Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава IV. Нарушение уравнения обмена и покупательной силы денег в течение переходных периодов

Покупательная способность денег

назад в содержание

§ 1. Отставание приспособления процента к движениям цен

В последней главе было показано, что количество банковских депозитов нормально держится в определенном отношении к количеству денег в обращении и к сумме банковских резервов. Пока такое нормальное отношение сохраняется, существование банковских депозитов только увеличивает влияние, производимое на уровень цен количеством денег в обращении, и нисколько не искажает этого влияния. Более того, изменения в скорости обращения денег или в объеме торговли будут иметь точно такое же влияние на цены независимо от того, будут ли или нет существовать банковские депозиты.

Но во время переходных периодов это отношение между деньгами (М) и депозитами (M') нарушается.

Перейдем теперь к изучению этих переходных периодов. Перемена, вызывающая наступление переходного периода, может заключаться в изменении количества денег, в изменении любого другого члена уравнения обмена или в изменении всех их вместе. Обычно этими изменениями бывают затронуты все члены, но главный фактор, который мы выбираем для изучения (вместе с его действием на другие факторы), есть количество денег. Если количество денег внезапно удвоится, действие этой перемены не будет одинаковым с начала до конца. Конечным результатом будет, как мы уже видели, удвоение цен. Но прежде чем это случится, цены будут колебаться вверх и вниз. В этой главе мы будем рассматривать временные результаты, имеющие место в течение переходного периода, отдельно от постоянных, или конечных, результатов, которые были рассмотрены в предыдущей главе. Такие постоянные, или конечные, результаты обнаруживаются после того, как новое равновесие уже установилось, если, конечно, о таком положении, как равновесие, можно когда-нибудь сказать, что оно установилось. То, чего мы будем касаться в этой главе, суть временные результаты, т. е. результаты переходного периода.

Переходные периоды могут характеризоваться или повышением, или падением цен. Повышение цен должно быть строго отличаемо от высоких цен и падение - от низких. Со стационарным уровнем цен, высоким или низким, в этой главе мы не имеем дела. Мы касаемся лишь подъема или падения цен. Подъем цен означает переход от низкого к высокому уровню цен точно так же, как холм является переходом между низменностью и горой.

Так как изучение этих подъемов и падений цен связано с изучением приспособления ставки учетного процента, то наша первая задача заключается в кратком описании действия повышения и понижения цен на ставку процента [Подробное описание см.: Fisher I. Т he Rate of Interest. New York Macmillan), 1907. Ch. V, XIV.]. Действительно, главным предметом этой главы является доказательство того, что особенности поведения ставки процента в переходные периоды в значительной мере ответственны за те кризисы и депрессии, которыми заканчиваются периоды колебания цен.

Необходимо иметь в виду, что хотя займы заключаются в форме денег, однако всякий раз, когда человек занимает деньги, он делает это не для того, чтобы накоплять их, а для того, чтобы купить на них товары. Следовательно, когда А занимает сотню долларов у Б с целью купить, скажем, сто единиц данного товара по доллару за единицу, то с полным основанием можно сказать, что Б как бы одолжил А сотню единиц этого товара. И если в конце года А возвращает Б сотню долларов, но цена товара тем временем повысилась, то ясно, что Б потерял часть покупательной силы, ссуженной первоначально А. Даже если бы случилось, что А возвратит Б совершенно тождественные монеты, в которых был сделан заем, все же эти монеты будут представлять меньшую покупательную силу, чем раньше. Имея это в виду при нашем исследовании ставок процента, предположим, что цены поднимаются каждый год на 3%. Ясно, что человек, который ссужает 100 долл. в начале года, должен, чтобы иметь 5% на покупательную силу ссуженных денег, получить обратно 103 долл. (как равноценность одолженных 100 долларов) плюс 5% на них, или всего 108,15 долл. То есть, чтобы иметь 5% на действительную покупательную силу, он должен получить немного более чем 8% на деньги. Таким образом, повышение цен на 3% делает необходимым увеличение процента приблизительно на столько же. Следовательно, чтобы при повышающихся ценах сохранились те же самые отношения между кредитором и дебитором, как до повышения так и после него, необходим более высокий процент в деньгах, чем при стационарных ценах.

Не только заимодавцы будут требовать, но и заемщики будут в состоянии платить более высокий процент в деньгах, и в конце концов конкуренция заставит их сделать это. Однако практически мы так привыкли рассматривать деньги как нечто постоянное, думать о “долларе как о долларе”, не учитывая влияния времени, что мы весьма неохотно уступаем этому процессу нового приспособления, тем самым делая его медленным и несовершенным. Когда цены повышаются на 3% в год, а нормальная ставка процента, т. е. ставка, которая существовала бы при стационарных ценах, составляет 5%, действительная ставка, хотя и должна была бы быть (чтобы возместить повышение цен) 8,15%, обычно не достигает этой величины; она может достигнуть, скажем, 6% и позднее 7%. Такое несоответствие и запаздывание в приспособлении уровня процента к повышению цен вызывается большей частью законом и обычаем, которые произвольно стремятся удержать ставку процента на низком уровне.

Подобное несоответствие наблюдается и тогда, когда цены падают. Предположим, что к концу года на 97 долл. можно будет купить столько же благ, сколько на 100 долл. в начале года. В таком случае заимодавец, для того чтобы получить обратно покупательную силу, равноценную первоначальной, и 5% прибыли, должен бы получить не 105 долл., а 97 долл. плюс 5% от 97 долл., или 101,85 долл. Таким образом, ставка процента в деньгах в этом случае должна бы быть 1,85% или меньше 2% вместо первоначальных 5%. Другими словами, падение цен на 3% должно бы было понизить ставку процента приблизительно на столько же. Но в действительности такое приспособление процента достигается редко, и денежный процент держится значительно выше 2% в течение довольно долгого времени.

§ 2. Как подъем цен порождает дальнейший подъем цен

Теперь мы можем приступить к изучению временных, или переходных, изменений в членах нашего уравнения обмена. Начнем с предположения, что произошло незначительное первоначальное нарушение, например такое, какое было бы произведено увеличением количества золота. Это обстоятельство, как видно из уравнения обмена, вызовет повышение цен. Если цены поднимутся, прибыль торговцев, измеряемая в деньгах, также повысится, даже если торговые расходы будут повышаться в той же самой пропорции. Так, если человек, который продал товаров на 10 тыс. долл. при себестоимости 6 тыс. долл., получил чистую прибыль 4 тыс. долл., то при удвоении цены и себестоимости его прибыль была бы также вдвое больше, равняясь 20 тыс. долл. - 12 тыс. долл., т. е. 8 тыс. долл.. Конечно, такое повышение цен было бы чисто номинальным, так как оно только соответствовало бы общему повышению уровня цен. Торговцы не получили бы никакой выгоды, так как на свою более крупную денежную прибыль они купили бы благ не более чем покупали раньше на свою прежнюю меньшую прибыль. Но в действительности прибыль торговцев все же повысится, так как ставка процента, которую они платят, приспособляется к изменившемуся уровню цен с запозданием. В составе торговых издержек имеется процент, и этот вид издержек вначале не повысится. Таким образом, прибыли будут повышаться быстрее, чем цены. Следовательно, торговец будет считать, что он получает больше прибыли, чем обычно. Это будет поощрять его к расширению дел путем увеличения займов. Эти займы заключаются чаще всего в форме краткосрочных кредитов в банке, а краткосрочные кредиты, как мы видели, приводят к образованию депозитов. Как это хорошо известно, между кредитами и депозитами наблюдается замечательно точное соответствие [См.: Norton J. P. Statistical Studies in the New York Money Market. New York (Macmillan), 1902.]. Вследствие этого депозитное обращение (M) будет увеличиваться. Это расширение депозитного обращения вызовет дальнейший подъем общего уровня цен, подобно тому как вначале такое повышение было вызвано увеличением количества золота [См. статью Knut Wickesell'я в Jahrbucher fur Nationalokonomie, 1897 (Band 68). P. 228-243 под заглавием Der Bankzins als Regulator der Warenpreise. Эта статья хотя и не трактует непосредственно о кредитных циклах в их отношении к паникам, но отмечает все же связь между ставкою процента по банковским займам и изменениями в уровне цен, являющимися результатом расширения и сокращения таких займов.]. Отсюда цены, которые уже опередили в своем повышении ставку процента, стремятся опередить ее еще больше, давая тем самым возможность заемщикам, которые уже повысили свои прибыли, повысить их еще больше. Спрос на займы повышается, и хотя номинальный процент в силу этого может также несомненно подняться, тем не менее он остается ниже нормального уровня. Между тем номинально ставка процента все же увеличивается. Это склоняет заимодавцев, включая и банки, к большей предприимчивости. Введенные номинальным повышением ставок в заблуждение, что может быть получен действительно хороший процент, они расширяют свои кредиты. В результате расширения банковских кредитов депозитное обращение (М'), уже и без того расширенное, расширяется еще больше. Таким образам, если цены повышаются, то денежная масса также может увеличиться, и это позволяет заемщикам легче получать больший кредит [См.: Kinley. Money. New York (Macmillan), 1904. P. 223. ]. Вследствие этого цены повышаются еще больше [См.: Wicksell.Op. сit.]. Это течение событий вкратце может быть изложено следующим образом.

1. Цены повышаются (какова бы ни была первая причина этого, мы выбрали для примера увеличение в сумме золота).

2. Ставка процента повышается, но недостаточно.

3. Предприниматели (употребляя термин проф. Феттера), поощряемые большими прибылями, увеличивают свои займы.

4. Депозитное обращение (М') по отношению к количеству денег (М) расширяется.

5. Цены продолжают повышаться, т. е. повторяется феномен № 1, затем феномен № 2 и т. д.

Другими словами, незначительное первоначальное повышение цен дает толчок к движению цепи событий, которые стремятся к повторению. Повышение цен порождает новое повышение цен, и это продолжается до тех пор, пока процентная ставка отстает от своей нормальной величины.

§ 3. Оценка нарушений уравнения обмена

Расширение депозитного обращения, вызываемое этим сложным движением, приводит к ненормальному увеличению отношения М' к М. Это совершенно очевидно, если повышение цен начинается благодаря изменению какого-нибудь одного или нескольких элементов уравнения, иных, чем количество денег; так, если М остается постоянным, а М' увеличивается, то отношение М' к М должно также увеличиться. Но если М увеличивается, М' будет увеличиваться в большем отношении. Если бы М' увеличилось в таком же отношении, что и М, то цены повысились бы в точно таком же отношении (при предположении, что скорости обращения и количества товаров неизменны); а если бы цены увеличились в таком же отношении, то и займы (которые, будучи заключаемы в целях покупки товаров, должны быть в соответствии с ценами последних) неизбежно возросли бы в той же мере, чтобы обеспечить покупку того же самого количества товаров, как и прежде. Но предприниматели, желая воспользоваться медленностью повышения процента, будут увеличивать займы сверх прежнего или первоначального размера их. Вследствие этого депозиты, основанные на займах, увеличатся в большем отношении. Это значит, что отношение М' к М увеличится. Другими словами, в течение того же периода, пока М увеличивается, М' увеличивается еще быстрее. Отсюда нарушение нормального отношения между этими двумя формами обращения.

Однако это не единственное нарушение, причиняемое увеличением М. Происходят также нарушения в Q (или, другими словами, в Т), в V и V'. Мы рассмотрим их по очереди.

Товарное обращение (Q) будет стимулироваться всякими облегчениями условий займов. Это наблюдается всегда в течение периода повышения цен. В таком случае публика одобрительно отмечает, что “дела хороши” и “времена благоприятны”. Такие утверждения выражают особую точку зрения среднего предпринимателя - заемщика. Но они отнюдь не выражают настроений кредиторов, людей, живущих на жалованье, и рабочих, большинство которых молча и долго страдают, платя более высокие цены и не получая пропорционально более высоких доходов.

Первая причина нездорового увеличения торговли заключается в том факте, что цены, подобно проценту, отстают от роста торговых оборотов и должны быть, так сказать, подталкиваемы увеличением последних. Это особенно справедливо в тех случаях, когда первоначальный толчок к повышению цен происходит от увеличения в количестве денег. Излишек денег сначала почти поглощается при прежнем уровне цен. Но продолжающееся увеличение количества денег мало-помалу повышает цены. В то же время объем покупок будет несколько больше, чем он был бы, если бы цены повышались более быстрым темпом. Действительно, возможность продавать больше товаров при старых ценах побуждает продавцов к повышению их. Видя, что они могут найти покупателей для большего количества товаров, чем раньше, при существующих ценах или для такого же количества товаров, как и раньше, при более высоких ценах, продавцы предпочтут последнее и будут продавать по этим более высоким ценам.

Но размеры торговли почти всецело зависят от других факторов, а не от количества денежных знаков, так что увеличение количества последних не может, даже временно, очень значительно увеличить торговлю. В обычные благополучные времена все общество занято работой, производя, транспортируя и обменивая блага. Увеличение денежных знаков само по себе в период бума не может увеличить количество населения, расширить изобретательность или увеличить производительность труда. Эти факторы довольно точно определяют объем торговли, до которого можно разумно ее расширять. Поэтому хотя прибыли предпринимателей-заемщиков и могут явиться психологическим стимулом к усиленному занятию торговлей, хотя небольшое количество безработных и может получить работу, а занятые работой получить в ограниченных размерах сверхурочную работу, хотя в этих условиях и могут возникнуть дополнительно некоторые сделки купли-продажи спекулятивного характера, тем не менее весь эффект увеличения депозитов нужно видеть в изменении цен, В конечном счете эффект полностью выразится именно в этом изменении цен, но в переходные периоды и временно там будут наблюдаться также и некоторые увеличения в объеме торговли Q.

Дальше мы заметим, что повышение цен, или падение покупательной силы денег, ускоряет обращение денег: мы все спешим отделаться от товара, который, подобно зрелому плоду, портится в наших руках [Для статистического доказательства см.: Pierre des Essars. Journal de la Societe de Statistique de Paris, апрель 1895. С. 143. Данные относятся только к скорости обращения банковских вкладов. Никаких соответствующих данных для скорости обращения денег не имеется. Pierre des Essars показал, что в европейских банках почти без исключения V' достигает максимума в годы кризисов. То же самое я нахожу справедливым в нашей стране, как показано отношением расчетов к депозитам в Нью-Йорке, Бостоне и Филадельфии.]. Деньги не являются исключением. Когда они обесцениваются, держатели будут отделываться от них возможно скорее. Как только держатели денег замечают, что деньги обесцениваются, они стремятся покупать товары, ценность которых в денежном выражении поднимается, чтобы извлечь пользу из факта повышения ценности товаров. Неизбежным результатом этого является то, что товары будут повышаться в цене еще быстрее. Тогда ряд изменений, вызываемых повышением цен, выраженный более полно, чем раньше, будет следующий.

1. Цены повышаются.

2. Скорость обращения денег и депозитов (V и V') увеличивается; ставка процента повышается, но недостаточно.

3. Прибыли возрастают, займы расширяются, увеличивается и Q.

4. Депозитное обращение (M') по отношению к обращению денег (М) расширяется.

5. Отсюда цены продолжают повышаться. Это значит, что феномен № 1 повторяется. Тогда феномен № 2 также повторяется и т.д.

Необходимо заметить, что эти изменения теперь обнимают все величины в уравнении обмена. Эти изменения являются, однако, временными, имеющими отношение только к переходному периоду. Они подобны временному напряжению мощности и приспособлений автомобиля, взбирающегося на холм.

§ 4. Как повышение цен переходит в кризисы

Очевидно, что экспансия, проистекающая из этого круга причин, не может продолжаться постоянно. Она должна в конце концов изжить сама себя. Препятствие к продолжению ее действия лежит в ставке процента. Причиной ненормального положения, как мы видели, является отставание в повышении процента. Но повышение процента, хотя и с запозданием, прогрессирует, и, как только оно превзойдет степень повышения цен, вся ситуация изменяется. Если цены повышаются на 2% ежегодно, то период бума будет продолжаться только до тех пор, пока процент также не повысится на 2. Тогда он возместит размер повышения цен и банки в интересах самозащиты будут вынуждены поднять процент, потому что иначе они не смогут противостоять ненормальному расширению ссуд в отношении к резервам. Как только ставка процента приспособится к степени повышения цен, заемщики не смогут больше надеяться на получение больших прибылей и спрос на займы перестанет увеличиваться.

Существуют и другие факторы, ставящие границу дальнейшему расширению депозитного обращения и порождающие тенденцию к сокращению его. Не только сумма депозитного обращения ограничена в силу закона или осторожности некоторым максимумом, кратным сумме банковских резервов, но и банковские резервы, в свою очередь, ограничены суммой денег, могущих служить в качестве резерва.

Далее, с повышением процента ценность некоторых дополнительных обеспечении, как, например, облигаций, под залог которых заключаются займы, начинает падать. Эти обеспечения, ценность которых определяется капитализацией фиксированных сумм, падают по мере того, как повышается процент, и вследствие этого они не могут служить дополнительным обеспечением займов в такой же мере, как и прежде. Это препятствие для займов, которое было только что выяснено, является препятствием и для депозитов.

С ростом процента те, кто рассчитывал на возобновление своих займов по прежним ставкам и в прежних суммах, уже не в состоянии сделать этого. Отсюда следует, что некоторым из них грозит банкротство. Банкротство (или перспектива банкротства) некоторых фирм, которые сильно задолжены банкам, внушает части многочисленных вкладчиков опасение, что банки не будут в состоянии реализовать этих займов. Вследствие этого сами банки подпадают под подозрение, и вкладчики начинают требовать вклады наличными деньгами. Банки осаждаются требованиями о возвращении вкладов, и это опустошает банковские резервы в тот самый момент, когда в них ощущается особенная нужда Часть теории кризисов, изображаемая здесь, аналогично изложена в статье Harry G. Brown, Yale Review, август 1910 г., озаглавленной: Typical Commercial Crises versus a Money Panic. ]. Истощив резервы, банки вынуждены сократить ссуды. Тогда ставка процента повышается до уровня, характерного для момента паники. Те предприниматели, которые застигнуты врасплох, должны иметь деньги [См.: Fisher I.Rate of Interest. P. 325-326. ], чтобы ликвидировать свои обязательства, и для того, чтобы получить деньги, они готовы платить высокий процент. Некоторые из них обречены на банкротство, а с их банкротством понижается возможность обратного получения ссуд. Этот кульминационный пункт повышающегося движения цен есть то положение, которое называется кризисом [Это определение кризиса, данное Жугляром, и история кризисов, которую он дает, в деталях соответствуют описанию. См.: Juglar. Des Crises Commerciales et de leur retour periodique en France, en Angleterre et aux Etats-Unis, 2-d ed., Paris (Guillaumin), 1889. P. 4 и 5. См. также перевод части, касающейся Соединенных Штатов; De Courcey W. Thorn. A Brief History of Panis in the United States. New York (Putnam),l893.P.7-10.], т. е. положение, характеризуемое банкротствами, возникновение которых обязано недостатку наличных денег как раз в тот момент, когда в них ощущается наибольшая нужда.

Общепризнано, что сжатие банковского кредита, происходящее вследствие потери доверия, есть основной момент каждого кризиса независимо от того, что является причиной этой потери доверия. Момент, который еще не получил общего признания и который желательно в этой главе особенно подчеркнуть, состоит в том, что эта потеря доверия (в типичном торговом кризисе, описанном здесь) является следствием отставания в приспособлении процентной ставки.

Мы не имеем в виду обсуждать здесь причины кризисов, не связанные с деньгами. Заметим лишь, что причины, лежащие на стороне денег, взятые в связи с плохой приспособляемостью ставки процента, наиболее важны. Другие факторы, часто выставляемые на первый план, суть только проявления этой плохой приспособляемости. Случаи “перепотребления” и “перекапитализации” заслуживают особого внимания. Причина того, что многие люди расходуют больше, чем они могут произвести, заключается в том, что они считают доллар за устойчивую единицу, тогда как в действительности его покупательная сила быстро падает. Держатель облигации, например, заблуждается относительно постоянства своего капитала. Он никогда и не подозревает, что он должен был бы откладывать фонд для погашения долгов, потому что падение покупательной силы денег понижает реальную ценность его капитала. С другой стороны, акционер и предприниматель обыкновенно вводятся в заблуждение неосновательной надеждой на устойчивость ставки процента и в силу этого переходят границы в помещении капитала. Правда, временно они выигрывают то, что теряют держатели облигаций, и потому их затраты и помещение капитала в условиях роста цен находят большее оправдание: вначале они преуспевают. Но рано или поздно ставка процента поднимется выше, чем они рассчитывали, и они очутятся лицом к лицу с фактом, что участвуют в предприятиях, которые не могут оплачивать таких высоких ставок.

Тогда наблюдается интересная вещь: заемщики, не имея легкой возможности получения займов, порицают высокую ставку процента, которая на самом деле обязана тому обстоятельству, что предыдущая ставка процента была недостаточно высока. Если бы предыдущая ставка процента была достаточно высока, то заемщики никогда бы не перешли необходимых границ в использовании чужих капиталов.

§ 5. Завершение кредитного цикла

Сокращение ссуд и депозитов сопровождается уменьшением скорости их обращения, а это, в свою очередь, содействует предотвращению дальнейшего повышения цен и порождает тенденцию к их понижению. Гребень волны достигнут, и наступает реакция. Так как цены перестали повышаться, то ставка процента, которая также достаточно повысилась, чтобы компенсировать рост цен, должна снова упасть. Но так же, как в начале она отставала в повышении, теперь она отстает в падении. Фактически временно она даже имеет тенденцию повышаться еще и дальше.

Ошибки пользования ссудами сверх меры в прошлом заставляют несчастные жертвы этих ошибок занимать еще больше, чтобы сохранить свою состоятельность. Это есть еще та специальная ненормальность, которая характеризует период кризиса. Ссуды требуются для того, чтобы продлить старые долги или чтобы заплатить эти долги путем образования новых. Причина требований на займы заключается не в возможности новых помещений капитала, а в существовании обязательств, связанных со старыми (и неудачными) помещениями его. Проблема состоит в том, как выпутаться из затруднений, созданных прошлыми обязательствами. Это проблема ликвидации. Если даже процент и начинает падать, он падает медленно, и банкротства продолжаются. Заемщики теперь находят, что процент хотя номинально низок, но все-таки тяжел для уплаты. Такое заключение кажется им особенно справедливым по отношению к обязательствам, заключенным как раз перед тем, как цены перестали повышаться, или как раз перед тем, как они начали падать. Ставка процента в этих случаях установлена прежде, чем произошли изменения конъюнктуры. Вследствие этого будет еще очень небольшое, если вообще будет, соответствие в понижении номинального процента. Так как процент еще слишком тяжел, чтобы платить по обязательствам, то банкротства продолжаются. Наблюдается огромная неуверенность в предоставлении ссуд: ссуды выдаются только под лучшее обеспечение; и огромная неуверенность в заключении займов: займы заключаются только в тех случаях, если перспективы успехов представляются особенно большими. Банковские ссуды обнаруживают тенденции к уменьшению, соответственно уменьшаются и депозиты (M'). Сокращение депозитного обращения заставляет цены падать еще больше. Те, кто занял деньги, предполагая закупить запасы товаров, теперь находят, что они не могут продать их за сумму, достаточную даже для того, чтобы заплатить по займу. Вытекающий из этой медлительности падения ставки процента до нормального уровня ряд событий теперь противоположен тому, который мы имели раньше.

1. Цены падают.

2. Ставка процента падает, но недостаточно быстро.

3. Предприниматели-заемщики, обескураженные малыми прибылями, сокращают свои займы.

4. Депозитное обращение (М') сокращается по отношению к количеству денег (М).

5. В силу этого цены продолжают падать, т. е. феномен № 1 повторяется. Тогда повторяется и феномен № 2 и т. д.

Таким образом, падение цен порождает дальнейшее падение их. Круг, очевидно, повторяется до тех пор, пока ставка процента отстает в своем падении. При этом всего больше теряют те из деловых людей, которые являются дебиторами. Типичный деловой человек теперь жалуется, что “дела идут плохо”. Наступает период “депрессии в торговле”.

В течение этой депрессии скорость обращения (V и V') ненормально низка. Люди не торопятся тратить денежные знаки или чеки, так как доллары, представляемые ими, поднимаются в покупательной силе. Q (или объем торговли) уменьшается потому, что: 1) инициаторы торговли - предприниматели-заемщики - обескуражены и лишены интереса; 2) инерция повышения цен может быть преодолена только сокращением расходов; 3) торговля на деньги, которая только одна и представлена Q, уступает место обмену. В течение некоторого времени недостает денег, чтобы совершать сделки по существующим ценам, так как эти цены еще слишком высоки и не могут немедленно приспособиться к внезапному сокращению. Пока существует такой “денежный голод”, нет иного пути совершения сделок, кроме частичной замены денежных сделок обменом. Но если переход к обмену облегчает первоначальное падение цен, то неудобство обмена начинает немедленно действовать как дополнительная сила понижения цен, склоняя продавцов продавать даже в убыток, лишь бы были получены деньги и можно было избежать обмена. Однако этот эффект частично нейтрализуется временным уменьшением количества сделок, которые будут заключаться при таких неблагоприятных условиях. Порядок событий, включающих и эти факторы, будет таков:

1. Цены падают.

2. Скорости обращения (V и V') падают; ставка процента падает, но недостаточно быстро.

3. Прибыли уменьшаются; займы и Q уменьшаются. Депозитное обращение (М') сокращается по отношению к количеству денег (М).

4. В силу этого цены продолжают падать, т. е. феномен № 1 повторяется. Тогда повторяется феномен № 2 и т. д.

Сокращение, вызванное этим кругом причин, прекращается само собой, как только понижение ставки процента догонит падение цен. Через некоторое время нормальные условия начинают возвращаться. Слабейшие производители вытеснены или, по крайней мере, воздерживаются от расширения своего дела за счет увеличения займов. Строить заново всю систему кредита предоставляется наиболее сильным фирмам. Непрерывное падение цен делает невозможным для большинства заемщиков платить старые высокие ставки процента. Спрос на ссуды уменьшается, и процент падает до уровня, при котором заемщики могут наконец платить его. Заемщики снова получают желание рисковать; банкротства численно уменьшаются; банковские ссуды перестают уменьшаться; цены перестают падать; займы и коммерческие занятия становятся выгодными; спрос на ссуды возобновляется; цены опять начинают повышаться. И снова происходит повторение повышательного движения цен, описанного нами.

Мы рассмотрели повышение цен, кульминационный пункт их подъема, падение и начало нового повышения. Эти изменения являются ненормальными колебаниями, зависящими от некоторого первоначального нарушения. Повышательное и понижательное движения, взятые вместе, образуют полный кредитный цикл, который напоминает колебание маятника [Математическое использование этой аналогии см.: Pareto. Сours d' Economic Politique. Lausanne, 1897. P. 282-284.]. В большинстве случаев продолжительность колебания коммерческого маятника туда и обратно равна приблизительно 10 годам. Хотя маятник постоянно стремится к устойчивому положению, практически всегда имеют место некоторые обстоятельства, препятствующие полному равновесию. Указанные колебания хотя и обладают тенденцией самоуничтожения, но они непрерывно возобновляются новыми потрясениями. Всякая причина, которая нарушит равновесие, будет достаточна, чтобы вызвать весь цикл колебаний. Одна из наиболее обычных причин такого рода заключается в увеличении количества денег [Таково, казалось бы, может быть объяснение паники 1907 г. См.: Fisher I. Rate of Interest.P.336.]. Вторая причина -потрясение доверия в деловой области (вредящее предпринимательству, ссудам и депозитам). Третья причина - скудные урожаи, затрагивающие Q. Четвертая - изобретения.

Таким образом, факторы уравнения обмена постоянно стремятся к нормальному соотношению. Корабль в спокойном море будет качаться очень недолго, прежде чем достигнет покоя, но в открытом море качка не прекращается никогда. Постоянно стремясь к равновесию, корабль столь же постоянно будет бороться с причинами, которые порождают колебания. В нашем анализе факторы, стремящиеся к взаимному уравновешению, суть деньги в обращении, депозиты, скорости их обращения, Q и р. Эти величины должны всегда быть связаны между собой уравнением MV + M'V' = Σ pQ, представляющим механизм обмена. Но для того чтобы они подчинялись такому отношению, необходимо, чтобы изменение любой отдельной части механизма распространяло свое действие в течение переходного периода на все другие части. И так как переходные периоды являются правилом, а периоды равновесия составляют исключение, то механизм обмена почти всегда находится скорее в динамическом, чем в статическом, положении.

Не следует, однако, предполагать, будто каждый кредитный цикл выражен настолько резко, что необходимо вызывает искусственно чрезмерную торговую активность в одну часть периода, и “тяжелые времена” - в другую. Ритм может быть более или менее значительным по широте его колебаний. Если банки осторожны в предоставлении ссуд в течение периода подъема цен и расширение кредитного обращения, таким образом, ограниченно, повышение цен равным образом будет ограниченно и последующее падение цен будет не столь сильным и более равномерным. Если бы существовал лучший способ измерения изменений уровня цен и стремление уравновесить эти изменения путем приспособления ставки процента, то колебания могли бы быть в значительной мере смягчены. Именно отставание изменений процента позволяет колебаниям достигать таких значительных размеров. По этому поводу Маршалл справедливо говорит: “Причина сменяющихся попеременно периодов подъема и депрессии коммерческой деятельности... тесно связана с изменениями в реальной ставке процента, обусловленными, в свою очередь, изменениями в покупательной силе денег. Когда существует вероятность повышения цен, люди стремятся занимать деньги, покупать товары и таким образом способствуют повышению цен. Торговля расширяется и ведется небрежно и расточительно: лица, работающие на занятый капитал, платят обратно меньшую реальную ценность, чем они занимали, и обогащаются за счет общества. Когда затем кредит подвергается потрясению и цены начинают падать, каждый желает отделаться от товаров, падающих в цене, и получить деньги, покупательная сила которых быстро повышается. Это заставляет цены падать сильнее и сильнее; дальнейшее падение цен заставляет кредит сжиматься еще больше, и, таким образом, раз начав понижаться, цены в течение долгого времени продолжают падать” [Marshall A.Principles of Economics, 5-th ed. London (Macmillan).Vol. 1.P.594.].

Несколько иной вид цикла представляют собой сезонные колебания, которые происходят ежегодно. Такие колебания большей частью вызываются не отклонением от состояния равновесия, но скорее непрерывным приспособлением к условиям, которые хотя и подвержены изменениям, но все же нормальны и не являются неожиданными. Так, в осенние периоды жатвы и наступающего сбора урожая существует тенденция к понижению уровня цен, за которым следует по прошествии этого периода и с приближением зимы повышение цен.

§ 6. Итоги

В настоящей главе мы анализировали явления, характерные для переходных периодов. Мы нашли, что период бума приводит к реакции и что этот бум и реакция составляют цикл процветания и депрессии.

Мы видели, что повышение цен порождает тенденцию к повышению номинального процента, а падение цен - к понижению его, но что приспособление уровня процента к движению цен недостаточно совершенно. Вслед за началом повышения цен наступает расширение займов, вытекающее из того факта, что процент не приспособился сразу к этому повышению. Это доставляет барыши предпринимателям-заемщикам, и их спрос на ссуды расширяет депозитное обращение. Это расширение еще более повышает цены, каковой результат усугубляется далее увеличением скорости обращения и несколько смягчается увеличением торгового оборота. Когда процент приспособляется к повышающимся ценам, а ссуды и депозиты достигают предела, установленного для них банковскими резервами и другими условиями, факт приостановки повышения цен вызывает необходимость нового приспособления. Те, чьи дела развиты сверх меры, теперь находят, что высокие ставки процента обременительны. Результатом являются банкротства, создающие коммерческий кризис. Наступает реакция, начинается обратное движение. Падение цен, однажды начавшись, имеет тенденцию ускоряться по причинам, в точности соответствующим тем, которые действовали при противоположной ситуации.

назад в содержание

 
© uchebnik-online.com