Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава XXV. Статистические стандарты в динамическом обществе

Распределение богатства. Джон Бейтс Кларк



Содержание

Если абсолютно ограничить это исследование сферой социально-экономической статики, в соответствии со строго очерченными ее границами, то здесь следовало бы остановиться, ибо, идя далее, наше исследование вступило бы в сферу экономической динамики. Мы видели, что второй естественный раздел политической экономии, посвященный социально-экономической статике, включает явления, вызванные существованием обмена, тем фактом, что общество, производя богатства, действует как организм. Этот раздел, однако, не включает в себя ничего такого, что обязано своим происхождением беспрерывной эволюции этого организма. Изложив те явления из области распределения, которыми мы обязаны исключительно организованному методу создания богатств, мы сказали все, что могли, держась строго в рамках этой части науки, ибо мы изложили полностью статические законы распределения так, как они действовали бы при отсутствии органического изменения и вызываемых им трений и возмущений.

Теперь перед вами картина статического хозяйственного мира, - не мертвого мира, но наполненного живыми и действующими людьми. Он производит и потребляет богатство, но виды богатства, создаваемые и потребляемые им, и количество всех этих разнообразных видов остаются неизменными. Его методы и орудия производства не изменяются, не происходит изменений ни в величине, ни в характере труда и капитала, выполняющих производительную работу. Это общество функционирует и живет, но делает это неизменяющимся способом. Оно подразделено в производственных целях на группы и подгруппы, и в размерах каждой из них не происходит изменений. Это отсутствие всякого движения труда и капитала из одной группы в другую служит верным внешним признаком статического состояния.

Ценности здесь "естественны" в рикардовском смысле слова, ибо каждая вещь продается по ее издержкам производства, и ни один предприниматель не получает прибыли. Издержки производства данной вещи одинаковы во всех предприятиях, производящих ее. Заработная плата и процент также естественны в том же смысле слова, ибо работники повсюду получают то, что является продуктом исключительно их труда, а владельцы капитала то, что является продуктом капитала. Далее, продукт труда на единицу его одинаков во всей системе групп и подгрупп, так что человек ничего не может выиграть от перехода из одной группы в другую. Производительность капитала также повсюду одна и та же. Изолируйте статические силы, защитите общество от влияния всяких изменений и потрясений, и оно примет эту форму.

Эта картина, разумеется, является совершенно фантастической. Статическое общество немыслимо, ибо силы, которые объединяют людей в социальном организме, обладают способностью заставлять общество изменять свою форму и свой способ деятельности. В действительности структура общества изо дня в день растет и совершенствуется, и процесс этот будет длиться бесконечно; и именно этот рост и делает общественные условия терпимыми и открывает перед ними необъятные возможности.

Как мы сказали в начале, беспрерывно происходит пять сдвигов общего характера: увеличивается население, увеличивается капитал, изменяются методы производства, меняется форма организации труда и капитала для целей производства, усиливается многообразие и утонченность человеческих потребностей. Каждое из этих изменений, далее, является результатом вполне естественных причин, и вполне естественно, что они будут происходить ив дальнейшем параллельно друг другу. С этой точки зрения, общество, не знающее изменений, было бы совершенно неестественным, ибо оно очень мало походило бы на такое общество, которое в действительности требуется природой.

Ценности также постоянно подвергаются изменениям, причем последние происходят в соответствий с естественными тенденциями. Аналогичным образом растет уровень заработной платы, а уровень процента падает, и эти изменения вполне естественны. Прибыли в отдельных подгруппах или предприятиях данной подгруппы беспрерывно появляются, и затем медленно исчезают, и это появление и исчезновение прибыли вполне соответствует силам природы. Все, что выводит общество из состояния, которое мы назвали статическим, является в широком смысле слова естественным, поскольку это находится в гармонии с социологическими законами и является результатом влияний, имманентных человеческому обществу и окружающей его обстановке. Однако, мы назвали статические нормы ценности, заработной платы и процента в известном более узком смысле естественными нормами, и мы были правы, называя их так.

Описание чисто статических условий действительно оперирует реальностями. Воображаемы лишь его упущения, ибо оно изображает существенную часть сил, действующих в реальном динамическом мире. Описанные нами выше влияния, приводящие к выравниванию групп, и все, что связано с этим выравниванием, не являются фантазией: они так же реальны, как и все существующее. Они всегда действуют среди самых мощных потрясений, вызываемых динамическими силами. В качестве примера мы пользовались морем. Статический океан является фантазией, ибо никогда такого не существовало; но никогда не было момента в истории самых бурных морей, когда господствующие над ними силы, будучи представлены целиком самим себе, не могли бы ввести водяные массы в статические условия. Тяготение, текучесть, давление - вот и все силы, которые оказывают влияние на поверхность и волнение моря. Несмотря на все движения, вызываемые ветрами и течениями, эти факторы сохраняют за собой господство. Океан не покидает своего ложа, и глубина его сравнительно не изменяется. Поверхность в отношении ее размеров обнаруживает лишь незначительные неправильности. При взгляде на океан с высоты птичьего полета, напрашивается мысль, что для него вполне достаточна философия статики и что мы можем рассматривать волны и течение как незначительные отклонения, связанные с дезорганизующими влияниями.

Подобная физическая наука, однако, никогда бы не выполнила стоящих перед ней задач. Необходимо считаться с изменениями, даже если тело может иметь форму, приближающуюся к статической. Социальная наука, которая игнорировала бы эволюцию, равным образом была бы совершенно неудовлетворительна ввиду того, что изменения и движения в высшей степени важны. Силы изменения, однако, никогда не могут быть поняты, если мы предварительно не познакомимся с силами покоя. Без познания действия текучести и давления никогда нельзя будет понять действие ветра на океане; а без понимания формы, к которой общество было бы сведено действием одной лишь конкуренции, нельзя было бы понять действия изменений, которые мы назвали динамическими.

Обрисованное здесь статическое состояние является состоянием, к которому общество стремится в каждый момент под влиянием конкуренции. Статическую систему групп и подгрупп следует, таким образом, мыслить как идеальную координацию, проектирующуюся сквозь расстроенную и изменчивую групповую систему действительного общества совершенно так же, как воображаемый уровень поверхности моря проектируется сквозь волны. Прежде и помимо всего, нам необходимо видеть статическое общество таким, как оно есть. Это не фикция, не имеющая ничего общего с реальным миром. Это форма и метод действия, которые реальный мир носит внутри себя. Для того чтобы мы могли схватить его существенные черты, мы должны описать хотя бы вкратце происходящие в нем движения и показать, как статические силы относятся к ним, ибо если не обнаружится, что эти силы действительно функционируют, то нас обвинят в том, что вся наша наука является сублимацией теории, Мы должны посмотреть, как оперируют статические законы в динамическом обществе. Как проявляют свое влияние посреди происходящих мощных движений нормы ценности, заработной платы и процента, которые в рикардовском смысле естественны? Вот, что нам нужно узнать, если мы хотим понять значение статической теории.

Каждое из пяти динамических изменений, указанных выше, нарушает статическую координацию общества: после каждого из них статический закон вступает в действие, создавая новую координацию. В действительной жизни он не успевает закончить эту реорганизующую работу, как уже происходит новое потрясение, и, таким образом, реальное состояние общества всегда несколько отличается от того состояния, в которое стремятся привести статические силы, действующие изолированно. Бесконечный ряд изменений одного вида заставил бы ценность, заработную плату и процент всегда отличаться от статических ценностей, заработной платы и процента. Мир в сущности подвергается беспрерывному ряду изменений всех пяти типов, причем они происходят одновременно: население беспрерывно растет, капитал увеличивается, методы беспрерывно совершенствуются, происходит огромная централизация производства и потребности постоянно увеличиваются в числе и разнообразии.

С помощью статической теории мы можем начать производить динамические исследования; и первым нашим шагом будет изучение каждого из этих изменений в отдельности для того, чтобы выяснить, во-первых, как оно заставляет реальные ценности, заработную плату и процент расходиться со статическими нормами, и, во-вторых, как оно вызывает изменение самых этих норм. Динамической теории остается показать, что происходит, когда эти изменения совершаются все вместе. С этой целью нам нужно выяснить общую равнодействующую пяти различных типов социальных изменений, которые все происходят непрерывно. Очевидно, что все эти изменения влекут два общих последствия: во-первых, ценности, заработная плата и процент будут расходиться со статистическими нормами; во-вторых, сами статические нормы постоянно будут изменяться. Окончательным результатом динамической теории является способность объяснять направление и размеры этих изменений.

Наше исследование, поэтому, должно вскрыть - не в деталях, правда, но в самих общих чертах, каков результат каждого из этих пяти изменений, названных динамическими. Оно должно обнаружить, как каждое из них, рассматриваемое отдельно, выводит общество из статического состояния, и какой вид изменений оно производит; и оно должно равным образом показать, также коротко, как эти пять изменений влияют на общество, когда они происходят все вместе. Фактически они в значительной мере нейтрализуют друг друга, поскольку дело идет о групповом координировании, и благодаря этому действительная форма общества гораздо ближе к теоретической статической форме, чем это было бы возможно в том случае, если бы эти влияния действовали поодиночке. Ценности, заработная плата, процент и прибыль гораздо ближе к тому, чем они были бы под влиянием одной конкуренции, чем это было бы возможно, если бы действовало меньшее количество дезорганизующих сил.

Отклонения от статических норм не единственные моменты, с которыми приходится считаться. Они представляют часть того, что должна исследовать экономическая динамика, но сравнительно лишь небольшую часть. Вся наука об экономических трениях, которые ответственны за отклонения реальных ценностей, заработной платы и процента от известных естественных норм, является лишь частью науки, учитывающей изменения в самих нормах. Каждый из крупных динамических сдвигов изменяет те статические ценности и статические уровни заработной платы и процента, к которым тяготеют реальные уровни. Для иллюстрации этого момента наиболее пригоден вид динамического изменения, который вызывается усовершенствованием методов производства. Так, изобретение делает возможным удешевление производства какой-либо вещи. Оно сначала дает прибыль предпринимателям и затем описанным нами способом прибавляет кое-что к заработной плате и проценту. Это равнозначно созданию нового богатства. Усовершенствование произвело определенное приращение к доходу общества, и с того момента, когда усовершенствованный метод введен в действие, статическая норма заработной платы повышается. Величина, к которой теперь тяготеет оплата труда, не та, что была до применения этого изобретения, но уже новая и более высокая. Заработная плата теперь имеет тенденцию быть равной тому, что теперь может производить труд, а это больше того, что он мог бы производить раньше. Когда все плоды этого изобретения рассеются по всему обществу, то доходы труда будут равны нормальной величине.

Пусть будет произведено другое изобретение, которое также вызовет экономию в производстве. Оно также создает прибыль; и эта прибыль подобно первой, является ускользающей суммой, предприниматели ее схватывают, но не могут удержать. Эта сумма, как и первая, проскальзывает со временем сквозь их пальцы и распределяется между всеми членами общества. В тот момент, когда применяется второе изобретение, устанавливается новый и еще более высокий стандарт реальной заработной платы; и она будет добиваться этого уровня до тех пор, пока не достигает его, хотя прежде, чем это произойдет, перед нею станет еще более отдаленный и высокий уровень.

Если усовершенствования в производстве происходят только через промежутки, достаточно длинные для окончательного распространения плодов одного усовершенствования до того, как появится второе, то результаты будут просты. В данное время был бы установлен один статический стандарт заработной платы: и благодаря влиянию конкуренции, фактическая оплата труда должна была бы соответствовать этому стандарту. Затем был бы установлен другой, более высокий статический стандарт заработной платы, и в продолжение последующего промежутка времени заработная плата постепенно была бы доведена до этого уровня. Затем, благодаря какому-либо новому изобретению, возник бы еще более высокий стандарт, и существующая заработная плата стала бы добиваться этого стандарта. Короче говоря, мы имели бы последовательный ряд статических стандартов заработной платы, каждый из которых был бы немного выше предыдущего, и фактический уровень стал бы подыматься вверх, повысив сначала один из стандартов, затем другой и затем - третий. Через определенные интервалы, но лишь временно, действительный и статический уровни совпадали бы.

Если бы усовершенствования методов производства происходили беспрерывно, а не через значительно отдаленные друг от друга промежутки времени, если бы одно следовало за другим столь непосредственно, что при появлении второго результаты первого усовершенствования только начинали бы сказываться на доходах работников, то в результате стандарт заработной платы беспрерывно повышался бы, и реальная заработная плата неуклонно следовала бы за стандартным уровнем в ее повышательном движении, но постоянно отставала бы от него на известный интервал.

Этот процесс соответствует действительным условиям производства. В действительности усовершенствования происходят столь быстро, что как бы наступают на пятки друг другу. Они происходят во всех группах, подгруппах, из которых состоит общество, и каждое из них в той или иной степени действует в направлении повышения стандарта оплаты для всех. работников. Повинуясь законам конкуренции, реальная ставка заработной платы реагирует на влияние усовершенствования и движется вслед за повышающимся стандартом. Но она никогда не достигает последнего: ни на одно мгновение оплата труда не равна той, какой она должна была бы быть, если бы недавно произведенные усовершенствования приняли законченную форму в качестве дополнения доходов работников и владельцев капитала. В каждый данный момент существует статический стандарт - и это имеет сейчас значение для нас, - который определяется описанными нами принципами. Изберите такое общество, которое полно жизни и экономических сдвигов, наиболее предприимчивое из обществ, и вы обнаружите, что оно подвергается самым революционным изменениям. В данный день вы можете сказать, что статический закон управляет этим обществом, устанавливая для работников ставку оплаты выше существующей, хотя через некоторый промежуток времени которого действовали динамические принципы, существующая ставка достигнет ее. Общество, таким образом, управляется статическим законом, ибо оплата труда в этот момент та, какой была бы, если бы мы могли приостановить всякие динамические изменения и превратить плоды ранее происшедших изменений к заработной плате и проценту. Динамическая наука изучает отклонение существующих реальных ставок от статических норм и промежуток, который потребуется для того, чтобы они совпали с существующими нормальными ставками. Она изучает быстроту повышательного движения стандарта заработной платы и следующей за ним ставки существующей заработной платы, а также быстроту понижающегося движения нормальной ставки процента и следующей за ней реальной ставки.

Мы часто пользовались морем в качестве иллюстрации статического и динамического аспектов производственной жизни, и оно снова послужит здесь нашим целям. Итак, существует идеальная, поверхность океана, совершенно ровная, которая проектируется сквозь реальные волны. Остановите ветры, пусть волны спадут, и впадины между ними заполнятся водой, и море вновь примет поверхность, которая совпадет с этой воображаемой поверхностью. Аналогичное явление произошло бы в том случае, если бы можно было прекратить динамические сдвиги в обществе и конкуренция смогла бы полностью проявить свое действие, рассеивая прибыли и нормализуя доходы. Если бы, однако, действовала какая-нибудь сила, которая беспрерывно повышала бы уровень воды, так, что завтрашний штиль установил бы поверхность воды на уровне более высоком, чем тот, который установился бы в результате сегодняшнего затишья, то этот случай имел бы полное сходство с миром производства.

Происходящие усовершенствования вносят дополнения к общему доходу мира. Они, правда, нарушают существующие статические уровни, и в этом отношении они действуют подобно ветрам, вздымающим волны, но они делают нечто большее, так как повышают весь уровень бушующего моря, волн и всего прочего. Здесь мы также можем воспользоваться примером из жизни моря. Воздвигните где-нибудь на поверхности моря водяную гору, и пусть затем она упадет, посылая свои огромные волны концентрическими кругами, до тех пор, пока они не достигнут самых отдаленных мест океана. Здесь, конечно, происходит нарушение прежнего спокойствия, ибо это выводит поверхность воды из того спокойного состояния, из того уровня, в котором ее оставил, как мы можем предположить, статический закон; но океан получает дополнительное количество воды, и когда поверхность снова придет в спокойствие, то она будет несколько выше прежнего уровня. Этот пример с водяной горой, воздвигнутой где-нибудь на гладкой поверхности моря, может служить иллюстрацией того, что происходит всякий раз, когда какое-нибудь отдельное усовершенствование производства носит такой характер, что плодами его имеет возможность всецело располагать статический закон. Увеличение богатства аналогично увеличению количества воды в море, ибо усовершенствование заставляет реальные доходы людей отклоняться от их теоретического уровня и повышает самый этот теоретический уровень. Такие волны, воздвигнутые над океаном на таких промежутках, что каждая из них падает прежде, чем появляется последующая, действовала бы подобно этим усовершенствованиям, появляющимся через значительные промежутки времени. Каждая волна нарушила бы существующую поверхность моря, но повысила бы уровень новой поверхности по сравнению с прежней.

Пусть теперь эти горы новой воды быстро следуют друг за другом так, чтобы, как только одна начинает падать, появилась бы другая. Пусть они будут рассеяны по всему океану так, чтобы концентрические волны, двигаясь во все стороны, во всех направлениях пересекались бы друг другом. Ежеминутно волны пытались бы совпасть с каким-то статических уровнем. Но в каждое последующее мгновение им пришлось бы совпадать с другим уровнем, ибо они следуют за идеальной поверхностью, уровень которой беспрерывно повышается. Тут мы получаем представление о том, что происходит в обществе, картину движения волн, которые непрерывно движутся вверх, все время колеблясь вокруг статического уровня, который в каждое следующее мгновение является уже иным.

Сами эти изменения и их результаты являются все объектом экономической динамики. Статическая наука признает один естественный стандарт заработной платы для данного времени; но статические законы, чистые и простые, действуя в реальном и динамическом обществе, никогда не дают один и тот же уровень для различных периодов времени, но, напротив, бесконечный ряд статических уровней. Динамические силы создают условия, при которых сегодня должна быть одна статическая норма оплаты, завтра - более высокая, а послезавтра - третья, еще более высокая. Это - характернейший момент в деятельности статического закона в существующем мире.

Динамическая наука имеет дело с прибылями в их первоначальном Состоянии как с естественным продуктом усовершенствований производства, в результатах которого имеют свою долю и предприниматели; статическая же наука имеет дело с ними в их более позднем и постоянном состоянии, когда они превратились уже в прирост заработной платы и процента. Динамическая наука может объяснить нам, каким образом разбогател тот или иной предприниматель; статическая же объясняет нам, каким образом работники выиграли от усовершенствований, происшедших несколько раньше. Необходимо отметить, что прибыли, превращаясь в прибавки к заработной плате и проценту, больше, чем в то время, когда они существовали в своей первоначальной форме - барышей предпринимателей. Общая продукция данной отрасли достигает максимальных размеров, когда ее агенты - труд и капитал -распределены между группами абсолютно естественно; а это происходит тогда, когда они передвигаются в те группы, где получались прибыли, до тех пор, пока последние исчезнут и заработная плата и процент поглотят весь общественный доход. Интервал между действительной заработной платой и статической нормой является результатом трений; дело в том, что если бы конкуренция действовала беспрепятственно, то чистая коммерческая прибыль исчезала бы тотчас же, как только она создана, и предприниматели как таковые никогда не могли бы получить и сохранить за собой какой-либо доход. Это уничтожение прибыли заключалось бы в превращении последней в другой виц дохода, причем в самом этом процессе превращения она увеличивалась бы. Объяснение этих трений, от которых зависят доли предпринимателей, всецело входит в круг задач динамической теории, в то время, как статический закон определяет размеры заработной платы при полном преодолении трений, и размеры заработной платы в данный момент, если бы трение тотчас же исчезало.

Динамическая теория обнаруживает причинную связь между интервалом, о котором мы говорили, и темпом роста заработной платы. При отсутствии этого интервала, предприниматели как таковые ничего бы не получали, сколько бы они ни прибавляли к производительной силе мира. Они были бы совершенно не заинтересованы производить какие-либо усовершенствования, и, разумеется, существовала бы опасность, что дополнения, связанные с трудностями и большими затратами, вообще не производились бы. Прибыль служит приманкой, обеспечивающей совершенствование, а усовершенствование является источником постоянных прибавок к заработной плате. Для того чтобы обеспечить прогресс, эта приманка должна быть достаточно велика, чтобы заставить людей преодолевать препятствия и рисковать. Разница между действительной оплатой труда и нормой, к которой она тяготеет в данный период, служит масштабом стимула, воздействующего на тех, от кого зависит прогресс. Ввиду того, что в настоящее время работники не получают плодов усовершенствований, сделанных вчера, предприниматели могут кое-что выиграть и ввиду того, что они временно могут кое-чего добиться для себя, они делают постоянные прибавки к заработной плате.

Динамическая теория должна показать, как велик интервал, обеспечивающий максимальный темп прогресса, иначе говоря, сколько прибыли требуется предпринимателям для того, чтобы заставить их сделать все, что в их силах, для поддерживания повышательного движения заработной платы. Эта задача отличается сложностью, как и все объекты динамики: напротив, весьма элементарна та статическая теория, которая показывает, что, как бы велики ни были прибыли, работники в конечном счете получат львиную долю. Огромные суммы, получаемые в настоящее время богатыми, которые руководят процессом производства согласно статическому закону, связаны с ростом заработной платы и процента, причем главным образом они увеличивают заработную плату. По мере того как это происходит, прибыли из новых источников, правда, попадают в распоряжение капитанов промышленности; так что прибыли всегда будут иметь место; но эту прибыль недолго удастся получать из одного источника, ибо если мы попытаемся выявить прибыли сегодняшнего дня, то мы получим нечто, на что статический закон предъявит претензию как на свою собственность и завтра передаст, опять-таки, главным образом работникам и собственникам орудий производства. Динамические силы, таким образом, сегодня несут ответственность за появление дохода, которым завтра начнут распоряжаться статические силы.

Быстрота, с которой движутся все стандарты, является предметом обсуждения одной из дальнейших частей теории распределения. Быстрота и направление движения, препятствия, интервалы - всем этим должна заниматься динамика, и статической теории как таковой с ними нечего делать. Она, однако, имеет дело с близкими целями. Она объясняет нам, во что бы вскоре превратился бы уровень заработной платы, если бы эволюция прекратилась. Статические силы, следовательно, имеют жизненное значение посреди всевозможных общественных сдвигов. Здесь для исследования мы выделили одно из типичных динамических изменений, а именно - изменение, происходящее в методах производства; и мы исследовали влияние его на одну из долей в распределении, а именно - заработную плату. Но каждое из четырех других динамических изменений равным образом преобразует общество и подвергает изменениям ценности, заработную плату и процент.

Само собой разумеется, что статический закон сохраняет всю свою силу и в динамических условиях. Его сила и влияние ни на йоту не уменьшаются вследствие изобретений, новой организации, роста населения и т. д. Пусть, например, произойдет увеличение населения. Немыслимо, чтобы этот прирост произошел таким образом, что каждая группа и подгруппа естественно и без всякого дополнительного урегулирования получили нормальную долю новой рабочей силы. Прирост рабочего населения также должен быть каким-то образом размещен. Одна географическая точка получит его больше, чем другая; и немыслимо, чтобы в той географической точке, где население будет наиболее плотно, все подгруппы производственной системы были представлены одинаково хорошо. Если новые пришельцы направятся в тот сектор, который, скажем, специализировался на текстильном производстве, то эти отрасли получат большую долю нового труда, нежели их собственный удельный вес.

При этих условиях произойдет перераспределение местного излишка населения. Ввиду того, что каждая отрасль пользуется землей, подобный местный излишек населения можно рассматривать как аграрное перенаселение, даже в том случае, если бы развивающиеся в наиболее густо населенном районе профессии не носили преимущественно сельскохозяйственного характера. Один из постоянных статических законов, изложенный нами в предыдущих главах, и выполняет теперь функцию перераспределения земли между подгруппами. В действительности это перераспределение реализуется в форме определенного рассеяния труда и капитала по обширной области, находящейся в их распоряжении. Как мы видели, рента достигает максимума лишь там, где земля вступает в определенное сочетание с трудом и капиталом: и каждый участок земли должен сочетаться с определенной естественной долей каждого из других агентов производства. Но это положение невозможно там, где первоначально в каком-либо "одном месте поместилось ненадлежащее количество населения. Статический закон в таком случае должен произвести перемещение этого излишка населения. Фактором, который заставит этот излишек населения передвинуться в другое место, служит тенденция к распределению этого излишка между различными группами и подгруппами, ибо в соседстве с перенаселенным районом эта группа и подгруппа представлены неравномерно, и для того, чтобы попасть в них в надлежащих пропорциях, труд вынужден мигрировать. Существует определенное число людей, которые как бы предназначены для обувного производства, а другое определенное их число предназначено для железоделательного производства и т. д. Каждая сфера производства под действием статического закона претендует на определенную долю новой рабочей силы, и она получает ее с помощью указанного перераспределения. Аграрное перенаселение само по себе является еще одним фактором, действующим в том же направлении. Если бы приток населения произошел сразу и затем прекратился, то наступил бы момент, когда ценности, заработная плата и процент становятся неестественными в смысле отклонения от статических стандартов. Затем они постепенно стали бы приближаться к этим стандартам и в конечном счете достигли бы их. До тех пор пока в какой-либо отдельной подгруппе наблюдается ненадлежащее количество населения, ценности не могут быть естественны в статическом смысле. Более того, поскольку группы вышли из равновесия, общие размеры произведенного богатства несколько меньше по сравнению с нормой, и ни заработная плата, ни процент не достигают статического максимума. Таким образом, фактор, распределяющий новую рабочую силу между различными подгруппами, заново регулирует ценности, повышая одни и понижая другие. Далее, он неуклонно повышает как заработную плату, так и процент, заставляя как труд, так и капитал производить в общей сумме больше прежнего.

Второй прирост населения, также более или менее локализованный, вызовет новые сдвиги и новое урегулирование, подобное вышеописанному; и длинный ряд подобных приростов населения в процессе действия одного лишь этого фактора заставит ценности, заработную плату и процент сначала отклоняться от статических стандартов, затем постепенно совпадать с ними и затем снова отклоняться от них.

Когда рост населения носит не периодический, но беспрерывный характер, то в результате возникнет беспрерывное отклонение от естественных стандартов. Некоторые группы и подгруппы служат, так сказать, приемной базой для новых работников и передают их другим подгруппам, где они останутся навсегда. Эта приемная база неизбежно страдает перенаселенностью, и, хотя может наступить время, когда она будет расставаться с работниками с такой же быстротой, с какой она их получает, однако, первоначальная перенаселенность будет давать себя знать постоянно. Этот динамический фактор, взятый в отдельности, - прирост населения - вызывает чрезмерное снижение ценности вещей, проводимых группами и подгруппами, куда, в первую очередь, поступает рабочая сила, подразумевая под "чрезмерным" снижением то, что ценность оказывается ниже уровней, которые были бы установлены статическим регулированием. Одновременно тот же фактор в том же специфическом смысле вызывает чрезмерное повышение ценности других предметов.

Сказанное нами по поводу прироста труда вполне может быть отнесено к приросту капитала. Мы, в сущности, во всем предшествовавшем рассуждении могли бы заменить труд термином "капитал" и, таким образом, получили бы представление о том, что происходит в связи с ростом фонда производительного богатства. Приток капитала аналогичным образом первоначально должен носить несколько локализованный характер. Немыслимо, чтобы он сразу же появился в каждой из подгрупп или в каждом из пунктов в совершенно той же пропорции, в которой его поместил бы в них, в конечном счете, статический закон, и в виду этого капитал вынужден передвигаться. Должно произойти новое распределение земли и вспомогательного капитала в новых сочетаниях, как того требует закон ренты: и да тех пор, пока статический закон не проявится здесь до конца, ценности не достигнут естественного уровня. Тем временем, подгруппы, служащие приемными базами для нового капитала, выработают излишек продуктов и получат за них более низкие цены.

Периодический прирост капитала мог бы вызвать отклонение ценности от нормы, затем приближение к норме и затем - новое отклонение от нее; но беспрерывный рост капитала поддерживал бы незначительное отклонение ценности от нормы в специальном узком смысле этого термина, ибо он вызвал бы постоянное отклонение их от статических стандартов. Точнее и вернее сказать, было бы естественно, если бы они отклонялись от этих стандартов, так как постоянный прирост капитала и известная локализация этого прироста находятся в полном согласии с природой. Ценности, которые в динамическом обществе согласуются с природой - и отсюда могут быть названы в высшем смысле слова естественными, - это ценности, которые отклоняются на естественный интервал от статического стандарта. Локализованный прирост капитала так же, как и труда, удерживает общий уровень заработной платы и процента на реальном, хотя и незначительном расстоянии ниже статических стандартов. Более низкие действительные уровни являются в подлинном смысле слова естественными, если расстояние между ними и стандартными уровнями является нормальным.

Попытаемся теперь применить эти принципы к третьему отмеченному нами динамическому изменению - изменению, являющемуся следствием изобретений или усовершенствований методов производства. Влияние этого изменения на ценность носит гораздо менее постоянный характер, чем влияние прироста населения или капитала. Изобретения появляются то здесь, то там, то где-либо в ином месте. Они понижают сначала цену одной вещи, а затем другой, и с того момента, когда сберегающая труд машина начинает работать на производстве какого-либо предмета, устанавливается новый статический стандарт ценности как для этого предмета, так и для всех других. Когда машина станет давать полный эффект, то в продажу будет поступать постоянно большее количество продуктов, производимых ею, и пена их понизится. Эта пониженная цена с самого начала является статической, или, в более узком смысле слова, естественной ценой. Сначала действительная цена выше указанной, но она имеет тенденцию постепенно совпадать с нею.

Если бы изобретения ограничивались одной группой и происходили периодически, то нормальная ценность продукта этой группы сначала внезапно упала бы, затем осталась, бы на некоторое время на неизменном уровне, а затем, в результате следующего усовершенствования, снова упала бы. Если бы стандарт оставался неизменным достаточно долго, то действительная ценность могла бы упасть до статического уровня и на некоторое время остаться на нем. Статическая ценность внезапно падает и останавливается, действительная ценность падает постепенно, но через определенные промежутки догоняет снижающийся стандарт, - таково положение в отрасли, в которой изобретения производятся как бы скачками.

Если усовершенствования непрерывно происходят в одной отрасли, а в других не имеют места, то действительная ценность производимых здесь изделий всегда будет следовать за неуклонно снижающейся нормой ценности. Как та, так и другая ценность падает, но между ними сохраняется промежуток; а если этот промежуток носит нормальный характер, то можно сказать, что существующая. ценность является естественной в подлинном смысле слова, поскольку она совпадает с природой. Динамический стандарт ценности все время движется; и существующая ценность будет соответствовать естественному закону, двигаясь в том же направлении и отставая на надлежащий интервал от этой нормальной ценности. Всякий раз, как ценность одного какого-нибудь предмета таким образом понижается, ценность всякого другого предмета повышается; ценность изделий групп, в которых не имеется сберегающих труд изобретений, под влиянием этого фактора постоянно повышается; и более того, она постоянно следует за повышающимся, опережающим ее стандартом. Если усовершенствования целиком локализованы в подгруппе А'" нашей групповой системы, то в таком случае ценности В'", С'" и D"' ни на одно мгновение не повышаются до такого уровня, которого они достигнут, когда продукция А'" станет больше. Статический закон требует, таким образом, чтобы продукция А'" выросла. Беспрерывный рад сберегающих труд изобретений в подгруппе А'" заставляет действительную ценность продуктов А'" следовать за снижающимся стандартом, никогда, однако, не обгоняя его, а ценности продуктов В", С" и D" следовать за повышающимися стандартами, никогда, однако, не обгоняя их.

Создание новой потребности также вызывает резкие сдвиги в системах групп, если оно требует для ее удовлетворения создания совершенно нового продукта. В таком случае оно требует создания новой производственной группы и вызывает приток сюда труда и капитала из старых групп. Как общее правило, однако, изменения в потребностях потребителей вызывают качественные изменения в уже производимых продуктах, а не производство совершенно новых изделий. Каждое подобное изменение, опять-таки, оказывает особое влияние на ценность, заработную плату и процент. Новая потребность вызывает новое статическое урегулирование всех ценностей, а вместе с тем возникает необходимость в новом урегулировании заработной платы и процента. Беспрерывный ряд новых потребностей вызывает беспрерывное изменение в стандартах ценности, заработной платы и процента; и существующий рынок находится в беспрерывном движении, связанном с его беспрестанными усилиями приспособиться к изменяющимся требованиям. Как общее правило, новая потребность несколько понижает ценности продуктов, удовлетворявших старые потребности.

Динамические влияния в значительной мере нейтрализуют друг друга, поскольку речь идет о распределении труда и капитала по различным частям групповой системы; и основным фактом в этом отношении является то, что, происходя одновременно, они на деле поддерживают ценности, заработную плату и процент на сравнительно близком расстоянии от их статических стандартов. Они вызывают беспрерывные сдвиги в ценности, постоянный рост заработной платы и неуклонное падение уровня процента; и этим обусловливается, что действительная оплата труда и капитала гораздо менее расходится с теоретическими статистическими стандартами, чем в том случае, если бы эти динамические влияния были менее активны и многочисленны. Мы сталкиваемся, поэтому, с любопытным фактом, а именно: статический закон зависит в отношении точности его действия в мире действительности от динамических влияний. Если, например, жидкость отличается тягучестью, то поверхность ее не сразу принимает совершенно ровный характер; но если ее взболтать в нескольких точках сразу, то это произойдет гораздо скорее. Возьмем другой пример. Мера пшеницы может обладать неправильной поверхностью, пока она лежит на полу, но если мы ее встряхнем, то поверхность ее примет ровный характер. Аналогичным образом статический закон встречается с препятствиями, которые мешают действительным ценностям, заработной плате и проценту быстро совпадать с их теоретическими стандартами, но если мы приведем их в движение, то это поможет преодолеть трения. Сами стандарты изменяются в наименьшей степени ввиду того, что различные динамические движения нейтрализуют друг друга.

Если бы прирост рабочей силы был локализован и ограничен местом, в котором представлена только группа А нашей таблицы, то это вызвало бы чрезвычайные сдвиги и заставило бы ценности, заработную плату и процент значительно отклониться от статических стандартов. Но в действительности этот прирост рабочего населения происходит и в В, С, D и т.д., и во всех подгруппах внутри каждой из этих групп. Поэтому требуется сравнительно небольшое перемещение рабочей силы: для новых работников сравнительно нетрудно самим передвинуться туда, где их поместил бы чистый статический закон. Если бы население увеличивалось подобным общим и рассеянным порядком, и если бы капитал не увеличивался, то происходило бы неуклонное падение общей заработной платы и беспрерывное повышение процента; но в действительности капитал также увеличивается в своих размерах. Он растет даже количественно более быстро нежели население, и рост его нейтрализует понижающее влияние на заработную плату, оказываемое ростом населения как таковым. Правда, избыток размеров нового капитала по сравнению с новой рабочей силой вызывает в действительности нарушение существующей заработной платы и процента, ибо новое перераспределение вызывается исключительно тем обстоятельством, что один из этих экономических агентов растет быстрее другого. Потрясения, вызываемые разницей между двумя темпами роста, гораздо меньше, чем в том случае, если бы имел место рост размеров всего лишь одного из этих факторов.

Если бы усовершенствования производства были ограничены одной группой или подгруппой, то это имело бы чрезвычайно дезорганизующее влияние; но они происходят во всех подгруппах системы и носят почти беспрерывный характер. Если бы постоянное увеличение продукции А'" не встречало аналогии в других группах, то оно вызвало бы беспрерывное падение его относительной ценности, а также беспрерывную перестройку заработной платы и процента. Но ввиду того, что эти усовершенствования происходят также и в группах В, С и D, требуемые изменения ценности сравнительно незначительны. В то время как уровень заработной штаты растет гораздо быстрее, когда усовершенствования многочисленны, оплата работников гораздо более близко совпадает со статическим стандартом там, где усовершенствования многочисленны и равномерно рассеяны, чем в том случае, когда усовершенствования носят местный характер. Само собой понятно, что там, где продукция А'", В"', С'" и Н'" росла бы параллельно, встретилось бы меньше необходимости в том, чтобы люди и Капитал переходили из одной группы в другую, чем там, где продукция одной группы выросла в то время, как продукция других осталась неизменной. Равномерное и широкое распространение усовершенствований, таким образом, способствует приближению общества к форме, требуемой статическим законом.

Те же выводы имеют силу и в отношении изменений, происходящих в области потребления. При многочисленности и разнообразии новых потребностей они вызывают гораздо менее резкие передвижения рабочей силы из одной группы в другую и гораздо меньшую дезорганизацию ценностей, чем в случае появления всего лишь одной новой потребности. Если бы общество стало производить и потреблять только один какой-нибудь совершенно новый продукт, то это вызвало бы резкое передвижение капитала и труда из одной точки в другую по всей линии; но, поскольку в действительности мы имеем дело с постоянным повышением потребностей и соответствующим постоянным улучшением качества продуктов, вызываемые сдвиги носят гораздо менее резкий характер. Труд и капитал могут оставаться на тех же фабриках, где они используются в настоящее время, но они вынуждены производить продукты все более и более высокого качества.

Именно появление потребностей нейтрализует влияние всех факторов, умножающих продукты. Перепроизводство потребительских благ не замедлило бы появиться, если бы рост потребностей не создавал нового рынка для продукции фабрик и заводов. Потребность в продуктах, непохожих ни на один продукт, производившийся ранее, время от времени вызывает появление нового рынка; но потребность в улучшении качества продуктов и в усовершенствовании потребляемых продуктов является фактом постоянным, и это открывает весьма широкий рынок. Почти все, чем пользуется человек, может быть качественно улучшено; и, как правило, улучшенные предметы могут быть сделаны теми же липами, которые производят их в настоящее время. Отсюда следует, поэтому, что по мере развития все более и более утонченных потребностей, во всей обширной системе производства развертывается производительная энергия, которая расширяет продукцию каждой группы, в большей мере улучшая качество продуктов, нежели увеличивая их разнообразие. Это не вызывает разрушительных переходов труда и капитала из одной части системы в другую и не создает общего перепроизводства,

Умножение и утончение потребностей, - или, иначе говоря, динамика потребления - создает необходимую эластичность рынка. Если это движение идет лишь в ногу с динамикой производства, то уже тем самым избегаются тяжелые бедствия, и в основном экономический мир мирно шествует по пути все большего расширения производства. Поскольку динамические движения носят не вполне устойчивый симметричный и взаимокомпенсирующий характер, кой-какие нерегулярные переходы труда и капитала из одной группы в другую имеют все же место; однако, с другой стороны, можно отметить некоторые, сравнительно устойчивые потоки труда и капитала. Эти агенты регулярно движутся в определенных направлениях. Так, прирост населения сам по себе заставил бы труд и капитал неуклонно переходить в нижние рады системы подгрупп. Под влиянием одного лишь этого фактора, прирост людей и оборудования в сельскохозяйственных и в горнопромышленных подгруппах, которые обе производят то, что мы назвали элементарными полезностями, носил бы непропорциональный характер. Прирост населения потребовал бы больше продовольствия и больше сырья, и стремление добыть эти продукты из земли обнаружило бы действие закона убывающей доходности. Для пропитания всего населения потребовалась бы работа все большей и большей части его. Заработная плата, как мы знаем, стала бы падать; а это значило бы, что работники принуждены получать свою зарплату в форме более дешевых и грубых продуктов. Полезности формы были бы менее широко представлены в общей продукции промышленности, а элементарные полезности преобладали бы в потреблении мира. Далее, поскольку эти элементарные полезности производятся низшими подгруппами, труд и капитал и устремились бы туда.

Рост размеров общественного капитала, однако, нейтрализует это влияние. Хотя он снижает уровень процента, он увеличивает валовую массу его и, таким образом, увеличивает доходы членов того класса, потребление которого уже достигло уровня комфорта и роскоши. Это само собой вызывает потребность в большем количестве полезностей формы; ибо это вызывает повышение качества и усовершенствования продуктов в гораздо большей степени, нежели увеличение их числа. Далее, увеличение капитала повышает уровень заработной платы, а это означает улучшение продуктов, потребляемых работниками. Ввиду того, что полезности формы производятся высшими подгруппами, рост капитала, рассматриваемый изолированно от других факторов, содействует передвижению труда и капитала из низших подгрупп ряда в высшие.

Усовершенствование метода или приобретение новой производительной силы промышленным миром, действуя исключительно в качестве фактора сбережения труда, заставит труд и капитал передвигаться в нижние ряды подгрупп - из А'" в А, из В'" в В и т. д Это, однако, объясняется тем, что сферой деятельности для подобных усовершенствований в большей степени являются верхние подгруппы, чем нижние. Сельскохозяйственные машины одно время переживали период стремительного изобретательства и применения; но если химия совершенно неожиданно не придет на помощь сельскому хозяйству, то в конце концов, вероятно, другие части производственного мира обнаружат наиболее крупные усовершенствования. Если от машины не приходится ожидать ничего другого, кроме уменьшения количества труда, занятого в данной отрасли, то прогресс изобретений заставит, конечно, труд сконцентрироваться в тех отраслях, где процесс сбережения труда происходит более медленно и в гораздо меньшем масштабе. Полное влияние такого фактора; как механические усовершенствования, может быть изложено следующим образом. Мы можем сначала предположить, что новых продуктов не создается, а число старых не увеличивается. Продукция А"', В'", С'" и т. д останется неизменной, как бы быстро ни появлялись изобретения. Но вот появляются усовершенствования в машинах и методах производства; однако они сосредотачиваются в верхних подгруппах различных производственных рядов. Если вся рабочая сила, которая первоначально находилась в А"', А", В'", В" и т. д., остается в этих группах, то она может быть использована ежедневно лишь в течение короткого времени. В таком случае ее заработок будет незначителен. Но заработки работников в группе А будут гораздо выше, а конкуренция заставит часть рабочей силы перейти из А"' и А" в А. Это уравняет производительность труда в верхних и нижних подгруппах и в конечном счете рабочий день сократится во всех отраслях производства.

Пусть теперь усовершенствование методов производства действует не как фактор сбережения труда, а как фактор увеличения числа продуктов. В таком случае мы получим обратный эффект. Труд в А"' и А" может в значительной части остаться здесь и найдет применение для своей новой производительной силы. Расширение производства, однако, означает в большей мере повышение качества продуктов, чем увеличение их числа. В А, где производится сырье, требуется меньше производительности труда, а в А', А" и А'", где производится обработка сырья, ее требуется больше. Короче говоря, в потреблении мира элементарные полезности будут представлены в меньших, а полезности формы- в сравнительно больших размерах.

Некоторые усовершенствования методов производства происходят, в сущности, и в низших подгруппах, где производится первичное сырье; и в результате этого, труд будет передвигаться в производственном ряду вверх, в те подгруппы, которые производят более высококачественные полезности. Это происходит ввиду того, что спрос на эти необработанные продукты носит сравнительно жесткий, неэластичный характер, а спрос на полезности формы чрезвычайно эластичен. Наш более роскошный образ жизни обнаруживается в тщательности, с которой мы отделываем предметы, а не в одном только разнообразии их, в результате чего наше потребление сырья растет не с такой же быстротой, как наше потребление богатства в более утонченных формах. В целом, таким образом, поток труда и капитала направляется в ряду подгрупп неуклонно вверх; ибо выход для своей новой производительной силы он может найти только в этом направлении.

Организация в этом отношении оказывает такое же влияние, как усовершенствование метода производства. Практически она имеет место в верхних подгруппах в большей мере нежели в низших. Крупная концентрация капитала происходит не в сельском хозяйстве. Если бы организация действовала только в качестве фактора сбережения труда, а не увеличения числа продуктов, она заставила бы труд и капитал сконцентрироваться в горной промышленности и сельском хозяйстве; ибо люди, которые были бы лишены работы на фабриках, вынуждены были бы в широких размерах перейти к сельскому хозяйству и родственным занятиям. Действуя в этом направлении и увеличивая количество продуктов, организация, однако, содействует повышению качества продуктов постоянному передвижению агентов производства вверх по производственному ряду.

Излагая влияние этих двух крупных факторов роста продукции, метода производства и его организации, мы молчаливо ввели пятый и последний динамический фактор из рассматриваемых нами, - а именно - рост числа потребностей. Ввиду того, что потребности в полезностях формы не знают в своем расширении границ, тогда как спрос на элементарные полезности сравнительно не поддастся расширению, в результате всех изменений наблюдается неуклонное движение труда и капитала в направлении высших подгрупп ряда. Далее, некоторые общие группы создают продукты, которые, несмотря на все улучшения качества, могущие иметь место, удовлетворяют, однако, менее эластичные потребности, чем некоторые другие продукты. При неуклонном переходе труда и капитала в высшие подгруппы наблюдается также переход из тех групп, которые удовлетворяют менее эластичные потребности, в те группы, которые удовлетворяют более эластичные потребности.

Эти устойчивые и напоминающие поток передвижения сами по себе не оказывают дезорганизующего влияния; и они не связаны с какими-либо лишениями для работников или растратой капитала. Подобные влияния происходят от нерегулярных сдвигов. Сбережения труда, достигнутые в какой-либо одной точке всей системы, меняют размещение труда. Изобретения не производятся и не применяются одновременной А"', В'", С"' и т. д.; но если это так, то неизбежно должны происходить передвижения рабочей силы из одной подгруппы в другие и обратно. В общем, производительная машина в известной мере вытесняет труд. Если он вводится в А'", то она вызовет расширение выработки продукта А'". Но количество этого нового продукта, которое может разместиться на рынке, недостаточно для сохранения на работе всех прежних работников. Эта машина создаст, однако, новый спрос на них где-либо в ином месте; так что машины отнюдь нельзя рассматривать как фактор вытеснения рабочей силы, если учитывать все производство в целом. Изобретения, произведенные и примененные в А'", не вытесняют рабочую силу из всего верхнего рада подгрупп. В А'", В"' и С", вместе взятых, возможно имеется столько же рабочей силы, как и всегда, но машина в А "' создает потребность в сравнительно большем числе людей в В"' и С"' и в сравнительно меньшем числе их в А"'. Когда изобретения, в свою очередь, производятся в В'", то начнется движение рабочей силы в А'" и С"'. Рабочая сила, таким образом, вынуждена нерегулярно передвигаться туда и обратно в пределах этого ряда подгрупп, которые находятся на одном горизонтальном уровне. В то время, как во всей групповой системе имеет место общее и постепенное передвижение рабочей силы вверх, вправо и влево, по каждому ряду координированных подгрупп наблюдаются нерегулярные внезапные передвижения; и именно они-то и связаны с лишениями для работников.

Обсуждение этих динамических передвижений может носить здесь лишь крайне беглый и общий характер. Они образуют часть объекта исследования заключительного раздела экономической теории. В сущности происходят некоторые передвижения капитала, которые мы не можем даже отметить. Мы должны, однако, остановить наше внимание на двух существенных моментах: 1) существует неуклонное передвижение труда и капитала в групповых рядах вверх и 2) существуют нерегулярные и дезорганизующие передвижения, происходящие в пределах каждого ряда координированных подгрупп.

Если бы мы сделали еще один шаг дальше в области динамического раздела нашего исследования, обнаружилось бы, что, поскольку усовершенствования равномерно рассеяны в пределах подгрупп, они нейтрализуют дезорганизующее влияние друг друга. Когда изобретения в А'", В'" и С'" почти совпадают по времени, они устраняют необходимость перехода большого количества труда на новые места. Обнаружилось бы также, что неуклонный переход труда в верхние группы уменьшает размах горизонтальных передвижек, которые могут иметь место. Поскольку новая рабочая сила поступает в самый высший рад подгрупп, может оказаться так, что никому не придется уходить из А'" в В'" даже при введении в А"' новой машины. Увеличение рабочей силы в В'" может быть достигнуто путем направления в этот пункт части труда, направляющегося вверх из нижних подгрупп.

Наконец, при продолжении этого исследования обнаружилось бы, что передвижение капитала значительно парализует, уменьшает резкость передвижений труда, вызываемых изобретениями. Мир идет в результате экономической динамики не в направлении все больших и больших лишений для рабочего класса, но к уменьшению лишений и увеличению выгод.

Все это стало бы ясно, если бы можно было продолжить это исследование в область динамики. Перед нами, однако, в настоящее время стоит проблема уяснения статических стандартов ценности, заработной платы и процента в условиях, когда все пять основных динамических движений происходят одновременно. В каждый данный момент существует некоторое определенное распределение труда и капитала в системе подгрупп, которое было бы произведено самостоятельно статическими силами. Статический закон предъявляет требования на точно определенное количество труда и определенное количество капитала в А", В", С" и т. д. Это статическое распределение, если бы его можно было произвести мгновенно, обеспечило бы сразу такие размеры продукции каждого вида благ, которые в условиях, существующих в данный момент, являются естественными; и тем самым ценности всех продуктов также стали бы естественными. Аналогичным образом были бы достигнуты естественный уровень заработной платы или ставки зарплаты, которые повсюду совпали бы с продуктом труда. В той же плоскости был бы урегулирован и процент, причем он всюду совпал бы с продуктом капитала. Чистая прибыль всюду была бы сведена к нулю. Все это произошло бы, если бы динамические сдвиги и всякие трения прекратились.

Это, конечно, резюме. Мы уже имели перед собой картину совершенного статического распределения; но мы еще не учитывали того, что некоторые статические процессы распределения требуют много времени, тогда как другие происходят быстро, и что существует некоторое число различных стандартов, которые участвуют в естественном урегулировании заработной платы и процента. На протяжении одного года оплата труда может проявить стремительное тяготение к определенному стандарту, в то время, как этот стандарт может на протяжении десятилетия или даже столетия медленно тяготеть к более отдаленному стандарту.

Передвижение труда и капитала в подгруппы, в которые они были бы помещены статическими силами, вызывает некоторую локальную миграцию работников и даже владельцев капитала. Известной части их быть может придется переменить свое местоположение, что может встретить препятствие на своем пути и потребовать времени. Возможно, что в то время, как один предприниматель напал на новый и прибыльный метод какого-либо производства, его конкуренты могут овладеть им через несколько лег, хотя возможно, что, благодаря патентам, они не смогут сделать это в течение более долгого периода. В общем, однако, переходы труда с одного места на другое происходят сравнительно медленно, а передвижения капитала - более быстро; в то же время отказ от мало эффективных методов производства (причем все конкуренты данной отрасли становятся на уровень высокой производительности) иногда происходит быстро, а иногда медленно. Один из способов определения статического стандарта, к которому в каждый данный момент тяготеет динамическое общество, заключается в предположении, что все динамические факторы одновременно прекращают, тогда как статические законы продолжают свое действие на неопределенное время. В этом случае мы вынуждены будем достаточно долго выжидать реализации статических условий, до тех пор пока чрезвычайно медленно происходящие перемещения будут полностью доведены до конца. Если для географического размещения труда тем способом, который требуется статическими законами, необходимо пятьдесят лет, хотя для полного распространения современных методов производства требуется всего пять лет, то мы вынуждены будем выжидать пятьдесят лет до полной реализации статического состояния. Таким образом, мы приостановили бы развитие новых методов производства теперь, вместо того, чтобы проделать это через сорок пять лет.

Таков один научный метод определения состояния, к которому стремится в данный момент общество под воздействием одних только статических сил. Это состояние было бы достигнуто, если бы мы могли парализовать все динамические силы сразу, и достаточно долго выжидать, пока произойдут наиболее медленные перемещения. Состояние, к которому тяготеет в настоящее время общество, в начале долгого периода, таково, что оно не может быть окончательно достигнуто до тех пор, пока не закончатся эти самые медленные процессы перемещения. В нашем примере таким перемещением служит движение населения; и поскольку на это движение населения требуется пятьдесят лет, естественные ценности, естественные нормы заработной платы и естественный уровень процента не будут достигнуты раньше истечения этого долгого периода. Они наступят, когда население будет надлежащим образом распределено, но не раньше.

Под влиянием статических сил и только их, общество фактически тяготеет к этому отдаленному состоянию; и если бы можно было устранить все препятствия, оно сразу достигло бы его. Препятствия, однако, производят следующий эффект. Они позволяют все вновь и вновь возникать быстро действующим динамическим движениям на протяжении долгого периода, необходимого для медленно осуществляющегося статического урегулирования. За пятьдесят лет, которые могут потребоваться для передвижения массы населения с густонаселенного Востока на редконаселенный Запад, могут быть изобретены сотни машин, и ценности каждый раз будут приспособляться к уровню, которого сразу требует соответствующая машина. Мы вынуждены, поэтому, признать существование стандартов ценности и т. д., отклоняющихся от окончательных стандартов.

Содержание

 
© uchebnik-online.com