Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава IX. Необходимость построения индекса покупательной силы денег как следствие дисперсии цен

Покупательная способность денег

назад в содержание

§ 1. Невозможность быстрого приспособления некоторых цен к общим движениям цен

Мы нашли, что общий уровень цен определяется другими величинами уравнения обмена. Но мы до сих пор не определили точно, что следует разуметь под понятием “общий уровень”. В подобном определении не было необходимости, пока мы предполагали, как мы это обычно делали до сих пор, что все цены движутся в совершенном согласии. Но практически цены никогда не движутся в таком совершенном согласии. Их дисперсия сделала бы невозможным статистическое изучение общих движений цен, если бы не существовало практического метода указания общего движения. Простая цифра, указывающая общее направление тысяч цен, является большим статистическим удобством. Пользование этой цифрой упрощает также наше уравнение обмена, превращая правую часть, которая состояла до того из тысяч членов, в единый простой член.

Такой указатель называется index number (числом-показателем) уровня цен. Обратная ему величина показывает, само собой разумеется, покупательную силу денег.

Таким образом, настоящая глава будет трактовать о дисперсии цен, следующая глава - об index numbers, которые эта дисперсия делает практической необходимостью, а две следующие главы - о практическом статистическом применении index numbers.

Главное заключение нашего предыдущего исследования состоит в том, что увеличение количества денег при прочих равных условиях вызывает пропорциональное повышение уровня цен. Другими словами, все р в сумме Σ pQ стремятся повышаться пропорционально увеличению количества денег. Было отмечено, однако, что повышение цен не бывает обязательно единообразным и что, если некоторые р не повышаются точно в этой пропорции, а меньше, то другие р должны повышаться больше, чем пропорционально. В этом отношении мы замечаем, что некоторые цены не могут сразу прийти к полному согласованию с движением других цен, а некоторые совершенно не могут быть согласованы. Последнее положение справедливо, например, по отношению к ценам, зафиксированным в договорах. На такую фиксированную цену не может влиять никакое изменение, начинающее действовать в промежуток времени между датой заключения договора и сроком его исполнения. Даже при отсутствии определенных договоров цены могут быть удержаны от такого согласования путем предполагаемого соглашения и благодаря инертности обычая. Помимо этих ограничений свободного движения цен существуют еще часто законные ограничения, как, например, запрещение железным дорогам взимать свыше 2 центов с пассажиро-мили или ограничение платы за проезд в трамвае 5 или 3 центами.

Каковы бы ни были причины несогласованности движения отдельных цен, результатом будет то, что цены, которые подвергаются изменениям, будут изменяться в большей пропорции, чем в том случае, если бы совершенно не было неизменяющихся цен. Подобно тому как преграда, поставленная поперек одной половины потока, вызывает увеличение течения в другой половине, так и всякое отставание в движении некоторых цен должно вызывать чрезмерное движение других.

Для того чтобы представить себе, каковы те классы цен, которые повышаются или падают, мы должны обозреть всю область цен. Цены, измеряемые, как мы привыкли измерять их, в денежных выражениях, представляют собой меновые пропорции между другими благами и деньгами. Термин “блага”, как было ранее объяснено, является собирательным термином, обнимающим все богатства, права собственности и услуги, поскольку они являются объектами купли-продажи. Главные подклассы этих трех групп, которые встречаются в действительных продажах, могут быть представлены следующим образом:

БогатстваНедвижимое имущество
Товары
СобственностьАкции
Государственные обязательства
Закладные
Частные обязательства
Срочные векселя
УслугиНаем недвижимого имущества
Наем вещей
Наем рабочих
Соединение некоторых или всех этих элементов

Цены всех этих различных классов благ не могут все повышаться или понижаться в полном согласии. Некоторые из них значительно более легко приспособляемы, чем другие. Только путем самых произвольных гипотез могли бы мы вообразить совершенную приспособляемость всех цен. Порядок приспособляемости, начиная с наименее приспособляемых и кончая наиболее приспособляемыми благами, может грубо быть представлен следующим образом [См. у Джевонса замечательную “Classification of Incomes according as they suffer from Depreciation”, Investigations in Currency and Finance. London (Macmillan), 1884. P. 80 и ел. См. также The Gold Supply and Prosperity, edited by Byron W. Holt, New York (The Moody Corporation), 1907, особенно заключение или краткие выводы издателя, начиная ср.193.]:

1. Договорные цены на собственность и услуги, особенно в тех случаях, когда договоры являются долгосрочными; сюда относятся государственные обязательства, закладные свидетельства, пользование недвижимым имуществом.

2. Договорные цены на собственность и услуги, когда договоры краткосрочные; сюда относятся векселя, пользование наемной недвижимостью и вещами, услуги рабочих и т. д.

3. Цены товаров, изготовленных из денежного металла.

4. Цены субститутов названных товаров.

5. Цены, фиксированные законом, как, например, судебное вознаграждение, почтовые сборы, подати, пользование общественно-полезными сооружениями, жалованья и т. д.

6. Цены, фиксированные обычаем, как плата врачам, учительское жалованье и т. д., и до известной степени, заработная плата.

7. Цены недвижимости.

8. Розничные цены большинства товаров.

9. Оптовые цены большинства товаров.

10. Цены акций.

Возьмем, например, государственные обязательства и закладные. Для того чтобы цены их могли быть совершенно приспособляемы, мы должны не только предположить, что они не ограничены обычаем или законом, но и что контракты всякий раз заключаются заново, соответственно каждому новому уровню цен. Мы должны бы предположить, например, что после повышения уровня цен вдвое вследствие увеличения вдвое количества денег в обращении все обязательства в 1000 долл. станут обязательствами в 2000 долл. Но, очевидно, ничего подобного не бывает. Держатель обязательства в 1000 долл. может получить при наступлении срока платежа только 1000 долл. кроме платежа процентов за время ссуды. Но если в этот промежуток времени уровень цен повысится вдвое, он все же не получит ничего больше. Справедливо, что изменения уровня цен будут временно изменять сумму новых ссуд. Торговец, для того чтобы сделать данный запас товаров, должен будет занять большую сумму при высоких ценах, чем при низких. Частные обязательства и векселя должны будут выдаваться в удвоенном количестве для того, чтобы получить ту же реальную сумму, которая получилась бы, если бы уровень цен не повысился вдвое. Подобным образом корпорации, выпускающие обязательства для осуществления новых проектов, должны будут выпустить их на большую сумму. Но неоплаченные облигации не могут быть приспособлены к изменившемуся уровню цен; их цены могут только незначительно варьировать в течение промежутка времени между сроком их выпуска и погашения. Тот факт, что их номинальная ценность выражена в деньгах, устанавливает очень определенные границы для колебания их цен [См. статью Walter S. Logan'a “Duty of Gold” в The Gol d Supply and Prosperity, изд. Byron W. Holt. New York (The Moody Corporation), 1907. P. 106; см. также Ricardo “Essay on the High Price of Bullion”, Works, 2-nd ed. London (Murray), 1852. P. 287.См. гл. IV, § 1.]. Если вследствие удвоения количества денег ценность и прибыли железной дороги, измеряемые в деньгах, удвоились бы, то держатель облигации этой дороги не мог бы, исходя из этого расчета, реализовать свою облигацию за большую сумму денег. Оценка и прибыли железной дороги не оказывают значительного влияния на стоимость облигаций этой дороги, пока они являются достаточными, чтобы гарантировать уплату долга по этой облигации. Облигация является договором уплатить установленную сумму в установленный срок. Она представляет собой определенную денежную ценность, вырванную из общей ценности дороги. Единственные пути, которыми денежная цена облигации или всякого долгового обязательства, подлежащего продаже, может совершенно измениться, заключаются в изменениях размера денежного дохода и в переменах степени уверенности в платеже. Только до тех пор, пока эти элементы находятся под влиянием изменений в количестве денег, будет изменяться и ценность облигаций. Мы видели, например, что инфляция, когда она имеет место, повышает процент . Следовательно, инфляция понижает цену облигаций в течение переходного периода. С другой стороны, если резкие изменения уровня цен увеличивают или уменьшают число банкротств, они тем самым влияют на степень уверенности в платеже и соответственно на ценность обязательств. Но эти пути влияния на цены подобных документов, выраженных в деньгах, имеют меньшее значение и другой характер, чем обыкновенное действие инфляции или дефляции на уровни цен.

Главная особенность этих форм собственности лежит, следовательно, в том факте, что они выражаются в денежных терминах и поэтому должны находиться в некоторых особенных отношениях к деньгам. Основываясь на договорах, денежные значения которых в течение данного периода не должны изменяться, они не могут свободно подвергаться тем же влияниям, как и другие виды собственности. Существование подобных контрактов составляет один из главных аргументов в пользу такой системы денежного обращения, при которой неопределенность их покупательной силы была бы минимальной. Изменчивая денежная единица расстраивает контракты и препятствует их заключению.

Чем длиннее сроки договоров, тем менее их приспособляемость к общему движению цен. Пятидесятилетняя облигация предполагает относительную устойчивость цен на полстолетие. Только к концу этого срока, если бы цены повысились, облигации, выпускаемые вновь с намерением покупки товаров, могли бы быть выпущены соответственно в большем количестве или в более крупных купюрах. С другой стороны, тридцатидневный вексель, не будучи в состоянии сильно изменяться в цене, уничтожается в конце месяца. Относительная устойчивость цены в этом случае является более краткосрочной.

Специальным классом благ, цены которых не могут колебаться в точном соответствии с ценами других благ, являются те специальные товары, которые в значительной мере состоят из денежного металла. Поэтому в стране с золотой валютой цены золота для зубоврачебных целей, золотых колец и украшений, золотых часов, золотых оправ для очков, золоченых картинных рам и т. д., вместо того чтобы изменяться пропорционально изменениям других цен, всегда изменяются в меньшей пропорции. Граница изменений тем уже, чем более преобладающей является зависимость цены предмета от золота как от одного из его сырых материалов.

Из того факта, что золотые изделия в своей ценности являются более или менее твердо связанными с ценностью золотой валюты, следует также, что цены субститутов этих изделий будут изменяться меньше, чем цены вообще. В число этих субститутов входят серебряные часы, серебряные украшения и прочие разнообразные предметы ювелирного искусства, сделанные как из золота, так и из другого металла. Основным принципом относительных цен является то, что цены субститутов изменяются согласованно. В случае совершенных субститутов цены должны всегда быть равными или иметь твердое отношение друг к другу [См.: Fisher I. Mathematical Investigations in the Theory of Value and Prices // Transactions of the Connecticut Academy of Arts and Sciences, 1892.Р.66 и сл.].

Остальные статьи нашего списка не требуют больших комментариев. Далеко не полная приспособляемость цен, фиксированных законом или обычаем, и совершенная приспособляемость оптовых цен товаров и цен акций хорошо известны всем.

§ 2. Вследствие отставания некоторых цен в приспособлении к общему движению цен другие цены должны опережать общее движение

Тот факт, что заработные платы, жалованья, цена золота в неденежной форме и т. д. и особенно цены долговых документов не могут изменяться пропорционально колебаниям количества денег, предполагает, следовательно, что цены других вещей, например товаров вообще и акций, должны изменяться много более, чем в этой пропорции. Эта сверхчувствительность к влиянию объема денежного обращения (или скорости обращения денег, или объема торговли) относится в максимальной степени к акциям. Если бы ценность железной дороги в деньгах удвоилась, то результатом было бы то, что вследствие невозможности для денежной ценности облигаций увеличиться соответственно денежная ценность акций увеличилась бы более чем вдвое. Акции являются долями физического богатства, ценность которого в деньгах может колебаться. Так как денежная цена облигации относительно негибка, то цена акций должна колебаться больше, чем цена физического богатства в целом. Причина этого заключается в том, что эти документы испытывают не только общее движение, которое испытывают все приспособляющиеся к общему движению элементы, но должны также сообразоваться со специальным приноравливанием, чтобы возместить полную неприспособляемость облигаций, связанных с ними.

Для иллюстрации этого положения предположим, что правая часть уравнения обмена состоит из следующих элементов:

Разнообразные элементы, легко приспособляю щиеся к общему движению цен, как, например, товары, составляющие ценность в 95 млн. долл.

Пять тысяч паев по 1000 долл. за пай, состав ляющие ценность в 5 млн.долл.

Пять тысяч облигаций, обеспеченных тем же самым имуществом, по 1000 долл. каждая, состав ляющие ценность в 5 млн.долл.

Разнообразные элементы, не приспособляющие ся к общему движению, как, например, другие об лигации, обязательства, правительственные жалованья, вознаграждения, золото для зубоврачебных целей и т. д., составляющие ценность в 20 млн. долл.

Всего 125 млн.долл.

Предположим, что при неизменности скоростей обращения денег или объема торговли мы имеем увеличение на 40% в количестве средств обращения. Тогда общая ценность обмениваемых благ увеличится с 125 млн. долл. до 175 млн. долл. Предположим, что последние две статьи абсолютно неприспособляемы; тогда никакая часть увеличения на 50 млн. долл. не может произойти через изменение в этих статьях, которые останутся равными 5 млн. и 20 млн. долл. соответственно или 25 млн. долл. в сумме. Вследствие этого первые две статьи должны повыситься целиком на 50 млн. долл., т. е. со 100 млн. долл. до 150 млн. долл., или на 50%. Чтобы распределить это увеличение в 50 млн. долл. по первым двум приспособляемым статьям, предположим, что вся стоимость действительного имущества в 10 млн. долл., которая состоит наполовину из акций и наполовину из облигаций, будет повышаться в той же пропорции, как и стоимость приспособляемых элементов в 95 млн. долл. Таким образом, целое (включающее все три статьи), очевидно, возрастает от 105 млн. до 155 млн. долл., увеличиваясь на 47,6%. Это, следовательно, есть общий процент, который, как мы предполагаем, равным образом относится и к первой статье и ко второй и третьей вместе. В применении к первой это дает увеличение от 95 млн. до 140,2 млн. долл. В применении к последним это дает увеличение от 10 млн. до 14,8 млн. дол. Но так как половина собственности заключается в облигациях и не может увеличиваться, то все увеличение, равное 4,8 млн. долл., должно пасть исключительно на акции. Эти последние, следовательно, возрастут с 5 млн. до 9,8 млн. долл., т. е. на 96%. Все четыре статьи в таком случае изменятся следующим образом:

первая статья - с 95 млн. до 140,2 млн. долл., или на 47,6%;

вторая статья - с 5 млн. до 9,8 млн. долл., или на 96%;

третья и четвертая статьи останутся без изменения;

все статьи вместе - со 125 млн. до 175 млн. долл., или на 40%.

Кроме дисперсии изменений цен, вызываемой тем фактом, что некоторые цены с большей легкостью, чем другие, отзываются на изменения факторов, определяющих уровни цен, М, М', V, V' и Q, дальнейшая дисперсия вызывается тем фактом, что особые силы спроса и предложения действуют на каждую индивидуальную цену и вызывают относительные изменения среди них. Хотя эти силы, как мы уже раньше подчеркивали, не обязательно влияют на общий уровень цен, но они влияют на число и на степень индивидуальных отклонений вверх и вниз от уровня цен. Каждая индивидуальная цена будет иметь собственную кривую колебаний.

Среди особых факторов, действующих через спрос и предложение, должны быть, в частности, отмечены изменения ставки процента. Независимо от факта изменений в количестве денег движение процента будет способствовать изменениям цен различных вещей в различных направлениях или в различных степенях. Цены всех благ, польза которых распространяется на отдаленное будущее, зависят от ставки процента. Образцовый пример таких благ дают облигации и другие документы. Другой хороший пример дает недвижимое имущество. В случае сдачи в аренду земель, приносящих постоянный доход, понижение процента вызывает увеличение ценности в обратной пропорции. Если процент падает с 5 до 4, ценность будет увеличиваться в отношении 4:5. Если выгоды или доходы не являются постоянными для каждого года, но скапливаются вместе в отдаленном будущем, то цена тем не менее может быть чувствительна к изменению ставки процента. В случае использования земли для выращивания леса, деревья которого будут вырубаться в течение полстолетия, ценность этой земли будет чрезвычайно чувствительна к изменению ставки процента. Падение процента с 5 до 4 вызовет повышение ценности этой земли в отношении не 4:5, а приблизительно 4:7. С другой стороны, рудоносные земли или карьеры с определенным содержанием данного вида ископаемых будут менее чувствительны к изменениям ставки процента. То же самое справедливо по отношению к жилищам, машинам и другим связанным с недвижимостью вещам, долговременным, но не неразрушимым сооружениям и т. д., спускаясь все ниже по шкале, пока мы не достигнем тленных и скоро потребляемых товаров вроде пищи и одежды, которые подвергаются влияниям изменений ставки процента только косвенно.

Таким образом, очевидно, что цены постоянно должны изменяться относительно друг друга, что бы ни случилось с их общим уровнем. Ожидать единообразного движения цен было бы так же тщетно, как и единообразного движения пчел в улье. С другой стороны, было бы так же неосновательно отрицать существование общего движения цен в силу того, что они не все движутся одинаково, как и отрицать общее движение роя пчел потому, что отдельные пчелы движутся в различных направлениях.

§ 3. Преобразование правой части уравнения обмена из Σ рQ в РТ

Соответственно изменениям каждой отдельной цены будут происходить изменения и в количестве данного товара, которое обменивается по данной цене. Другими словами, как только каждое р изменяется, относящееся к нему Q будет также изменяться в силу того, что обычно всякий фактор, действующий на цену товара, будет действовать и на размер потребления этого товара. Изменения предложения или спроса или обоих вместе повлекут за собой изменения обмениваемого количества. Выражаясь иначе, точка пересечения кривых спроса и предложения может передвигаться как горизонтально, так и вертикально.

Это изменение Q вводит новое осложнение. Мы предполагали во многих наших предыдущих рассуждениях, так как это было теоретически допустимо, что все Q остаются неизменными в то время, пока мы исследуем изменения в р, вызванные изменениями в количестве средств обращения и в скоростях обращения. Но практически мы никогда не можем получить возможности изучать подобный случай. С другой стороны, чтобы показать действие изменения объема торговли на уровень цен, мы предполагали такой случай, при котором все Q изменялись бы однообразно. Такое положение не только невозможно осуществить практически, но очень трудно представить себе даже теоретически, потому что, как мы только что видели, каждое Q связано с р. Выявляя действие изменения объема торговли на уровень цен, мы не можем предположить, что все Q изменяются единообразно в одном направлении, а все р - единообразно в другом направлении. Если дать первым единообразное изменение, то вторые не могут изменяться единообразно. Удвоение количества всех проданных товаров или (что почти одно и то же) удвоение потребляемых количеств изменило бы их относительную желаемость и тем самым их относительные цены. Удвоение количества соли могло бы сделать ее предельную желаемость равной нулю, в то время как удвоение количества роз едва ли вообще могло бы понизить их предельную желаемость.

Мы видим, следовательно, что почти бесполезно говорить о единообразных изменениях в ценах (р) или обмениваемых количествах (Q). Вместо допущения подобных единообразных изменений мы должны перейти теперь к проблеме создания некоторого подходящего метода изображения этих двух групп изменений. Мы должны формулировать две величины: уровень цен и объем торговли. Эта проблема особенно трудна потому, что при измерении изменений в уровне цен нам необходимо пользоваться количествами (Q) до некоторой степени в виде весов в нашем процессе вывода средних, и мы находим теперь, что не только цены, среднюю которых мы ищем, чрезвычайно изменчивы, но что самые веса, посредством которых мы пытаемся построить среднюю, также изменчивы.

Итак, нам желательно в уравнении обмена обратить правую часть Σ pQ в форму РТ, где Т является мерой объема торговли, а Р есть некоторый index number, выражающий уровень цен, при котором достигается данный объем торговли. Эти величины, уровень цен (Р) и объем торговли (Т), нужно теперь более точно сформулировать. С этого момента Р становится главнейшим фокусом нашего исследования.

Как будет показано в следующей главе, существует бесконечное множество способов понимания и построения index numbers цен и объема торговли. Мы будем упоминать только простейшие из них. Г может быть понимаемо как сумма всех Q, а Р- как средняя всех р. Этот метод практически полезен только при условии соответствующего подбора единиц измерения. Необходимо помнить, что различные Q измеряются в различных единицах. Уголь продается тоннами, сахар - фунтами, пшеница - бушелями и т. д. Если мы теперь сложим вместе все эти тонны, фунты, бушели и т. д. и назовем этот общий итог такого множества единиц товара, мы получим очень произвольную сумму. Будет большая разница, например, измерим ли мы уголь тоннами или центнерами. Система будет менее произвольна, если мы будем применять в качестве единицы измерения всяких товаров не ту единицу, в которой обычно этот товар продается, но то количество, которое может быть куплено за доллар в какой-нибудь отдельный год, называемый основным годом. Тогда каждая цена в этот основной год будет один доллар и, следовательно, средняя всех цен в этом году будет также один доллар. Для всякого другого года средняя цена (т. е. средняя цена вновь избранных единиц, которые в основном году стоили один доллар) будет index number'ом, представляющим уровень цен, в то время как число этих единиц будет объемом торговли.

Уравнение обмена теперь примет форму

MV+M'V'=PT,

и его правый член есть произведение index number'а (Р) цен на объем торговли (Т).

§ 4. Итоги

В этой главе мы видели, что движение цен не происходит и фактически не может происходить в совершенном согласии. Причинами дисперсии являются главным образом следующие три: 1) многие цены связаны ранее заключенными контрактами, законным запрещением и силой обычая; 2) некоторые цены тесно связаны с ценностью денежного металла; 3) каждая индивидуальная цена подвержена особому изменению под влиянием особого спроса и предложения этого товара. Существует, однако, выравнивание движении цен в том смысле, что падение одного ряда цен соответственно какому-либо влиянию на уровень цен будет необходимо вызывать соответственно большее изменение в других ценах.

Продаваемые количества точно так же изменяются, и их изменения связаны с изменениями цен.

Для того чтобы одной цифрой выразить общее движение цен, строится index number (Р), а для того чтобы выразить одной цифрой общее движение объема торговли, строится index of trade (T).

Выяснение природы этих двух индексов составит содержание следующей главы.

назад в содержание

 
© uchebnik-online.com