Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава X. Виды капитала и капитальных благ

Распределение богатства. Джон Бейтс Кларк



Содержание

Капитал делится на основной и оборотный. Этими терминами обычно обозначаются различные части перманентного фонда истинного капитала, а не два вида капитальных благ, и обычная мысль и разговорная речь чаще всего употребляют их в этом смысле. Так, говорят, что торговец имеет пятьдесят тысяч долларов в основном капитале и двести тысяч в оборотном. Но в научном использовании эти термины употребляются для выражения двух разновидностей капитальных благ. И здесь в результате снова получилась известная путаница, которая никогда не перестает возникать там, где два различных понятия, связанных с термином "капитал", употребляются неопределенно и взаимозаменяемо. Определенные виды средств производства, как нам говорят экономисты, являются основным капиталом, а некоторые другие вещи - оборотным капиталом. Строения, машины и т. п. представляют первый род; сырье, полуфабрикаты и т.д. - последний.

Грубо говоря, эти термины выражают поведение двух видов орудий труда; и научная номенклатура имеет кое-что для оправдания такого употребления этих терминов. Рубанок в руке столяра может рассматриваться как закрепленный здесь в том смысле, что он должен покинуть этого человека и перейти к другому владельцу для того, чтобы выполнить свою производительную работу. Но доска, которую плотник стругает, может переменить своего владельца, так как весьма вероятно, что человек изготовляет предмет для другого лица. Таким образом, получается, что некоторые орудия труда как будто совершают то, что можно грубо представить как обращение, а другие - нет. В действительности, однако, никакое из этих орудий не обращается в подлинном смысле. Стол, после того, как он был окончен в мастерской столяра, может прямо направиться в дом человека, который будет им пользоваться, и остаться там. Все обращение, которое он проделает, сведется, таким образом, к однократному передвижению от одного владельца к другому. И, действительно, капитальные блага, за единственным исключением, не обращаются в подлинном смысле. Такое исключение представляют деньги. Ибо монеты, банкноты и т. п., выполняя свои функции, переходят из рук в руки бесконечно. Товар всякого другого сорта циркулирует так мало, как только может. Действительно, переход его из рук в руки всегда связан с потерей: чем непосредственнее может он попасть от человека, который его изготовляет, к человеку, который должен пользоваться им, тем лучше для общества. Для товара может оказаться необходимым пройти через несколько смен владения при его изготовлении, и таких смен потребуется больше на высокой ступени организации промышленности, чем на низкой; но на данной ступени социальной организации мы имеем данные методы производства; при данных, таким образом, методах - чем меньше предмет обращается, тем лучше.

Другое различение - некогда употребленное Джоном Стюартом Миллем и до сих пор обычное в экономических трактатах - утверждает, что основной капитал, подразумевая основные капитальные блага, может быть использован многократно, тогда как оборотный капитал - только один раз. Так, говорят, плотник может часто пользоваться своим молотком в течение известного времени и затем отложить его в сторону. Он может сохранять его день за днем, год за годом и вбивать им бесчисленное количество гвоздей. Но, с другой стороны, если он сколотил доски, которые должны образовать ящик для какого-то потребителя, он расстается с этими досками в их новой форме и никогда не увидит их снова. Поэтому говорят, что материалы - оборотный капитал.

Такое различение неопределенно. Что образует "время" использования орудия в том смысле, как этот термин употреблен выше? Очевидно, что человек может брать молоток, пользоваться им и затем откладывать в сторону столько раз, сколько хочет; но он может поступать в отношении сырья таким же образом. Он может начать работать над доской, перестать и начать снова. Для того чтобы иметь какую-нибудь ценность, это определение должно было бы пополниться - как это и имеет место в некоторых высказываниях - утверждением о том, что блага, образующие оборотный капитал, не могут быть использованы более одного раза, не претерпевая изменения характера. Под последовательными манипуляциями плотвика грубая доска становится сначала гладкой и затем частью ящика, тогда как рубанок и молоток остаются неизменными, как бы часто они ни употреблялись, если не считать неизбежного износа.

Если мы, таким образом, определим время использования данного капитального блага теми изменениями, которые происходят в его состоянии, мы достигнем некоторой доли истины. Блага, которые воплощают основной капитал, могут быть повторно использованы без какой-либо перемены в их экономическом состоянии; тогда как те блага, которые воплощают оборотный капитал, приобретают новое экономическое состояние при каждом употреблении. Если мы очертим характер того изменения состояния, которое такие блага претерпевают, мы проведем существенное и ясное различие между обоими видами капитальных благ.

Капитальные блага содействуют производству двумя противоположными путями. Некоторые вещи, вроде орудий ремесленника, помогают подготовить к использованию вещество, доставляемое природой. Они должны выполнять скорее активные, чем пассивные функции, так как они наделяют полезностью другие вещи. Машины, которые видоизменяют вещество, средства транспорта, которые передвигают его, и строения, которые его защищают, - все это входит в эту категорию; сюда относятся те средства, которые в борьбе между человеком и природой, становятся на сторону человека и помогают ему подчинить для его пользования сопротивляющиеся элементы природы. Такие средства производства образуют активную часть конкретного капитала.

С другой стороны, материалы, обрабатываемые орудиями, механически пассивны. Они получают полезность вместо того, чтобы сообщать ее; они претерпевают изменения, а сами ничего не изменяют. В соревновании между человеком и природой они становятся на сторону последней и находятся к человеку и его активным средствам в отношении восприятия. Хлопок, таким образом, пассивен, тогда как веретено активно; полосовое железо пассивно, тогда как прокатный став и молот активны; и так повсюду в области производства сам характер процесса проводит демаркационную линию между активными орудиями труда и пассивными материалами - между оружием наступления человека и объектами защиты природы или ее покоряемыми элементами. Класс пассивных средств производства включает не только то необработанное вещество, с которого начинается производство, но и продукты, переходящие в незаконченном состоянии из одной производственной группы в другую. Он включает не только руду, но и железо, не только шерсть, но и пряжу, сукно и даже готовое платье, ожидающее покупателей. Он включает в себя все запасы товаров, которые в руках оптовиков ожидают получения уже более незначительной полезности формы, места и т. д., необходимых для того, чтобы сделать их полностью готовыми для конечного потребления.

Это различие лежит в основе другого, обычно проводимого между так называемым основным и оборотным капиталом. Средства производства, которые были отнесены к основному капиталу, - строения, орудия и т. д. - должны выполнять активные производственные функции, тогда как те, которые были отнесены к оборотному капиталу,-имеют пассивные функции.

Практическая мысль, однако, обычно не применяет терминов "основной" и "оборотный" к капитальным благам, но применяет их к различным частям перманентного фонда истинного капитала; и здесь снова обычное словоупотребление выдерживает испытание тщательного анализа. Конкретные вещи, как мы видели, не обращаются в подлинном смысле слова. Они переходят через ряд рук в обладание потребителей и остаются там. Имеется, однако, нечто, что действительно циркулирует. Истинный капитал проходит через бесконечный ряд внешних форм. Мы назвали его перманентным фондом, и это действительно так; во он увековечивает себя только путем непрерывного перехода из одного тела в другое. Он живет передвижением, и его движение должно быть так же вечно, как и его жизнь.

Необходимо отметить, и в распространенных трактовках об этом предмете это обстоятельство часто отмечалось, что сырье, входящее в орудия производства, совершает переход из одной разновидности конкретного капитала в другую. Говорят, молот, переходящий из лавки скобяных товаров в кузницу, становится основным капиталом после того, как он был капиталом оборотным. Ясно то, что он таким образом берет на себя активную экономическую функцию после того, как он выполнял пассивную. Он кует горячее железо и сообщает ему полезность. Сталь, которая является пассивным капитальным благом, когда она в слитке, становится благом активным, когда она принимает форму молота. В любое время легко увидеть, по какую сторону линии находится вещь, так как ее функция отличает ее - она либо сообщает полезности, либо получает их. Мы будем, поэтому, всегда обозначать эти два вида капитальных благ, в соответствии с их функциями, как активные и пассивные.

Известное представление об этом различии имеется в уме почти каждого, когда он, сохраняя старую терминологию, делает попытку сказать, какие конкретные вещи являются основным кали-талом и какие вещи-оборотным.

Инстинктивно он выбирает в качество иллюстрации первого - машину, орудие, строение, или что-нибудь другое, что не изнашивается сразу и не съедается, или не потребляется каким-либо другим путем в прямом удовлетворении потребности. Существенным в отношении такого предмета является то, что он никогда не созреет. Он никогда не уподобится спелому плоду, который годится только на то, чтобы услаждать вкус потребителя и восполнять износившиеся ткани его тела. Блага активного вида в процессе выполнения своих функций никогда не становятся более зрелыми. С начала своей карьеры они начисто лишены возможности быть непосредственно потребленными и никогда к этой возможности ни в какой степени не приближаются. Они всегда - активные помощники человека в том тяжелом процессе, который он предпринимает, когда придает полезную форму пассивным материалам природы. Фабрика никогда не будет съедена, но она всегда будет помогать человеку получить что-нибудь поесть.

Термины "основной" и "оборотный" не должны быть, однако, отброшены, так как имеется правильный способ их использования. Мы говорили, что они должным образом применяются к двум частям фонда перманентного капитала. И в действительности есть три части этого общего фонда, каждая из которых в отношении обращения отлична от других. Имеется одна часть фонда капитала, предназначенная навсегда для обращения с наибольшей скоростью, какую только смогут придать обращению ее владельцы, есть другая часть, которая обращается так медленно, как только смогут это сделать ее владельцы; и есть еще третья часть, которая не обращается вовсе. Эти две последние части мы можем объединить под термином "основной капитал", а первую часть назвать "оборотным капиталом".

Если бы деловой человек сказал: "Я имею оборотный капитал в пятьдесят тысяч долларов", он подразумевал бы, что эти пятьдесят тысяч долларов имеют форму товаров, которые он заинтересован продать так быстро, как только можно, - готовые изделия на его складе или неготовые на его фабрике. Он должен наложить на них свой особый отпечаток, наделяя их, таким образом, известной полезностью, и затем поспешить освободиться от них. Когда он освободится от них, - капитал, который они представляли, примет облик новых товаров, сходных с ними. Чем чаще этот капитал меняет свои формы, тем лучше для его владельца. Так называемый "подвижной шестипенсовик" прибылен. Если же человек имеет основной капитал в пятьдесят тысяч долларов, то эта сумма находится в таких формах, в которых она будет находиться так долго, как только человек сумеет ее здесь сохранить. Чем скорее обувь на фабрике закончена и продана, тем лучше. Но машины, которые производят обувь, ничего не выигрывают от необходимости быстрой замены. "Шестипенсовик", заключенный в них, ничего не выигрывает от подвижности. Здесь предпочтительнее "медленные шиллинги".

Из основного капитала в пятьдесят тысяч долларов некоторая часть может быть вложена в землю, которая никогда не износится, часть - находиться в строениях, которые будут изнашиваться медленно, и часть в орудиях и машинах, которые износятся более быстро. Но существенной чертой всех их является то, что для производства нет ничего хорошего в том, чтобы они износились. Сумма в пятьдесят тысяч долларов может быть вынуждена изменить много форм вложений; но эта перемена не желательна для владельца, и он будет откладывать ее как можно дольше. Он должен, однако, придти к ней, в конце концов. Весь капитал, за исключением части, вложенной в землю, не может жить не переселяясь. Он должен, при известных обстоятельствах, сбрасывать одну форму воплощения и принимать другую. Даже в массивном строении капитал не остается навсегда, так как даже оно будет постепенно уничтожаться. Оно может постепенно возмещаться, если здание поддерживается в хорошем состоянии, но даже это предполагает изменение его вещества - и, в конце концов, оно будет разрушено и полностью замещено. Капитал, следовательно, проделывает некоторое обращение, даже если он воплощен в прочных и активных орудиях производства. Таким образом выходят, что абсолютная продолжительность времени, в течение которого фонд пребывает в одной группе тел, не может служить отличием основного капитала от оборотного; этим отличием является то, что в одном случае процесс обращения производителен, и человек старается ускорить движение, как только может, тогда как в другом случае, он не производителен, а расточителен. Тот факт, что фабрика изнашивается и должна быть реконструирована, или полностью замещена, сам по себе не содействует производству. В практике владельца фабрики это не является приятным фактом, и он допускает до этого тогда, когда это неизбежно [Чистый фонд капитала может пребывать в некоторых видах пассивных капитальных благ даже более продолжительное время, чем в некоторых активных средствах производства. Наждак, например, - активный деятель для полировки металлов. Выполняя свою работу, он сообщает полезности, а не получает их; но он не сохраняется долго, и металл, который он полирует, может существовать гораздо более продолжительное время в качестве пассивного средства производства. Уголь также активное средство производства - он находится на фабрике не для получения какой-либо дополнительной полезности, но для того, чтобы помочь рабочим сообщать полезность. Он превращается в энергию и сохраняет мускулы, но погибает он быстро. Существенным фактом является то, что владелец заинтересован в максимально продолжительном сохранении наждачных колес и в том, чтобы уголь поддерживал огонь возможно дольше.

Капитал может оставаться на мгновение в паре и на час в топливе, которое его создает. Но он остается в течение недель и в полуфабрикатах. Годами он остается в машинах, десятилетиями в зданиях, в которых они стоят, и навсегда в земле, на которой стоят строения. Основной капитал всегда будет сохранять свои формы так долго, как только может, тогда как оборотный капитал будет менять свои формы так быстро, как только смажет.].

Мы теперь подготовлены к исследованию Отношения каждого вида капитала, равно как и каждого вида капитальных благ к заработной плате. Обособление этих двух проблем гарантирует нас от столкновения с трудностями, которые часто расстраивали исследования и делали правдоподобными абсурдные положения. В частности, мы избегаем всей трудности, связанной как с самой теорией фонда заработной платы, так и с любыми побочными заблуждениями с ней связанными.

Существует ли такой капитал, который является непосредственно фондом для оплаты труда? Является ли правильным, как говорил Адам Смит и как сотни других повторяли, что естественный путь создать капитал - это собирать такое количество пищи, которое достаточно для существования в течение длинного периода, и затем, в течение этого периода, изготовить что-нибудь полезное, вроде лодки, хижины или орудия? Является ли накопленная пища первоначальным капиталом? С нашей точки зрения, капитал, если он заключен в том, что вообще может быть названо пищей, существует лишь в форме такого пищевого вещества, которое в действительности является промышленным сырьем. -

Пшеница есть капитальное благо пассивного вида, так как она наделяется полезностью; так же обстоит дело с мукой при размоле, с хлебом при замешивают, с мясом при жарений и т. д. Если все это не есть сырье, но пища в полном смысле этого слова - нечто, само не получающее полезности и не сообщающее их другим товарам, которому ничего другого не остается, как быть съеденным, - тогда это вообще не капитал. Традиционный путь исследования предмета выдвинул перед рассудком, как первую и наиболее типическую форму капитала, нечто, чему оставалось только исчерпать себя в удовлетворении нужд потребителя. Подобная вещь вообще может рассматриваться как капитальное благо только при курьезном и превратном понимании рабочего как машины, и пищи - как топлива, поддерживающего эту машину в действии. Мясо является углем для такой творящей богатство машины.

Здесь возникает одна очевидная трудность с телеологической стороны. Какова цель всего экономического процесса? Мы сказали, что это - использование. Это- удовлетворение, которое появляется в нервных ощущениях и в высших сферах чувствительности потребителя. Если потребитель после этого работает, то нельзя считать, что этот труд вызван пищей, которую он съел. Он вызван той пищей, которую он позднее получит и съест, и многим другим, помимо просто пищи; удовлетворение, - от чего он получит другим путем. Пища, которая последует за трудом, есть один из стимулов к труду, и в этом смысле является его причиной. Пища, которая предшествует труду, во всяком нормальном научном построении, является причиной только того действия, которое испытывает питающийся человек. Едой завершается один экономический цикл, так как действующие силы, находящиеся в этом цикле, произвели свое потребительное действие. Когда с наступлением следующего дня труд возобновляется, это начало нового цикла; и этот цикл, как и первый, закончится тогда, когда человек потребит его результаты.

Это не есть, однако, наиболее убедительное основание того, что пища, как таковая, не должна рассматриваться как капитальные блага, или как форма вложения какой-либо части перманентного фонда капитала. Можно, правда, через все изучение экономической науки провести понимание явлений, расположенных в неестественном порядке; и можно даже, при всей невыгодности работы с теоретическими концепциями, окрашенными нелогичными построениями, кое-чего добиться в разрешении практических проблем. Но убедительное возражение кроется в том факте, что такой запас пищи для работников нигде не существует. Периодическое возвращение зимнего времени делает, правда, необходимым запасать сырые материалы для пищи на то время, когда земля их не производит. Запасенный таким образом материал принадлежит к пассивной разновидности капитальных благ. Другими словами, он воплощает известную часть оборотной разновидности перманентного капитала. Он получает полезность до тех пор, пока, наконец, он не станет собственно пищей и не будет подан на стол. Пшеница получает "полезность времени", накапливаясь на элеваторах до тех пор, пока она не понадобится для размола, и ее ценность в течение всего этого времени возрастает, как это происходит в тех случаях, когда она получает полезности формы в результате размола, полезности места в результате транспорта и дальнейшую полезность формы при хлебопечении. Если производство носит прерывный характер, то, конечно, необходим запас для обеспечения непрерывного потребления. Бак, наполняемый один раз в день, может давать непрерывный поток в течение всего дня; таким же образом запас благ, производимых через определенные интервалы, по удачному выражению президента А. Т. Гадли, "превращает прерывный поток производства в непрерывный поток потребления".

Сходным образом запас подобных товаров может быть аккумулирован путем медленного и непрерывного производства и может быть потом использован одним быстрым актом потребления. Резервуар может быть наполнен по капле и может опорожниться раз в день путем однократного пропуска воды через шлюз. Фейерверк может быть изготовлен в течение года и использован 4-го июля. Здесь непрерывный поток производства превращен в прерывное потребление; многие виды благ, используемые в течение одной только части года, иллюстрируют этот процесс.

Рассматриваемая теория, однако, имеет в виду запас другого вида. Независимо от того, является ли производство непрерывным или прерывным, был высказан взгляд, согласно которому по происхождению и существу капитал является запасом, образованным для поддержания труда. При непрерывном ходе производства и потребления и при соблюдении изо дня в день неизменных норм из этого запаса, как утверждалось, должно происходить питание людей.

То образование запасов, которому подвергается в силу периодичности сельского хозяйства пищевое сырье, по своей природе; совершенно противоположно тому особому виду образования запасов, которое Адам Смит и многие другие называли типическим способом возникновения капитала. Этот предполагаемый запас делается явно для работников и делается только предпринимателями.

Целью при таком образовании запаса является использование работника как частицы производственного механизма. Полагают, что это образование запасов происходит не вследствие периодичности времени сбора урожая, но вследствие отношения капитала к труду. Некто добывает капитал в форме пищи для прокормления работника и, таким образом, получает капитал в какой-либо другой форме. Через посредство работника происходит превращение капитальных благ, и подобное образование запасов пищи, если бы оно вообще было необходимо, было бы необходимо и в том случае, если бы климатические условия были таковы, что мы могли бы сеять пшеницу и собирать урожай каждый день в году.

Пусть А снова будет сырьем, последовательно становящимся А', А" и А"', и, будучи в последнем положении, готовым для использования потребителем. Пусть В и С представляют другие предметы на параллельных ступенях производственного процесса. Имеются люди, как работники, так и собственники капитала, изготовляющие сырье А; имеются также другие люди, превращающие А в А'; и каждое из последующих превращений производится одним классом производителей при помощи соответствующих орудий, строений и других приспособлений. Имеется группа производственных предприятий, сходным образом организованных, занятых производством В и последовательным его превращением в В', В" и В'".

Имеются аналогичные категории производителей, создающих и видоизменяющих материал С. Каждая группа состоит из работников, собственников капитала и предпринимателей. А'", В'" и С'" - блага в их конечных формах, совершенно готовые для использования потребителями, а это по своему логическому содержанию, требует, чтобы они находились в самом последнем пункте той экономической карьеры, где они вообще являются капитальными благами. Теперь они находятся в розничных магазинах, в ожидании покупателей. Если они сделают еще один шаг, они совсем перестанут быть капитальными благами и станут потребительскими благами. Общество как огромный производственный организм откажется от них, и индивидуумы - как потребители - будут иметь их. Нет, следовательно, ни одной формы капитала, которая бы не являлась средством производства в руках производящего общества. Когда А'", В'" и С'" поступают к индивидуумам, как таковые они остановятся потребительским богатством.

Если мы придерживаемся нашей статической гипотезы и полагаем, что количество капитала и количество труда остается неизменным, что методы производства остаются такими же и т. д., - весь доход должен рассматриваться как созревшее капитальное благо пассивной разновидности. Никто не получает никакого дохода помимо того, что поступает в форме А'", В"' и С"', полностью созревших; ибо получение капитальных благ как части чьего-либо дохода было бы просто добавлением к капиталу, а это являлось бы уже динамическим процессом. Вещи, которые до того пункта, в котором они становятся доходом, получали полезности и таким образом были воплощением оборотного капитала, - образуют доход каждого.

Где же тогда находится независимый и специально накопленный фонд пищи для работников? Нигде. Трудность признания его как разновидности капитала заключается в том, что он не существует. Пища, одежда и другие блага, образующие доход как работников, так и других лиц, состоят из всегда созревающих А'", В"' и С"'. Материальная ткань оборотного капитала утрачивается, по мере того, как часть его вызревает в доход, но она в то же время восполняется производством. Наиболее замечательно то, что теория, утверждающая, что где-то образуются запасы благ для потребления работников, не заметила того факта, что если бы это было действительно верно, то должно было бы иметь место аналогичное образование запасов из благ, составляющих доход, и для потребления владельцев капитала.

Владелец капитала, помогающий изготовлению сырья А, должен получать свой дневной доход в форме А'" и др. Он ежедневно изготовляет сырье и потребляет созревшие блага, и его положение совершенно аналогично положению работника, работающего вместе с ним. Ни он, ни они не могут есть, носить или иначе использовать необработанное вещество, которое они извлекают из земли.

До того момента, пока данный материал будет готов к употреблению, должны пройти три различных производственных периода, однако, они должны жить в этом промежутке времени.

Все они - и владельцы капитала, и работники - одинаково должны иметь запас А"', В'" и С'". Должен ли он быть образован для удовлетворения их нужд до того момента, как созреет их собственное сырье?

Мы ответили на этот вопрос. Из постоянно возникающих А"', В'", С'" известная часть немедленно поступает к владельцу капитала и работникам в А.

Ни в одном случае нет необходимости в каком-либо ожидании. Пункт, на котором мы теперь настаиваем, заключается в том, что если бы нужен был запас для обслуживания потребностей работников в подгруппе, изготавливающей А, требовалось бы, по точно таким же причинам, обслуживать нужды владельцев капитала в А.

Статическая гипотеза о том, что капитал не увеличивается, как мы только что сказали, означает, что весь чистый доход владельцев капитала ежедневно используется в форме потребительских благ. Она означает также, что капитал не уменьшается и что поэтому только доход собственников капитала, а не его перманентный фонд производительного богатства годен для удовлетворения его нужд.

Он, правда, имеет последнюю защиту против голода, чего лишен работник, ибо, изменив план своей жизни, он может использовать свой капитал. Но он, естественно, не делает этого и статическая. гипотеза требует, чтобы он этого не делал. При этом условии ему нужен запас средств существования, если только этот запас нужен работникам.

В силу причин, которые были установлены во всей полноте, никто из них, однако, не нуждается в таком запасе.

Блага, получающие полезность, с одной стороны, и блага, сообщающие полезность, - с другой, исчерпывают весь класс капитальных благ. По мере того как они сменяют друг друга в бесконечной последовательности, они увековечивают сущность того, чему здесь дано отчетливое наименование - капитал.

Содержание

 
© uchebnik-online.com