Перечень учебников

Учебники онлайн

Приложение Е. Определения капитала

Принципы экономической науки. Альфред Маршалл. Книга вторая



Содержание

§ 1. В кн. II, гл. IV отмечалось, что у экономистов нет другого выбора, кроме как следовать глубоко укоренившемуся обычаю в отношении использования термина "капитал" в повседневной коммерции, т. е. "торговый капитал". Однако недостатки такого применения велики и очевидны. Например, это заставляет нас рассматривать в качестве капитала яхты, но не экипаж, принадлежащий строителю яхт. Если, таким образом, в течение года он пользовался арендованным экипажем и вместо того, чтобы делать это и в дальнейшем, он продал яхту изготовителю экипажей, ранее ее арендовавшему, и купил экипаж для своего собственного использования, в результате окажется, что совокупный запас капитала в стране уменьшится на яхту и на экипаж. И это произойдет, хотя ничто не было уничтожено и хотя остались те же самые продукты сбережений, сами по себе производящие такие же выгоды для соответствующих индивидов и для общества, как и раньше, а, вероятно, даже еще большие выгоды.

Мы не можем также воспользоваться здесь представлением, что капитал отличается от других форм богатства своими более высокими возможностями предоставлять занятость рабочей силе. Ведь в действительности, когда яхты и экипажи находятся в руках торговцев ими и таким образом учитываются как капитал, данное количество поездок на яхтах и экипажах дает меньшую занятость для рабочей силы, чем в том случае, когда яхты и экипажи находятся в частных руках и не учитываются в качестве капитала. Занятость рабочей силы не будет повышена, а понизится, при замене профессиональных харчевен и пекарен (где все оборудование рассматривается в качестве капитала) частными кухнями (где ничего не рассматривается в качестве капитала). При найме у коммерческих производителей работники, возможно, имеют больше свободы, но почти наверняка они обладают более низкими материальным комфортом и заработной платой по сравнению с работой, выполняемой ими при более мягком режиме у частного нанимателя. Но эти недостатки повсеместно не учитывались, и несколько причин в совокупности привели к тому, что подобное применение термина вошло в моду. Одна из таких причин состоит в том, что отношения между частными нанимателями и их наемным персоналом редко составляют часть тактической и стратегической динамики конфликтов между работодателями и наемными работниками, или, как обычно говорят, между трудом и капиталом. Это положение подчеркивали Карл Маркс и его последователи. Они откровенно строили свое определение капитала вокруг этого положения, утверждая, что только то является капиталом, что в качестве средств производства принадлежит одному лицу (или группе лиц) и используется для производства вещей на благо других в целом посредством наемного труда третьих таким образом, чтобы первые имели возможность грабить или эксплуатировать других.

Далее, такое использование термина "капитал" удобно как на рынке денег, так и на рынке труда. Торговый капитал обычно связывают с займами. Никто не колеблется осуществлять заем с целью увеличения имеющегося в его распоряжении торгового капитала, когда может заметить хорошую возможность для его использования, и для этого он может закладывать свой торговый капитал более легко и более регулярно в ходе обычных деловых сделок, чем он мог бы это сделать со своей мебелью или личным экипажем. Наконец, люди ведут тщательный учет своего торгового капитала, само собой разумеется, что они делают поправку на его амортизацию и таким образом сохраняют нетронутым его запас. Конечно, человек, нанимавший экипаж на год, может купить его за счет продажи акций железнодорожной компании, которые приносят ему гораздо меньший процент, чем он платил за аренду. Если он позволяет накопляться ежегодному доходу до тех пор, пока экипаж не придет в негодность, то этого окажется более чем достаточно для приобретения нового, и таким образом общий запас его капитала окажется возросшим в результате изменения. Но существует возможность, что он не сделает этого: в то время, пока экипаж принадлежал торговцу экипажами, он обеспечил его замену в ходе своих обычных коммерческих операций.

§ 2. Перейдем к определению капитала с социальной точки зрения. Уже отмечалось, что единственной строго логичной позицией является та, которая была принята большинством авторов, посвятивших свои работы математическим вариантам экономической науки и рассматривающих "общественный капитал" и "общественное богатство" в качестве равнозначных, хотя такое направление лишает их возможности использовать полезный термин. Но какое бы определение автор ни использовал в самом начале, он обнаруживает, что различные включенные им в это определение элементы различным образом соотносятся с последовательными проблемами, с которыми ему приходится иметь дело. Если поэтому его определение претендует на точность, он вынужден дополнять его путем объяснения влияния каждого отдельного элемента капитала на рассматриваемую проблему, и это объяснение, по существу, очень близко к объяснению других авторов. Таким образом, имеет место общее совпадение, читателей подводят к выводам, во многом совершенно аналогичным, каким бы путем к ним ни шли, хотя могут понадобиться некоторые усилия, чтобы выявить единство в существе, скрытое различиями в форме и словах. Расхождение. вначале оказывается меньшим злом, чем это казалось.

Далее, несмотря на эти различия в словах, существует преемственность в тональности при определении капитала экономистами нескольких поколений из многих стран. Правда, некоторые из них делали больший акцент на "производительности" капитала, а некоторые на его "будущих возможностях", и ни один из этих терминов не является совершенно точным или не указывает на четкую разграничительную линию. Но хотя эти недостатки приводят к невозможности четкой классификации, это имеет второстепенное значение. Вещи, относящиеся к действиям человека, никогда не могут быть строго классифицированы в соответствии с каким-либо научным принципом. Точные списки можно составить для вещей, которые должны быть отнесены к определенным классам в качестве руководства для полицейского чиновника или сборщика таможенных пошлин, но такие списки носят откровенно искусственный характер. Именно дух, а не букву, экономических традиций мы должны с особой тщательностью сохранять. И как отмечалось в конце кн. II, гл. IV , ни один разумный автор никогда не упускал из виду ни производительную, ни потенциальную сторону капитала, но некоторые более подробно рассматривали одну сторону, другие - вторую, хотя и те и другие сталкивались с трудностями в проведении четкой разграничительной линии между ними.

Рассмотрим далее капитал в качестве хранилища вещей, результата человеческих усилий и жертв, направленных скорее на обеспечение прибылей в будущем, чем в настоящем. Само по себе такое понятие является определенным, но оно не ведет к определенной классификации, подобно тому как понятие длины является определенным, однако не дает нам возможности отделить длинные стены от коротких, если только мы не введем какого-либо произвольного правила. Дикарь проявляет некое размышление о будущем, когда соединяет ветки деревьев, чтобы обеспечить себе защиту на ночь, еще в большей мере - когда мастерит убежище из шкур и стоек и еще большее - когда строит хижину из дерева; цивилизованный человек демонстрирует все большую заботу о будущем, когда заменяет деревянные лачуги прочными домами из камня или кирпича. Можно провести где угодно линию, отделяющую те предметы производства, которые свидетельствуют о большем стремлении удовлетворить будущие потребности, чем настоящие, но она будет искусственной и нестабильной. Те, кто стремился найти такую границу, оказались на наклонной плоскости и не достигли стабильного положения, пока не включили все накопленное богатство в понятие капитала.

С этим логическим результатом столкнулись многие французские экономисты, которые, следуя в направлении, проложенном физиократами, использовали термин "капитал" во многом в том же смысле, в каком А.Смит и его непосредственные последователи использовали слово "запас", включая все накопленное богатство (valuers accumulees), т. е. все результаты превышения производства над потреблением. И хотя в последние годы у них обнаружилась определенная тенденция к использованию термина в более узком, английском смысле, в то же самое время имеет место значительное движение со стороны наиболее глубоких мыслителей в Германии и Англии в направлении более старого и более широкого французского определения. Особенно это было заметно у авторов, которые, подобно Тюрго, тяготели к математической форме мышления, и среди них особенно выделяются Германн, Джевонс, Вальрас и профессора Парето и Фишер. Работы проф. Фишера содержат умелую аргументацию, богатую плодотворными идеями, в пользу всеохватывающего употребления термина. С точки зрения абстрактного и математического подхода его позиция неопровержима. Но он, видимо, в очень малой степени учитывает необходимость ведения реалистических дискуссий с учетом торгового языка и игнорирует предупреждение Бейджгота против попыток "выразить различные значения составных вещей при помощи скудного словаря фиксированных трактовок" [Германн говорил ("Staatswirtschaftliche Untersuchungen", гл. Ill и V), что капитал состоит из товаров, "которые являются долговременным источником удовлетворения, имеющим меновую стоимость". Вальрас ("Elements d'Economie Politique", р. 197) определяет как капитал "любой вид общественного богатства, которое совершенно не потребляется или потребляется лишь медленно; любая ограниченная количественно полезность, которая переживает первый акт ее использования, одним словом, которая может быть использована более одного раза: дом, предмет мебели". Книс определил капитал как существующий запас товаров, "который готов для применения с целью удовлетворения спроса в будущем". А проф. Никольсон говорит: "Направление мышления, предложенное А. Смитом и развитое Книсом, как выясняется, приводит к следующему результату: капитал есть богатство, отложенное для удовлетворения - прямого или косвенного - будущих потребностей". Но вся фраза, и особенно слово "отложенное", видимо, отличается отсутствием определенности и скорее обходит, чем преодолевает трудности проблемы.].

§ 3. Большинство попыток дать строгое определение капитала, предпринятых в Англии и других странах, ориентировалось главным образом на его производительность, при этом имело место относительное пренебрежение его возможностями в отношении будущего (prospectivity). Они рассматривали общественный капитал в качестве средства приобретения (Erwerbskapital) или запаса реквизитов производства (Productions-mittel Vorrath}. Но это общее понятие трактовалось различным образом.

В соответствии со старой английской традицией капитал состоит из тех вещей, которые содействуют труду в производстве или обеспечивают его, или, как было сформулировано ближе к нашему времени, он состоит из тех вещей, без которых производство не могло бы осуществляться с равной эффективностью, но которые не являются бесплатными дарами природы. Именно с этой точки зрения было сделано уже отмеченное различие между потребительским капиталом и вспомогательным капиталом.

Такой подход к капиталу был подсказан положением дел на рынке труда, но он никогда не был полностью состоятельным. Дело в том, что в этом случае в понятие капитала включается все, что прямо или косвенно работодатели предоставляют в качестве платежа за работу своего наемного персонала - "капитал заработной платы", или "капитал для вознаграждения", как его называют, но не включаются какие-либо вещи, необходимые для их собственного обеспечения или обеспечения архитекторов, инженеров и других лиц, занимающихся профессиональной деятельностью. Но чтобы это понятие было состоятельным, в него следовало бы включить предметы, необходимые для обеспечения эффективности деятельности всех классов трудящихся, и должны быть исключены предметы роскоши для работников физического труда, как и других работников. Если бы, однако, оно было доведено до этого логического вывода, это понятие играло бы значительно менее выдающуюся роль в рассмотрении отношений между работодателем и наемными работниками. [Английские последователи Адама Смита давали, в частности, следующие основные определения. Рикардо говорил: "Капитал есть та часть богатства страны, которая занята в производстве и состоит из продовольствия, одежды, инструмента, сырья, машин и т.д., необходимых для приведения в действие труда". Мальтус отмечал: "Капитал - это такая часть запаса страны, которая держится или применяется с целью получения прибыли при производстве и распределении богатства". Сенсор говорил: "Капитал есть статья богатства, результат человеческих усилий, занятая в производстве и распределении богатства". Дж. Стюарт Милль писал: "Что капитал делает для производства - так это предоставляет помещение, защиту, инструменты и материалы, которые требуются для работы, и обеспечивает питание и другим образом обеспечивает существование работников в ходе процесса. Любые вещи, предназначенные для такого использования, являются капиталом". Мы вынуждены будем вернуться к этой концепции капитала в связи с так называемой доктриной "фонда заработной платы", см. Приложение J.

Как заметил Хельд, практические проблемы, привлекавшие внимание в начале предшествующего века, привели к выдвижению подобной концепции капитала. Люди с беспокойством отмечали, что благосостояние трудящихся классов зависит от осуществляемого заранее предоставления средств, необходимых Для работы по найму, и средств существования, и подчеркивали опасности, связанные с попытками искусственного создания занятости ради них на основе нелепой протекционистской системы и старого закона о бедных. Точка зрения Хельда была с большой проницательностью развита в дающей пищу для размышлений и интересной работе Кэннана "Производство и распределение 1776-1848 гг." (Cannan, Production and Distribution, 1776 -1848), хотя некоторые из высказываний более ранних экономистов, видимо, позволяют дать иные и более разумные толкования, чем те, которые он км приписывает. ]

Однако в некоторых странах, и особенно в Германии и Австрии, имела место определенная тенденция ограничить понятие капитала (с общественной точки зрения) вспомогательным или инструментальным капиталом. Утверждалось, что с целью обеспечения четкого различия между производством и потреблением все, что не входит непосредственно в потребление, должно быть отнесено к средствам производства. Однако, видимо, отсутствуют убедительные доводы в пользу того, что какая-либо вещь не может рассматриваться как обладающая двумя качествами. [ Соображения по этому вопросу и прекрасный анализ трудностей, связанных с этой проблемой в целом, см. у Вагнера: "Grondlegung", ed. 3, р. 315-316.]

Утверждалось далее, что те вещи, которые служат человеку не непосредственно, а в связи с той ролью, которую они играют в подготовке других вещей к использованию человеком, образуют единый класс, поскольку их стоимость является производной от стоимости вещей, производству которых они способствуют. Однако есть основания сомневаться в применении термина "капитал" в данном случае, а также в том, действительно ли данная группа является столь единой, как это представляется на первый взгляд.

Так, мы можем определить инструментальные товары таким образом, чтобы сюда входили трамваи и другие предметы, стоимость которых является производной от предоставляемых ими личных услуг, либо мы можем последовать примеру старого использования понятия "производительный труд" и настаивать, что только, те вещи надлежащим образом рассматриваются в качестве инструментальных товаров, работа которых непосредственно воплощается в материальном продукте. Первое определение приводит к тому, что применение этого термина оказывается довольно близко к применению, рассмотренному в предыдущем параграфе, причем оно страдает от такой же нечеткости. Второе определение является немного более строгим, но, видимо, оно вводит искусственное различие там, где в природе ничего подобного не существует, и оно столь же непригодно для научных целей, как и старое определение производительного труда.

В заключение отметим следующее. С абстрактной точки зрения французское определение, сторонниками которого являются проф. Фишер и другие, оказыцайтся вне конкуренции. Мужское пальто представляет собой точно в такой же степени, как и фабрика, накопленный продукт прошлых усилий и жертв, предназначенный для того, чтобы дать человеку удовлетворение в будущем, в то время как и то и другое дает непосредственное укрытие от непогоды. И если мы стремимся к получению определения, которое позволит установить непосредственную связь реалистической экономической науки с рынком, то необходимо тщательным образом учесть совокупное количество тех вещей, которые на рынке рассматриваются в качестве капитала и не попадают в рамки, установленные для "промежуточных" продуктов. В случае наличия сомнений предпочтение отдается тому подходу, который в наибольшей степени соответствует традиции. Таковы были соображения, приведшие к принятию приведенного выше двойственного определения капитала с точки зрения предпринимательства и с общественной точки зрения. [См. кн. II, гл. IV, § 1, 5. Связь производительности капитала со спросом на него и его потенциальных возможностей с его предложением в течение длительного времени учитывалась людьми лишь в скрытой форме, хотя она в значительной мере перекрывалась другими соображениями, многие из которых, как кажется сейчас, основаны на ошибочных концепциях. Некоторый авторы делали больший упор на сторону предложения, а другие - на сторону спроса, но различия между ними часто сводились лишь к различиям в акцентах. Те, кто уделял больше внимания производительности капитала, не могли не знать о неохотном отношении людей к экономии и жертвам в настоящем ради будущего. А с другой стороны, те, кто задумывался над природой и масштабами жертв, связанных с такой отсрочкой, считали очевидным такие факты, что накопление орудий производства дает человечеству в большой мере возрастающую силу для удовлетворения своих потребностей. Короче говоря, нет оснований считать, что объяснения, которые проф. Бем-Баверк выдвинул в отношении "наивных теорий производительности", "теорий использования" и т.д. капитала и процента, были бы восприняты самими более ранними авторами в качестве гармоничных и полных изложений их индивидуальных позиций. Видимо, ему не удалось добиться успеха в поисках четкого и состоятельного определения. Он говорит, что "общественный капитал есть группа продуктов, предназначенных Для использования ради дальнейшего производства, или -короче говоря - группа промежуточных продуктов". Он формально исключает (кн. I, гл. VI) "жилые дома и другие виды строений, которые непосредственно служат для какой бы то ни было цели наслаждения, или образования, или культуры". Чтобы быть последовательным, он должен исключить гостиницы, трамваи, пассажирские суда и поезда и т.д. и, возможно, Даже электростанции, производящие электричество для частных жилищ, но это, кажется, лишило бы понятие капитала всякого практического интереса. Видимо, нет такого убедительного основания исключать (из понятия капитала. - Ред.) государственный театр и в то же время включать трамвайный вагон, которое не позволило бы обосновать включение предприятий, производящих домотканый материал, и исключение тех из них, которые заняты изготовлением кружев. В ответ на такое возражение он совершенно разумно утверждает, что любая экономическая классификация должна делать поправку на существование разграничительных линий между любыми двумя классами, которые охватывали бы вещи, частично принадлежащие к каждому из этих классов. Но возражения, представленные против его определения, состоят в том. что в этом случае разграничительные линии оказываются чрезмерно широкими по сравнению с охватываемой ими территорией, что это вступает в резкое противоречие с применениями термина в рыночных отношениях и что оно все-таки не отражает, как обстоит дело с французским определением, идеально состоятельную и согласованную абстрактную идею.]

Содержание

 
© uchebnik-online.com