Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава VII. Влияние денежных систем на покупательную силу денег

Покупательная способность денег

назад в содержание

§ 1. Закон Грешема

До сих пор мы рассматривали факторы, определяющие поку-•U. нательную силу денег, при условии, что все деньги в обращении являются однородными. Иллюстрация, данная в предыдущей главе, показывает, как действует механизм денежного обращения, когда употребляется только один металл. Теперь нам предстоит рассмотреть денежные системы, которые основаны на употреблении разных видов денег. Одна из первых трудностей в ранней истории денег состояла в том, что в обращении находились два (или более) металла. Один из этих двух металлов порой оказывался дешевле другого, и более дешевый металл вытеснял более дорогой. Эта тенденция была замечена Николаем Орезмом, впоследствии епископом в Lisieux, в его докладе французскому королю Карлу V около 1366 г. и Коперником около 1526 г. в его докладе или трактате, написанном для польского короля Сигизмунда I [См.: Macleod H.D. The History of Economics. New York (Putnam), 1896. P. 37-38. 2 Macleod H.D. Elements of Political Economy. 1857. P. 477. 3 Macleod H.D. The History of Economics. P. 38 - 39.]. Маклеод в своих “Elements of Political Economy”, вышедших в 1857 г.2, прежде чем он имел возможность ознакомиться с более ранними формулировками Орезма и Коперника3, дал этой тенденции на именование закона Грешема в честь Томаса Грешема, который установил этот принцип в середине XVI в. На самом же деле эта тенденция была, кажется, известна даже древним грекам, так как Аристофан в своих “Лягушках” говорит об этом следующее: “Наши старые монеты, полноценные и отличной пробы, были в ходу не только среди греческого народа, но и во всем мире. Они были приняты во всех государствах по их верному чекану и высокой пробе. Однако мы теперь их не употребляем и предпочитаем пользоваться скверными поддельными деньгами, плохого чекана, фальшивыми и низкого достоинства, которые заменили наши старые хорошие деньги”.

Закон Грешема или Орезма обычно формулируется: “плохие деньги вытесняют хорошие”, так как обычно наблюдалось, что сильно изношенные, стертые, маловесные, обрезанные, потерявшие ценность и каким-либо иным образом поврежденные деньги стремятся вытеснить полновесные, только что отчеканенные монеты. Такая формулировка, однако, не совсем правильна. Неправильно, что плохие деньги, т. е. изношенные, зазубренные, стертые или даже обрезанные монеты, будут вытеснять другие деньги только по причине своей изношенности, зазубренности, стертости или обрезанности. В точной формулировке закон гласит просто: “дешевые деньги будут вытеснять дорогие деньги”. Причина, по которой более дешевые деньги всегда одерживают верх, заключается в том, что выбор пользования теми и другими деньгами остается главным образом за тем, кто платит их в обмене, а не за тем, кто получает. Если кому-либо предстоит выбор платить свои долги теми или другими деньгами, мотивы бережливости заставят его выбрать наиболее дешевые. Если бы инициатива или выбор принадлежал преимущественно лицу, получающему деньги, а не плательщику, было бы справедливо противоположное положение. Тогда более дорогие, или “хорошие”, деньги вытеснили бы более дешевые, или “плохие”, деньги.

Что же тогда делается с более дорогими деньгами? Они или могут быть припрятаны, или уйдут на переплавку, или уйдут за границу. Припрятаны или переплавлены они будут по мотивам бережливости, а отсылка за границу будет происходить в силу того, что при внешней торговле иностранцы, получающие деньги, а не мы, дающие их, диктуют, какой род денег будет принят. Они будут брать только лучшие деньги, так как наши постановления о законных платежных средствах не связывают их.

Лучшие деньги могли бы, понятно, употребляться при обмене с премией, т. е. по ценности их как слитка, но затруднения в исчислении расчетов в них, которые удовлетворяли бы обе стороны, так велики, что на практике эти лучшие деньги никогда не употребляются в больших количествах. На самом деле действие закона Грешема настолько велико, что удобства целой нации приносятся ему в жертву. Например, в Италии 15 лет тому назад [Считая от выхода в свет первого издания этой книги, т. е. от 1911 г.] излишние выпуски бумажных денег вытеснили в Альпах не только золото, но и серебро и медь из обращения. Эти бумажные деньги могли циркулировать в Южной Франции al pari с соответствующими звонкими монетами, так как Франция и Италия принадлежат к Латинскому Союзу. Вследствие этого временно там оставалось очень мало мелкой разменной монеты, ниже банкнот в 5 лир номинального достоинства. Покупатели розничных лавок часто оказывались не в состоянии делать покупки, так как они не имели необходимых мелких денежных знаков и так как лавочники испытывали ту же нужду и не могли давать сдачу. Чтобы устранить это затруднение, было выпущено 30 млн. банкнот достоинством в 1 лиру, и спрос на них был так велик, что торговцы платили за них премию.

Закон Грешема приложим не только к двум соперничающим видам денег из одного и того же металла; он приложим ко всем видам денег, которые циркулируют вместе. Пока не была изобретена чеканка краев монет и не был принят “предел терпимости” при чеканке (отклонение от образцового веса), возникало много затруднений в торговле от широко практиковавшегося обрезывания монет до понижения их веса. В наше время, однако, всякая монета, стертая и обрезанная настолько, что ее вес понижен, перестает быть законным платежным средством и обычно отвергается теми, кому она предлагается, т.е. перестает быть деньгами. Внутри обычных [Иногда обычай менее суров, чем закон. Например, в Калифорнии потертая золотая монета ниже чеканного предела терпимости продолжает циркулировать. Она называется “банковским золотом” (bank gold).], или законных, границ терпимости, однако, т. е. пока более дешевые деньги сохраняют “денежную” силу, они будут вытеснять более дорогие.

§ 2. Условия немедленной несостоятельности биметаллизма

Очевидное действие закона Грешема состоит в понижении покупательной силы денег при всяком удобном случае. Ис тория мирового денежного обращения в значительной мере представляет собой перечень примеров порчи денег, часто по повелению государей. Наша главная задача в настоящий момент заключается при рассмотрении закона Грешема в более полной формулировке причин, определяющих покупательную силу денег при денежных системах, подверженных действию закона Грешема. Начнем с биметаллизма.

Чтобы вполне понять влияние какой-либо монетной системы на покупательную силу денег, мы сначала должны понять, как система действует [Fisher I. The Mechanics of Bimetallism (British) // Economic Journal. 1894. September. P. 527-536.]. Было много возражений, что биметаллизм когда-нибудь действовал или мог действовать, потому что дешевый металл должен был вытеснять более дорогой. Нашей первой задачей является показать, совершенно независимо от желательности этого, что биметаллизм может действовать и действует при известных условиях, но не при других. Чтобы выяснить, когда он будет действовать и когда не будет, мы будем продолжать пользоваться механической иллюстрацией [В настоящем приложении она до некоторой степени подобна символу, на который намекает Джевонс в его “Money and the Mechanism of Exchange”. New York (Appleton), 1896.P.140.] последней главы, в которой сумма золотых слитков представлена содержимым сосуда Gb (рис. 6, 7). Здесь, как и прежде, мы изображаем покупательную силу, или ценность, золота расстоянием между уровнем жидкости и линией 00. В последней главе наш рисунок представлял только один металл - золото, но представлял этот металл в двух сосудах: в сосуде слитков и в сосуде монет. Теперь мы несколько видоизменим этот рисунок. Во-первых, как на рис. 6а, мы прибавим сосуд для серебряных слитков Sb, который будет несколько иной формы и размера, чем сосуд Gb. Этот сосуд может быть использован для того, чтобы показать отношение между ценностью, или покупательной силой, серебра и его количеством в изделиях и слитках. Здесь, следовательно, мы имеем три сосуда. Сначала серебро совершенно изолировано, но потом мы соединим сосуд с серебром со средним сосудом. Сначала предположим, что средний сосуд, который содержит деньги, исключительно наполнен только золотыми монетами (рис. 6а), а серебро совсем не употребляется как деньги. Другими словами, денежная система совершенно та же, которую мы рассматривали в предыдущей главе. Единственное изменение, которое мы вводим в этот рисунок, состоит в прибавлении другого сосуда Sb, совершенно оторванного, указывающего количество и ценность серебряных слитков.

Дальше предположим, что справа открыта трубка, соединяющая сосуд Sb с денежным сосудом, т. е. мы вводим биметаллизм. При биметаллизме правительства открывают свои монетные дворы для свободной чеканки обоих металлов в фиксированном отношении, т. е. в фиксированном отношении между ценностями обоих названных металлов. Например, если серебряный доллар содержит 16 долей серебра на каждую долю золота в золотом долларе, отношение выразится в 16:1. При такой системе должник может выбирать, если он иным путем не связан своим контрактом, уплату или золотыми или серебряными деньгами. Эти два условия действительно являются двумя необходимыми реквизитами полного биметаллизма, а именно: во-первых, свободная и неограниченная чеканка обоих металлов в фиксированном соотношении и, во-вторых, неограниченная законная платежная сила обоих металлов в том же соотношении. Эти новые условия изображены на рис. 6б (и позднее на рис. 76), где трубка дает доступ серебру в денежный, или центральный, сосуд [Конечно, одна частица жидкости, наполняющей центральный сосуд, представляет соединение золота и серебра в их чеканных весовых пропорциях. Если соотношение между металлами установлено как 16:1, сосуды должны быть устроены так, чтобы один кубический дюйм жидкости представлял собой 1 унцию золота или 16 унций серебра и чтобы число дюймов, отделяющих поверхности жидкостей от линии 00, представляло бы предельную полезность 1 унции золота и 16 унций серебра соответственно.].

То, что мы хотим изобразить, не есть соотношение между количествами добычи из рудников, слитков и изделий из обоих металлов, но соотношение между слитками и монетами из обоих металлов. Мы можем, следовательно, не обращать в настоящий момент внимания на все входы и выходы из сосудов, за исключением сообщения между сосудом слитков и сосудом монет.

Теперь в этих сосудах расстояние от поверхности жидкости до линии 00, как мы уже сказали, представляет покупательную силу золота и серебра. Но каждая единица серебра (т. е. каждая капля жидкости, изображающей серебро, как в монетах, так и в слитках) содержит в 16 раз больше частиц, чем каждая единица золота (т. е. каждая капля жидкости, изображающей золото, как в монетах, так и в слитках). Это значит, что одна единица жидкости изображает или один золотой, или один серебряный доллар. Мы хотим изобразить только относительную покупательную силу соответственных единиц.

Жидкости, представляющие золотые и серебряные деньги, разделены подвижной перепонкой f. На рис. 6а эта перепонка находится у правой стенки сосуда, на рис. 6б-у левой стенки, на рис. 7а - опять у правой стенки, а на рис. 7б - посередине. Рисунки а представляют положение до открытия монетных дворов для свободной чеканки серебра. Рисунки б представляют положение после этого открытия и когда закон Грешема начинает действовать. Если перед самым введением биметаллизма уровень серебра в сосуде Sb ниже уровня золота в сосуде Gb, то закон, вводящий биметаллизм, не окажет никакого влияния, т.е. серебряные слитки не потекут в денежный сосуд, так как жидкости вообще не текут вверх; но если, как мы видим на рис. 6а или 7а, уровень серебра выше, чем уровень золота, то, как только монетные дворы будут открыты для свободной чеканки серебра, оно потечет в обращение. Будучи сначала дешевле золота, серебро вытолкнет золотые деньги через левую трубку (т.е. путем переплавки монет) на рынок слитков. Это вытеснение золота может быть полным, как указано на рис. 6б, или только частичным, как указано на рис. 7б. Вытеснение будет продолжаться только до тех пор, пока не появится премия на золото, т. е. пока уровень серебра в сосуде слитков будет оставаться выше уровня золота в денежном сосуде или пока серебряные слитки будут дешевле золотых денег.

Предположим, что линия mm, как показано на рис. 6а, будет промежуточным уровнем, т.е. таким уровнем, что объем х, находящийся выше него, равняется сумме пустых объемов у и г, находящихся ниже этого уровня. Эта линия mm остается промежуточным уровнем, каково бы ни было распределение жидкостей между тремя сосудами. Как только с помощью трубки сообщение между сосудами будет установлено, серебро будет течь в денежный сосуд и, согласно закону Грешема, вытеснять золото.

Мы должны различать здесь два случая: 1) когда количество серебра х, находящееся выше промежуточной линии mm, превышает все содержимое денежного сосуда, расположенное ниже этой линии, 2) когда х меньше, чем содержимое денежного сосуда ниже названной линии. В первом случае очевидно, что серебро совершенно вытеснит золото из обращения, как указано в рис. 6б, где перепонка передвинулась от правой стенки к левой. Количество серебра в сосуде слитков будет меньше, чем прежде, а содержимое в сосуде золотых слитков будет больше, чем раньше.

Но это перераспределение есть только первый эффект, производимый открытием монетных дворов для свободной чеканки серебра. Нарушается равновесие между производством и потреблением как для золота, так и для серебра. Возросшая ценность серебра (так как уровень в Sb понизился) стимулирует производство, увеличивая разработку серебряных рудников (раскрытые входы справа), а с другой стороны, понизившаяся ценность золота (так как уровень в Gb повысился) понижает производство золота путем закрытия золотых рудников (закрытые входы слева). Подобные же изменения происходят и в отливах, т.е. в потреблении, трате и стирании каждого металла.

В результате оказывается, что получившиеся после первого перераспределения уровни не будут обязательно постоянными. Они могут возвратиться к первоначальному соотношению уровней, и при всех обычных условиях так и происходит. Но во всяком случае и это заслуживает особого внимания, они не могут вполне возвратиться к прежним уровням. Такое предположение было бы неосновательно, как показывает следующее рассуждение. Предположим на минуту, что серебро должно было бы вернуться к своему первоначальному уровню. Тогда приток серебра (производство) также вернулся бы к своему первоначальному размеру в зависимости от этого уровня, но отлив серебра (потребление, порча и т. д.) был бы больше, чем первоначально. Потребление в изделиях осталось бы прежним, но порча и потеря серебряных денег образовали бы дополнительный отлив. Тогда потребление (равное прежде производству) будет превышать производство и высокий первоначальный уровень не может быть удерживаем. Отсюда мы заключаем, что, каков бы ни был новый уровень перманентного равновесия, он будет лежать ниже старого уровня. Тот же самый аргумент, mutatis mutandis, доказывает, что для золота новый уровень перманентного равновесия будет лежать выше старого. Расстояние между двумя первоначальными уровнями будет тем самым уменьшено. Даже если бы биметаллизму не удалось установить совместного обращения обоих металлов и паритета цен, при данном соотношении в чеканке он привел бы в результате к понижению ценности более дорогого металла (золота) и к повышению таковой более дешевого (серебра). Такое действие взаимного приближения будет нами рассмотрено при обсуждении второго случая (в следующем параграфе).

§ 3. Условия несостоятельности биметаллизма, когда производство денежных металлов превышает их потребление

Таков первый случай, когда х больше, чем содержимое денежного сосуда ниже линии mm. Во втором случае предполагается, что х меньше, чем содержимое денежного сосуда ниже линии mm; это значит, что серебра недостаточно, чтобы вытеснить все золото из обращения. При этих обстоятельствах, игнорируя на время всякое изменение в производстве или распределении, мы заключаем, что открытие трубки, т.е. открытие монетных дворов для свободной чеканки серебра, приведет всю систему жидкостей к общему уровню тт. Другими словами, премия на золотые слитки исчезнет (рис. 7б) и их покупательная сила и покупательная сила серебряных слитков будет средней между их первоначальными покупательными силами; эта средняя будет измеряться расстоянием от средней линии mm до 00. Другими словами, биметаллизм в этом случае достигает успеха; это значит, что он установит и будет поддерживать временно равенство между золотыми и серебряными долларами в денежном сосуде.

Но равновесие, которое мы только что нашли, есть простое выравнивание уровней, произведенное перераспределением существующих запасов золота и серебра между различными сосудами. Это равновесие нарушится тотчас же, как только эти запасы будут изменены. Перманентное равновесие требует, чтобы запасы оставались всегда теми же, т. е. другими словами, требует равенства между производством и потреблением для каждого металла. После отлива серебра из сосуда слитков в денежный сосуд, очевидно, не будет необходимости в том, чтобы и дальше производство и потребление золота были равны одно другому, так же как и производство и потребление серебра. Произойдет такое увеличение производства серебра и уменьшение производства золота, какое произошло в случае, рассмотренном в предыдущем параграфе. Результатом может быть то, что серебро, в конце концов, совершенно заменит собой золото или, наоборот, не будет в состоянии сделать этого.

Здесь две возможности. Одна возможность очевидна, а именно золото может быть совершенно вытеснено, т. е. получится то, что было изображено на рис. 6б. При второй возможности золото не будет вытеснено.

Осуществимость этой второй возможности станет ясна, если мы попытаемся сначала отрицать ее. Предположим, следовательно, что перепонка f находится у левой стенки и что перманентное равновесие наконец установлено. Мы только что видели, что уровень золота будет ниже, чем раньше, а уровень серебра выше. Насколько ниже или выше будет уровень золота или серебра зависит, очевидно, от технических условий производства и потребления, соответствующих общей ситуации. Конечно, нет ничего невероятного в том, что уровень золота может быть настолько ниже, а уровень серебра настолько выше, чтобы взаимные положения их могли стать обратными, т. е. уровень золота станет выше, чем уровень серебра. Но в таком случае совершенно невозможно, чтобы перепонка f оставалась на левой стороне. Золото, будучи теперь более дешевым, притекало бы в обращение и замещало серебро. При том положении, которое мы сейчас изображаем, перепонка не может находиться ни у той, ни у другой стенки. Если она будет у правой стенки, серебро будет дешевле золота и будет двигать перепонку влево; если перепонка будет у левой стенки, то золото будет дешевле серебра и будет двигать перепонку вправо. При таких обстоятельствах, очевидно, равновесие должно лежать между этими крайними положениями, как указано на рис. 7б. Условия производства и потребления, при которых биметаллизм может успешно действовать, будут, следовательно, таковы: 1) чтобы при серебряном монометаллизме золотой доллар был при равновесии дешевле серебряного и 2) чтобы при золотом монометаллизме серебро было дешевле золота. Следовательно, биметаллический уровень в том случае, когда биметаллизм осуществим, должен всегда лежать между уровнями, которые принадлежали бы обоим металлам при золотом монометаллизме, когда золото является деньгами, а серебро нет; по тем же причинам биметаллический уровень должен лежать между уровнями, которые принадлежали бы обоим металлам при серебряном монометаллизме, т. е. когда серебро является деньгами, а золото нет [Но этот уровень не должен обязательно лежать между уровнем денег при золотом монометаллизме и их уровнем при серебряном монометаллизме.]. Во всех наших рассуждениях мы предполагали существование данного законного отношения между обоими металлами. Но биметаллизм, невозможный при одном отношении, всегда возможен при другом. Всегда будут налицо два предельных отношения, при которых биметаллизм будет возможен.

Легко показать, что два предельных отношения для отдельной нации будут уже, чем для союза наций, так как денежный сосуд для одной нации меньше, чем для многих, в то время как сосуды изделий само собой будут больше при монометаллическом денежном обращении других наций. Когда биметаллизм проваливается при одном отношении, он опять может возникнуть при другом, но переход требует обесценения денег. Единственный путь вторичного введения в обращение металла, который вышел из денежного сосуда, состоит в уменьшении его количества в денежной единице, если не будет принята еще более сильно действующая мера, состоящая в повышении чеканного веса монет, уже находящихся в обращении.

Должно быть также отмечено, что две нации не могут обе поддерживать биметаллизм при двух различных отношениях, если только эта разница не будет меньше, чем стоимость перевозки из одной страны в другую. Одна из двух наций потеряла бы металл, который она недооценила, и осталась бы при монометаллизме.

Можно привести и еще несколько дополнительных замечаний. Временные и нормальные моменты равновесия, которые были рассмотрены отдельно, фактически совершенно ясно отделимы во времени. Время перераспределения существующих запасов металла, согласно вновь изданному закону, зависит от скорости перевозки, переплавки и чеканки и может быть измеряемо месяцами или неделями. Нормальное же равновесие зависит от медленного действия изменений в размерах производства и потребления металлов и будет измеряться годами. Однажды установившееся нормальное равновесие продолжается до тех пор, пока условия производства и потребления не изменяются. Незначительные изменения этих условий - истощение рудников, открытие новых мест добычи и т. д. - вызывают слабые изменения в соотношении между золотыми и серебряными деньгами, т. е. в положении перепонки f. Колебания этой перепонки (но не колебания соотношения цен, как в случае двух несвязанных товаров) отражают эти изменяющиеся условия. Но, по всей вероятности, эта перепонка раньше или позже достигнет одного из своих пределов. Однако вероятное время для осуществления этого случая очень продолжительно. Мировое золотое обращение, грубо говоря, составляет, приблизительно, 5 млрд. долл., годовое производство серебра достигает приблизительно, по современной рыночной оценке, 100 млн. долл. Предполагая систему международного биметаллизма при отношении, скажем, 36:1, которая вначале была бы в нормальном равновесии, рассмотрим влияние чрезвычайного увеличения производства серебра, скажем, наполовину, т. е. на 50 млн. долл. Тогда потребовалось бы 100 лет, чтобы вытеснить золото, не принимая в расчет того, что, когда происходит вытеснение золота, превышение производства над потреблением неуклонно понижается. Если это превышение сокращается однообразно от 50 млн. долл. до 0, период должен быть двойным, т. е. 200 лет. Если мы добавим к этим соображениям тот факт, что в то время, как стимулы производства одного металла действуют быстро, будущие задержки производства другого металла действуют более медленно благодаря неподвижности основного капитала и что, следовательно, объем денежного обращения будет к концу больше, чем он был вначале; точно так же добавим тот факт, что денежный сосуд постоянно расширяется, и, наконец, тот факт, что течения производства одинаковы в каждом направлении и для каждого металла, - мы можем быть до некоторой степени уверены, что международный биметаллизм, будучи вначале успешным, при положении перепонки, близком к серединному, будет и продолжаться успешно в течение многих поколений. Первоначальный успех зависит, как мы видели, от установленного отношения.

Необходимо заметить, что биметаллизм никогда не может избежать небольшой премии. Напротив, это именно та разница уровней, которая доставляет силу, вызывающую изменение от одной точки равновесия к другой [Пока премия существует, более дешевый металл будет, несомненно, циркулировать несколько быстрее, а более дорогой - несколько медленнее, чем при отсутствии премии. При желании это может быть представлено плотностью жидкости в денежном сосуде, уменьшением этой плотности по одну сторону от f и увеличением по другую; при этом один металл будет покрывать большее пространство на диаграмме, чем нормально, и ускорять движение f к точке равновесия. Сгущение (увеличение плотности), главное значение которого состоит в накоплении, будет упомянуто ниже.].

В течение ряда лет биметаллический уровень будет занимать среднее положение между изменяющимися уровнями, которые принимают оба металла отдельно. Биметаллизм распространяет свое влияние на всякое колебание совместных золотых и серебряных рынков [Чтобы представить укрепляющееся влияние отдельного течения, заметим, что при биметаллизме три сосуда действуют, как один. Следовательно, по сравнению с монометаллизмом течения уменьшаются в обратном отношении к поверхностям жидкости, на которые эти течения распространяются. Таким образом, если общая площадь поверхности жидкости двух левых сосудов составляет 2/3 общей площади поверхности всех трех, приток золота, который при распределении только между двумя сосудами сделал бы слой в один дюйм толщиной, при распределении между тремя сосудами составил бы слой толщиною в 2/3 дюйма. Подобным образом уровень в правом сосуде, составляющем третью часть общей площади, при отливе серебра на один дюйм только путем торговли понизился бы на 1/3 дюйма, если бы в нем поддерживалось сообщение с денежным сосудом. Площадь поверхности сосуда, которая здесь играет главную роль, составляет размер увеличения количества товара с про порциональным уменьшением его предельной полезности. Закон обратной широты применяется с точностью только в статистике или при кратковремен ных повторных приспособлениях.]. Укрепляющаяся сила биметаллизма зависит от ширины сосудов, а не от положения перепонки. Он сохраняет полную силу независимо от соотношения между количествами золотых и серебряных денег, и он так же силен, когда только одна нация придерживается биметаллизма, как и тогда, когда целый мир принимает эту систему. Даже если бы только одна Швейцария имела успешно действующую систему биметаллизма, она могла бы до его крушения поддерживать и уравновешивать денежное обращение всего мира, безразлично, было ли бы в основание этого обращения положено золото или серебро. На самом деле мир пользовался бы всеми выгодами биметаллизма, применяемого в Швейцарии, без его зол и опасностей. Эта международная функция прекратилась бы сразу, как только потерпела бы крушение система биметаллизма.

Нужно отметить, что длительное уравновешивающее действие биметаллизма является только относительным. Понятно, что один металл был бы устойчивее как единственное основание системы, чем в том случае, когда он соединялся бы с другим. В следующей главе мы рассмотрим предел, до которого это уравнивание является возможным. Здесь мы ограничиваемся только выяснением механического действия системы биметаллизма.

§ 4. “Хромающая” валюта, валюта “Gold-Exchange Standard”

В настоящее время биметаллизм представляет только исторический интерес. Эта система больше не имеет применения, но ее прежнее господство оставило за собой во многих странах, включая Францию и Соединенные Штаты, денежную систему, которая иногда называется “хромающей” валютой. Подобная система появляется тогда, когда при существовании биметаллизма, прежде чем один из металлов целиком вытеснит другой, монетные дворы закрываются для более дешевого из них, но деньги, которые были уже отчеканены к этому времени, не изымаются из обращения. Предположим, что металлом, не подлежащим свободной чеканке, будет серебро, как это имеет место во Франции и Соединенных Штатах. Все деньги, уже отчеканенные из этого металла и находящиеся в обращении, удерживаются в обращении наравне с золотом (al pari). Это равенство может продолжаться даже тогда, когда будут чеканиться время от времени ограниченные дополнительные суммы серебряных денег. Это повлечет за собой разницу в ценности между серебряными слитками и серебряными монетами, так как номинальная ценность серебряных монет будет выше их действительной ценности. Это положение изображено на рис. 8.

На этой фигуре трубка, соединяющая денежный сосуд с сосудом серебряных слитков, как бы разрезана или, лучше, закрыта клапаном, который преграждает переход серебра из резервуара слитков в денежный резервуар, но не обратно (так как никакой закон никогда не может воспрепятствовать переплавке серебряных монет в слитки). Вновь добытое серебро не может сделаться теперь деньгами и тем самым понизить покупательную силу денег.

С другой стороны, новые поступления золота продолжают влиять на ценность денег, как и прежде, притом на ценность не только золотых денег, но и параллельно обращающихся серебряных денег, номинальная ценность которых выше действительной. Если бы в денежный сосуд вливалось больше золота, то это повысило бы денежный уровень. Если бы этот уровень всегда оставался выше, чем уровень в сосуде серебряных слитков, серебро переливалось бы из денежного сосуда в сосуд слитков, так как проход в этом направлении (т. е. в направлении переплавки) еще свободен. До тех пор, однако, пока денежный уровень остается ниже уровня серебра в слитках, т. е. пока чеканное серебро стоит дороже, чем нечеканное, не будет течения серебра ни в каком направлении. Законодательное запрещение препятствует течению в одном направлении, а законы относительных уровней препятствуют его течению в другом.

В только что рассмотренном случае ценность чеканного серебра будет равна ценности золота в законном соотношении. Совершенно такой же принцип прилагается в случае всяких денег, чеканная ценность которых выше, чем ценность материала, из которого они сделаны. Возьмем, например, случай бумажных денег. До тех пор пока они имеют отличительные признаки денег - всеобщую принимаемость по их номинальной ценности и пока их количество ограничено, их ценность будет обычно равна ценности золотой монеты такого же номинального достоинства. Если их количество неопределенно возрастает, они будут постепенно вытеснять все золото и целиком заполнят денежный сосуд совершенно так же, как было бы с серебром при биметаллизме, если бы оно производилось в достаточно больших количествах. Аналогичное действие имели бы кредитные деньги и кредит в форме банковских депозитов. При распространенности пользования ими они уменьшают спрос на золото, понижают его ценность как денег и заставляют большую часть его уходить в изделия или в другие страны.

До тех пор пока количество серебра или других денежных знаков, например бумажных денег, слишком мало, чтобы вполне вытеснить золото, золото будет удерживаться в обращении. Ценность других денег в таком случае не может упасть ниже, чем ценность золота, так как если бы это произошло, то, по закону Грешема, они вытеснили бы золото, но мы предположили, что их наличное количество недостаточно для этого. Паритет между серебряными монетами и золотом при “хромающей” валюте не зависит, следовательно, непременно от какой бы то ни было разменности на золото, но может быть только результатом ограничения количества серебряных монет. Подобное ограничение обычно является достаточным, чтобы поддерживать паритет вопреки неразменности. Однако это не всегда справедливо, так как если бы население потеряло доверие к некоторым видам неразменных бумажных или других неполноценных денег, даже, если они и не были выпущены в чрезмерном количестве, то все же они будут обесценены и будут почти так же дешевы в денежной форме, как и в виде сырого материала. Человек склонен принимать деньги по их номинальной ценности до тех пор, пока он уверен, что всякий другой готов поступать так же. Но возможно, например, что простой страх разрушит это доверие. Получатель, который при обычных обстоятельствах принимает без возражений всякие деньги, являющиеся обычным или законным платежным средством, может теперь начать настаивать “на исключении из контракта” более дешевой валюты [В механическом истолковании, так как закон теперь утратил бы свою силу, перепонка не подчинялась бы больше давлению справа и произошла бы значительная разница в уровнях по обе стороны. Такой механизм иллюстрировал бы параллельное обращение двух металлов при свободной оценке каждого из них, но опыт показывает, что такое положение является слишком неудобным, чтобы долго удерживаться. Серебро будет циркулировать все менее и менее, т. е. скорость его обращения будет постепенно уменьшаться. Это, как мы видели, может быть изображено положением, что жидкость в денежном сосуде (только вправо от перепонки) получит большую плотность, тем самым передвигая перепонку вправо. Если серебро совершенно перестанет циркулировать, перепонка окончательно передвинется направо и мы будем иметь золотой монометаллизм. Денежным результатом подобного отрицательного отношения к серебру будет, таким образом, повышение цены золота.]. Это значит, что он может настаивать при заключении всех своих будущих контрактов на платежах в монетах из лучшего металла, например золота, и тем самым содействовать дальнейшему падению обесцененных бумажных денег.

Итак, неразменные бумажные деньги, подобно нашим неразменным серебряным долларам, могут циркулировать al pari с другими деньгами, если количество их ограничено и они не являются слишком непопулярными. Если их количество постепенно увеличивается, то такие неразменные деньги могут изгнать все металлические деньги и вступить в неоспоримое обладание всей областью денежного обращения.

Но хотя подобный результат, т. е. такое положение, когда бумажные деньги являются единственными деньгами, и возможен, он редко является желательным. Без строгих законных гарантий неразменность является постоянным соблазном к злоупотреблениям, и этот факт сам по себе уже возбуждает недоверие деловых кругов и препятствует заключению долгосрочных контрактов и созданию предприятий. Неразменные бумажные деньги почти неизменно оказывались большим злом для страны, пользующейся ими. Между тем, хотя разменность не является безусловно необходимой для создания паритета их ценности с полноценными деньгами, практически она является мудрой предосторожностью. Лишение разменности серебряного доллара в Соединенных Штатах является одним из главных дефектов в нашей неудовлетворительной денежной системе и постоянной опасностью.

Возможны различные степени разменности. Одной из наиболее интересных систем частичной разменности является система, известная теперь как “Gold-Exchange Standard”, при которой страны, не имеющие строгой золотой валюты, тем не менее поддерживают твердый паритет с золотом через внешние биржи. При этой системе правительство или его агенты хотя и не разменивают своих денежных знаков на золото, но разменивают их на векселя, подлежащие оплате золотом за границей, т. е. на иностранные девизы. Это значит, что правительство продает векселя на Лондон или Нью-Йорк по установленной цене. Денежные знаки, которые оно таким образом получает и в известном смысле разменивает, оно держит вне обращения, пока цена иностранных векселей не упадет (т. е. пока спрос на размен не прекратится).

Система “Gold-Exchange Standard” может быть рассматриваема как особый вид “хромающей” валюты с дополнением в виде частичного размена.

Это дополнение, однако, значительно модифицирует природу “хромающей” валюты. “Хромающая” валюта без связи с Gold-Exchange может во всякое время разрушиться, если серебро (или всякие другие деньги с номинальным достоинством, превышающим их действительную ценность) станет настолько преизобилующим сравнительно с размерами торговли, что окончательно заменит собой золото. Как только все золото будет вытеснено из обращения, паритет с золотом нарушается. Но при системе “Gold-Exchange Standard” такая катастрофа может быть избегнута. На самом деле при этой системе нет необходимости всегда иметь золото в обращении. Готовность правительства продавать иностранную валюту по фиксированной цене и удерживать серебро, полученное за валюту, извлекает ровно столько денег из обращения, как если бы было действительно вывезено эквивалентное количество золота. До тех пор пока правительство готово и способно регулировать цену векселей стран, имеющих золотую валюту, оно ipso facto поддерживает приблизительный паритет с золотом.

§ 5. Биметаллизм во Франции

Теперь нам предстоит иллюстрировать историческими примерами только что изложенные принципы. Первый и наиболее важный пример мы имеем во Франции. Отношение между серебром и золотом как 15 1/2:1 было принято во Франции в 1785 г. и продолжено законом 1803 г. История Франции и Латинского Союза в течение периода от 1785 г. и в особенности от 1803 до 1873 г. очень поучительна. Она дает практическую иллюстрацию теории, что, когда условия благоприятны, золото и серебро могут оставаться связанными вместе в течение значительного периода посредством биметаллизма. В течение этого периода публика обычно не ощущала никакого неравенства ценности, а только замечала переходы от относительного преобладания золота к относительному преобладанию серебра в денежном обращении и vice versa. Правда, при оптовой торговле слитками на рынке были легкие отклонения от отношения 15 1/2:1. Но подобные отклонения только способствовали восстановлению равновесия.

С 1803 до 1850 г. наблюдалась тенденция к вытеснению золота серебром. Придерживаясь наших механических терминов, мы скажем, что это был в большинстве случаев приток с правой стороны в денежный сосуд и перепонка постепенно передвигалась влево. До 1830 г. не имеется отдельных и непрерывных статистических данных о движении золота и серебра. С 1830 по 1847 г. включительно был чистый экспорт золота в сумме 73 млн. фр., хотя пять из этих лет показывают импорт, причем средний годовой экспорт превышал 4 млн. фр. С 1830 по 1851 г. был чистый импорт серебра каждый год, составлявший в сумме для всего периода 2297 млн. фр. или в среднем свыше 104 млн. фр. в год. Статистические данные для серебра взяты до 1851 г., потому что после этого года движение серебра стало обратным, в то время как для золота внутренний приток начался с 1848 г. Серебро вытесняло золото и наполняло каналы денежного обращения. Тем не менее сосуд денежного обращения расширялся так быстро, т.е. торговый оборот увеличивался, что происходило не повышение цен, а скорее их понижение. В 1850 г. перепонка практически достигла своего предела. Биметаллизм потерпел бы крушение и превратился бы в серебряный монометаллизм, если бы в этот момент, как будто для того, чтобы спасти положение, не было открыто золото в Калифорнии. Вследствие нового и возрастающего производства золота произошло обратное движение - приток золота во французское денежное обращение и отлив серебра. С 1848 по 1870 г. включительно чистый импорт золота достигает 5153 млн. фр., или свыше 224 млн. фр. в год, в то время как чистый экспорт серебра с 1852 по 1864 г. включительно достиг 1726 млн. фр., или около 133 млн. фр. в год. Золото вытесняло серебро и наполняло каналы денежного обращения. Казалось возможным, что Франция совершенно очистит от серебра свое денежное обращение и перейдет к золотой валюте. В 1865 г. Франция образовала вместе с Бельгией, Италией и Швейцарией Латинский Монетный Союз, к которому в 1868 г. присоединилась и Греция. Количество серебра в субсидиарных монетах было понижено, но для полноценных серебряных монет было сохранено старое соотношение с золотом. Но новые золотые рудники постепенно истощались, в то время как производство серебра возрастало, в соответствии с чем наблюдалось также и обратное движение в потоках золота и серебра. С 1871 по 1873 г. включительно чистый экспорт золота достиг 375 млн. фр., или в среднем 125 млн. фр. в год, в то время как с 1865 по 1873 г. включительно чистый импорт серебра достиг 860 млн. фр., или свыше 94 млн. фр. в год. Таким образом, даже раньше, чем золото в 1871 г. начало отливать из Франции, серебро начало приливать туда в 1865 г. Серебро начало постепенно вытеснять золото из обращения, и если бы Франция и другие страны Латинского Союза одна за другой не приостановили свободной чеканки серебра в 1873-1878 гг., они оказались бы при серебряной, а не при золотой валюте. Биметаллисты объявили, что причиной крушения биметаллизма явился факт демонетизации серебра. Но истинным будет то положение, что крушение биметаллизма было причиной демонетизации серебра, хотя демонетизация, отвлекая серебро из обращения и оставляя золото в обращении, заставляет расширяться уже создавшуюся между золотом и серебром пропасть. Другими словами, перепонка подошла вплотную к левому пределу, и денежный сосуд был наполнен в большей части серебром. Латинский Союз мог бы, понятно, поддерживать биметаллизм дальше, если бы другие страны присоединились к нему. Но Латинскому Союзу предстояло поглотить не только большое количество серебра, добываемого в рудниках, но и значительное количество серебра, которое составляло раньше часть германского денежного запаса и при переходе Германии после франко-прусской войны к золотой валюте было брошено на рынок. Это значит, что не только серебряные рудники, но и страны, демонетизирующие серебро, сбрасывали свой серебряный груз на Латинский Союз. Прибавим к этому движение в пользу золотой валюты в Скандинавских странах и в Соединенных Штатах, и нам станет очевидно, что было много препятствий для процветания Союза, включающего так мало и притом большей частью незначительных государств.

Паритет с золотом для остающегося в обращении серебра в Латинском Союзе теперь охраняется на основании изложенных ранее в этой главе принципов, а именно путем ограничения количества серебряных денег, а также объявления их законным платежным средством и приема в уплату публичных сборов.

§ 6. Уроки французского опыта

Странно, что уроки Франции и другие эксперименты, кажется, не были вообще поняты ни монометаллистами, ни биметаллистами. Например, непримиримые монометаллисты указывали на колебания ценности золота и серебра в течение трех четвертей столетия как на довод, опровергающий возможность поддержания законного соотношения между ценностями обоих металлов. Они могли бы с таким же успехом указывать на рябь пруда или на легкое течение реки как на доводы, опровергающие тот факт, что вода стремится к определенному уровню. Эта рябь в действительности обнаруживает процесс стремления к определенному уровню и является ничтожной по сравнению с теми колебаниями, которые, по всей вероятности, имели бы место, если бы не существовало законного соотношения. Диаграмма и таблицы, приведенные Шоу в его “Истории денежного обращения”, и подобная же диаграмма, приводимая нами, показывают, что в течение периода наплыва серебра с 1803 по 1850 г., вопреки значительному увеличению количества серебра соотношение 15%: 1 увеличилось maximum только на 0,75 пункта, или немного больше чем 4,8% в среднем в год, и среднее отклонение составляло только 0,29 пункта, или 1,9%. Кроме того, большая часть отклонений объясняется пошлиной за чеканку, которая в то время существовала во Франции [См.: Johnson J. F. Money and Currency. Boston (Ginn), 1905. P. 227.] . В течение последующего периода, от 1851 до 1870 г., характеризуемого значительным притоком золота, максимальное отклонение (в обратном направлении) было 0,31 пункта, или 2%, при среднем отклонении 0,14 пункта, или 0,9%; в период от 1871 по 1873 г., характеризуемый притоком серебра и отливом золота, соотношение 15%: 1 увеличилось на 0,42 пункта, или на 2,7%, при среднем отклонении на 0,21 пункта, или 1,4% [Хотя Франция не прекращала совершенно до 1876 г. чеканку серебряных пятифранковых монет, однако ограничения начались с 1874 г.]. Сопоставим эти цифры с цифрами для позднейшего периода начиная с 1873 г. . Максимальное отклонение от соотношения 15%: 1 после 1873 г. достигало 23,65 пункта, или 152,6%, при среднем отклонении 10,4, или 67,1% [Эти цифры взяты из докладов директора Монетного двора.]. История соотношения показана на рис. 9.

С другой стороны, биметаллисты часто ошибались, рассматривая этот эксперимент как одинаково хорошо иллюстрирующий границы и возможности биметаллизма. В 1850 г. биметаллизм почти потерпел крушение во Франции и должен был бы смениться серебряным монометаллизмом, если бы увеличившаяся добыча золота не повернула потока. В 1865 г. золото в значительной мере вытеснило серебро. В 1873 г. золото, напротив, в значительной мере исчезло, и, по-видимому, оно исчезло бы совершенно, если бы не последовало запрещения свободной чеканки серебра. Дальнейшее существование биметаллизма при соотношении 15%: 1 в одной только Франции и Латинском Союзе было бы, без сомнения, невозможно. Однако была сделана попытка, хотя и неудачная, удержать соотношение между металлами ближе к 15%: 1, чем это было в действительности, так как Союз представлял тогда большой рынок серебра. Возможно, что биметаллизм продержался бы дольше вопреки увеличившемуся производству серебра, если бы в этот критический период некоторые другие страны не перешли к золотой валюте. Этот факт помог наводнить серебром страны Латинского Союза и истощить их запасы золота. Эти страны понесли все убытки и испытали все тревоги, связанные с поддержанием определенного соотношения между ценностями золота и серебра, в то время как другие страны получили большую часть выгод. В этом заключается одно из слабых мест биметаллизма как практической политической задачи, так как каждая страна предпочитает, чтобы какая-нибудь другая страна или другие страны первыми ввели у себя биметаллизм. В силу этого маловероятно, чтобы в будущем какая-нибудь отдельная страна взяла на себя инициативу введения биметаллизма, и еще менее вероятна возможность заключения какого-нибудь международного соглашения.

§ 7. “Хромающая” валюта в Индии

Система, применяемая теперь во Франции, применяется и многими другими странами, которые, подобно Франции, были вынуждены принять ее, так как иначе им грозило сделаться странами с серебряной валютой. После разрыва биметаллического союза, связывавшего до 1873 г. все золотые и серебряные страны вместе, коммерческий мир распался на две части - на страны с золотой валютой и на страны с серебряной валютой, и многие, желая удержаться на одной линии с первыми, но боясь оказаться среди последних, спасались тем, что закрывали свои монетные дворы для серебра и тем самым принимали “хромающую” валюту. Одной из таких стран была Британская Индия.

Пример Индии интересен потому, что она никогда не была биметаллической страной и ко времени принятия настоящей системы, при которой золото является основанием валюты, она совершенно не имела золота в обращении. Монетные дворы были закрыты для серебра в июне 1893 г., и законное соотношение приравняло рупию к 16 пенсам. Вначале, к большому поражению тех, кто защищал новую систему, такое соотношение не удержалось. Но неудачи вначале, естественно, следовало ожидать, так как золота совершенно не было в обращении, а существование неожиданных избытков чеканного серебра раздувало обращение серебряных монет вопреки закрытию монетных дворов. Кроме того, правительство приняло от банков и других учреждений значительные суммы серебра, которые были привезены в Индию до закрытия монетных дворов, и перечеканило его; точно так же значительная сумма серебра была взята из правительственного резерва и выпущена в обращение. Ценность рупии упала к 1895 г. до 13 пенсов. Но даже в самом начале ценность рупии держалась выше ценности содержащегося в ней серебра. И если ценность рупии падала по сравнению с тогдашней ценностью золота, она повышалась по сравнению с ценностью серебряных слитков. Этот факт может служить несомненным доказательством того, что ценность денег находится в некоторой зависимости от количества их, совершенно особо от количества и ценности материала, из которого они сделаны. Далее, ценность рупии возрастала постепенно даже по отношению к золотой валюте - от 13 пенсов в 1895 г. до 15'/з пенса в 1898 г. и до 16 пенсов, законный паритет, в 1899 г., на таковом уровне она и осталась до настоящего времени. Так как правительство Индии в течение последнего десятилетия разменивало по первому требованию рупии на золото по этой цене, то ценность рупии не могла повышаться. Если бы это произошло, то началось бы усиленное предложение золота в обмен на рупии, было бы выпущено большое количество рупий и это продолжалось бы до тех пор, пока ценность их не упала бы до 16 пенсов за рупию.

Система Индии является подлинной системой “Gold-Exchange Standard”, уже описанной в § 4 настоящей главы. Та же самая система успешно применяется теперь на Филиппинских островах, в Мексике и в Панаме. Она выдержала суровое испытание в Индии в 1908 г., когда торговый баланс был неблагоприятен и потребовалась продажа векселей на Лондон на сумму свыше 8 млн. ф. ст., прежде чем денежное обращение Индии было достаточно сжато, чтобы противостоять отливу золота.

§ 8. “Хромающая” валюта в Соединенных Штатах

К числу стран, имеющих в настоящее время “хромающую” валюту, относятся и Соединенные Штаты. В 1792 г. Конгресс принял полный биметаллизм. Полная законная платежная сила была придана и золотым и серебряным монетам, и тот и другой металл чеканился свободно, без всяких ограничений в отношении 15 унций серебра к 1 унции золота.

Эго скоро стало ниже рыночного отношения, определявшегося под влиянием заграничных и в особенности французских условий. Вследствие этого золото стремилось уходить из страны. Нельзя с точностью установить времени начала этого отлива золота, хотя проф. Laughlin относит его к 1810 г. и делает вывод, что в 1818 г. в обращении оставалось очень небольшое количество золота. Америка, номинально оставаясь биметаллической страной, фактически стала страной серебряного монометаллизма.

Отчасти под влиянием желания вернуть золото в обращение, а отчасти также, может быть, под влиянием предполагаемых открытий золотых рудников на Юге Конгресс издал законы в 1834 и 1837 гг., устанавливающие отношение серебра к золоту как 16:1 или, точнее, 16,002:1 в 1834 г. и 15,998:1 в 1837 г. В то время как предыдущими законами серебряные деньги были оценены выше своей действительной ценности, эти новые законы создали такую же переоценку золота. Именно торговое отношение между металлами оставалось приблизительно равным 15Уг:1, тогда как монетное отношение было немного выше. В таком положении дело оставалось до 1850 г. Вследствие этой переоценки золота золотые деньги, как более дешевые, согласно закону Грешема, вытеснили серебряные и Соединенные Штаты стали страной с золотой валютой. В 1853 г. для предупреждения вывоза субсидиарных серебряных монет их вес был понижен.

Соединенные Штаты оставались при золотом обращении до начала Гражданской войны, в течение которой были выпущены в чрезмерном количестве гринбеки, или государственные бумажные деньги. Опять начал действовать закон Грешема. Золото, в свою очередь, было вытеснено из обращения, и Соединенные Штаты перешли к бумажной валюте. В течение нескольких лет после окончания войны страна оставалась при бумажной валюте с небольшим количеством золота в обращении исключительно на побережье Тихого океана и при небольшом количест ве серебра повсеместно.

В 1873 г. Конгресс издал закон, названный биметаллистами “преступление 73 года”, которым серебряный доллар как ва лютные деньги целиком был исключен из списка монет, имею щих законную платежную силу. Конечно, этот закон не мог оказать немедленного действия на ценность золота и серебра, так как в это время страна имела бумажную валюту. Но когда в 1879 г. возобновились платежи звонкой монетой (т. е. золотом и серебром), то этот отказ от свободной чеканки серебра привел страну к золотой валюте, а не к серебряной. Если бы не был издан закон 1873 г., то Соеди ненные Штаты, возвратившись к металлической валюте в 1879 г., стали бы страной серебряного монометаллизма с валю той, стоящей значительно ниже золотой валюты, к которой Со единенные Штаты фактически перешли. Тогда денежные про блемы в Соединенных Штатах были бы совершенно отличными от тех, какими они стали в действительности.

Но, возвратившись к золотой валюте, Соединенные Штаты вернули опять и серебряный доллар, но во второстепенной ро ли. Хотя свободная чеканка серебра не была возобновлена, но защитники серебра посредством “Bland Allison Act” в 1878 г. и “Sherman Act” в 1890 г., который заменил собой “Bland Allison Act”, успели заручиться согласием правительства покупать большие, но все же небезграничные количества серебра и чека нить большое, но небезграничное число серебряных долларов. “Bland Allison Act” обязывал Министерство финансов покупать ежемесячно серебра на сумму от 2 млн. до 4 млн. долл. и пере чеканивать это серебро в полноценные серебряные доллары. Закон Шермана предписывал ежемесячную покупку 4500 тыс. унций серебра.

В силу этих законов было отчеканено 554 млн. серебряных долларов, хотя в обращении всегда находилось менее 20% этой суммы. Вместо этих огромных масс серебра в обращении находились серебряные сертификаты, разменные на серебряные доллары по первому требованию, или же иногда казначейские билеты. Серебряные доллары (а следовательно, и серебряные сертификаты) поддерживали свою ценность на одном уровне с ценностью золота сначала потому, что количество их было ограниченно. Если бы поднялся какой-нибудь вопрос об их паритете с золотом, казначейство, вероятно, предложило бы их разменивать на золото по паритету. Никакой закон прямо не предписывает размена серебра на золото, но министерству вменено в обязанность принимать подобные меры для поддержания паритета серебра с золотом.

В 1893 г. закон Шермана был отменен, а в 1900 г. был издан закон, определенно устанавливающий в Соединенных Штатах золотую валюту.

§ 9. Общий очерк денежной системы Соединенных Штатов

Система “хромающей” валюты, установившаяся теперь в Соединенных Штатах, логически представляет связующее звено между полным биметаллизмом и теми “сложными” системами, при которых любое количество различного рода денег может одновременно удерживаться в обращении. Способ, которым большинство современных цивилизованных государств решило проблему совместного обращения различных металлов, состоит в употреблении золота как валютного металла, а серебра, никеля и меди - исключительно как субсидиарных денег в ограниченном количестве, с ограниченным в большинстве случаев количеством бумажных денег, причем последние обычно разменны. Возможные вариации этих сложных систем бесчисленны. В Соединенных Штатах мы имеем в настоящее время систему очень сложную и во многих чертах вызывающую возражения, особенно (как мы сейчас увидим) против ее недостаточной эластичности. Золото является основанием системы, и его чеканка свободна. Ограниченное число серебряных долларов, имеющих в денежной форме больше чем двойную ценность против ценности заключающегося в них металла, является наследством прежних биметаллических законов, на долгое время приведенных в бездействие бумажными деньгами Гражданской войны и окончательно уничтоженных в 1873 г. Две попытки - в 1878 и 1890 гг. - свернуть наполовину в сторону биметаллизма путем покупки серебра - попытки, прекращенные в 1893 г., значительно увеличили массу чеканного серебра. Попытка втолкнуть серебряные доллары в обращение встретила сопротивление торгового мира, и Конгресс вследствие этого выпустил два вида вышеупомянутых бумаг вместо серебряных долларов. Наиболее важными являются “серебряные сертификаты”. Каждый серебряный сертификат обеспечен серебряным долларом, находящимся в кладовых правительства Соединенных Штатов.

Абсурдность положения состоит в фикции, что как будто бы серебро поддерживает бумагу al pari с золотом. Бумага удерживала бы свой паритет с золотом точно так же, если бы серебро совершенно отсутствовало. Серебряный доллар как слиток стоит дешевле, чем золотой доллар, точно так же как бумажный доллар как бумага стоит дешевле, чем золотой доллар. Тот факт, что серебро стоит дороже, чем бумага, не может в конце концов сделать бумагу равноценной целому доллару, пока серебро само не стоит целого доллара. Колонна, которая составляет только половину расстояния от пола до потолка, может удерживать потолок не более, чем колонна в один дюйм вышины.

Бумажки, представляющие серебро, продолжали бы циркулировать так же хорошо, как циркулируют и теперь, если бы даже они и не имели серебряного покрытия, хотя абсурдность положения была бы тогда настолько очевидна, что они должны были бы быть изъяты из обращения. Безразлично, были ли бы полмиллиарда долларов новых денежных знаков, выпущенных в обращение по законам Бланда и Шермана, отчеканены из серебра, оцененного на 50% выше своей действительной ценности, или сделаны из бумаги, переоцененной в размере 100%, этот факт не оказал бы никакого действия на принцип “хромающей” валюты, который удерживает серебряные доллары al pari с золотыми. Серебро, праздно лежащее в кладовых казначейства, представляет собой чистую потерю; это была субсидия, выданная правительством для поощрения добычи серебра. Реальное значение этого серебряного запаса в настоящее время заключается только в том, чтобы вводить публику в заблуждение, что будто бы этот запас удерживает или помогает удерживать серебряные сертификаты al pari с золотом, между тем как этот паритет поддерживается ограничением количества сертификатов. Серебро и представляющие его бумажки не могут упасть ниже паритета без того, чтобы не вытеснить золото из обращения, но они не могут вытеснить золота, так как количество их является для этого недостаточным.

Другой и явно бесполезной аномалией является существование массы гринбеков. Это суть билеты правительства Соединенных Штатов. По закону 1875 г. гринбеки к 1879 г. должны были быть изъяты из обращения в достаточном количестве, чтобы восстановить их паритет с золотом, но контрзаконом 1878 г. на 347 млн. долл. гринбеков было оставлено в обращении и циркулирует до сих пор. Они не могут быть изъяты из обращения, и, как только они размениваются на золото, так тотчас же должны быть вновь выпущены. Они являются твердо установленным ингредиентом нашего денежного pot pourri, никогда не расширяясь и не суживаясь. Они держатся al pari с золотом по следующим причинам: 1) они ограниченны в количестве, 2) они разменны на золото по требованию, 3) они принимаются в уплату налогов и являются законным платежным средством. Но нелепо разменивать гринбеки, не изымая их из обращения. Действительно, это почти прямое логическое противоречие. Абсурдность такого положения иногда приводила правительство к серьезным затруднениям.

Следующей составной частью нашего денежного обращения, которую нам еще предстоит рассмотреть, являются банкноты. Хотя законы о национальных банках уничтожили старые дурно согласованные банкноты банков отдельных штатов, но они связали новые банкноты с военным долгом, и эти банкноты остаются связанными таким образом и до настоящего времени, несмотря на то что выгоды от этой связи уже давно прекратились, а неудобства становятся все более острыми. Банкноты национальных банков по закону не могут быть выпускаемы на сумму, превышающую долг правительства, какая бы крайняя ни была в них нужда, и правительство не может платить свои долги без того, чтобы не принуждать тем самым национальные банки уничтожать свои банкноты.

Одна из курьезных аномалий этого положения состоит в том, что цены на облигации государственных займов Соединенных Штатов так высоки и, следовательно, размер процента, приносимого этими обязательствами, является настолько низким, что действительно является меньше побуждений выпускать банкноты в местностях, где ставка процента высока, как на Западе, чем в местностях, где она низка, как на Востоке.

В результате мы имеем малоэластичное денежное обращение, не только не могущее приспособляться к сезонным колебаниям торговли и тем самым смягчать вытекающие из этих колебаний изменения в уровне цен, но и остающееся твердой и плотной массой, к которой должны прилаживаться все остальные элементы уравнения обмена [Закон Aldrich - Vreelanda 1908 г. не изменил этого положения, так как он может быть полезным только в смягчении бедствий кризиса, но совершенно не вносит эластичности в денежное обращение в обычное время.].

Остающиеся части нашей системы денежного обращения, как, например, разменные и мелкие монеты, соответственно спросу публики являются удовлетворительными. Золотые и денежные вкладные билеты остаются почти независимыми частями системы, так как они являются просто правительственными квитанциями, выпущенными для удобства публики и представляющими вклад золота или гринбеков.

Состояние денежного обращения в Соединенных Штатах на 1 июля 1912 г. представлено в следующей таблице, извлеченной из отчетов государственного контролера и государственного казначея.

Денежное обращение в Соединенных Штатах, млн. долл.

ЗолотоСереброБилеты (ноты) С.-А.С.Ш.БанкнотыРазменные и мелкие монетыВсего
В казначействе Соединенных Штатов264126294026365
В банках80132174253108381417
В обращении75253236 855971071864
Всего18175663477451713646

1 “Свободное” золото (т. е. за исключением находящегося в Казначействе в качестве золотых сертификатов, выпущенных в обращение).

2 “Свободное” серебро (т.е. за исключением серебра, находящегося в Казначействе в качестве обеспечения серебряных сертификатов, выпущенных в обращение).

3 Включая 563 млн. золотых сертификатов, обеспеченных золотом, депонированным в кладовых правительства С. Шт.

4 Включая 194 млн. серебряных сертификатов, обеспеченных серебром, депонированным в кладовых правительства С. Шт.

5 Включая 380 млн. золотых сертификатов, обеспеченных золотом, депонированным в кладовых правительства С. Шт.

6 Включая 275 млн. серебряных сертификатов, обеспеченных серебром, депонированным в кладовых правительства С. Шт.

Мы видим систему денежного обращения, в которой золото -основание всей системы - составляет от 1/3 до половины всей циркуляции, находящейся вне казначейства и банков, и немного более половины денег, составляющих банковские резервы, обеспечивающие депозиты (и банкноты, хотя последние гарантированы правительством). Остальная часть денег в обращении состоит почти целиком из неэластичных и почти постоянных элементов. Следовательно, изменение в количестве золота в обращении не вызовет пропорционального изменения в количестве всех денег в обращении, но только приблизительно в трети их. Но так как, однако, почти все деньги могут быть употребляемы как банковские резервы, даже банкноты национальных банков применялись с этой целью банками штатов [Банки штатов (State banks) отличаются от национальных банков тем, что они не имеют права выпуска банкнот и учреждаются особым законом в отдельных штатах. - Примеч. перев.] и кредитными компаниями, то пропорциональные отношения между деньгами в обращении, деньгами в резервах и банковскими депозитами будут поддерживаться приблизительно точно, как при нормальном положении дел. Законодательные постановления, касающиеся резервов, усиливают тенденцию к сохранению такого соотношения.

Таким образом, мы имеем в Соединенных Штатах систему денежного обращения, в которой, как было отмечено, только золото является действительно легкоприспособляемой к нуждам оборота частью. А так как золото требует времени для чеканки или для транспортирования его из других стран, то приспособляемость всей системы денежного обращения к нуждам торгового оборота происходит медленно и недостаточно мягко по сравнению с быстрой эмиссией или изъятием банкнот, практикуемыми в других странах. Сезонные изменения покупательной силы денег, так же как и изменения, связанные с кризисом и кредитными циклами, являются, таким образом, значительно и излишне усиленными. Когда это второе издание готовилось к печати, казалось вероятным, что Конгресс сможет наконец утвердить закон, имеющий целью устранить это обстоятельство.

назад в содержание

 
© uchebnik-online.com