его на это дело.

Но одних знаний было недостаточно. Они могли существовать только в памяти нескольких лиц или в книгах. Требовалось, чтобы явилось лицо, вооруженное способами приложить их к делу. Такой мануфактурист начал с того, что стал изучать все, что было известно по этой отрасли промышленности; он собрал капиталы, созвал строителей, рабочих и каждому из них поручил особое дело.

Наконец, искусство рабочих, из которых одни строили здание и плавильни, другие поддерживали огонь, составляли смеси, выдували стекло, резали его, распиливали, прилаживали, вставляли и т.д., - это искусство, говорю я, довершило работу. И вот получился продукт, польза и красота которого превосходят все, что только могли себе представить люди, не знакомые еще с этим удивительным даром промышленности.

Благодаря промышленности самые негодные вещества сделались в высшей степени полезными. Тряпки, ни на что не пригодные отбросы хозяйства превратились в легкие белые листы, переносящие на край света заказы торговли и знакомство с приемами искусства. Являясь носителями изобретений человеческого гения, эти листы передают нам опыт веков. Они хранят наши права на собственность; мы вверяем им самые благородные и самые нежные движения нашего сердца и благодаря им пробуждаем такие же чувства и в душах нам подобных. Бумага, облегчая нам до невероятной степени сношения между людьми, может быть отнесена к числу таких продуктов, которые наиболее улучшили судьбу человечества. А насколько счастливее была бы эта судьба, если бы такое могущественное средство просвещения не становилось иногда проводником лжи и орудием тирании.

Необходимо заметить, что знания ученого, столь необходимые для развития промышленности, довольно легко передаются от одного народа к другому. Ученые сами заинтересованы в их распространении: они увеличивают их личное благосостояние и упрочивают их репутацию, которая для них бывает дороже богатства. Следовательно, народ, в котором науки еще мало развиты, может, однако, дать широкое развитие своей промышленности, пользуясь светом науки от других народов. Не так бывает с умением прилагать знания к потребностям человека и таланты к практике. Эти способности бывают полезны только тем, которые ими обладают; поэтому страна, где много купцов, мануфактуристов и опытных земледельцев, имеет более средств к благосостоянию, чем другая страна, отличающаяся преимущественно развитием умственной деятельности. В эпоху Возрождения в Италии науки были в Болонье, а богатства - во Флоренции, Генуе и Венеции.

Современная Англия обязана своими несметными богатствами не столько своим ученым, хотя она насчитывает у себя многих весьма выдающихся деятелей этого рода, сколько замечательному таланту своих предпринимателей в практическом деле производства и рабочих, умеющих хорошо и быстро исполнять работу. Национальная гордость, в которой упрекают англичан, не мешает им быть самой укладистой нацией, когда надо приладиться к запросам потребителей: они снабжают шляпами и север и юг, потому что умеют делать их легкими для юга и теплыми для севера. Нация же, умеющая изготовлять шляпы только по одному образцу, продает их только дома.

Английский рабочий дополняет предпринимателя; вообще он трудолюбив и терпелив, не любит выпускать из рук предмет своего труда до тех пор, пока не придаст ему со всею точностью того совершенства, какое требуется. Он не употребляет на это больше времени, но прилагает гораздо больше внимания, заботливости, прилежания, чем большинство рабочих в других странах.

Впрочем, нет ни одного народа, который должен бы отчаиваться, что не может приобрести способностей, необходимых для того, чтобы сделаться вполне промышленным народом. Не более 150 лет назад сама Англия была еще так малоразвита в промышленном отношении, что получала из Бельгии почти все свои ткани, и не прошло еще 80 лет с тех пор, как Германия снабжала мелкими металлическими изделиями страну, которая теперь снабжает ими весь мир.

Я сказал, что земледелец, мануфактурист и купец пользуются приобретенными знаниями и применяют их к потребностям людей; но чтобы с успехом действовать на этом поприще, им необходимы еще другие знания, которые они могут приобрести только на практике производства и которые можно назвать положительными знаниями их профессий. Если бы самый сведущий натуралист вздумал сам заняться удобрением своих полей, то имел бы, вероятно, меньше успеха, чем его фермер, хотя и понимает это дело гораздо лучше него. Самый опытный механик, хорошо знакомый с механизмом прядильных машин, вытянул бы, вероятно, очень плохую нитку, если бы не научился хорошенько этому делу на практике. В искусствах есть всегда известная степень совершенства, которая достигается опытом и последовательным рядом попыток, из которых одни удаются, а другие нет. Итак, одних знаний недостаточно для успеха искусств, тут необходим еще опыт, более или менее рискованный, успех которого не всегда окупает то, чего он стоит. Если такой опыт удается, то конкуренция не замедлит умалить барыши предпринимателя, а общество сделается обладателем нового продукта или - что то же самое - воспользуется понижением цены прежнего продукта.

В сельском хозяйстве опыты, кроме труда и капиталов, на них расходуемых, стоят обыкновенно еще и поземельной ренты в течение одного года или более, когда они производятся.

В мануфактурной промышленности производство опытов основывается на более верных расчетах, не так долго занимает капиталы и в случае удачи доставляет предпринимателю более продолжительное и исключительное пользование добытым успехом, так как употребленные им при этом приемы бывают менее заметны, чем в других отраслях промышленности. В некоторых местах право исключительного пользования новым изобретением гарантируется особыми привилегиями. Во всяком случае успехи в мануфактурной промышленности совершаются вообще гораздо быстрее и бывают гораздо разнообразнее, чем в земледелии.

В торговой промышленности еще более, чем в других, опыты бывают очень рискованными, если необходимые для этого расходы не имели в то же время какого-нибудь другого назначения. Если предприниматель и пытается перевезти какой-нибудь продукт, известный в одной стране, в другую, где он неизвестен, то лишь тогда, когда коммерческое предприятие его стоит на твердом основании. Так, голландцы вели торговлю с Китаем и около середины XVII в. сделали попытку, не рассчитывая на большой успех, привезти оттуда новый продукт в виде мелких высушенных листьев, из которых китайцы делали напиток, бывший у них в большом употреблении. Так возникла торговля чаем, которого ежегодно ввозится в Европу более 5 млн. фунтов, продающихся более чем на 300 млн.

Помимо совершенно исключительных случаев благоразумие требует, может быть, чтобы на производство промышленных опытов употреблялись не капиталы, назначенные на вполне прочное производство, а только доходы, которые каждый может без ущерба своему благосостоянию тратить как ему вздумается. Такие прихоти, направляющие к полезной цели, и доходы, и досуг, которыми так много людей пользуются для своих удовольствий, а иногда и для чего-нибудь хуже, во всяком случае похвальны. Я не думаю, чтобы можно было найти более благородное употребление богатства и личных талантов. Какой-нибудь богач и филантроп может этим обогатить класс промышленников и потребителей, т.е. весь мир, такими продуктами, которые во много раз превосходят ценность того, что он дает, и даже ценность всего его богатства, как бы оно ни было велико. Попробуйте, если это возможно, подсчитать, чего стоил человечеству неизвестный изобретатель плуга!

Содержание

 
© uchebnik-online.com