Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава III. Место распределения в естественном расчленении экономической науки

Распределение богатства. Джон Бейтс Кларк



Содержание

Мы должны теперь сказать, что есть такой способ расчленения сферы экономической науки, который позволяет нам изучать распределение без забвения его отношения к обмену и производству. В общественном хозяйстве существует три различных вида совместно действующих сил. Если мы будем изучать их изолированно, мы раздробим экономическую науку на три отдела, границы которых будут начертаны природой. Человек изменяет материю посредством производства, и материя изменяет человека через потребление. Эта процессы не требуют никакой организации со стороны людей, которые действуют и затем подвергаются воздействию. Все это могло бы быть выполнено изолированным человеком или людьми, живущими вместе, в целях защиты или просто ради удовольствия, доставляемого совместною жизнью, без какой бы то ни было системы обмена продуктов. Пусть каждый изготовляет свои собственные блага и потребляет их, и экономическая жизнь некоторого рода будет налицо.

Характерной чертой подобной жизни является то, что она устанавливает прямые отношения между индивидуумом и природой. Каждый человек подчиняет себе часть своего материального, окружения; и он получает прямую услугу, которую может оказать, таким образом, подчиненная часть природы. При таких условиях отношение работников к земле никак не замаскировано. Очевидная зависимость от природы, очевидная независимость от других людей - таково правило экономической жизни каждого. Из материалов, предоставленных землей, каждый производитель создает свой собственный доход; и в связи с этим процессом не существует никаких проблем распределения.

И все же при таком образе жизни, который ставит человека лицом к лицу с природой, остается место для действия всех более или менее фундаментальных законов хозяйства. Вот, например, охотник в первобытном лесу, превращающий мясо животных в пищу и их кожу в одежду и убежище. Он создает нечто, что может быть определено как богатство. Оно имеет те существенные признаки, которые анализ отыскивает в богатстве, наполняющем магазины современного города. Человек употребляет капитал и включает в свое оборудование основную и оборотную его части. Его потребление имеет свои законы; и основной из них заключается в стремлении к разнообразию потребляемых вещей. Он не должен изготовлять и потреблять слишком много продукта одного вида и слишком мало другого - он должен избегать пресыщения одних желаний и неудовлетворенности других, если он хочет, чтобы создаваемое им богатство приносило ему максимальную пользу.

Есть, следовательно, особая группа экономических законов, действие которых не зависит от организации. Эти законы основные. И мы должны подчеркнуть здесь, что они являются универсальными. Они действуют как в наиболее развитом; так и в примитивном хозяйстве. Повсюду богатство имеет одни и те же отличительные черты. Производство и потребление его всегда подчинены одним и тем же условиям. Первый естественный отдел экономической науки должен был бы, поэтому, представлять универсальные законы богатства: он должен обсуждать наиболее общие законы производства и все законы потребления.

Второй ряд явлений зависит от дальнейшего рада сил, возникающих в отношениях между людьми. Они должны действовать везде, где только люди начинают обмениваться продуктами, так как это организует общество в группы или специфические отрасли производства. Пусть некоторые люди производят пищу, а другие строят хижины, обмениваясь продуктами друг с другом, - и наступят явления, обосновываемые законами той общей экономии, которая объясняет прямые отношения человека к природе. Обмен заключает в себе определение ценностей, а эти последние, как мы видели, определяют условия группового распределения.

Организация общества расширяется далее тогда, когда внутри каждой группы или специфического производства возникают предприниматели, уплачивающие заработную плату тем, кто работает, и процент тем, кто доставляет капитал. Распределение в широком смысле слова возникает из такой именно организации сил, созидающих богатство. Отдел экономической науки, трактующий о нем, будет иметь дело в первую голову с групповым распределением, которое зависит от обмена, и уже затем с окончательным распределением, имеющим место внутри каждой из подгрупп, определяющим получаемую здесь заработную плату, процент и прибыль. Широко понимаемая и включающая описание групповой системы и ее обмен продуктами наука о распределении охватывает общественные законы хозяйства. Такая наука начинает с описания групповой системы производства. Она объясняет условия, при которых группы покупают и продают друг другу, и показывает, от чего зависит доход каждой группы в его целостности. Она показывает далее, что происходит с доходом, поступающим таким путем в распоряжение группы как целого. Часть дохода поступает работникам, часть получают собственники капитала, а предприниматель получает остаток, если таковой имеется. Короче говоря, особые социальные отношения, возникающие, когда производителем становится общество как целое, могут трактоваться под заголовком распределение. Этот термин, однако, не может употребляться как название научного отдела, если такого рода словоупотребление связано с идеей, что то, что рассматривается под этим обозначением, не есть производство и не есть обмен. Распределение есть процесс, который в своей полноте включает обмен, но находится внутри производства. Не целесообразно поэтому характеризовать второй естественный отдел экономической науки как науку о распределении, ибо с этим термином в умах связано представление отличия от производства и обмена. Он может быть лучше определен как отдел, трактующий социальные законы экономики в их отличии от общих законов. После того как мы установили, что происходит вследствие экономических действий и контрдействий, имеющих место между человеком и природой, - нам необходимо далее установить, что происходит вследствие отношений между людьми.

Можно себе представить, что производство, идет организованным путем без каких бы то ни было изменений в характере операций. Люди могут производить все время одни и те же виды благ, не меняя при том способа производства. Их орудия и материалы могут никогда не изменяться, и может никогда не изменяться ни в худшую, ни в лучшую сторону величина доставляемого производством богатства. Общественное производство может таким образом быть мыслимо как статическое. При такой неизменности способа общественного производства распределение со всем тем, что оно заключает в себе, имело бы место. Группы обменивались бы продуктами, и каждая из них в отношении величины своего коллективного дохода зависела бы от ценности своих собственных благ. Цена сельскохозяйственных продуктов определяла бы доход фермеров, а цена руды определяла бы доход горнопромышленников. Доходы группы как целого распределялись бы между подгруппами, ее составляющими, и посредством дальнейшего процесса расчленялись бы на заработную плату, процент и прибыль.

То, что называется "естественными" стандартами ценностей и ''естественными", или нормальными, стандартами заработной платы, процента и прибыли, представляет собою в действительности статические стандарты. Они идентичны тем уровням, которые реализовались бы, если бы общество было организовано совершенно и было свободно от тех нарушений, которые вызывает прогресс. В тщательное изучение того, что экономисты-классики называли естественной ценностью, включено значительно больше, чем они предполагали.

Сведите общество к стационарному состоянию, дайте производству развиваться с полной свободой; сделайте труд и капитал абсолютно мобильными, способными передвигаться от одного занятия к другому с той легкостью, которая предполагается в теоретическом мире, фигурирующем в работах Рикардо, - и вы получите режим естественных ценностей. Они являются ценностями, вокруг которых вечно колеблются уровни в магазинах торговых городов. Вы будете иметь тогда также господство естественной заработной платы и процента: они будут стандартами, вокруг которых колеблются уровни вознаграждения за труд и капитал на действительных фабриках, полях, шахтах и т. д. В этой связи термины "естественный", "нормальный" и "статический" - являются синонимами. Этот отдел экономической науки, представляющий естественные стандарты ценностей заработной платы и процента, должен сознательно принять форму теории социально-экономической статики. Эта теория должна рассматривать распределение, как оно происходило бы, если бы не имело места ни одно из тех больших нарушений- изменений в способах производства, которые вечно заставляют рыночные показатели отклоняться от естественных стандартов, фигурирующих в классической науке.

Статическое состояние, однако, есть состояние воображаемое. Все естественные общества динамичны; и те, которые главным образом подлежат нашему исследованию, динамичны в высокой степени. Исследование, создающее в воображении статическое общество, героически теоретично. В действительной жизни не прекращающиеся изменения перебрасывают труд и капитал время от времени из одного занятия в другое. В каждой отрасли производства снова и снова изменяются способы производства и виды и количества производимых благ. Все же это не опорочивает выводов статической теории; ибо статические законы суть, тем не менее, законы действительные. Силы, которые бы действовали в мире, сохраняющем неизменную форму, и вечно функционирующем неизменным способом, продолжают функционировать в изменяющемся мире действительности. Мы всегда можем наблюдать их действующими в связи с другими силами, но мы должны вообразить их работающими изолированно. Мы изучаем их отдельно для того, чтобы понять часть происходящего в динамическом обществе. Для того чтобы это сделать, мы воображаем себе статическое общество, осуществляя, таким образом, героическое, но необходимое применение изолирующего метода. Однако воображаемое и статическое состояние несходно с реальным и динамическим только благодаря отвлечению от ряда фактов. Все те силы. которые действовали в неменяющемся мире, не только действуют в мире изменчивом, но и являются его господствующими силами. Они не устанавливают ценности точно на уровне естественных стандартов, но они колеблют их вокруг этих стандартов; и они держат реальную заработную плату и процент всегда относительно близко к естественным стандартам.

Мы очертили сейчас границу двух естественных отделов экономической науки. Первый трактует всеобщие явления, а второй - статические социальные явления. Начав с тех законов хозяйства, которые действуют независимо от того, организовано человечество или нет, мы далее исследуем силы, зависящие от организации, но не зависящие от развития. Наконец, необходимо исследовать силы развития. К тем влияниям, которые действовали бы, если бы общество было в состоянии стационарном, мы должны добавить те силы, которые действуют только в обществе, ввергнутом в условия движения и нарушения. Это даст нам науку о социально-экономической динамике. Она приведет общество, фигурирующее в нашей теории, в условия, сходные с условиями действительного мира. Она добавит то, что статическая теория открыто и намеренно оставляла вне поля зрения,-именно те изменения, которые затрагивают самый способ производства и действуют на самую структуру общества. Исследование этих изменений есть содержание третьего отдела экономической науки.

Потребности меняются и вместе с ними должны меняться виды производимого богатства. Входят в употребление новые механические процессы. Машины вытесняют ручной труд, и более производительные машины замещают менее производительные. Используются новые движущие силы, и употребляется новое сырье. Население увеличивается и мигрирует, захватывая с собой часть своего увеличившегося богатства. Растет крупная промышленность и вытесняет мелкую. Земля наполняется жизнью и богатством. Ни одна из этих перемен, однако, не подавляет действия статических сил, не делают этого и вое они, вместе взятые. Ни йоты не выпадает из действия закона естественных ценностей или естественного уровня заработной платы, процента и прибыли. Другая группа сил действует в связи со статическими: и реальная ценность, и заработная плата, и т. д. являются равнодействующей этих двух видов сил. Продвинувшись до изучения динамических явлений, наша теория достигает завершения, и в результате становится способной дать полную интерпретацию действительного мира. Теоретический динамический мир в точности сходен с действительным миром, если теория, создающая его, правильна и полна. Он содержит те элементы нарушения и трения, которые подчеркиваются людьми практики как влияния, опорочивающие теоретические заключения. Если бы изучение было доведено до исчерпывающей полноты, оно доставило бы то, чего до сих пор не доставало, и именно - науку об экономическом трении и нарушении

Что касается метода, то теория экономической динамики должна пользоваться дедукцией, как это делали теории рикардовской школы. Она должна базироваться на заключениях экономической статики, которая, как мы видели, бескомпромиссно теоретична. Тем не менее, реализм динамической теории есть ее характернейшая черта. Она включает в поле зрения как раз те элементы, которые необходимы, чтобы позволить дедуктивной экономической науке полностью интерпретировать действительный мир. На рынках всех частей света, где господствует конкуренция, стандарты, вокруг которых колеблются цены, установлены статическими силами. А колебания должны быть объяснены силами динамическими. Действительные цены то ниже, то выше стандартов, подобно тому, как маятник находится то на одной, то на другой стороне от воображаемой вертикальной линии. Эта вертикальная линия совпадает с положением, которое бы маятник занял, если бы он находился только под действием статических сил. Колебания вызваны динамическими силами, и они могут быть измерены, если мы сначала установили природу статических сил и то положение, к которому они привели бы маятник, если бы действовали обособленно. Колебания цен вокруг естественных стандартов могут быть объяснены только сходным методом исследования. То же самое справедливо относительно естественной заработной платы и процента и относительно колебаний достигнутых уровней вокруг этих стандартов. Статические силы устанавливают уровни, а динамические силы порождают отклонения.

Это, однако, не самый значительный из результатов действия динамических сил. Мы еще не узнали о них самого важного, объяснив только отклонения от естественного уровня, обнаруживаемые действительными ценностями, заработной платой и процентом. Мы увидим, что динамические силы создают новые условия для действий статических сил. В этих новых условиях естественные ценности и т. д. не являются тем, чем они были при прежних условиях.

Так, цена хлопчатобумажной ткани, совершенно естественная, когда продукт изготовлен ручным трудом, далека от естественной, когда этот продукт изготовлен машиной. Естественная цена хлопчатобумажной ткани упала вследствие изобретений Уатта, Харгривса, Аркрайта и Кромптона. До этих изобретений цена ткани колебалась вокруг одного естественного стандарта, впоследствии она стала колебаться вокруг иного. Сходным образом нормальный уровень заработной платы поднимается, а уровень процента падает вследствие глубоких динамических влияний. Во всякий данный период существует один стандарт ценности, заработной платы и процента, установленный статическими силами. - и на протяжении такого периода временные колебания действительных уровней вокруг этих стандартов вызываются динамическими причинами. Позднее мы увидим, что сами стандарты претерпели изменения, и эти более крупные результаты являются наиболее важными из всех действий, вызываемых динамическими силами.

Теория нарушения и вариаций действительно включается в науку об экономической динамике; но наиболее важная часть, включенная в нее, есть теория развития. Нормальное богатство мира будет больше, и естественный уровень заработной платы будет значительно выше в 2000 году, чем теперь, если великие силы экономической динамики будут продолжать действовать.

Мы имеем теперь перед собою границы трех естественных отделов экономической науки. Первый охватывает универсальные явления богатства. Если существуют положения, применимые к процессу создания и использования богатства при всяких условиях социального развития, то они послужат материалом для этого отдела. Второй включает социально-экономическую статику и говорит о том, что происходит далее с богатством, если общество организованно несли не происходит никаких изменений в форме его организации и в способе действий. Третий отдел включает социально-экономическую динамику и говорит о том, что происходит с богатством и благосостоянием общества при том условии, если общество меняет форму и способы деятельности.

Если мы захотим подчеркнуть отношения трех отделов к четырем традиционным, мы увидим, что первый отдел, трактующий универсально экономические явления, включает основные понятия и факты, естественно помещаемые во вводном отделе. Далее этот отдел может включить все необходимые вопросы потребления, так как последнее является индивидуальным процессом, для которого основные законы тождественны при всех социальных условиях. Второй отдел рассматривает ценность, обычно трактовавшуюся под рубрикой обмена, и естественную, или статическую заработную плату, и процент, которые обычно рассматривались под рубрикой распределения. Третий отдел посвящен динамике производства, включающей ценностные изменения и всю динамику распределения, а так как изменения человеческих потребностей составляют динамику потребления, действие этих изменений входит в материал данного отдела. Предлагаемые здесь три отдела совершенно отличны друг от друга, хотя и взаимозависимы и последовательны. Второй отдел принимает среди своих условий факты и принципы, развитые в первом; и третий начинает с допущения всего того, что было установлено или допущено во втором. Из четырех старых разделов три неразрывно слились теперь друг с другом; и ни один из четырех не соответствует точно ни одному из трех разделов, называемых нами естественными.

Уже сейчас ясно, что предлагаемое экономической динамикой поле для новых исследований безгранично плодотворно. Это стало бы яснее, если бы было уместно дать сейчас более детальное описание тех особых проблем, которые должны быть разрешены в теории социально-экономического прогресса. Они включают все возможности выигрыша для человечества от экономических изменений. Они являются существенно новыми проблемами, потому что господствующий способ экономических исследований не изолировал их до сих пор, не излагал их отчетливо и не предлагал условий для их решения. Нельзя сказать, что теория, базировавшаяся на старом и сбивающем с толку плане четырехчленного деления науки на производство, распределение, обмен и потребление, была совершенно чужда проблеме прогресса; но она была не в состоянии решить проблему, предлагаемую прогрессом, потому, что познание динамических законов требует, в качестве предварительного условия, всестороннего познания законов статических.. Как и в случае механики, законы покоя должны быть познаны раньше для того, чтобы законы движения могли быть поняты.

Содержание

 
© uchebnik-online.com