Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава XXI. Теория экономического вменения

Распределение богатства. Джон Бейтс Кларк



Содержание

Если общество носит статический характер и капитал не возрастает, то как заработная плата, так и процент состоят из благ типа А'", В'", С'" нашей иллюстративной таблицы. Они появляются на свет непрерывным потоком, совпадающим по времени с производительной деятельностью труда и капитала во всех подгруппах, и поступают к людям одновременно для потребления во всех этих группах.

Процент, воплощенный в этих благах, получается капиталом как таковым, и доходы его должны быть всегда одинаковы, иными словами, они должны обеспечить столько же А'", В'" и С'" людям группы А, как и людям группы А'", В'" и других групп. Продукты труда равным образом одинаковы. Но верно ли, что капитал в целом получает именно то, что он производит? Очевидно то, что получает последняя единица капитала, равно ее продукту, и столько же должна получить каждая другая единица; но не может ли случиться так, что предыдущие единицы будут эксплуатироваться? Тот же самый вопрос возникает в отношении труда: допустим, что последняя единица труда получает свой продукт; но получают ли полностью продукт предыдущие? Вообще, имеет ли в условиях естественного закона доход всей массы работников тенденцию быть равным их продукту? Не имеет ли место эксплуатация всех предшествовавших приращений при беспрепятственном действии закона предельной производительности? Запомнив этот вопрос, вернемся к знакомому нам графическому изображению закона предельной производительности. Пусть количество капитала остается неизменным и количество труда измеряется линией AD. Проследим воображаемый процесс постепенного пополнения этой рабочей силы единица за единицей.

<

Первая единица до тех пор, пока она остается одна, располагает для кооперирования с ней огромным количеством капитала. Для простоты скажем, что каждая единица рабочей силы равняется одной десятой общей рабочей силы и что, пока первая единица остается одной, она имеет в своем распоряжении массу приспособлений наилучшего качества. Она действительно получает помощь со стороны капитала, в десять раз большего по сравнению с тем, который отдельная единица в конечном счете получит в свое распоряжение. Если бы мы попытались представить себе реальное общество, в котором рабочая сила таким образом перенасыщена капиталом, то нам пришлось бы вообразить дорогие материалы, чрезвычайно прочные здания, обилие двигателей и автоматическое оборудование, такое дорогое и совершенное, какого до сих пор мы не имеем даже в тех отраслях производства, в которых изобретения сыграли большую роль, чем где-либо. Имея в своем распоряжении все это оборудование, одна единица труда даст огромный продукт.

На нашем рисунке мы измеряем величину единицы труда расстоянием вдоль линии AD и отмечаем одну единицу одной десятой этой линии, или отрезком А - А'. Мы можем измерить величину продукта первой единицы рабочей силы площадью ABB'A'. Эта площадь измеряет величину богатства, произведенного одной единицей общественного труда при помощи почти невообразимого обилия общественного капитала; и богатство, измеряемое этой площадью, состоит из всевозможных потребительских благ, предназначенных для потребления всего населения.

Прибавим теперь вторую единицу труда - отрезок А' А" - измеряя производимую им величину площадью А'В'А"В". Здесь мы должны быть осторожны. Величина, производимая этим вторым приращением рабочей силы, измеряется, как мы сказали, площадью этой второй фигуры. Это утверждение может легко создать представление, которое вызовет совершенно ошибочный вывод из теории - вывод, который действительно прямо противоположен истине. При известном толковании, положение, согласно которому второе приращение рабочей силы дает меньшую продукцию, чем первое, может привести к выводу, что, поскольку все оплачиваются одинаковыми ставками, почти все работники лишаются части всего продукта и именно действием закона конкуренции. Это естественный вывод из закона предельной производительности, если его оставить в незаконченном виде. Если один человек производит продукт, стоимостью в полтора доллара в день, тогда как другой - стоимостью в доллар, и каждый получает один доллар, то ясно, что мы имеем дело с эксплуатацией труда.

Уступка первым отрядом работников некоторой доли капитала представляет собою тот важный факт, который подлежит теперь рассмотрению. В связи с поступлением второго приращения рабочей силы число станков увеличивается, но они настолько дешевеют, что все они вместе взятые воплощают лишь первоначальную сумму капитала. Как оценить теперь специфический продукт нового приращения труда? Важно отметить, что новая рабочая сила и старая поровну деляг между собою весь капитал и с его помощью они теперь создают одинаковые количества продукта. Прежние работники лишились половины капитала, которым они располагали раньше, и вследствие этого они сократили производительность своего труда на ту величину, которую раньше давала им излишняя доля капитала. Это сокращение измеряет величину продукта, который следует отнести за счет покинутого капитала.

Первостепенное значение имеет то обстоятельство, что продукт, который теперь следует приписать первой группе рабочей силы, с ее станками и прочим оборудованием, стал теперь меньше прежнего, исключительно вследствие потери ее части капитала. Избыток прежнего ее продукта, по сравнению с настоящим, нельзя приписать труду, и никакой эксплуатации работников не происходит, хотя каждая из этих двух единиц рабочей силы получает в настоящее время меньше, чем прежде получала первая.

Теперь для нас ясны два факта; и мы можем кратко изложить их в двух положениях, которые заключают в себе всю теорию экономического вменения - теорию, которая говорит, какому агенту следует приписать каждую долю сложного общественного продукта.

1. Разница между тем, что создано первой группой рабочих путем использования всего капитала и тем, что они теперь создают, представляет величину, которая целиком относится за счет излишнего капитала, которым они располагали.

2. Разницу между продуктом одного приращения труда, когда он пользовался всем капиталом, и нынешним продуктом двух приращений при том же капитале целиком следует отнести за счёт второго приращения труда. Таким образом, мы выявили специфическую производительность определенного количества капитала, а также специфическую производительность одной единицы труда.

Именно последнее нас непосредственно занимает сейчас; и мы тщательно остерегались представления, будто существует разница между продуктами различных единиц труда как такового. Каждая из них со своей долей капитала производит половину всей существующей продукции данной отрасли; но половина нынешней продукции меньше всей продукции того периода, когда работал всего лишь один человек с помощью всего капитала. Это сокращение служит мерилом продукта половины капитала, используемого одной единицей труда. С другой стороны, весь продукт теперь, когда работают две единицы труда, больше, чем он был, когда работала одна единица; и этот прирост продукта целиком объясняется приростом труда. Размеры этого прироста служат мерилом продукта этого труда и всякого труда в новых, изменившихся условиях.

Если С означает величину капитала, используемого в данной отрасли производства и если L означает одну единицу труда, то разница между продуктом C+ L, и продуктом (C+ 2L)/2 является величиной, которую следует отнести за счет половины капитала. Разница между продуктом C+ 2L и продуктом C+ L представляет величину, которую следует вменить единице труда. В первой из этих формул уменьшаемое - это то, что один человек может произвести с помощью всего капитала, а вычитаемое - это то, что один человек может произвести с помощью половины капитала. Во второй формуле уменьшаемое - это то, что два человека могут произвести с помощью всего капитала, а вычитаемое - то, что один человек может произвести с помощью всего капитала.

<

На следующем рисунке, величина капитала не представлена, но она остается неизменной. Продукт, который следует отнести за счет половины капитала, измеряется площадью ABB'A' минус половина площади ABB"А". Продукт, который следует отнести целиком за счет одной единицы труда, определяется площадью А'В'В"А", и это в настоящее время величина, вменяемая любой из этих двух единиц. Легко увидеть, что здесь не происходит неестественного сжатия производительной способности второго человека - не происходит никакого сведения его продукта к подбиранию колосьев на поле, будь оно сельскохозяйственное или какое-нибудь иное. Каждый человек получает то, что создает одна единица труда в нормальных условиях; капитал же получает то, что следует отнести за его счет.

Обратимся теперь снова к нашему графическому изложению закона специфической производительности. Сохраняя первоначальный капитал неприкосновенным и изменяя лишь его формы, прибавим третью единицу труда к общей рабочей силе. Продуктом ее является площадь А"В"В'"А'"; и если мы станем и далее делать подобные прибавления к составу рабочей силы, пока он не окажется полным, то продукт последней единицы труда будет представлять площадь AIXBIXCD. Это - норма заработной платы. Это - специфический продукт любой единицы труда при наличии десяти подобных единиц. Сюда относится все, что мы сказали относительно продукта второго человека, когда он был последним. До появления десятого человека их было в поле девять: они пользовались всем капиталом, располагая им, конечно, в формах, приспособленных к этому числу работников. Каждый из них производил величину, измеряемую прямоугольником, сторонами которого служат AVIIIAIX и AIXBIX. Все они вместе произвели величину, изображаемую площадью AE'BIXAIX. Узкая полоса между линиями EF и E'BIX измеряет разницу между продуктом девяти человек в период, когда они работали, используя весь капитал, и продуктом девяти человек при работе с девятью десятыми капитала; ибо справедливо принять во внимание, что когда десять человек используют этот фонд полностью, то каждый из них фактически использует одну десятую его. Площадь AEFAIX представляет девять десятых продукта, который следует вменить всей рабочей силе, когда с нею кооперирует весь капитал, который, разумеется, прибавляет и свою собственную долю к общему продукту. Площадь EE'BIXF изображает не все дополнение, прибавляемое определенной величиной капитала к продукции данной отрасли, но лишь то дополнение, которое приращение капитала делает к той части продукции данной отрасли в целом, которую специально можно отнести к труду. Таким образом, когда работало восемь человек, каждый производил величину AVIIBVIIBVIAVI, и все вместе они производили величину АЕ'ВVIIAVII. Вторая узкая полоса между горизонтальными линиями E'BVII и Е'BIX измеряет разницу между продуктом восьми человек, когда они сотрудничают со всем капиталом, и их же продуктом после того, как они поделили капитал с девятым человеком. Они дают ему одну девятую всего капитала, и полоса между Е"BVII и E'BIX измеряет, поэтому, то, что восемь человек утратили в связи с этой уступкой в своей собственной производительности. Аналогичным образом, когда рабочая сила расширяется с семи человек до восьми, то происходит уступка одной восьмой всего капитала и сокращение специфического продукта семи человек. Каждое душевое снижение производительного фонда отнимает кое-что из той величины, которую можно отнести за счет труда каждого человека.

<

Зная, что площадь AIXBIXCD на рис. 1 означает продукт конечной единицы труда, мы можем быть уверены, что ни одна единица рабочей силы не производит меньше этой величины. Краткое изложение закона конечной производительности может вызвать вопрос, не производят ли прежние единицы труда в данном ряду больше последней; но в том, что они производят столько же, сколько последняя, сомневаться не приходится. AECD, таким образом, является наименьшей величиной, которая может быть отнесена за счет труда как причины ее наличия. Пусть на рис. 2 линия AD служит мерилом капитала вместо труда, пусть величина рабочей силы будет неизменна, а продукт последовательных единиц капитала снижается вдоль кривой ВС. AIXBIXCD, таким образом представляет продукт, производимый последней единицей капитала. Ни одна другая единица капитала не производит меньше ее, и площадь AECD является тем минимумом, который может быть вменен всем десяти единицам капитала.

На рис. 1 ЕВС представляет собою весь остаток продукта, не произведенный трудом. Если AECD на рис. 2 равно по величине ЕВС на рис. 1, то эта величина ЕВС является продуктом капитала, ибо прямоугольник AECD, безусловно, является продуктом капитала. Мы знаем, что, согласно нашей гипотезе о беспрепятственной конкуренции и вполне статическом регулировании, предприниматель как таковой не получает прибыли, и фигура ABCD не может содержать ничего, кроме заработной платы и процента. Величина ЕВС, поэтому, не больше, нежели AECD на рис. 2, и все ЕВС является продуктом капитала.

Опять-таки, ЕВС, таким же образом, оказывается продуктом труда. Она не больше, чем AECD на рис. 1. Согласно статической гипотезе, вся фигура ABCD не может содержать ничего, кроме заработной платы и процента. Таким образом, в ней нет площади, представляющей прибыль предпринимателя; и ЕВС, равное AECD на рис. 1, является продуктом одного лишь труда ввиду того, что прямоугольник AECD изображает минимальную величину, которая может быть приписана труду.

Подобно тому как на протяжении всего этого исследования мы непрестанно помнили, что всякий раз, как в состав нашей рабочей группы вступает один человек, капитал изменяет свои формы и приспособляется к числу использующих его людей, столь же неуклонно нам надо помнить, что параллельно должны были бы изменяться и виды труда. Работающая группа может быть создана единица за единицу так, что расширение этой группы кажется количественным; но, рассматриваемые абстрактно, изменения в труде носят преимущественно качественный характер; По мере увеличения рабочей силы затрачивается больше усилий, но это проявляется не столько в производстве вещей, которые раньше оставались не сделанными, сколько в более тщательном выполнении почти всех работ. Если работа носит сельскохозяйственный характер, то почва будет более равномерно удобряться, посев более равномерно распределен и т. д. Это один из видов изменения, которому подвергается труд как процесс при увеличении числа работников. Другой вид изменения вызывается изменившимся характером орудий и прочих приспособлений, которыми пользуются работники, что происходит по мере увеличения рабочей силы при неизменных размерах капитала. Каждое изменение орудий производства, с помощью которых люди работают, меняет и механические движения, из которых состоит работа. Труд, однако, может быть измерен в единицах, как если бы он отличался однородностью; существует практический метод измерения продукта всего труда.

Напомним, что в одной из предыдущих глав мы описали зоны безразличия, в пределах которых предприниматель может взять на работу очень немного дополнительных работников при прежней оплате, не рискуя убытками. В большом предприятии нередко встречается подобная ограниченная эластичность в размерах рабочей силы. Если бы предприятие было большой фермой, то лишний человек мог бы где-нибудь быть использован, не будучи вынужден заниматься какой-нибудь мелочной операцией, в которой он произвел бы заметно меньше других. Продукт этого человека, как мы говорили, выражал бы уровень заработной платы. Люди в этой зоне безразличия также помогают регулированию заработной платы. Все наше исследование требует, чтобы человек в этой зоне был столь же производителен, как человек в аналогичной зоне другой отрасли. Оно предполагает в сущности, что существует обширная зона безразличия, простирающаяся через всю сферу производства и что труд во всех частях этой общественной зоны обладает одинаковой производительностью. Теперь вдвойне ясно, что труд во всех частях сферы производства обладает той же степенью производительности, какой он обладает в этой предельной зоне.

Практическая полезность этой зоны заключается в ее влиянии в области облегчения конкуренции. Отдельная единица труда в поисках занятия всегда имеет перед собой широкие возможности. Перед молодым человеком, который еще не овладел определенным ремеслом, открыто много различных видов занятий, и он может рассчитывать, что повсюду в этой общественной зоне получит приблизительно то, чего он стоит. И человек, который, изучив одно ремесло, вынужден заняться другим, может нередко получить новое занятие в какой-либо новой части этой обширной зоны. Предприниматель, вступающий в подгруппу в качестве конкурента уже находящихся здесь лиц, может собрать необходимых для его фабрики людей из обширной общественной зоны безразличия, откуда они могут быть взяты, не внося каких-либо потрясений ни внутри какой-нибудь подгруппы, ни в отношения между различными подгруппами. Научное же значение этой зоны зависит от испытания, которому она подвергает производительную силу всякого труда. Если только регулирование, которое мы выше описали, уже произошло, и труд, и капитал распределены в точной пропорции между различными отраслями производства, то продукт, реализуемый благодаря труду в этой зоне, превратился в показателя продукта, который может быть отнесен за счет труда в любом месте.

Содержание

 
© uchebnik-online.com