Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава XII. Конечная производительность - регулятор заработной платы и процента

Распределение богатства. Джон Бейтс Кларк



Содержание

Вместо колонии в нашем последнем примере мы представим себе сейчас мир с его бесчисленными отраслями производства и его полным оборудованием агентами и средствами производства. Он, конечно, изолирован, так как ни продукты, ни работники, ни средства производства не могут передвигаться к нему или от него; размер заработной платы, которую он выплачивает, должен быть полностью определен внутри его. Мы можем теперь извлечь пользу из воображаемого процесса снабжения этого общества трудом единица за единицей, если только мы можем сделать это, не создавая впечатления, что от воображаемых условий зависит действие закона конечной производительности. Это лишь один из способов продемонстрировать действие этого закона. Мы осуществляем действительное и практическое испытание производительной силы единицы труда, когда отнимаем только одну единицу от укомплектованной рабочей силы и устанавливаем вытекающее отсюда уменьшение продукта. Это испытание мы уже применяли. Для получения более полного представления о действии закона конечной производительности мы составляем теперь рабочую силу единица за единицей, предполагая капитал неизменным по величине, хотя и меняющим свои формы с появлением каждой новой единицы труда. Пусть каждое увеличение труда состоит из тысячи работников и пусть фермеры, плотники, кузнецы, ткачи, печатники и т. п. будут представлены в ней в строго соответствующих пропорциях. Каждое занятие должно иметь своих представителей и сравнительное число их должно быть установлено соответственно закону, который мы вскоре будем изучать. Все, что нам нужно знать сейчас об этом законе, заключается в том, что он так распределяет труд между различными группами и подгруппами, что производительная сила труда в различных отраслях приводятся к известному единообразию. Обычный труд должен производить в одной подгруппе столько же, сколько и в другой.

Дайте теперь этому изолированному обществу капитал в сто миллионов долларов и введите постепенно соответствующую рабочую силу. Поместите тысячу работников в то богатое окружение, которое эти условия доставляют, и их продукт на одного человека будет огромным. Их труду будет помогать капитал в размере ста тысяч долларов на человека. Эта сумма примет такие формы, в каких работники могут ее наилучшим образом использовать, и в руках каждого работника будет иметься изобилие полезных орудий, машин, материалов и т. п. Если бы мы попробовали представить формы производительного богатства, которые требуются такими условиями. мы должны были бы представить себе картину автоматических машин, электрических моторов и энергии, получаемой от водопадов, приливов и волн. Мы видели бы чудеса химии, производимые при приготовлении материала, подготовке почвы и т. д. Мы поставили бы работника в положение гордого правителя естественных сил, таких огромных и таких разнообразных, что они казались бы более похожими на воздушные оккультные силы, чем на орудия земных производств. Все это, однако, картина того, что медленно и издалека приблизилось бы, если бы капитал спокойно перерастал население и должен был бы обнаружить свою силу в таких формах, которые соответствовали бы нуждам относительно незначительного числа работников. Нечто в этом роде есть цель естественных экономических тенденций.

Прибавьте теперь к этой силе вторую тысячу работников; тогда с находящимися в их распоряжении средствами, измененными по форме, как это и должно быть для их использования большим числом людей, выработка на одного человека будет меньше, чем раньше. Это второе приращение труда имеет в своем распоряжении капитал, достигающий только пятидесяти тысяч долларов на человека; и этот капитал был получен от работников, которые ранее эти деньги использовали. При употреблении капитала новая рабочая сила участвует на равных правах с той рабочей силой, которая была уже ранее в производстве. Там, где первоначально работник имел усовершенствованную машину, там он имеет более дешевую и менее производительную; и стоящие с ним рядом новые работники также пользуются машинами более дешевого сорта. Это уменьшение производительности средств производства, употреблявшихся первоначальными работниками, должно быть принято во внимание при оценке того, сколько новый работник может добавить к продукту отрасли. Его присутствие удешевило средства производства, используемые первой группой работников, и частично уменьшило их производительность. Его собственная доля в первоначальном капитале, переданная ему работниками, ранее занятыми на его участке, состоит также из более дешевых и менее производительных средств производства. По двум причинам, следовательно, он создает меньше богатства, чем всякий другой в первой группе работников.

Через все поле действия распределились сто миллионов долларов для того, чтобы удовлетворить потребностям удвоенной рабочей силы. Количество некоторых средств производства увеличилось теперь вдвое, но они все менее ценны и менее производительны. Как правило, строения подешевели и возросли численно. Железные дорога имеют больше закруглений, подъемов, менее прочные мосты и вообще менее надежные сооружения. На место одного парохода появляются два парусных корабля, и там, где было одно стальное судно, имеются теперь два деревянных. Капитал общества, не изменившись в величине, принял более экстенсивную форму, чем прежняя. Средства производства повсюду умножились и подешевели.

Мы должны быть осторожны в арифметике измерения. Продукт, который может быть вменен этому второму приращению труда, не совпадает, конечно, со всем тем, что этот труд дает при помощи капитала, уделенного ему предыдущей группой работников. Этот вменяемый продукт исчерпывается тем, что присутствие приращения труда прибавляет к ранее производимому продукту. Когда тысяча работников применяла весь капитал, продукт был равен четырем единицам; при двух тысячах - это четыре с плюсом и добавленная величина, какой бы она ни была, измеряют продукт, вменяемый исключительно второму приращению труда. При исчислении продукта, вменяемого конечной единице труда, должна быть принята во внимание отрицательная величина. Если мы возьмем сначала все, что эта единица создает при помощи капитала, уделенного ей, и затем вычтем то, что взято из продукта ранней группы работников и их капитала, благодаря той доле капитала, которую они уделили новым работникам, то мы получим чистое добавление, сделанное новыми работниками к продукту данной отрасли производства.

При употреблении значительного капитала добавление, доставляемое новой единицей труда к тому продукту, который был бы получен и без нее, будет очень велико, хота и меньше продукта, производимого первой единицей. Каждый человек в составе новой рабочей силы производит достаточно, чтобы соперничать со счастливым золотоискателем. Добавляйте теперь приращение за приращением до тех пор, пока рабочая сила не удесятерится, и все же продукт, создаваемый последним из приращений, будет все еще велик. Продолжайте увеличивать рабочую силу до тех пор, пока она не достигнет ста тысяч человек, имея по-прежнему капитал в сто миллионов долларов, но уже в измененной форме. Работники тогда будут, примерно, так же технически вооружены, как в настоящее время в Соединенных Штатах.

Можно предположить, что последнее приращение труда добавляет к тому продукту, который общество получило бы и без его помощи, столько, сколько рабочая сила такой же величины могла бы обособленно создать в Соединенных Штатах путем добавления к использованной уже рабочей силе.

И вот если это сотое приращение труда есть последнее приращение, происходящее в изолированном обществе, то мы получаем закон заработной платы. Мы черпали из населения рабочую силу до тех пор, пока там не оставалось никакого резерва. Последняя единица труда - конечная группа в тысячу человек - произвела свой собственный специфический продукт. Он меньше продукта, вменяемого любой из более ранних групп; но теперь, когда эта группа рабочей силы вступила в производство, никакая группа не является более производительной, чем она. Если бы какая-нибудь предыдущая группа рабочей силы потребовала себе больше, нежели то, что производит последняя, предприниматель мог бы освободить ее и поставить на ее место последнюю группу работников. То, что он потерял бы в результате ухода любой группы в тысячу рабочих человек, измеряется продуктом, созданным последней вступившей в работу группой.

Каждая единица труда, следовательно, ценится предпринимателем во столько, сколько последняя единица производит. Если рабочая сила укомплектована, ни одна группа в тысячу человек не может уйти, не уменьшая продукта всего общества на ту самую величину, которую мы приписываем последней вступившей в работу группе. Действительная ценность любой единицы труда есть всегда то, что производит общество при помощи всего своего капитала, минус то, что оно производило бы, если бы эта единица была отнята. Таким образом, устанавливается всеобщий стандарт оплаты. Единица труда состоит, в предполагаемом случае, из тысячи работников и продукт ее есть естественное вознаграждение для тысячи человек. Если работники одинаковы, тысячная часть этой суммы является естественным вознаграждением каждого из них.

Мы ищем, конечно, статический стандарт заработной платы, но процесс, который постепенно доводит рабочую силу от тысячи до ста тысяч человек и заставляет капитал изменять свои формы по мере увеличения рабочей силы, не есть статический процесс. Это динамическая операция, доводящая рабочую силу до ее полного статического состава. Однако с того времени, как рабочая сила укомплектована, мы оставляем ее без изменений: достигнутому таким образом статическому состоянию мы даем возможность сохраняться навсегда. Значение иллюстративного динамического процесса и образования, единица за единицей, перманентной рабочей силы заключается в том ясном представлении, которое получается о продукте, вменяемом конечной единице.

В действительности ни одна единица не является во времени последней. Сто тысяч человек с капиталом в сто миллионов долларов работают год за годом, и ни одна группа в тысячу человек не может быть выделена как та особенная группа, продукт который определяет заработную плату. Любая из таких групп работников всегда ценна для их предпринимателей во столько, сколько производила бы конечная группа, если бы мы вводили их в работу в таком порядке последовательности, какой для иллюстрации описали выше. То, что работники получат эти суммы, обеспечено конкуренцией предпринимателей. Конечная группа в тысячу человек имеет в своих руках определенный потенциальный продукт, когда она предлагает свои услуги предпринимателю. Если одна группа предпринимателей не предложит им его ценности, это сделает другая, если только конкуренция действует развернуто. При идеально полной и свободной системе конкуренции, каждая единица труда может получить точно то, что производится конечной единицей. При неполной конкуренции, она все же имеет тенденцию получить эту же сумму. Конечный продукт труда устанавливает стандарт оплаты труда, и действительная заработная плата, с отклонениями, тяготеет к нему.

Мы отмечали тот факт, что чистая предпринимательская прибыль - побудитель к конкуренции. Это - торговая прибыль, и наличие ее означает, что предприниматели продают свой продукт дороже того, что они оплачивают в форме заработной платы и процента, что цена благ превышает издержки производства элементов, образующих их. Мы отмечали, что естественная цена, как она определялась экономистами, в действительности состоит из заработной платы и процента, так как она равна сумме этих двух видов издержек Цена, приносящая прибыль, превышает эту сумму, но конкуренция, стремящаяся уничтожить прибыль, срезает ее с двух концов. Конкурируя друг с другом при продаже благ, предприниматели снижают цены и, конкурируя друг с другом при найме труда и капитала, они повышают заработную плату и процент. На труде получается прибыль до тех пор, пока работники оплачиваются ниже того, что производит предельный работник. Но конкуренция стремится уничтожить эту прибыль и сделать оплату труда равной продукту конечной его единицы.

Как мы говорили уже не раз, мы построили идеальное общество, в котором отсутствуют нарушающие факторы, но мы до сих пор не описали ни одного из тех препятствий, с которыми закон в чистом виде сталкивается в действительной жизни. Мы не оценивали величины того отклонения от стандарта конечной производительности, которое оплата работников в действительности обнаруживает. Все эти исследования находят себе место в динамическом разделе нашей работы. Сила, влекущая действительную оплату работников к размеру, установленному законом конечной производительности, столь же реальна, как земное притяжение. Этот закон универсален и перманентен: он всюду переживет местные и переменчивые влияния, модифицирующие его действие. Мы должны получить то, что мы производим, - таково господствующее правило жизни. А то, что мы способны производить посредством труда, определяется тем, что конечная единица простого труда может добавить к продукту, производимому без ее помощи. Конечная производительность управляет заработной платой. Мы можем теперь суммировать уже достигнутые нами выводы относительно естественного стандарта заработной платы в следующий рад положений:

1) труд, подобно товарам, подчинен закону предельной оценки. Цена устанавливается рынком для конечной единицы запаса, каждого из них, и распространяется на весь запас. И подобно тому, как последняя единица потребительских благ является ценообразующей, так последняя единица труда определяет заработную плату;

2) термин "конечный" не обозначает особенной единицы, которая может быть установлена как таковая и отделена от других. Так, например, в элеваторах Соединенных Штатов нет специального количества пшеницы, находящегося в особом стратегическом положении и имеющего ценообразующую силу, которой не обладает остальная пшеница. Любая единица этого товара конечна в экономическом смысле, так как своим наличием она доводит запас до его теперешней действительной величины. Равным образом конечная, предельная или последняя единица труда не состоит из особых людей. В особенности необходимо остерегаться представления о том, что конечные работники, продукт которых определяет размер заработной платы, это те, кто естественно употреблялся бы последними, потому что они сами по себе наихудшие. Мы тщательно подчеркивали, что базисом закона заработной платы является единица труда как такового, и что состав людей должен быть среднего качества обычных работников, если он образует такую единицу;

3) при наложении закона конечной полезности обычно располагают единицы товара в воображаемый ряд, чтобы представить их один за другим и убедиться, как важен каждый из них для потребителя. И все же товары никогда не поступают на рынок в таком порядке. Весь наличный запас товара предлагается на рынке, во цена, с которой он поступает, определена той важностью, которая была бы присуща конечной единице, если бы запас был предложен в виде подобного ряда единиц.

Подобным образом мы можем признать полезным, при изложении закона, определяющего заработную плату, пройти через воображаемый процесс ввода людей в работу по одному человеку или по группе людей и таким образом определить, какое значение придает рынок последнему человеку или группе людей. Это обнаруживает действие закона убывающей производительности, и берем ли мы одного человека или группу людей в качестве единицы труда, каждая единица может получить в качестве заработной платы то, что производила бы из них, если бы рабочая сила вводилась в работу таким путем;

4) полученный таким образом стандарт заработной платы является статическим. До тех пор пока труд и капитал продолжают оставаться неизменными по величине и производить те же вещи теми же процессами при неизменной форме организации, заработная плата будет оставаться на уровне, установленном этим опытом. Последовательный ввод людей в работу есть кусочек воображаемой динамики, но то, что он вскрывает, есть статический закон.

Пусть число единиц труда на следующем чертеже измеряется вдоль линии AD. Пусть они вступают в работу последовательным рядом единиц, в связи с неизменной величиной капитала. Продукт первой единицы как работающей при помощи всего капитала измеряется линией АВ. То, что вторая единица добавляет к этому продукту, выражается линией А'В'. Третья единица увеличивает выпуск на А "В", следующая на А '"В"' и последняя на DC. DC измеряет эффективную производительность всякой единицы труда в ряду и определяет общий уровень заработной платы. Если бы первая единица труда потребовала себе больше, чем величина DC, предприниматели устранили бы ее и заменили бы ее последней единицей. То, что они теряют вследствие устранения какой-либо единицы из всей рабочей силы, есть величина DC.

Теперь обнаруживается факт большой важности. Мы можем обернуть применение этого закона и, сделав это, получить закон процента. Пусть труд будет неизменным по величине элементом, а капитал - элементом, предлагаемым в последовательности приращений.

<

АВ есть теперь продукт, полученный при употреблении одного приращения капитала в связи со всей рабочей силой. А 'В' есть дополнительный продукт, производимый вторым приращением капитала. А "В" есть продукт третьего приращения, и DC - величина, производимая последним приращением. Эта величина DC определяет собой уровень процента. Ни одна единица капитала из данного ряда не может обеспечить для своего владельца больше того, что производит последняя в ряду. Если собственник капитала первого приращения потребует за пользование им больше этого, предприниматель откажется от этой части капитала и поместит последнюю единицу на ее место. То, что он потеряет в отношении продукта, измеряется величиной DC, непосредственным продуктом конечного приращения капитала. Она выражает эффективный продукт любого приращения, так как это есть величина, которая была бы утрачена, если бы какая-нибудь из единиц ряда была устранена.

Все, что мы говорили об изменении, которое должно произойти в формах капитала, когда величина его неизменна, а рабочая сила увеличивается, применимо здесь, где эти условия обратны. Постепенное увеличение капитала, если величина рабочей силы неизменна, вынуждает такую же перемену формы. При одной единице капитала и десяти единицах труда средства производства будут просты и дешевы. Будет главным образом преобладать ручной инструмент. Строения, мостовые, мосты, средства передвижения будут посредственного сорта, который при небольшой стоимости каждого средства производства, позволит людям работать известным способом. При двух единицах капитала начинает господствовать улучшенный тип средств производства. Каждое возрастание в величине капитала проявляется, прежде всего, в превращении малопроизводительных средств производства в более производительные. Возрастает, конечно, количество орудий и сырья; но бьющим в глаза фактом является то, что все орудия производства и т. п. становятся дороже и производительнее. При добавлении десятой единицы капитала условия могут быть рассматриваемы как близкие к условиям нашей страны в настоящее время. Налицо имеется много дорогого оборудования, много прочных строений, хороший запас больших судов, производительных железных дорог и т.п.

Ценой того, что может казаться скучным повторением, мы описали теперь ряд превращений, претерпеваемых возрастающим капиталом, потому что это есть то, что происходит в действительности. Капитал есть элемент, обгоняющий труд в своем росте. Мы можем взять в качестве иллюстрации существующий мир вместо воображаемого. По мере того как действительно происходит накопление капитала, он все больше и больше проявляет себя в качественных изменениях существующих средств производства. Общество сносит свои амбары и строит новые, лучшие и большие. Оно возносит выше в воздух свои торговые строения и делает их огнестойкими и прочными; оно заменяет деревянные суда стальными, парусные -пароходами; оно выравнивает кривизны и подъемы на железных дорогах и строит мосты и виадуки, бросающие вызов времени и напряжению. Оно прорывает туннели через горные хребты для того, чтобы избежать подъемов через них, и прорывает каналы через перешейки для сокращения продолжительности перехода судов. По мере того как капитал становится изобильным, строятся более длинные туннели и каналы; и они имеют своей целью избегнуть перевалов уже более легких и переходов более коротких, чем те, избегнуть которых являлось целью более ранних строительных работ. Они представляют, таким образом, большие издержки, производимые для достижения меньших результатов. Общество делает свое оборудование насколько возможно автоматическим, чтобы управление одного работника могло поддерживать в успешном движении большое количество оборудования. Повсюду происходят подобные изменения капитала для того, чтобы большое количество его приспособить к нуждам относительно малого количества труда.

Изменения, которые должны произойти в формах капитала по мере того, как величина его возрастает, выявляют причину снижения в размере его доходности. Грубейший топор может весьма значительно увеличить возможность добычи дров для его владельца. Он может износиться в один год, но в течение этого периода, он может сберечь время, которое, в противном случае, было бы посвящено медленному и утомительному способу собирания дров и которое достаточно для того, чтобы владелец топора мог изготовить шесть новых топоров. Хотя человек, вероятно, не использует освободившееся время для этой именно цели, но что бы он ни сделал в освободившееся время, оно представляет пятьсот процентов на капитал, вложенный в первое и наиболее производительное орудие. Второе орудие может сэкономить количество труда, достаточное для пятикратного воспроизведения этого орудия. Владелец в действительности воспроизведет его только один раз; время же, в течение которого он мог бы получить еще четыре дубликата, он затратит для изготовления других вещей для своих нужд; но продукт сбереженного времени, доставленного вторым орудием, есть четыреста процентов стоимости орудия, исчисленной в единицах невооруженного средствами производства труда.

Орудия, конечно, употребляются в порядке своей производительности в той мере, в какой люди правильно судят в каждом случае об их производительной силе.

Вскоре становится невозможным добавлять что-нибудь к производственному оборудованию, что доставляло бы в год величину, кратную стоимости этого добавления, и процент конечного приращения капитала становится долей от этого капитала. Эта доля постепенно уменьшается, по мере возрастания производительного фонда и улучшений в качестве орудий и т. д., и становится единственной формой вложения для растущих накоплений. Разница между стоимостью грубого и плохого топора и стоимостью лучшего представляет приращение капитала; но оно имеет меньше возможности воспроизводить себя по величине, чем вложение, произведенное в первоначальное орудие.

По мере хода накопления постоянно изготовляются более дорогие машины, представляющие больше капитала, и продукт, получаемый от их применения, становится все меньшей долей их стоимости. Выпрямление кривизны на железной дороге есть один из путей вложения капитала. Оно может стоить столько же, сколько и сама постройка соответствующих частей дороги; но оно не высвобождает такого количества труда в пропорции к своей стоимости, как постройка старой и извилистой дороги. Прокладка длинного туннеля, для того чтобы избежать небольшого перевала, не приносит столь значительного дохода на вложенный таким образом капитал, как это было при прокладке туннеля для того, чтобы избежать высокого подъема. Повсюду формы капитала обнаруживают различия в своей производительности, и владельцы выбирают, прежде всего, наиболее производительные формы, а позднее менее производительные. Этим фактом объясняется низкий уровень процента в настоящее время. В ряду возможностей для вложения мы используем возможности поздние по времени и низкие по шкале производительности.

Мы сказали, что ни одно приращение капитала не может доставить своему владельцу больше того, что производит последнее приращение. Мы можем выразить это другим путем, сказав, что ни одна форма капитала не может требовать и ежегодно доставлять для своих владельцев часть большую, чем производимая наименее продуктивной его формой. Если при современных условиях человек, дающий деньги взаймы для приобретения в высшей степени необходимого орудия, потребует всю сумму, получаемую от его употребления, то предприниматель, являющийся заемщиком, откажется от денег и использует для приобретения столь необходимого ему орудия деньги, которые прежде расходовались на последнее и наименее важное орудие. В терминах более примитивной жизни: если человек, работающий над изготовлением очень необходимого орудия, требует всего продукта, который оно создает, то предприниматель откажется от использования этого труда и отвлечет на изготовление необходимого орудия тот труд, который употреблялся для производства наименее важной части его производственного оборудования. Капитал, как видно, таким образом, имеет совершенную способность к изменению форм. Общество может перестать производить один вид средств производства и начать изготовлять другой. Капитальные блага, таким, образом, взаимозаменяемы; и пока это так, ни одно приращение капитала никогда не сможет доставить своему владельцу больше того, что производится конечным приращением.

Справедливо, конечно, что труд, по мере накопления капитала, так же должен менять свои формы. Человек, наблюдающий за сложной машиной, совершает ряд движений совершенно отличных от тех, которые выполняются человеком, работающим с ручным инструментом. Каждый раз, когда мы изменяем формы капитала, мы изменяем тем самым характер труда. Взаимное приспособление по форме является общим правилом для этих двух производительных агентов. Измените чисто количественное отношение их друг к другу и вы сделаете необходимым изменение характера обоих. Подобно тому, как при десяти единицах капитала, приходящихся на десять единиц труда, будет одно качество орудий производства и выполняемых в связи с ними определенных видов труда, так при одиннадцати единицах капитала, приходящихся на десять единиц труда, будут несколько другие вицы средств производства и другие способы работы. Более того, эта двойная трансформация должна теоретически распространяться на всю массу капитала и весь процесс труда. Повсюду должны наблюдаться новые и улучшенные виды капитальных благ и новые способы их использования.

С таким уточнением мы можем представить закон процента в виде процесса образования, приращение за приращением, фонда общественного капитала и измерения продукта, производимого каждой его единицей. В этом воображаемом процессе мы вскрыли действительный закон изменяющейся производительности. Как мы говорили, добавление к продукту, доставляемое последней единицей капитала, определяет уровень процента. Каждая единица капитала может обеспечить своему владельцу то, что производит последняя единица, и не в силах доставить больше. Принцип конечной производительности, короче говоря, действует двумя путями, доставляя теорию заработной платы и процента.

Содержание

 
© uchebnik-online.com