Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава XXVI. Ближайшие статические стандарты

Распределение богатства. Джон Бейтс Кларк



Содержание

Если под влиянием конкуренции труд может разместиться точно в тех пунктах, где в нем возникает потребность, в течение пятидесятилетнего периода, если капитал может проделать то же самое за двадцать пять лет и если наилучший метод производства того или иного предмета может войти во всеобщее применение за десятилетний период, то для того, чтобы ценность, заработная плата и процент могли быть точно сведены к тому уровню, на котором их установил бы сам статический закон, понадобится прекратить все динамические движения и выжидать в течение целых пятидесяти лет. Возможно, однако, что необходимость в пятидесятилетнем периоде для того, чтобы труд мог разместиться в групповой системе, связана с препятствиями, возникающими на пути передвижения из одного географического пункта в другой. Быть может для сына рудокопа легче, например, стать машинистом, чем идти по стопам своего отца; и если несколько молодых людей изберут этот путь, то произойдет отлив труда из подгруппы горняков и прилив его в подгруппу машинистов. Там, однако, где процесс миграции заставляет людей менять одну страну на другую, этот процесс происходит медленно и обходится дорого. В пределах одной небольшой страны труд, быть может, разместится так, как того требует статический закон, за десятилетний срок, а капитал выполнит эту задачу в течение еще более короткого времени. Даже этих местных перемещений вместе с другими, которые всегда могут быть быстро проделаны, достаточно для того, чтобы в пределах этой небольшой страны привести ценности, заработную плату и процент к определенным квазистатическим уровнем. Они приближаются к уровням, которые были бы достигнуты, если бы нам удалось коренным образом устранить динамические изменения в пределах

Когда население подымается волной эмиграции из Ирландии, Германий и Италии, направляясь в Соединенные Штаты, то это движение представляет часть общего процесса естественного географического размещения населения мира в целом. В исследовании, имеющем своим объектом весь мир, эту миграцию следует рассматривать при изучении экономической статики. Это подобно тому, как если бы в Индийском океане было слишком много воды, и этот излишек воды надо было бы перебросить в Атлантический океан для того, чтобы привести поверхность мировых океанов в равновесие. В Атлантическом океане, однако, это движение носит чрезвычайно динамический характер. Вся поверхность океана подымается, и вся масса воды кипит от мощных течений. Приток людей из Азии в Америку явился бы одним из движений, имеющих тенденцию привести распределение населения во всем мире в равновесие; но в Америке, взятой в отдельности, этот приток создал бы мощные и типично динамические сдвиги.

То же самое можно сказать и относительно ряда других движений. Когда Азия перенимает виды фабрик и машин у Америки, то это лишь часть процесса унификации процесса производства во всем мире. Этот процесс имеет тенденцию привести мировое производство в равновесие: и, с этой точки зрения, это - статический процесс. В самой же Азии, однако, этот процесс чрезвычайно динамичен; ибо здесь дело идет как бы о стремительном появлении изобретений в каждой сфере механического производства. Америка же испытала бы, в свою очередь, обратное воздействие, которое носило бы весьма динамичный характер. Нечто подобное, несомненно, переживают народы этих двух стран. То, что в мировом масштабе представляет статическое перемещение, в ограниченной части мира может вызвать динамическое движение.

Мы, однако, непосредственно заняты естественными стандартами заработной платы и процента в пределах ограниченных частей света. Мы хотим знать, что в настоящее время определяет уровень, вокруг которого колеблются заработная плата в Соединенных Штатах, в Англии или Италии. Разрешение этой проблемы вполне возможно. Существует уровень заработной платы, который был бы осуществлен в пределах Соединенных Штатов, если бы в этой стране сразу прекратились динамические изменения, и действие конкуренции не встречало бы на своем пути никаких препятствий. Этот уровень отличался бы от того уровня, который был бы реализован, если бы весь мир был приведен в статическое равновесие. Лишь после того, как труд и капитал будут распределены по всему миру так, что нигде нет поводов для миграции, лишь после того, как методы производства будут так или иначе унифицированы в мировом масштабе, и лишь после того, как потребности потребителей примут естественный характер, ставка оплаты трудящегося человечества может принять естественные размеры. Даже после того как одна страна будет приведена к статическому состоянию, предстоит все же проделать это всеобщее урегулирование. Ставка заработной платы, реализованная в одной стране, отличается на известную величину от окончательного стандарта, даже если бы она была установлена на некотором непосредственно статическом уровне.

Можно изучить деятельность ограниченной части мира обособленно, причем это не будет не научно. На протяжении нашего исследования мы, правда, говорили об обществе, не приписывая ему каких-либо территориальных границ. Мы молчаливо предполагали, что конкуренция действует на всем его протяжении, что такой фактор, как изобретение в области машинной техники, возникшее в какой-либо части этого организма, окажет свое влияние в любой другой части: Включает ли этот организм все человечество? В известном смысле - да, ибо если только это не страна, которая вместе со своим населением может провалиться в море, не вызывая экономических сдвигов в других странах, то не существует ничего, что стояло бы вне мирового организма, с которым экономист вынужден в конечном счете иметь дело. Однако предполагать, что весь мир связан в столь тесную организацию, что даже в теории существует всего только одна норма зарплаты, одна ставка процента и один стандарт ценности для каждого продукта во всем мире, было бы более чем героическим теоретизированием, ибо это теоретизирование было бы неестественно.

Отношения, поддерживаемые отдельными частями мира друг с другом, представляют наиболее трудный и наиболее плодотворный объект изучения теории экономической динамики. Изучение вопроса о том, что Европа и Америка делают и собираются делать в Азии, столь же важно для человека практики, сколь увлекательно для теоретика. Экономическое общество уже охватывает весь мир; торговля уже объединяет его части, так что любые сдвиги в одной части в известной степени ощущаются во всякой другой. Однако необходимо в этой широкой области провести некоторые демаркационные линии. Одна общая граница проведена вокруг цивилизованных наций, образующих экономический центр мира. В области, охватываемой этой линией, экономические влияния носят активный характер - каждая часть чувствительна к влияниям, возникающим в других частях. Здесь наблюдается сильная тенденция к единообразию ценностей и уровней заработной платы и процента. По ту сторону этой общей границы, с другой стороны, подобное влияние действует сравнительно слабо. Внутри и вне этой границы наблюдаются крупные расхождения в ценностях и в нормах заработной платы и процента.

Можно изучать экономику этого цивилизованного центра мира как нечто единое, и тем не менее это изучение будет сохранять научный характер. Европа, Америка и все другие материки и острова, находящиеся в тесной связи с ними, образуют этот центр, который можно рассматривать как законченный общественный организм с воздействующим на него окружающим миром. Это центральное общество торгует с внешней зоной и посылает туда труд и капитал. Хочет оно или нет, оно постепенно научает население внешней зоны методам производства. В коммерческих целях оно, таким образом, постепенно ассимилирует один за другим секторы этой внешней зоны - иначе говоря, это цивилизованное экономическое общество поглощает части нецивилизованной и слабо связанной сферы. В конечном счете вся она будет поглощена, и если в настоящее время мы можем установить экономические принципы, функционирующие в этом центре, то в конце концов наша теория получит приложение ко всему миру в целом.

Ограничим, поэтому, наше исследование этим экономическим центром. В этих условиях импорт продуктов в него следует рассматривать как их косвенное производство: и к этому методу, естественно, прибегают в тех случаях, когда это обходится дешевле, чем производство продуктов непосредственно в стране. Все, что население этого центра получает в форме потребительских благ, мы можем, таким образом, рассматривать как прямо и косвенно производимое им.

В этот центр прибывают работники; но это следует рассматривать как фактор, ускоряющий рост населения, который во всяком случае имел бы место. Когда работники уходят из этой области, это движение замедляет рост населения. Отлив капитала за пределы этой области или прилив его сюда следует рассматривать как лишь изменение естественной нормы прироста капитала. Если от народа, проживающего во внешней зоне, заимствуется какой-либо новый метод производства, то результат этого таков же, как если бы он был изобретен здесь.

Отыскивая теперь статический стандарт заработной платы и процента для самого центра, мы, прежде всего, предполагаем, что труд и капитал здесь остаются количественно неизменными. Это устраняет иммиграцию и эмиграцию, а также и естественный прирост населения. Мы предполагаем, что методы производства остаются неизменными, и это устраняет всякое заимствование иностранных образцов. Мы предполагаем, далее, что прочие экономические моменты остаются неизменными, что конкуренция не встречает на своем пути никаких препятствий и что в пределах сферы, о которой идет речь, осуществлены статические нормы заработной платы и процента. В дополнение к полному устранению новых динамических влияний мы прекратили импульсы, сообщаемые внешней областью центральной зоне. Мы видели, что в сущности некоторые унифицирующие движения в мире в целом проводят его в статическое равновесие; мы видели также, что подобные движения в своем влиянии на ограниченную область равносильны динамическим изменениям. Последние также устраняются нами, как и новые динамические изменения, и, в результате, возникает локальное статическое состояние, которое дает стандарты заработной платы и процента, к которым, в свою очередь, практически тяготеют местные нормы.

Заработная плата, которая, таким образом, повсеместно господствует в этом цивилизованном сердце экономического мира, содержит элемент, который мы можем назвать квазиприбылью. В нем есть нечто родственное прибылям предпринимателя, которые мы обозначили как доход, который скоро ускользнет от предпринимателей и примет форму дополнения к зарплате и проценту. Этот доход, передаваемый, таким образом, работникам, быстро повысит заработную плату в центральной зоне; но барьер, отделяющий эту область от внешней зоны, надолго задержит влияние, которое он, в конечном счете, окажет на заработную плату в указанной внешней зоне. Конкуренция, беспрепятственно действующая в мировом масштабе, дала бы китайским работникам те же выгоды от изобретения обувных машин, которые сейчас получаются работниками Америки; но ввиду того, что такого беспрепятственного и всеобщего действия конкуренции не существует, выгода, которая находится на пути к тому, чтобы стать достоянием работников всего мира, надолго задерживается в руках работников цивилизованной его части. Эта премия, которой пользуются работники Европы и Америки по сравнению с работниками Азии и Африки, представляет квазиприбыль: это выгода из динамического источника, распространенного лишь частично. Трения препятствуют работникам внешнего мира получить долю этой премии, хотя в отдаленном будущем статические силы, действуя во всем мире, дадут ее им.

Преимущества в отношении времени, таким образом, обеспечивают преимущества в отношении заработной платы и процента. Прибыли получаются теми, кто играет руководящую роль в применении плодотворных методов производства, тогда как имитаторы, которые вступают в ряд немного спустя после того, как изобретение сделано, могут лишь сохранить свою заработную плату и процент. Люди, работающие в области, ведущей в отношении изобретений, могут всегда пользоваться квазиприбылями, даваемыми изобретениями; ибо известный плод каждого усовершенствования может ускользнуть из рук предпринимателей, применяющих его раньше других, и, превратившись в заработную плату для работающих здесь людей, может надолго сохраниться в этой форме. Голконда будущего - страна безграничных богатств - будет страной, где возникают крупнейшие динамические факторы. Первое место в соревновании, которое ведет все человечество, определяется сравнительным богатством стран и материков. Богатство суждено тем, кто бежит быстрее других.

Волны прибоя заставляют значительные части моря подыматься выше общего статического его уровня. Другие же части моря падают ниже этого уровня. Так, линия АВ изображает статический уровень всего океана. Двойная кривая АС изображает поверхность, которая здесь подымается, там опускается волной прибоя. Волнистая линия AD изображает верхнюю поверхность прибоя, разбиваемого на местные волны ветром. Каждое данное мгновение фактическая поверхность - здесь выше, а там ниже нормального уровня самой волны прибоя. Придадим теперь этому рисунку экономическое значение. Пусть АВ изображает окончательный статический уровень заработной платы во всем мире. Пусть окончательно прекратятся все динамические влияния, предоставив свободу действия мировой конкуренции, АВ будет изображать общий уровень оплаты труда. Но в действительности рост производительной силы, сопровождаемый теми трениями, которые препятствуют равномерному распределению его результатов между всем человечеством, заставил оплату цивилизованных работников совпадать в общей форме с нормой, изображаемой верхней частью кривой АС, а заработную плату нецивилизованных работников - с уровнем, изображаемым ее нижней частью. Местные влияния в пределах цивилизованной сферы вызвали отклонения заработной платы там и сям от нормы, указываемой верхней частью линии АС, так что оплата людей в различных частях Европы и Америки совпадает с колеблющимися уровнями, описываемыми линией AD. В одной точке норма выше общего стандарта, господствующего в экономическом центре мира, а в другой она ниже этого уровня.

<

Существует, таким образом, окончательный статический стандарт заработной платы для всего мира, квазистатический стандарт для цивилизованной части мира, и местный, в квазистатический уровень для каждой части этого цивилизованного сектора. Оплата работника в какой-либо отдельной части Европы или Америки имеет тенденцию под влиянием конкуренции совпадать с этой местной и квазистатической нормой. Опять-таки, эта стандартная норма сама имеет тенденцию очень медленно и на протяжении долгих периодов совпадать с окончательным статическим стандартом для всего мира в целом.

Она, однако, никогда не достигнет этого окончательного стандарта. Здесь гидравлический пример в его нынешней форме отказывается служить. Волна прибоя возникает благодаря тому, что часть воды из одной части моря переходит в другую, и если бы можно было устранить влияние притяжения, уровень всего моря снова стал бы однообразным. Большая производительность труда в цивилизованной части мира, с другой стороны, не объясняется каким-либо уменьшением производительности труда где-либо в другом месте: это результат новых приращений продукта, созданных из небытия самой цивилизацией. Как мы говорили в одной из предыдущих глав, волна, изображающая повышенную производительность более прогрессивной области, должна быть создана посредством нагромождения нового количества воды где-либо на поверхности океана и путем прекращения оттока этой воды в другие части океана.

Вообразите плотины, простирающиеся от Лабрадора до Гренландии, от Гренландии до Норвегии и от Африки до ближайшей точки Южной Америки. Они охватывали бы обширный район Северного Атлантического океана; и если бы в этом резервуаре удалось собрать воду, то поверхность ее можно было бы удержать на более высоком уровне по сравнению с окружающими морями. Этот пример обнаруживает подлинное соотношение между заработной платой цивилизованных государств и заработной платой нецивилизованных, ибо более высокий уровень может носить постоянный характер. Даже в том случае, если бы эта плотина была не совершенна, так что вода медленно переливалась бы во внешний океан и стремилась повысить его уровень вплоть до его совпадения со снижающимся уровнем воды внутри барьера, приток новой воды в барьер мог бы происходить настолько быстро, что вполне возможно сохранение или даже повышение уровня внутри барьера. Так, динамические влияния, вызывая появление нового продукта в передовых странах мира, могут сохранить или даже увеличить превосходство в производительности, которой здесь пользуется труд по сравнению с трудом других стран.

Динамические прибыли, бесконечно повторяясь, поддерживают квазистатический уровень заработной платы в привилегированных частях мира. По практическим мотивам теория должна заняться, в первую очередь, этом более высоким стандартом и образующими его многочисленными местными стандартами. Работники Америки должны знать, что определяет норму оплаты работники в Америке, так же, как работники Массачусетса должны знать, что определяет местные нормы заработной платы. Этим господствующим фактором в каждом пункте является величина продукта, которая здесь может быть приписана труду как таковому. Это та норма, которая была бы здесь реализована, если бы в этом месте можно было прекратить динамическое влияние и предоставить полную самостоятельность статическим силам. Специфический продукт труда в этом месте отделяется от продукта капитала способом, который нами подробно изложен в предыдущих главах этой книги.

Отношение между миром в целом и его различными частями не представляет реальных трудностей для теории распределения. Существуют ближайшие стандарты заработной платы и самые отдаленные; и местная оплата труда может быстро приблизиться к ближайшему стандарту и всегда оставаться вблизи него, тогда как сам этот стандарт имеет тенденцию медленно приближаться к отдаленнейшему стандарту. Если это верно в отношении заработной платы, то это столь же верно и в отношении процента и прочих элементов. Однако эта теория встречается с одним более серьезным затруднением. Для многих всякая теория, базирующаяся на конкуренции, может показаться носящей несколько романтический характер. Разве конкуренция не превратится вскоре в атрибут прошлого? Повсюду образуются тресты и прочие объединения, которые угрожают задушить конкуренцию и ввести режим монополии почти во всем экономическом мире. В таком случае, быть может, мы разработали теорию распределения, основанного на конкуренции, только для того, чтобы констатировать, что явление, на котором базируется все наше построение, прекратила свое существование. Если даже в то время, когда конкуренция была в цвету, теории натуральных ценностей, натуральной заработной платы и натурального процента носили как будто характер нереальности, что же сказать о них теперь, когда конкуренция, по-видимому, исчезает безвозвратно?

Экономической динамике остается показать, что конкуренция представляет неистребимую силу. Современные объединения меняют форму ее действия, но не разрушают ее; и поэтому они ни в коем случае не лишают силы теорию, предполагающую ее существование. Мы ни в одном пункте не преуменьшали препятствий, с которыми встречаются статические силы. Повсюду в действительности встречаются отклонения от результатов, требуемых статической теорией как таковой. Динамическая теория, если бы она была вполне закончена, дала бы результаты, отклонения от которых в действительной жизни не наблюдалось бы, ибо одной из задач этого раздела науки является объяснение каждого элемента трений, равно как и всяких изменений и сдвигов, обнаруживаемых в действительной жизни. Среди задач меньшего масштаба, которые эта теория ставит перед собой, отметим задачу сведения к ясным формулам принципов, управляющих трестами, профессиональными союзами и прочими объединениями. Она должна рассматривать таможенные тарифы, которые изменяют ценности; законы об эмиграции, влияющие на заработную плату, и законы денежного обращения, которые влияют на перемещение капитала и на уровень процента. Она предпримет и более обширную работу, пытаясь найти закономерности в росте населения и капитала, и еще более трудную задачу, пытаясь определить условия, управляющие быстротой изменения методов производства.

Движение является общим объектом изучения динамической экономики. Направление и быстрота изменений, происходящих в экономическом мире, - вот моменты, которые она всегда пытается объяснить. При изучении заработной платы она будет рассматривать фактический подъем заработной платы; при изучении процента - падение ставки и валовой суммы; при изучении прибыли - попеременное появление и исчезновение этого элемента дохода. Дальнейшими предметами изучения служат для нее условия местного и мирового процветания; и среди причин, обусловливающих процветание, находятся национальная и международная политика. Среди мировых дел, хоть сколько-нибудь имеющих значение для человечества, в сущности, мало найдется таких, которые бы не входили в круг объектов этого раздела теории политической экономии.

Но задача развернуть эту отрасль знания столь обширна, что выполнение ее заняло бы поколения трудящихся. Как и всякая другая область науки, область экономической динамики безгранична; и хотя первые результаты ее могут оказаться скромными, ценность каждого из них достаточно велика, чтобы вознаградить упорнейший труд; девственные области, которые будут открываться перед глазами исследователя на каждом шагу, привлекут его к работе, которая но трудностям и плодотворности превзойдет все, что до сих пор было предпринято. Однако, какие бы движения ни открыл и ни объяснил нам динамический раздел экономической науки, статические законы никогда не утратят своего господствующего значения. Всякое действительное знание законов движения зависит от соответствующего знания законов покоя.

Содержание

 
© uchebnik-online.com