Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава V. Действительное распределение - результат социальной организации

Распределение богатства. Джон Бейтс Кларк



Содержание

Обмен многое добавляет к экономике примитивной жизни, но ничего не устраняет из существенных ее законов. Человек по-прежнему должен смирить силы природы и превращать материал в предметы потребления. Общие законы создания богатства и процесса потребления одни и те же во всех экономических системах. И только из-за наличия в условиях цивилизации тех законов, которые управляют примитивной жизнью стоит изучить эту жизнь вообще. Именно в таких простых условиях эти законы действуют в качестве единственных, и здесь, поэтому, они могут быть в отдельности научены. Жизнь Робинзона была введена в экономическое исследование вовсе не потому, что она важна сама во себе, но потому, что принципы, управляющие хозяйством изолированного человека, продолжают руководить и экономикой современного государства.

Правда, в связи со старыми силами в действии находятся новые силы, и абсолютно необходимо эти новые силы изучить отдельно. Каталлактика - термин, предложенный в свое время как обозначение всей экономической науки, - есть точное название для того ее отдела, который трактует явления, свойственные исключительно обмену. Вначале предполагают факты и принципы, общие всем экономическим системам и затем переходят к изучению тех фактов и принципов, которые специфичны для менового хозяйства. Обмен продуктами маскирует, но не нарушает зависимости индивидуума от природы. Может казаться, что работник получает свои доход как платеж от другого человека, но по существу это по-прежнему ответ природы на его собственный труд - это его собственный фактический продукт.

Исследование обмена, естественно, прежде всего обращает внимание на мотив, заставляющий прибегать к обмену. Таким мотивом является выгода, которая присуща разделению труда. Этот принцип, однако, есть лишь видоизменение того принципа, с которым мы сталкивались в связи с изучением примитивной жизни. Мы видели тогда, что разнообразие занятий у изолированного человека связано с известной потерей производительной силы. Тот, кто изготовляет много вещей, делает их медленно и дурно, и он, конечно, располагает немногими и плохими средствами для содействия себе в производственном процессе. Ибо разнообразие в производственных действиях человека является потерей, а специализация - выигрышем. Более того, чем дальше проводится специализация, тем большей становится быстрота и точность человеческого труда.

Этот принцип потери при разнообразии работ и выигрыша при немногих видах труда применим ко всем экономическим состояниям. Что не является универсальным - это особо благоприятная возможность для специализации, доставляемая меновым хозяйством. Организация общества по производственным группам и подгруппам позволяет отдельному человеку производить только один вид продукта или, в конечном счете, только мельчайшую долю продукта, и одновременно все же удовлетворять свои всесторонние потребности.

Отнимем у лиц, делающих для себя все самостоятельно, одну только функцию изготовления обуви и передадим ее особому классу лиц, который будет доставлять обувь для всего общества. Возможно, что производство не будет поглощать все их время и энергию, но, поскольку они заняты в этом производстве, они образуют одну производственную группу. Передадим теперь изготовление платья, доставление мяса, взращивание злаков - каждый процесс отдельной группе лип, и мы тем самим проведем первую и наиболее общую организацию общества в целях производства. Мы, таким образом, умножим во много раз могущий быть произведенным продукт, и мы в то же время поставим доход каждой группы в зависимость от меновой ценности ее продукта. Рыночные цены товаров определяют полностью доход групп; и, как мы уже указали и в дальнейшем рассмотрим более подробно, передвижения лиц из групп, где доходы низки, в группы, где они более высоки, имеют своим результатом тяготение цены каждого предмета к естественному стандарту.

Мы видели, что нормальными ценами являются такие цены, которые доставляют равный доход для труда и капитала в различных группах. Где бы ни господствовали нормальные цены, они указывают на такое устройство групп, при котором дневной труд в одной группе столько же производит и столько же получает, как и в любой другой группе. Когда налицо полное равновесие, доход такой группы, если его свести к ценности, есть собственный фактический продукт группы. Пусть члены ее не удерживают ничего из продуктов своего собственного производства, но они получают доллары, или единицы богатства, которые они производят. Таков тезис, который должен быть обоснован теорией каталлактики.

Теперь продвинем дальше процесс дифференциации и сделаем изготовление каждого законченного предмета совместной функцией различных подгрупп. Пусть одни люди выращивают скот, другие дубят кожу и третьи изготовляют обувь. Пусть процесс производства платья, пищевых продуктов и т. п. будет также подразделен. Выигрыш, присущий специализации, увеличивается. Доходом каждой отдельной подгруппы является теперь ценность уже не законченного продукта, но той специфической полезности, которую она сообщает этому продукту. Действительно, это есть нечто отличимое, но это нечто поглощается и теряется в неделимом товаре. По виду - это есть качества, сообщаемые предмету; по ценности - это есть часть предмета. Тезис, подлежащий обоснованию со стороны теории менового хозяйства, заключается в том, что такие специфические полезности или полуфабрикаты имеют свою цену, и если эти цены нормальны, каждая подгруппа получает в виде дохода создаваемую ею ценность.

Доведем теперь процесс дифференциации до его завершения. В пределах каждой группы должен быть выполнен определенный труд и должен быть доставлен капитал. Подгруппа, превращающая кожу в обувь, должна иметь фабрики, оборудованные машинами, и людей, которые приводят их в движение. Пусть особый класс лиц будет снабжать фабрику машинами и сырьем. Теория каталлактики должна доказать, что доходом того класса, который доставляет капитал, и того, который трудится, является в каждом случае его собственный фактический продукт. Если выравнивания, которые происходят внутри подгрупп, осуществляются совершенно нормально, то каждый из классов, составляющих подгруппы, и все подгруппы в целом получают свои продукты. Каталлактика должна исследовать структуру подобного общества, должна проследить деление и подразделение, которые оно проводит в производственном процессе, и должна выяснить, как действует закон, устанавливающий тенденцию совпадения дохода каждого агента с его фактическим продуктом, несмотря на маскирующие его осложнения. Это является обширным исследованием, структурным и функциональным, групповой системы производства. Объяснению подлежат ценность, заработная плата и процент. Исследование, которое это делает, должно проанализировать весь производственный процесс.

Каталлактика как целое распадается на два отдела, первый из которых включает статику, а второй - динамику менового хозяйства. Прогресс есть, главным образом, результат социального отношения. Одной из функций экономического общества является его рост. Оно становится больше и богаче, и структура его меняется. С течением времени оно использует все лучшие средства и в большем количестве. У отдельных его членов развиваются новые потребности, и общество использует свой возрастающий производственный аппарат для их удовлетворения. Общественный организм непрерывно увеличивает свою действенность, и это поднимает каждого отдельного его члена на более высокий уровень жизни. Разум находит себе все более широкое применение в производственном процессе, ибо силы природы постигаются все лучше, и улучшается координация участников процесса. Природа более щедра, так как человек располагает большими силами, и увеличивается действенная сила каждого отдельного участника производства.

Пять общих изменений имеют место, каждое из которых воздействует на структуру общества, изменяя устройство той групповой системы, исследование которой является предметом каталлактики:

1. Население увеличивается;

2. Капитал возрастает;

3. Методы производства улучшаются;

4. Формы промышленных предприятий меняются: менее производительные предприятия устраняются, более производительные выживают;

5. Каждое из этих пяти изменений воздействует на структуру производственного организма, на общество, так как оно изменяет относительный объем различных индустриальных групп.

Возвратимся к ранее использованной иллюстративной табличке. Имеется одна подгруппа, занятая добыванием из земли материала, который, будучи полностью обработан, станет предметом А'", и препровождающая его в форме А другой категории работников. Эти последние сообщают материалу полезность, превращающую его в А'. Теперь уже третья группа работников прикладывает свою руку и ведет его еще на один пункт ближе к завершенности. Он становится А" и в этом виде поступает для окончания в последнюю подгруппу. Здесь он становится А'"- товаром, готовым к употреблению, и ищет индивидуума, который в нем нуждается. В - второй сырой материал; в руках ряда подгрупп рабочих он становится В', В" и В"'. В последней из этих форм он также становится готовым изделием. С-третий сырой материал; сходным путем проходит он через свои превращения и вызревает в С'".

Пусть А - будет кожей живого скота на западной ферме. А' - шкурой на складе, готовой к отправке на кожевенную фабрику; А" - выдубленной кожей и А'" - обувь. В'" - шерстяным платьем, которое, пройдя через сходные превращения, из овечьей шерсти стадо законченным товаром. Пусть С'" будет хлебом, который изготовлен из растущей пшеницы и прошел через все отдельные ступени всего процесса. Все лица в этом ряде, который в своем конце создает А'", образуют производственную группу, тогда как лица в любой из серий А, А', А", А"' образуют подгруппу. Сходным образом все липа в серии В"' или серии С'" образуют общую группу, слагающуюся из подгрупп.

Все это представляет собой схему, на основе которой идет производство. Иллюстрация эта упрощена до последней степени. В действительности не три продукта, а бесчисленное число продуктов находится в розничных магазинах, ожидая потребителя. Это не есть, сверх того, единообразный процесс созревания, в котором каждый продукт проходит четыре ступени, приводящие его в законченное состояние. В действительности процесс созревания представлен в большом разнообразии. Некоторые предметы при изготовлении проходят через большое количество рук, другие через малое. Некоторые состоят из многих видов сырья. Эти усложнения будут рассмотрены в надлежащее время. Сейчас достаточно отметить то влияние, которое оказывают выше рассмотренные пять видов изменений на форму данного общества. Каждое из них перемещает людей из одних подгрупп в другие. Простой акт обмена продуктов влечет за собой не только факт общей социальной организации, но и несомненную уверенность в изменении и развитии этой организации.

<

Таким образом, невозможно, чтобы какое-либо из этих пяти изменений, характеризующих динамическое хозяйство, могло иметь место, не воздействуя на социальную структуру. Если происходит какое-либо из этих динамических движений, то простейшим и наиболее очевидным результатом должно оказаться изменение сравнительного объема различных групп. Можно поэтому отождествить динамическое социальное состояние с таким, в котором труд и капитал меняют свои места в экономической системе, увеличивая, таким образом, одни подгруппы и уменьшая другие. Некоторая часть труда и капитала может действительно покинуть известные подгруппы и переместиться в другие. Даже в том случае, если какая-либо подгруппа в действительности и не лишается своего оборудования, она может относительно уменьшиться вследствие того, что новый труд и новый капитал притекают в другие подгруппы.

Такие количественные изменения в группах не являются сущностью динамического социального состояния; имеют место более фундаментальные изменения. Общество меняет свою структуру с целью изменения своей производственной функции. Оно стремится производить товары в большем количестве, в большем разнообразии и с большей экономией. Оно вдет вверх по лестнице способности творчества и способности наслаждения. И, действительно, функциональные изменения являются существом динамики. Мы пользуемся изменениями, которые имеют место в объеме подгрупп, как наиболее действительным признаком наличия динамики сил. Если общество начинает производить больше благ или новые виды их, или начинает использовать новые процессы и т. д., оно неизбежно обнаруживает этот факт некоторой перестройкой своей системы производственных групп и подгрупп. А'", например, может потребовать больше людей, а В'" - меньше. Динамическое состояние может быть, поэтому, определено как такое, в котором происходят изменения в способе производства, воздействующие на структуру производящего общества.

Итак, социальная динамика в том смысле, в котором мы употребляем этот термин, состоит не просто в деятельности, которая не изменяет социальной структуры. В физическом смысле всякое действие динамично, а производство есть всегда действие. Физически статическое производство есть, очевидно, противоречие в понятии. На каждой ферме действуют люди, орудия, химические элементы почвы, свет и тепло солнца. На каждой фабрике машины совершают свои сложные движения, и сырье принимает полезные формы. Все это, однако, сводится к элементарному виду динамики: это действие со стороны людей, орудий и материала-агентов производства. Но здесь нет изменения в способе действия, здесь нет ни одного из крупнейших прогрессивных движений, которые изменяют структуру общества. Если ни капитал, ни труд в индустриальной системе не передвигают своего места от группы к группе, то нет ничего из того типа движения, который мы в особом и более высоком смысле называем здесь динамикой. До тех пор пока вы будете возделывать землю всегда одними и теми же орудиями и получать один и тот же вид урожая, будете работать на тех же фабриках с теми же машинами и материалами, короче говоря, ничего не будете менять в способе производства богатства, вы получите социально-статическое производство. Производственный организм сохранит свою форму неизменной.

Мир без какой-либо физической активности в промышленности был бы, конечно, мертвым миром, но можно представить себе состояние, в котором социальный организм сохранял бы свой облик нетронутым и в котором жизнь бы продолжалась. Люди могли бы трудиться и есть, они могли бы рождаться и умирать в мире, в котором формы производственной организации не изменялись бы. По мере смены поколений, люди каждого из них наследовали бы ремесла своих отцов и передавали бы их своим детям. По мере износа орудий, они заменялись бы точно такими же. Неизменное в населении, в богатстве, в местопребывании, в способах производства и формах богатства, такое общество, правда, жило бы, но оно не испытывало бы никакого изменения в своей органической форме. Живя, но не развиваясь, оно было бы тем, что мы определяем как статическое общество.

Это - воображаемое состояние, но оно вскрывает факты реальной жизни. Правда, такого статического общества не существует. Даже восточный мир лишь менее подвержен изменениям, чем западный. Имеются страны, где прогресс чрезвычайно медленен, но он нигде не отсутствует полностью, а соприкосновение с развивающимися странами вызывает движение в наиболее непрогрессивных. Экономика мира как целого, несомненно, становится все более динамичной. Зачем же в таком случае мы хотим познать законы воображаемого статического состояния? Потому что силы, которые действуют в таком состоянии, продолжают действовать и в динамическом состоянии. Они даже являются более могущественным из тех двух категорий сил, которые там действуют. Мы скоро увидим, как эти два вида сил смешиваются в современном состоянии; и мы увидим, как несходны их действия, и как существенно важно изучать их обособленно. Изучение нереального статического состояния есть героическое, во необходимое использование изолирующего метода познания, который принят в каждой науке, анализирующей сложные явления. Исследуя характерные черты воображаемого статического состояния, мы познаем, стало быть, реальные явления современного прогрессивные состояния.

Мы выделили пять видов изменения, образующих динамические условия. Все они действуют в современном обществе и все они влияют на его структурную форму. По мере возрастания населения, новые работники распределяются всевозможными путями между различными группами и подгруппами, на которые распадается производящее общество, и некоторые из подгрупп растут быстрее, чем другие. По мере возрастания капитала имеет место такая же нерегулярность в его распределении, так как некоторые из подгрупп получают непропорциональную часть нового производственного фонда. Теория экономической динамики должна показать, какие принципы управляют этим распределением.

Технические изобретения в особенности являются очевидными нарушителями групповых отношений. Значительная экономия труда в одной части системы, пока она происходит, есть причина естественного прилива, труда к другим частям системы. Новые виды благ для своего изготовления вызывают к жизни новые индустриальные группы, а эта последние создаются путем отвлечения людей и капитала от старых групп. Таким образом, каждое из тех общих изменений, которые мы выделили как факторы, поддерживающие общество в динамическом состоянии, возвещает о своем наличии воздействием на социальную структуру. Просто производство есть самоподдержание общества, тогда как рост и изменения - дальнейшие явления. Обособлять эти два вица так же важно, как важно и гидравлике изучать свойства частицы воды в спокойном пруду, в отличие от тех дальнейших свойств, которые она приобретает, будучи ввергнута в углубление, в котором вращается колесо турбины. При рассмотрении сложной проблемы развивающейся экономики, ключ успеха - в обособлении исследования статических сил, постоянно действующих в этой экономике.

Содержание

 
© uchebnik-online.com