Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава III. Влияние депозитного обращения на уравнение обмена и покупательную силу денег

Покупательная способность денег

назад в содержание

§ 1. Тайна циркуляторного кредита

Перейдем теперь к объяснению природы банковского депозитного обращения, или циркуляторного кредита. Кредитом вообще называется требование кредитора к дебитору. Банковские текущие счета суть требования кредиторов банка к банку, в cилу которых они могут потребовать и при помощи чеков извлечь определенные суммы денег из банка. Так как мы не будем рассматривать другие виды банковских депозитов, то обыкновенно будем обозначать банковские текущие счета просто как банковские депозиты. Они называются также циркуляторным кредитом. Банковские чеки, как мы уже видели, являются только документами на право извлечения денег, т. е. на передачу банковских депозитов. Чеки сами по себе не деньги и не средство обращения; таковыми являются банковские депозиты, представленные чеками.

В связи с передачей банковских депозитов возникает так называемая тайна банкового дела (mystery of banking), известная под именем циркуляторного кредита. Многие люди, включая и некоторых экономистов, предполагали, что кредит является особой формой богатства, которое может быть создано банком без всякой материальной основы. Другие утверждали, что кредит совершенно не имеет основания в действительном богатстве и является лишенной реальности химерой, весьма сомнительной, если не вполне нелегальной, природы. На самом же деле банковские депозиты могут быть так же легко поняты, как и банкноты, и то, что говорится в этой главе о банковских депозитах, по существу может считаться верным и в отношении банкнот. Основное различие их чисто формального характера: банкноты свободно переходят из рук в руки, тогда как депозиты циркулируют только при помощи специальных ордеров, называемых чеками.

Чтобы понять подлинную природу банковских депозитов, представим себе гипотетическое учреждение - род простейшего банка, существующего исключительно для приема депозитов и для надежного хранения действительных денег. Нечто вроде такого воображаемого банка представлял собой первоначально Амстердамский банк. Допустим далее, что некоторые лица депонируют в подобного рода банк 100 тыс. долл. в золоте, получая каждый расписку на сумму своего вклада. Если бы этот банк выпустил “баланс”, или отчет, он показал бы, что у него имеется 100 тыс. долл. в его кладовых и 100 тыс. долл. в качестве долга вкладчикам. Баланс имел бы следующий вид:

Средства Обязательства
Золото - 100 тыс. долл. Долг вкладчикам - 100 тыс. долл.

Правая сторона отчета, без сомнения, складывается из более мелких сумм, принадлежащих отдельным вкладчикам. Предполагая, что из них А принадлежит 10 тыс. долл., 5-10 тыс. долл. и всем остальным - 80 тыс. долл., мы можем изобразить банковский отчет следующим образом:

СредстваОбязательства
Золото - 100 тыс. долл. Долг вкладчику А - 10 тыс. долл.

Долг вкладчику В - 10 тыс. долл.

Долг другим вкладчикам - 80 тыс. долл.

100 тыс. долл.100 тыс. долл.

Теперь предположим, что А желает уплатить В 1000 долл. А мог бы пойти с B в банк, представить последнему сертификаты или чеки на 1000 долл., получить золото и передать его В, который затем может вновь депонировать его в тот же самый банк, только передав его в кассовое окошко и получив новый сертификат на свое имя. Однако вместо того чтобы и А, и В обоим идти в банк и передавать деньги, А мог бы просто выдать В чек на 1000 долл. В обоих случаях передача означала бы, что вклад А в банке уменьшился с 10 тыс. до 9 тыс. долл., а вклад В увеличился с 10 тыс. до 11 тыс. долл. Тогда отчет банка принял бы такой вид:

СредстваОбязательства.
Золото - 100 тыс. долл. Долг вкладчику A - 9 тыс. долл.

Долг вкладчику В - 11 тыс. долл.

Долг другим вкладчикам - 80 тыс. долл.

100 тыс. долл.100 тыс. долл.

Таким образом, сертификаты или чеки циркулировали бы вместо наличных денег между различными вкладчиками банка. То, что действительно переходит здесь от одного собственника к другому, или циркулирует, - это право извлечения денег из банка. Чек является только наглядным доказательством этого права, а также факта передачи такого права одним лицом другому.

В рассматриваемом случае банк понес бы убытки, так как потратил бы время и труд ради удобства своих вкладчиков, ничего не получая взамен. Но такой гипотетический банк скоро нашел бы, как это сделал и Амстердамский банк, что он может “делать деньги”, отдавая в долг из процента некоторую часть депонированного золота. Это не могло бы принести ущерба вкладчикам, так как они не ожидают и не желают получить от банка обратно именно то самое золото, которое они вложили. Все, что они желают, - это просто возможность в любое время получить полностью ту же сумму золота, которую они депонировали. Отсюда, так как соглашение вкладчиков с банком требует платежа со стороны банка не каким-нибудь определенным золотом, а только платежа определенной суммы его, и то лишь иногда, банк чувствует себя свободным и находит для себя возможным давать взаймы часть депонированного золота, которое иначе лежало бы праздно в его кладовых. Между тем держать его праздным было бы большой и бесполезной потерей.

Предположим, что в силу этого банк решает выдать в виде ссуд половину своей наличности. Эта выдача обычно делается в обмен на долговые обязательства заемщиков. Таким образом, заем в действительности есть обмен денег на долговое обязательство, которое заимодавец, в данном случае банк, получает вместо золота. Предположим, что так называемые заемщики действительно извлекают таким образом из банка 50 тыс. долл. золота. Банк при этом получает взамен золота обязательства, и тогда его баланс примет такой вид:

СредстваОбязательства
Золотой запас - 50 тыс. долл.

Долговые обязательства - 50 тыс. долл.

Долг вкладчику A - 9 тыс. долл.

Долг вкладчику В - 11 тыс. долл.

Долг другим вкладчикам - 80 тыс. долл.

100 тыс. долл.100 тыс. долл.

Необходимо отметить, что теперь золота в банке имеется только 50 тыс. долл., тогда как общая сумма депозитов составляет по-прежнему 100 тыс. долл. Другими словами, вкладчики имеют теперь денег в депозитах больше, чем банк в своих кладовых! Но, как это будет показано, такая форма выражения допускает распространенную ошибку в слове “деньги”. Каждый заем обеспечивается всегда каким-либо благом, но необязательно деньгами.

Предположим далее, что заемщики становятся также и вкладчиками, депонируя наличные 50 тыс. долл., которые они заняли у банка, и получают взамен право извлечь из него ту же самую сумму по первому требованию. Другими словами, предположим, что, заняв в банке 50 тыс. долл., заемщики ссужают эти деньги обратно банку. Средства банка в силу этого увеличиваются на 50 тыс. долл.; его обязательства (или расширенный кредит) увеличиваются в такой же мере. Тогда и баланс банка примет следующий вид:

СредстваОбязательства
Золотой запас - 100 тыс. долл.

Долговые обязательства - 50 тыс. долл.

Долг вкладчику A - 9 тыс. долл.

Долг вкладчику В -11 тыс. долл.

Долг прежним вкладчикам - 80 тыс. долл.

Долг новым вкладчикам, т. е. заемщикам - 50 тыс. долл.

150 тыс. долл. 150 тыс. долл.

То, что произошло в этом случае, сводится к следующему: золото было отдано банком взаймы в обмен на долговые обязательства и затем получено им обратно в обмен на право истребования денег из банка вкладчиками. Таким образом, в сущности золото не обращалось: просто банк получил долговые обязательства, а вкладчики - право истребования денег из банка. Отсюда очевидно, что тот же самый результат получился бы и в том случае, если бы каждый заемщик непосредственно передал банку долговое обязательство и получил в обмен право на истребование денег. Так как подобного рода операция очень часто смущает начинающих изучать банковское дело, мы повторим таблицы, изображающие положение дел до и после этих займов, т. е. этих актов обмена долговых обязательств на права истребования денег [В конечном счете кроме выполнения функций страхования кредита банк в действительности является посредником между заемщиками и заимодавцами. Объединяя заемщиков и заимодавцев и благодаря этому снабжая первых средствами в виде ссуд, банк тем самым одновременно содействует понижению учетного процента и расширению кредита.].

До выдачи займов

СредстваОбязательства
Золотой запас - 100 тыс. долл. Долг вкладчикам - 100 тыс. долл.
100 тыс. долл.100 тыс. долл.

После выдачи займов

СредстваОбязательства
Золотой запас - 100 тыс. долл.

Долговые обязательства

- 50 тыс. долл.

Долг вкладчикам - 150 тыс. долл.
150 тыс. долл.150 тыс. долл.

Отсюда ясно, что посредничество денег в этом случае является излишним усложнением, хотя оно может помочь теоретическому уяснению вытекающих из этого перемен в правах и обязательствах. Таким образом, банк может получать вклады золотом или простыми обязательствами платежа. Равным образом в обмен на эти обязательства банк может ссужать или право на истребование денег, или золото, то самое, которое было вложено другим клиентом. И если даже заемщик вложил в банк только обязательства, он рассматривается как вкладчик денег; поэтому, подобно настоящему вкладчику наличных денег, он получает право выдавать чеки. Общая ценность прав на истребование денег из банка, каким бы путем эти права ни возникали, обозначается термином “депозиты”. Банки чаще ссужают права на истребование денег (или права на депозиты), чем наличные деньги, частью в интересах большего удобства заемщиков, частью потому, что банки предпочитают иметь большие резервы наличными деньгами на случай крупного или неожиданного спроса на них. Действительно, если банк ссужает деньги, то часть этих денег будет вновь вложена в банк лицами, которые получат их от заемщиков банка в процессе деловых сношений. Но нет никакой гарантии в том, что эти деньги будут вложены в тот же самый банк. Вследствие этого средний банкир и предпочитает, чтобы заемщики не извлекали из банка наличных денег.

Наряду с предоставлением ссуд в виде прав на истребование вкладов, или прав на депозиты, банки могут также выпускать собственные обязательства, называемые банкнотами. Принцип, лежащий в основе банкнот, тот же самый, что и принцип, на котором основываются права на истребование вкладов или права на депозиты. В этом случае держатель просто получает пакет банкнот вместо открытия счета в банке. Но и в этом случае банк должен быть всегда готов уплатить держателю банкнот - разменять свои банкноты, так же как и уплатить по требованиям своих вкладчиков, и в обоих случаях банк обменивает обязательство на обязательство. В случае с банкнотами банк обменивает свои банкноты на обязательства своих клиентов. Банкноты не приносят никакого процента, но подлежат оплате по предъявлении. Вкладные билеты, выдаваемые клиентам, приносят проценты, но они подлежат оплате только в определенный срок.

Предполагая, что банк выпускает банкнот на 50 тыс. долл., мы получим баланс его в таком виде:

СредстваОбязательства
Золотой запас - 100 тыс. долл.

Ссуды - 50 тыс. долл.

Долг вкладчикам 150 тыс. долл.

Долг держателям банкнот - 50 тыс.долл.

200 тыс. долл.200 тыс. долл.

Повторяем, что благодаря кредиту депозиты (и банкноты) банка могут превышать его наличность. В этом не было бы ничего таинственного или темного, как и в кредите вообще, если бы людям можно было внушить не думать о банковских операциях как о денежных операциях. Представлять их так - значит думать о них метафорически и впадать в заблуждение. Они являются денежными операциями не более чем сделками с реальным недвижимым имуществом. Банковский вкладчик А обычно не вкладывает денег, и делал он это или нет, он, несомненно, не может сказать, “что он имеет действительно деньги в банке”. То, что он имеет в действительности, - это обещание банка уплатить деньги по требованию. Банк должен ему деньги. Очевидно, что, когда частное лицо должно кому-нибудь деньги, кредитору никогда не приходит в голову утверждать, что он имеет деньги в кармане должника.

§ 2. Основа циркуляторного кредита

Необходимо с особой силой подчеркнуть, что во всяком балансе ценность обязательств основывается на ценности средств. Вклады банка не являются исключением, и мы не должны смущаться тем фактом, что наличные средства могут быть меньше, чем вклады. Когда новичок в банковском деле впервые узнает, что число долларов, которое держатели банкнот и вкладчики имеют право извлечь из банка, превышает число долларов, находящихся в банке, он способен сделать поспешный вывод, что банкноты и обязательства по вкладам не имеют обеспечения. Однако все эти обязательства всегда при условии состоятельности банка обеспечены полностью если и не действительными долларами, то во всяком случае собственностью, равноценной долларам. Нет таких хитрых приемов, благодаря которым обязательства могли бы превысить средства, исключая случаи несостоятельности банка. Но даже и в этом случае такое превышение будет лишь номинальным, так как истинная ценность обязательств (“безнадежных долгов”) будет равна только действительной стоимости средств обеспечения.

Этими средствами, как уже было указано выше, являются по большей части обязательства торговцев, хотя с точки зрения теории банковского дела ими может быть и различная собственность. Если бы они состояли из недвижимой собственности или другого богатства в безраздельном владении, так что осязаемое богатство, которое всегда представляет собой собственность, было бы ясно и очевидно, то вся таинственность вопроса исчезла бы. Но результат получился бы тот же самый. Вместо того чтобы принимать на вклад зерно, машины или слитки стали в обмен на одолженные суммы, банк предпочитает брать приносящие проценты обязательства корпораций или отдельных лиц, которым принадлежат прямо или косвенно эти зерно, машины и слитки стали. И по законам банковского дела банки даже вынуждены брать обязательства вместо слитков. Банк принимает на себя обязательства, которые превышают его наличные средства. Но это превышение обязательств всегда балансируется у банка обладанием другими средствами, кроме наличных. Эти другие средства банка заключаются обычно в обязательствах деловых людей. Эти обязательства деловых людей в свою очередь опираются на средства этих последних. Если мы будем продолжать доискиваться конечного основания банковских обязательств, то мы найдем его в видимом и осязаемом богатстве мира.

Это конечное основание здания кредита в целом хотя и скрыто, но оно существует. В самом деле, мы можем сказать, что в известном смысле банки вызывают циркуляцию этого видимого и осязаемого богатства. Если акры земли земельного собственника или железные печи торговца ими не могут циркулировать в буквальном смысле слова, подобно тому как циркулируют золотые доллары, то землевладелец или торговец железными печами может выдать банку обязательства, которыми банк обеспечивает свои банкноты или депозиты, и эти банкноты или депозиты будут уже циркулировать, подобно золотым долларам. Таким образом, при посредстве банка тот, кто владеет труднообмениваемыми богатствами, может создать деньги. Он должен только дать банку свои обязательства, за которые, конечно, он отвечает своей собственностью, получить взамен право истребования денег из банка, и тогда его сравнительно мало обменоспособное богатство станет подвижным и способным к обращению. Грубо говоря, банковское дело есть способ перечеканки в доллары земли, печей и другого богатства, по своей природе малообменоспособного.

Интересно отметить, что образование крупнейших современных трестов дало значительный толчок расширению депозитного обращения благодаря тому, что обязательства крупных обществ с большей легкостью принимались “как дополнительное обеспечение” при получении банковских займов, чем акции и обязательства мелких обществ или чем паи товариществ.

Мы начали с рассмотрения банка, в сущности, как кооперативного предприятия, существующего в интересах удобства и за счет его вкладчиков. Но как только банк приступает к выдаче взаймы денег X, Y и Z на определенное время, тогда Как он сам получает деньги до востребования, он принимает на себя в отношении X, У и Z и в отношении своих вкладчиков наличными деньгами риск, который вкладчики приняли бы неохотно. Чтобы выйти из этого положения, ответственность и текущие расходы банка перелагаются на третью группу людей - акционеров, которые принимают на себя добровольно повышенный риск в надежде на прибыль. Для того чтобы гарантировать вкладчиков от потерь, акционеры вкладывают в банк некоторые суммы своих денег наличностью. Их обязательства состоят в возмещении всяких потерь вкладчиков. Предположим, что акционеры внесли 50 тыс. долл., а именно 40 тыс. долл. в кассу и 10 тыс. долл. на покупку здания банка. Баланс примет теперь такой вид:

СредстваОбязательства
Касса - 140 тыс. долл.

Ссуды - 100 тыс. долл.

Здание банка - 10 тыс. долл.

Долг вкладчикам - 150 тыс. долл.

Долг держателям банкнот - 50 тыс. долл.

Долг акционерам - 50 тыс. долл.

250 тыс. долл.250 тыс. долл.

Эти счета, как они теперь установлены, дают понятие о главных и характерных чертах обычного современного банка, известного под именем депозитного, эмиссионного и учетного.

§ 3. Банковские ограничения

Мы видели, что средства банка должны быть адекватны его обязательствам. Мы хотим теперь показать, что форма средств должна быть такой, чтобы она гарантировала быструю оплату обязательств. Так как задача банка состоит в том, чтобы снабжать своих вкладчиков легкоподвижным имуществом (наличными деньгами или кредитом) вместо их малоподвижного имущества, то он не достигает своей цели, если его наличность оказывается недостаточной. Однако он “делает деньги”, частично завязывая свою легкоподвижную собственность, т. е. ссужая ее тем, для кого она менее доступна. Проблема его политики состоит в искусстве связать достаточно своих средств, чтобы увеличить их, но не настолько много, чтобы связать самого себя. До тех пор пока не будет доказано противоположное, представляется, что банк как будто может безгранично увеличивать свои займы в отношении к наличным средствам или в отношении к своему капиталу. Если бы это было так, депозитное обращение могло бы увеличиваться безгранично.

Однако существуют пределы, положенные осторожностью и здоровой экономической политикой для обоих этих процессов. Несостоятельность банка и недостаточность его наличности должны быть одинаково избегнуты. Несостоятельность есть такое положение, которое угрожает банку, когда займы слишком развиты, а капиталы недостаточны. Недостаточность наличности есть такое положение, которое угрожает банку, когда его займы чрезмерно велики в отношении этой наличности. Несостоятельность наступает в том случае, когда средства банка не покрывают более его обязательств (всем иным кредиторам, кроме акционеров), так что банк не в состоянии платить своих долгов. Недостаточность наличности наступает тогда, когда итог банковских средств хотя и вполне достаточен для покрытия его обязательств, но, однако, его действительная наличность недостаточна для оплаты требований в данный момент, и банк не в состоянии платить своих долгов по первому требованию.

Чем меньше отношение ценности акционерного капитала к ценности обязательств другим лицам, тем больше риск несостоятельности банка; риск недостаточности наличности тем больше, чем меньше отношение наличности к сумме обязательств до востребования. Другими словами, основная гарантия против несостоятельности лежит в крупном капитале и прибылях, а против недостаточности наличности - в крупных кассовых резервах. В положение несостоятельности в собственном смысле слова может впасть любое предприятие; недостаточность наличности имеет отношение исключительно к банкам с их функциями по размену банкнот и возврату вкладов.

Дадим иллюстрацию недостаточности наличности. В балансе нашего банка, как мы оставили его выше, имеется кассовый резерв в 140 тыс. долл. и 200 тыс. долл. обязательств до востребования (депозиты и банкноты). Директора банка могут подумать, что этот резерв в 140 тыс. долл. чрезмерно велик или что ссуды, выданные банком, слишком незначительны. Они могут поэтому расширить кредит (увеличивая ссуды наличностью и банкнотами) до тех пор, пока кассовый резерв понизится, скажем, до 40 тыс. долл., а обязательства, принадлежащие вкладчикам и держателям банкнот, увеличатся до 300 тыс. долл. Если при таких обстоятельствах некоторые вкладчики или держатели банкнот потребуют обратно 50 тыс. долл. наличными, то немедленный платеж по этим требованиям будет невозможен. Очевидно, что средства банка будут совершенно точно равны его обязательствам, и поэтому здесь имеется налицо полное обеспечение требований на 50 тыс. долл., но было условлено, что вкладчики и держатели банкнот получат деньгами и по первому требованию.

Если бы не было такого условия в договоре при вкладах, то банк мог бы оплатить требования, предъявленные к нему, путем передачи своим кредиторам обязательств, по которым ему должны его дебиторы, или он мог бы попросить клиентов обождать до тех пор, пока он не обратит эти обязательства в наличные деньги [См: Fisher I. The Nature of Capital and Income. Ch.V.].

Так как банк не может пойти ни по одному из этих путей, он будет стараться, если ему угрожает недостаточность наличности, предупредить такое положение путем обратного истребования некоторых из своих ссуд или, в случае невозможности такого истребования их, путем продажи некоторых из имеющихся у него обеспечении или другого имущества на наличные деньги. К несчастью, случается, что имеется предел сумме наличных денег, которую банк может быстро реализовать. Никакой банк не может избежать банкротства, если значительный процент держателей его банкнот и вкладчиков одновременно потребует наличного платежа. Парадокс паники прекрасно выражен в случае с человеком, который справлялся в своем банке, имеет ли последний достаточную наличность, чтобы оплатить сумму его вкладов, говоря: “Если вы можете заплатить мне, то я не хочу получать, но если вы не можете, то я требую”. Таково было положение в 1907 г. на Wall Street. Все вкладчики в одно и то же время захотели удостовериться, что их деньги на месте. Но все деньги никогда не бывают на месте в одно и то же время.

Так как, следовательно, недостаточность наличности - положение столь затруднительное, из которого трудно выйти, когда оно уже наступило, и которое столь трудно предотвратить, когда оно начинает приближаться, то банк должен регулировать свои ссуды и выпуск банкнот так, чтобы держать на руках достаточный кассовый резерв и таким образом предупреждать даже угрозу недостаточности наличности. Он может регулировать резерв, попеременно продавая обеспечения за наличные деньги и давая взаймы наличные деньги под обеспечения. Чем больше отношение ссуд к наличной кассе, тем выше прибыль, но и тем больше опасность. В конечном счете банк сохраняет необходимый резерв посредством регулирования ставки процента, взимаемой по ссудам. Если ссуд выдано мало, а резерв достаточно велик, чтобы выдержать большее количество их, банк будет стремиться расширить выдачу ссуд, понижая ставку процента. Если сумма выданных ссуд велика и банк опасается слишком больших требований к резерву, он будет ограничивать выдачу ссуд высоким процентом. Таким образом, попеременно повышая и понижая процент, банк держит выданные ссуды в пределах суммы, которую резерв может выдержать, но в этих пределах он старается держать их (ради получения прибыли) в столь значительных размерах, какие только может вынести резерв.

Если суммы, принадлежащие отдельным вкладчикам, велики в отношении ко всей сумме обязательств банка, то его резерв должен быть соответственно значителен, так как в противном случае требования и небольшого числа вкладчиков могут быстро опустошить его. Подобным же образом резерв должен быть более значителен при подвижных депозитах (как, например, депозиты биржевых маклеров) или при депозитах, о которых известно, что они временны. Резерв банка в большом городе с весьма оживленной банковской деятельностью должен быть больше в отношении к его обязательствам до востребования, чем в маленьком городе с редкими банковскими сделками.

Опыт указывает различный средний объем депозитных счетов для различных банков в соответствии с общим характером и размером их операций. Для всякого банка существует нормальное отношение резервов к обязательствам. Следовательно, и для общества в целом существует это нормальное отношение как средняя из отношений для различных банков. Однако нельзя дать никакого абсолютного числового выражения для этого правила. Произвольные же правила в этом отношении часто предписываются законом. От национальных банков в Соединенных Штатах, например, требуется держать для своих вкладов резерв, изменяющийся в соответствии с тем, находятся они или нет в определенных городах, указанных в законе как города- “резервы”, т. е. в городах, где национальные банки держат вклады иногородних банков. Все эти резервы являются обеспечением депозитов. В обеспечение банкнот, с другой стороны, от национальных банков не требуется никакого кассового резерва. Хотя и к банкнотам и к депозитам приложимы одни и те же экономические принципы, однако закон трактует их различно. Правительство берет на себя обеспечение размена банкнот национальных банков.

Банки штатов (The state banks) подлежат различным ограничениям. Так, существует требование, чтобы отношение резерва к депозитам изменялось от 12 1/2 до 22 1/2%, оставаясь, как правило, между 15 и 20%; или требование, чтобы отношение кассовой наличности ко всему резерву изменялось от 10% (резерва) до 50%, оставаясь, как правило, на уровне 40%.

Однако такое регулирование законом банковских резервов не является необходимым в развитии банковского дела. Так, в Канаде закон практически координирует выпуск банкнот с суммой депозитов. В действительности банковское дело может существовать и совершенно вне правительственного регулирования. “Деньги Джорджа Смита” дают пример этого. Джордж Смит, Александр Митчель и другие основали в 1839 г. страховое общество, которое, несмотря на запрещение пользоваться “банковскими привилегиями”, выпустило депозитные билеты на предъявителя, и эти билеты в действительности циркулировали подобно банкнотам.

§ 4. Исправленное уравнение обмена

Итак, изучение банковских операций обнаруживает два вида средств обращения: один - это банкноты, принадлежащие к категории денег, и другой - депозиты, находящиеся вне этой категории, но составляющие прекрасный субститут их. Отнеся те и другие к более широкой категории благ, мы получим трехчленную классификацию благ: во-первых, деньги, во-вторых, депозитные билеты, или просто депозиты и, в-третьих, все другие блага. И при пользовании этими тремя видами благ мы получим шесть возможных типов обмена:

1. Деньги на деньги.

2. Депозиты на депозиты.

3. Блага на блага.

4. Деньги на депозиты.

5. Деньги на блага.

6. Депозиты на блага.

Для нашей цели важны только два последних типа обмена, так как они составляют денежное обращение (circulation of currency). Что касается остальных четырех, то первый и третий были объяснены выше соответственно как “размен денег” и “натуральный обмен”. Второй и четвертый типы представляют собой банковские сделки: второй - такие, как продажа векселей за чеки, или взаимные расчетные операции банков; четвертый же такие, как вклад и извлечение денег путем депонирования наличности или инкассирования чеков.

Анализ банковских балансов подготовил нас к тому, чтобы включить банковские депозиты, или циркуляторный кредит, в уравнение обмена. Мы будем по-прежнему употреблять М для выражения количества денег в обращении и V для выражения скорости их обращения. Подобным же образом мы будем теперь пользоваться М' для выражения суммы депозитов, обращающейся при посредстве чеков, и V для выражения средней скорости их обращения. Общая ценность всех покупок за год будет, следовательно, измеряться теперь не MV, но MV + M'V', и уравнение обмена примет поэтому следующий вид:

MV+M'V' =ΣpQ=PT

[Уравнение обмена с включением банковского кредита установлено также Кеммерером (Money and Credit Instruments in their Relation to general Prices), хотя и несколько иным путем. Что кредит действует на цены таким же образом, как и деньги, ни в каком смысле не является вновь установленным принципом. См., например: J. Mill. Principles of Political Economy. Кн. III. Гл. XII. § 1 и 2.].

Представим себе опять уравнение обмена при помощи механического чертежа. На рис. 4 товарное обращение изображено, как и раньше, с правой стороны грузом, состоящим из разнообразного ассортимента товаров, а их средняя цена - расстоянием вправо от точки опоры до точки привеса груза, или длиной плеча, на котором висит этот груз. Деньги же (М) опять изображены с левой же стороны грузом в форме кошелька, а скорость их обращения (V) - длиной левого плеча. Но теперь мы имеем с левой стороны новый груз в виде банковской книги, которая изображает банковские депозиты (М'). Скорость обращения (V') этих банковских депозитов представлена расстоянием от точки привеса банковской книги до точки опоры, или длиной плеча, на котором книга висит.

Этот механизм делает ясным тот факт, что средняя цена (правое плечо) возрастает с увеличением количества денег или банковских депозитов, а также с увеличением скорости их обращения и падает с увеличением объема торговли.

Обращаясь к левой части уравнения обмена, или MV + M'V', мы видим, что в обществе без банковских депозитов левая часть уравнения сводится только к MV, т. е. к формуле, употреблявшейся вгл. II, потому что в таком обществе член M'V' исчезает. Введение М' имеет тенденцию повышать цены, или, переводя на язык механической иллюстрации, подвешивание банковской книги с левой стороны требует удлинения правого плеча.

Точно так же, как Е употреблялось нами для обозначения общего объема обращения денег (MV), так теперь мы можем употребить Е' для обозначения общего объема обращения депозитов (M'V').

Как Е, М и V, точно так же и Е', М' и V' представляют собой суммы и средние из соответственных величин, относящихся к различным моментам года и к различным лицам.

§ 5. Пропорциональность депозитного обращения количеству денег при нормальных условиях

C распространением уравнения обмена, с чисто денежного обращения на условия депозитного обращения влияние количества денег на общий уровень цен становится менее непосредственным, а процесс исследования этого влияния становится более трудным и сложным. Приводились даже доводы, что введение в уравнение циркуляторного кредита нарушает всякую связь, которая могла бы быть между ценами и количеством денег [Совершенно противоположного взгляда держится Langhlin, утверждая, что нормальный кредит не может действовать на цены, так как он не является предложением денег и не может влиять на ценность последних, между тем как только ценность денег определяет общий уровень цен. См.: Principles of Money. New York (Scribner), 1903. P. 97. Обе эти точки зрения расходятся с тем взглядом, который проводится в этой книге.]. Это было бы справедливо, если бы циркуляторный кредит был независим от денег. Но фактически количество циркуляторного кредитам'стремиться быть в определенном отношении к М, количеству денег в обращении; сумма депозитов нормально будет всегда большим или меньшим кратным количества денег.

Нормально более или менее точное отношение суммы депозитов к количеству денег определяют два факта. Первый из них был уже объяснен выше и заключается в том, что банковские резервы держатся в более или менее определенном отношении к банковским депозитам. Второй факт тот, что отдельные лица, фирмы и общества сохраняют более или менее точные отношения между их сделками на наличные и чековыми сделками, а также между их денежным и депозитным балансами [Этот факт был, очевидно, упущен Langhlin'ом, когда он доказывал, что нет “никакого основания для ограничения суммы депозитного обращения или для предположения абсолютного недостатка количества наличных денежных резервов”. См.: Principles of Money. P. 127.]. Эти отношения определяются мотивами индивидуального удобства и привычки. В общем торговые фирмы пользуются деньгами для выплаты заработной платы и для разных мелких сделок, обнимаемых термином “мелкая касса” (petty cash), в то время как для расплаты друг с другом они обычно предпочитают чеки. Это предпочтение настолько сильно, что мы не можем представить себе его уничтожения, за исключением временных и незначительных отклонений. Торговая фирма едва ли стала бы платить чеком за наем подвод и ликвидировать свои кредитные обязательства наличными деньгами. Каждое лицо устанавливает равновесие в использовании обоих методов платежа и нарушает его разве только на короткие периоды времени. Каждое лицо держит свой запас денег или свой счет в банке в постоянном соответствии с платежами, которые оно производит деньгами или чеками. Всякий раз, когда его запас денег становится относительно малым, он превращает чеки в наличные деньги. В противном случае он депонирует наличность. Таким путем он постоянно обращает одно из двух средств обмена в другое. Частное лицо обычно пополняет свой кошелек со счетов в банке. Торговая коммерческая фирма обычно пополняет свой банковский счет из своего денежного ящика. Банк же действует как посредник между ними.

В данном обществе количественное отношение депозитного обращения [Удачное выражение “депозитное обращение” (Deposit currency) употребляется Langhlin'ом в “The Principles of Money”.Р. 118.] к количеству денег определяется различными соображениями удобства. Прежде всего, чем выше развита деловая жизнь общества, тем сильнее преобладает употребление чеков. Там, где хозяйственная деятельность достигает значительного напряжения, торговцы обычно расплачиваются между собой по большим операциям посредством чеков, а по мелким операциям - посредством наличных. Точно так же, чем больше плотность населения, тем больше преобладает употребление чеков. В городах более удобно как для плательщика, так и для получателя производить платежи чеками, тогда как в деревне обращение к банку обходилось бы слишком дорого в смысле затрат времени и усилий, чтобы считаться удобным, и потому здесь в отношении к общей сумме заключенных сделок употребляется больше наличных денег, чем в городе. Далее, чем богаче члены общества, тем чаще они будут пользоваться чеками. Рабочие редко пользуются ими, но капиталисты, лица свободных профессий и лица, получающие жалованье, пользуются обычно чеками как для личных, так и для торговых сделок.

Следовательно, существует определенное соотношение между чековым и кассовым обращением в соответствии с удобством и обычаями; существует также более или менее постоянное отношение между размером депозитов среднего человека или общества и запасом денег, находящимся в кармане или в денежном ящике. Этот факт в приложении ко всей стране в целом обозначает, что соображениями удобства в грубых чертах фиксируется приблизительное отношение между М и М'. Если это отношение временно нарушается, то сейчас же возникает тенденция к его восстановлению: отдельные лица начнут вкладывать в банк излишки наличных денег или брать из банка излишки вкладов.

Отсюда ясно, что количество денег в обращении (как указано выше), а равно количество денег в резерве банка (как указано раньше) стремится сохранить определенное отношение к сумме депозитов. Из этого следует, что и то и другое количества должны находиться в определенном отношении друг к другу.

Далее следует, что всякое изменение в М, т. е. в количестве денег в обращении, требуя, как это нормально и происходит, пропорционального изменения в M', т. е. в сумме банковских депозитов, будет иметь своим результатом точно пропорциональное изменение общего уровня цен, за исключением, конечно, того случая, когда этот эффект будет предотвращен соответствующими изменениями в V или V'. Справедливость этого положения очевидна из уравнения MV + М' V' = Σ pQ, так как при условии, скажем, что М и М' удваиваются, в то время как V и V' остаются неизменными, левая часть уравнения удвоится и, следовательно, правая часть должна быть также удвоена. Но если при этом Q остается неизменным, то очевидно, что все р должны удвоиться, или если некоторые из них менее чем удваиваются, то другие должны быть увеличены так, чтобы компенсировать недостаточное увеличение первых и тем сохранить справедливость уравнения.

§ 6. Итоги

Содержание этой главы может быть сформулировано в немногих простых положениях:

1) Банки доставляют средства обращения двух родов, а именно банкноты, которые являются деньгами, и банковские депозиты (или права истребования денег), которые не являются деньгами,

2) Банковский чек есть только документ на право истребования денег.

3) Права вкладчиков и держателей банкнот обеспечиваются не только кассовым резервом, но и всеми средствами банка.

4) Банковские депозиты являются средством, при помощи которого богатство, не способное к прямому обращению, может быть положено в основу обращения прав на истребование денег.

5) Основа такого обращения прав на истребование денег, или обращения депозитов, должна состоять частью из действительных денег, частью из мобильных средств, легко обмениваемых на деньги.

6) Между тремя классами благ - деньгами, депозитами и прочими благами - существует шесть видов обмена. Для наших настоящих целей наибольшее значение из этих шести видов имеют случаи обмена денег и депозитов на блага.

7) Уравнение денежного обращения, распространенное и на банковские депозиты, читается таким образом:

MV + М' V' = Σ pQ, или РТ.

8) Существует тенденция к установлению нормального отношения банковских депозитов (М') к количеству денег (M), так как удобства коммерческого дела предписывают, чтобы фактическое обращение было разделено между депозитами и деньгами в некотором более или менее определенном, хотя всегда и эластичном, отношении.

9) Включение депозитного обращения нормально не нарушает количественного соотношения между деньгами и ценами.

назад в содержание

 
© uchebnik-online.com