Перечень учебников

Учебники онлайн

Общее и специфическое вменение дохода

Теория общественного хозяйства. Фридрих фон Визер



Содержание

Если мы поставили проблему в указанном смысле, то нас может удовлетворить только такое решение, которое отвечает следующим условиям: во-первых, весь ожидаемый в соответствии с планом полезный доход должен быть без остатка зачислен на счет взаимодействующих производительных средств, и, во-вторых, он должен зачисляться на счет отдельных производительных средств в той мере, в какой каждое из этих средств в качестве практически значимой причины содействовало получению дохода. Если же оба условия обобщить, ожидаемый в соответствии с планом полезный доход должен без остатка вменяться в размере производительного вклада. Производительный вклад представляет собой в абсолютном измерении прирост дохода, который должен быть рассчитан исходя из действия отдельного производительного средства, но он также должен быть представлен и как доля в совокупном доходе. Последний способ выражения является наиболее простым. Если какое-либо сельскохозяйственное предприятие произвело определенное количество центнеров пшеницы, то вменение должно установить, какая доля приходится на землю, какая -- на труд и какая - на средства производства.

По-разному рассчитывается такой вклад для общих продуктов и для специфических продуктов; в первом случае доход зачисляется на счет общих производительных средств, во втором -- на счет специфических производительных средств. Мы определяем первый вид вменения как общий, а последний -- как специфический. Трудность заключается исключительно в формуле общего вменения, применять же специфическое вменение совсем просто. В то же время при общем вменении трудность характерна лишь для случая предельного продукта, тогда как его применение для продуктов с низкой границей удовлетворения потребности совсем несложное.

Предположим, что продукт "стол" является предельным продуктом двух производительных средств -- дерева и труда. Предельная полезность стола равна n, количество необходимых часов рабочего времени составляет 20 а, количество необходимого дерева--10 h. Пока у нас нет никаких иных данных, мы не можем осуществить вменение дохода, так как у нас два неизвестных - а и h - и только одно уравнение. Примем, что продукт "шкаф" также является предельным продуктом тех же двух производительных средств. Если случайно обнаружится, что расходы на изготовление шкафа точно такие же, как и на изготовление стола, и составляют 20 a и 10 h, то и предельная полезность будет такой же, т. е. равной n, и мы не приблизились бы к решению проблемы, так как у нас не появилось нового уравнения, а лишь повторилось первое уравнение. Однако дело обстоит иначе, если мы найдем предельные продукты обоих производительных средств, в которых соотношение требуемых количеств варьируется, или если мы найдем новое уравнение вследствие соединения обоих производительных средств с другими. Подобные уравнения, без сомнения, появятся. Безусловно, имеется гораздо больше вариантов производительных комбинации таких элементов затрат, как труд, дерево, уголь, железо, и других имеющихся элементов, чем видов и сортов элементов затрат. А если это так, то проблема вменения дохода решена. Мы сможем вычислить численное значение для а и численное значение для h, а затем сможем определить доли в процентах, которые характеризуют вклад 20 а и 10 h в полезный доход n. Мы можем произвести такие расчеты теоретически, но имеются все основания также и для того, чтобы производитель на практике, пробуя различные варианты, пришел к искомому решению.

Если однажды рассчитана полезность, которая характеризует вклад элементов затрат в полезный доход, приносимый предельными общими продуктами, то их оценка с помощью закона издержек действительна также и для продуктов с низкой границей удовлетворения потребности. Как мы знаем, при ненарушаемом течении производства они должны исчисляться одинаково для всех продуктов.

С помощью тех же величин рассчитываются элементы затрат и для специфических продуктов. Из собственно предельной полезности специфического продукта необходимо вычесть установленную указанным образом полезность затрат общих факторов, а остающаяся часть дохода вменяется участвующему в производстве специфическому фактору. Этот остаточный доход мы будем называть специфическим доходом; он очень близок к чистому доходу, но, как еще будет показано, никогда не совпадает с ним полностью. Если взаимодействует несколько специфических факторов, то они сопоставляются друг с другом по степени обладания специфическими свойствами, и вменение происходит таким образом, что специфический фактор низкой степени трактуется как общий фактор по отношению к фактору более высокой степени, т. е. его вклад оценивается указанным выше способом, а затем вычитается. Специфический фактор низкой степени может входить в несколько комбинаций, так что всегда имеются уравнения; которые отражают иную возможность использования этого фактора.

Впрочем, специфическое вменение -- это самое яркое проявление вменения, и поэтому оно привлекает к себе наибольшее внимание. Теория земельной ренты Рикардо - это теория специфического вменения для земли, используемой в сельскохозяйственном производстве и представлявшей собой для того времени наиболее значительный пример специфического фактора. Теория земельной ренты Рикардо не лишена недостатков, поскольку он не овладел общей теорией вменения, а также теорией экономического исчисления полезности, однако тем не менее им была хорошо осознана основная идея специфического вменения: он вычитал из валового дохода ту часть, которая покрывает издержки, а остаточный доход рассматривал как доход от земли. На практике внимание направлено прежде всего на такие случаи, при которых специфическое вменение дает особенно значительные результаты. Это характерно для случаев редких благ, к которым относятся сельскохозяйственные земли, наиболее удобные по местоположению, и особенно земля в центре любого города; родственными случаями являются многообразные монополистические отношения на рынке, которых в теории простого хозяйства мы пока не касаемся. В этих случаях специфическое вменение доставляет большую и даже очень большую абсолютную величину специфического дохода, и, что особенно привлекает к себе всеобщее внимание, при возрастающем доходе от производства оно повышает эту абсолютную величину еще больше, причем очень часто повышает ее таким образом, что происходит повышение доли специфического дохода в общем росте дохода. Соответственно этому особо подчеркивается утверждение, обычное в рыночной практике, что на счет земли или иного благоприятного фактора зачисляется весь избыток, который остается после покрытия издержек. Однако при этом упускается из виду оборотная сторона специфического вменения. Специфической редкости противостоит специфическое изобилие, и насколько благоприятно вменение для первой, настолько же оно неблагоприятно для второго; пока население остается редким, а земля находится в состоянии относительного изобилия, ей в качестве ее вклада вменяется лишь скудный остаток.

Специфическая редкость ведет к растущей интенсивности производства, и растущая интенсивность со своей стороны вновь воздействует на количественные показатели вменения. Прежде чем мы сможем сделать понятными эти взаимосвязи, нам следует прояснить понятие интенсивности производства.

Противоположность интенсивного и экстенсивного производства относится только к специфическим продуктам. Во всяком случае для продуктов, являющихся результатом взаимодействия общих факторов, усовершенствование техники и растущее изобилие производительных средств ведут к тому, что производятся многочисленные и при этом более богатые по составу или более ценные продукты. Например, вместо грубо сделанных изделий, служивших ранее в качестве предметов домашнего обихода, в результате прогрессирующего развития техники и изобилия в потребление поступают не только многочисленные, но и привлекательные и добротные вещи, для изготовления которых требуется несравненно больше материалов и труда. Но об интенсивности производства говорят лишь тогда, когда наряду с большим количеством общих производительных средств используются также и специфические производительные средства. Интенсивное производство развивается, если в определенный момент надобность станет настолько большой, что некоторые важнейшие группы специфических средств, и прежде всего такие, как земля, переходят в разряд относительно редких, и если одновременно возросшее изобилие общих производительных средств позволяет применять их растущее количество для преодоления препятствия, которым является для процесса производства специфическая редкость. Если же специфические средства встречаются еще относительно часто, производство остается экстенсивным, нормы издержек сравнительно малы, т. е. величина общих средств, которые комбинируются со специфическим элементом, мала. В противоположность этому интенсивное производство характеризуется тем, что эта величина значительна и постоянно возрастает. Можно рассчитать, какую степень интенсивности следует выбрать в том или ином случае. Лишь после того, как в каждом отдельном случае подтвердится, что общие факторы обеспечивают свой законный установленный в целом уровень предельного дохода, допустимо увеличить нормы издержек и повысить степень интенсивности, если предполагается, что повышение полезного дохода будет по меньшей мере эквивалентно возрастанию издержек. Если эта предпосылка верна, то использование новых издержек не только допустимо, но и рекомендуется, так как тем самым увеличивается полезный доход совокупного производства. То обстоятельство, что вследствие этого вменение для специфического фактора, возможно, окажется меньше, поскольку приходящийся на этот фактор остаточный доход снижается, в единой экономике, где все решает лишь общий интерес, не принимается во внимание.

После этих предварительных рассуждений мы хотим на классическом примере с землей показать те отношения, которые существуют между степенью интенсивности и специфическим вменением.

Для исключительно редких земельных участков абсолютные величины дополнительных издержек [затрат общих факторов.- Ред.] очень малы, и обстоятельства вынуждают прерывать производство в точке, где дополнительные издержки еще могли бы быть хорошо вознаграждены (поскольку напряжение между полезностью издержек и предельной полезностью продуктов еще очень велико). Вместе с тем, принимая во внимание, что предельная полезность продуктов очень велика, уже небольшой доли дохода достаточно для того, чтобы покрыть издержки и сравнительно большую долю вменить специфическому фактору - земле, вследствие чего единица ее площади оценивается очень высоко. Нечто подобное происходит и при относительной редкости, только в этом случае рамки для дополнительных затрат раздвинуты беспредельно. Там, где хорошая земля для виноградников относительно редка, виноградарство если и не ведется так же интенсивно, как в наилучших условиях, то все же ведется достаточно интенсивно, чтобы максимально использовать напряжение, существующее между полезностью затрат и собственной полезностью продукта.

Чем распространеннее хорошая земля, тем более снижается предельная полезность продуктов земледелия вследствие возрастающих размеров дохода, тем меньше нормы издержек, которые должны затрачиваться на единицу земельной площади, тем выше доля дохода, необходимая для покрытия издержек, тем меньше избыток, вменяемый земле как таковой. Он будет еще меньше, если мы предположим такое состояние, когда размеры земельной площади настолько велики, что может быть достигнуто снабжение земледельческими продуктами на уровне, примерно соответствующем общей границе удовлетворения потребности. Однако здесь также остается избыток над величиной, необходимой для покрытия издержек, так как затраченные средства, соединяясь с плодородной землей, обусловливают больший доход, чем тот, который они могли бы принести сами по себе. Если мы в этом отношении пойдем дальше и предположим такое состояние, когда земля имеется в относительно достаточном количестве, то мы получим большее богатство земледельческих продуктов по сравнению с уровнем, соответствующим общей границе удовлетворения потребности, и соотношение между потребностью в этих продуктах и их наличием более благоприятно, чем общее соотношение между потребностью и наличием продуктов, получаемых лишь в результате затрат, общих факторов, при условии, что оно еще сохраняет характер экономического соотношения между потребностью в продукте и его наличием. Сельскохозяйственное предприятие при этом работает исключительно экстенсивно, нормы издержек, приходящиеся на единицу земельной площади, очень малы, предельная полезность земледельческих продуктов крайне незначительна, и требуется большое количество продуктов, чтобы оплатить полезность единицы издержек; оставшаяся часть продуктов, которая вменяется земле, по своим размерам невелика и, кроме того, при низкой предельной полезности оценивается низко, но там, где нет исключительного изобилия земли, такой остаток всегда должен иметься. Только там, где земля в качестве бесплатного блага действительно имеется в изобилии, на ее счет больше ничего не зачисляется, а весь доход идет на счет затрат, которые могут применяться только самым экстенсивным способом, поскольку устанавливается краппе низкая предельная полезность земледельческих продуктов. Если наряду с массивами свободной земли имеются отдельные участки, выделяющиеся более благоприятным расположением или более высоким плодородием, для которых характерно экономическое соотношение между потребностью в такой земле и ее наличном, то им вменяется полученный дополнительный доход, который, собственно, повышается в результате того, что эти участки обрабатываются более интенсивно, так как произведенные на них затраты окупаются в повышенной пропорции.

Все что выше было показано на примере земли, с учетом конкретных обстоятельств обычно имеет силу и для всех остальных случаев наличия специфических элементов. Особое положение специфических капитальных продуктов определяется тем, что они одновременно сами являются продуктами, а именно специфическими продуктами. Поэтому специфическое вменение не может к ним относиться. Напротив, оно должно переноситься на такие производительные средства, благодаря которым и данные капитальные продукты обладают специфическим характером. Если же эти производительные средства в свою очередь сами являются капитальными продуктами, то специфическое вменение должно переходить еще дальше, пока оно не встретится с фактором, на котором оно останавливается, поскольку этот фактор сам по себе не является продуктом, как, например, что имеет место и случае с алмазной шахтой; в теории менового хозяйства мы можем использовать эти рассуждения для случаев, связанных с затратами труда и рыночными отношениями, которые приобретают специфический характер вследствие правовых норм или реального положения на рынке. В случае если капитальные вложения имеют специфический характер лишь благодаря своим особым размерам, то получаемый вследствие специфического вменения повышенный избыток даст постоянный стимул расширять или умножать такие вложения, пока их объем не достигнет предела, за которым они утрачивают свой специфический характер и превращаются в общие продукты. Этот стимул в течение длительного времени нейтрализует препятствия, которые стоят на пути расширения или умножения вложений.

Хотя австрийская школа и приняла употребленный мной в "Происхождении ценности" термин и развитую в "Естественной ценности" идею вменения, но предложенную формулу решения она оспаривала весьма рьяно. Смотри в этой связи прежде всего проницательную критику Бём-Баверка в седьмом экскурсе 4-го издания его "Позитивной теории". Здесь я не могу вдаваться в подробности его возражений, требующих такого же детального ответа, но я думаю, что мои утверждения с осторожными формулировками и точным обоснованием, которые были здесь вам представлены, могут оставаться в силе. Тот способ, каким я только что проводил различие между общим и специфическим вменением, и без того уменьшил противоречие между нашими взглядами, так как моя формула специфического вменения сильно приближена к решению Бём-Баверка. Во всяком случае я твердо уверен в том, что одного специфического вменения недостаточно и его необходимо дополнить общим вменением.

Содержание

 
© uchebnik-online.com