Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава ХIII. Отношение между теорией изменения нормального спроса и предложения и доктриной максимума удовлетворения

Принципы экономической науки. Альфред Маршалл. Книга пятая



Содержание

§ 1. В предыдущих главах данной книги, особенно в гл. XII, мы рассмотрели постепенные изменения в согласовании спроса и предложения. Но всякое существенное и необратимое изменение моды, всякое значительное новое изобретение, любое сокращение населения из-за войны или эпидемии, возникновение или исчезновение источника предложения данного товара, или используемого в его производстве сырья, или другого товара, который конкурирует с ним и может послужить его заменой,— любое такого рода изменение способно привести к тому, что цены на данный годовой (или дневной) объем потребления и производства этого товара перестают служить его нормальной ценой спроса и предложения для данного объема потребления и производства; иными словами, указанные изменения могут породить необходимость создать новую шкалу спроса или новую шкалу предложения или построить заново обе шкалы. Мы переходим к исследованию связанных с этим проблем.

Увеличение нормального спроса на товар предполагает повышение цены, по которой какое-то его количество может найти себе покупателей, или, что то же самое, увеличение его количества, которое может найти покупателей по любой цене. Причиной такого увеличения спроса могут явиться распространение моды на этот товар, открытие нового вида его применения или нового рынка сбыта для него, длительное сокращение предложения какого-либо другого товара, заменителем которого данный товар может служить, длительное увеличение богатства и общей покупательной способности населения и т д. Изменения в противоположном направлении вызывают падение спроса и снижение цен спроса. Равным образом и расширение нормального предложения означает увеличение количества, которое может быть продано по той или иной цене, и уменьшение цены, по которой определенное количество может быть продано [Повышение или падение цен спроса или предложения предполагает, конечно, повышение или падение кривой спроса или предложения. Когда изменение происходит постепенно, кривая предложения последовательно принимает ряд положений, каждое из которых несколько ниже предыдущего; таким образом, мы можем изобразить последствия постепенного совершенствования индустриальной организации, которое проистекает из расширения масштаба производства и которое мы изобразили путем наделения его влиянием на кривые цен предложения для долгих периодов. В наивном докладе, напечатанном Каннингемом на правах рукописи, выдвигается положение, из которого можно вывести заключение, что кривую предложения для долгого периода следует в какой-то мере рассматривать как ряд кривых предложения для коротких периодов; каждая из этих кривых отражает на всей своей протяженности то развитие индустриальной организации, которое надлежащим образом соответствует масштабу производства, представленному отрезком от Оу до точки пересечения данной кривой с кривой предложения для долгого периода (см. Приложение Н, § 3); то же самое относится и к кривым спроса.

Последствия падения нормального спроса можно проследить на тех же графиках, если теперь считать dd' старым положением этой кривой спроса, а DD' новым ее положением, а также считать ah прежней равновесной ценой и АН - новой.].

Причиной такого изменения могут послужить открытие нового источника предложения в результате улучшения средств сообщения или каким-нибудь другим путем, повышение технического уровня производства вследствие изобретения нового технологического процесса или новой машины, а также предоставление специальной субсидии данному производству. Наоборот, сокращение нормального предложения (или повышение шкалы предложения) может быть вызвано исчерпанием нового источника предложения или обложением налогом.

§ 2. Таким образом, нам следует рассмотреть последствия увеличения нормального спроса с трех точек зрения, соответственно тому, подчиняется ли данный товар закону постоянной, убывающей или возрастающей отдачи, т.е. является ли цена его предложения практически постоянной при всех его количествах, или возрастающей, или уменьшающейся по мере увеличения количества производимой продукции.

В первом случае повышение спроса влечет за собой просто увеличение производимого товара, не изменяя его цены, так как нормальная цена товара, подчиняющегося закону постоянной отдачи, абсолютно определяется издержками его производства; спрос здесь не играет никакой роли, за исключением того, что данный товар вообще не станут производить, если на него не будет некоторого спроса по такой фиксированной цене.

Когда товар подчиняется закону убывающей отдачи, увеличение спроса на него повышает цену на него и влечет за собой расширение объема его производства, однако не в такой степени, как в случае его подчинения закону постоянной отдачи.

С другой стороны, когда товар подвержен действию закона возрастающей отдачи, увеличение спроса обусловливает гораздо большее расширение его производства — большее, чем при его подчинении закону постоянной отдачи, — и в то же время понижает его цену. Если, например, тысяча единиц какого-либо товара производится и продается еженедельно по цене 10 шилл., тогда как цена предложения за 2 тыс. единиц в неделю составила бы лишь 9 шилл., небольшое повышение нормального спроса может постепенно привести к превращению 9 шилл. в нормальную цену, поскольку мы рассматриваем периоды, достаточно долгие, чтобы могло полностью проявить себя воздействие причин, обусловливающих предложение. Когда же нормальный спрос не повышается, а падает, в каждом случае наблюдается противоположный процесс. [Четко понять проблемы, рассматриваемые в данной главе, особенно хорошо помогают графики.

Три рисунка (24, 25, 26) изображают соответственно три случая — постоянной, убывающей и возрастающей отдачи. В последнем случае отдача убывает на начальных этапах увеличения производства, но возрастает на этапах, следующих за достижением подлинного состояния равновесия, т.е. когда количество товара превышает ОН. В каждом случае SS' представляет собою кривую предложения, DD' - прежнее положение кривой спроса, а dd' - ее положение после того, как произошло повышение нормального спроса. В каждом случае А и а показывают соответственно прежнее и новое состояние равновесия, АН и ah - прежние и новые нормальные или равновесные цены, а ОН и Oh - прежние и новые равновесные количества. Oh во всех случаях больше, чем ОН, но на рис. 25 эта величина лишь ненамного больше, тогда как на рис. 26 она намного больше. (Этот анализ можно продолжить дальше по схеме, принятой ниже при рассмотрении аналогичной, но более важной проблемы последствий изменения условий нормального предложения.) На рис. 24 ah равна AH, на рис. 25 она больше, а на рис. 26 она меньше AH.]

Некоторые экономисты сочли, что приведенная в данном параграфе аргументация подкрепляет утверждение о том, что протекционистская пошлина на импорт готовых промышленных изделий вообще расширяет внутренний рынок на эти импортные товары и, приводя в действие закон возрастающей отдачи, в конечном счете понижает их цены для внутреннего потребителя. Такой результат действительно может в конце концов быть достигнут тонко продуманной системой "защиты нарождающихся отраслей производства" во вновь заселяемой стране, где отрасли обрабатывающей промышленности обладают, подобно детям, способностью быстро расти. Но даже и там такая политика может быть искажена и использована не по ее истинному назначению, а для обогащения отдельных лиц или групп; дело в том, что отрасли, представители которых способны обеспечить себе наибольшее число голосов избирателей на выборах, это как раз те отрасли, которые достигли таких больших масштабов производства, что дальнейшее увеличение последних может принести лишь очень малую новую экономию. И, разумеется, в такой стране, как Англия, где уже столь долго применяются машины, промышленные отрасли обычно уже миновали стадию, на которой они могут получать реальную помощь от такой "защиты", тогда как протекционистские меры, благоприятствующие какой-либо одной отрасли, почти всегда приводят к сужению рынков, особенно иностранных, для других отраслей. Даже эти несколько замечаний показывают, сколь сложен данный вопрос, и они не претендуют на большее, чем эта констатация.

§ З. Мы видели, что увеличение нормального спроса, ведя во всех случаях к расширению производства, вместе с тем в одних случаях повышает, а в других понижает цены. Теперь нам предстоит увидеть, что возрастающие возможности создавать предложение (приводящие к понижению шкалы предложения) всегда снижают нормальную цену в то самое время, когда она ведет к увеличению количества производимой продукции. Дело в том, что до тех пор, пока нормальный спрос остается неизменным, возросшее количество товара может быть продано только по более низкой цене; однако снижение цены в результате определенного увеличения предложения в одних случаях оказывается намного большим, чем в других. Когда товар подчиняется закону убывающей отдачи, цена сокращается ненамного, поскольку связанные с расширением производства трудности имеют тенденцию противодействовать созданию новых производственных мощностей. С другой стороны, когда товар подчиняется закону возрастающей отдачи, увеличение производства влечет за собой увеличение мощностей, которые взаимодействуют с другими возможностями, проистекающими из изменения общих условий предложения; вместе эти два вида возможностей позволяют достигнуть большого роста производства и следующего за ним снижения цены еще до того, как падение цены спроса догонит падение цены предложения. В том случае когда спрос очень эластичен, даже небольшое расширение возможностей обеспечения нормального предложения—например, новое изобретение, новый вид применения машин, открытие новых и более дешевых источников предложения, отмена налога или введение поощрительной субсидии — способно вызвать огромное расширение производства и падение цены1. [Все это можно четко выразить с помощью графиков, а по существу, некоторые аспекты проблемы вообще нельзя удовлетворительно объяснить, не прибегая к графикам. Три рисунка (27, 28, 29) представляют соответственно три случая постоянной, убывающей и возрастающей отдачи.

Во всех трех случаях DD' - это кривая спроса, SS' - прежнее положение кривой предложения и ss' - ее новое положение. А - это старое, а — новое состояние устойчивого равновесия. В каждом случае Oh больше ОН, a ah меньше АН, но изменение их соотношения невелико на рис. 28 и велико на рис. 29. Разумеется, кривая спроса должна справа от А пройти ниже старой кривой предложения, в противном случае А представляла бы точку не устойчивого, а неустойчивого равновесия. С учетом этого условия, чем более эластичен спрос, т.е. чем ближе к горизонтальному положению оказывается кривая спроса в А, тем больше удалена а от А и тем, следовательно, больше рост производства и падение цены.

Общий результат весьма сложен. Однако его можно изложить следующим образом. Во-первых, при данной эластичности спроса в точке А как рост количества продукции, так и снижение цены окажутся тем больше, чем больше отдача от дополнительного применения капитала и труда в производстве. Иначе говоря, они будут тем больше, чем ближе к горизонтальному положению кривая предложения в А на рис. 28 и чем более крутой она оказывается на рис. 29 (при отмеченном выше условии, что справа от А она не проходит ниже кривой спроса и, следовательно, не обращает А в состояние неустойчивого равновесия) . Во-вторых, при данном положении кривой предложения в А, чем больше эластичность спроса, тем больше во всех трех случаях рост производства, но тем меньше падение цены на рис. 28 и тем больше ее падение на рис. 29. Рис. 27 следует рассматривать как крайний случай как от рис. 28, так и от рис. 29.

Вся эта аргументация предполагает, что во всех случаях товар подчиняется либо закону убывающей отдачи, либо закону возрастающей отдачи. Если он подчиняется сначала первому закону, а затем второму, вследствие чего кривая предложения в одной части графика имеет положительный наклон, а в другой его части отрицательный, то невозможно вывести общее правило относительно воздействия возросших средств создания предложения на цену, хотя в каждом случае это должно привести к увеличению объема производства. Можно получить множество любопытных результатов, придавая кривой предложения различные положения, особенно такие, когда они больше, чем один раз, пересекают кривую спроса.

Этот метод исследования не применим к налогу на пшеницу в той мере, в какой она потребляется категорией трудящихся, расходующей большую часть своего дохода на хлеб; он не применим также и к общему налогу на все товары, так как ни в одном из этих случаев нельзя предположить, что предельная ценность денег для индивидуума остается примерно такой же после введения налога, как и до его введения.]

Если принять во внимание условия совмещенного и совокупного предложения и спроса, рассмотренные в гл. VI данной книги, то перед нами возникает бесконечное множество проблем, которые можно исследовать с помощью методов, принятых в этой и предыдущей главах.

§ 4. Теперь рассмотрим влияние, которое изменение условий предложения может оказать на потребительский избыток или ренту. Для краткости примем, что налог представляет те изменения, которые могут вызвать общее увеличение, а поощрительная субсидия представляет те изменения, которые способны вызвать общее сокращение нормальной цены предложения на какое-то количество товара.

Во-первых, когда это товар, производство которого подчиняется закону возрастающей отдачи, а цена предложения одинакова для всех последующих его количеств, потребительский избыток сокращается на величину большую, чем прирост выплат производителю, а, следовательно, в конкретном случае с налогом—на величину большую, чем валовые поступления от налога в государственную казну. На сохраняющейся части потребления товара потребитель теряет столько, сколько получает государство, а на ту часть потребления, которая ликвидируется повышением цены, ликвидируется и потребительский избыток; при этом, конечно, исключаются выплаты с указанного избытка производителю или государству [Это лучше всего видно на графике.

SS' - прежняя кривая предложения - при постоянной отдаче пересекает кривую спроса DD' в А; DSA - это потребительский избыток. После введения налога Ss новое равновесие устанавливается в А, при этом потребительский избыток образует Dsa. Суммарный налог занимает лишь площадь прямоугольника sSKa, т.е. это налоговая ставка Ss на количество sa товара. И это меньше сокращения потребительского избытка на площадь аКА. Чистая потеря аКА меньше или больше в зависимости от степени крутизны аА. Следовательно, она наименьшая для товаров, спрос на которые наименее эластичен, т. е. на насущные жизненные средства. Поэтому, когда данным суммарным налогом приходится беспощадно облагать все классы населения, он приводит к меньшему сокращению потребительского избытка при обложении им насущных жизненных средств, чем при обложении удобств, хотя, разумеется, способность к потреблению предметов роскоши и в меньшей степени удобств свидетельствует о способности выдержать бремя налогообложения.]. Напротив, прирост потребительского избытка, вызванный поощрительной субсидией для товара, подчиняющегося закону постоянной отдачи, меньше, чем сама поощрительная субсидия. На ту часть потребления, которая существовала до предоставления субсидии, потребительский избыток увеличивается как раз на величину субсидии, тогда как прирост потребительского избытка, вызванный субсидией, меньше самой субсидии. [Еспи считать ss' прежней кривой предложения, опустившейся до положения SS в результате предоставления поощрительной субсидии, то обнаруживается, что прирост потребительского избытка составит sSAa. Но выплаченная субсидия выражает Ss на количество SA, что представлено прямоугольником sSAL, а это превышает прирост потребительского избытка на площадь aLA.]

Однако, когда товар подчиняется закону убывающей отдачи, налог, повышая его цену и сокращая его потребление, снижает другие издержки его производства, помимо налога; в результате цена предложения повышается на величину, несколько меньшую, чем полная сумма налога. В этом случае валовые поступления от налога могут оказаться больше размера возникающего при этом сокращения потребительского избытка, и они действительно окажутся большими, если закон убывающей отдачи проявляется с такой силой, что даже небольшое сокращение потребления вызывает большое снижение других издержек производства, исключая налог. [Пусть прежняя кривая предложения составляет SS' на рис. 31 и пусть введение налога поднимает ее до положения ss'; пусть А и а изображают старое и новое состояние равновесия, а их пересекают прямые линии, проведенные параллельно горизонтали Ох и вертикали Оу, как на рис. 31.

Тогда при введении налога, как показано на графике, по ставке аЕ на каждую единицу товара и при производстве Oh, т.е. СК единиц, производимых в условиях нового состояния равновесия, валовые поступления от налога составят cFEa, а сокращение потребительского избытка образует сСАа; иначе говоря, валовые поступления от налога оказываются настолько больше или меньше размера сокращения потребительского избытка, насколько площадь CFEK больше или меньше, чем площадь аКА; на нашем графике она намного больше. Если кривую SS' изобразить таким образом, что она покажет лишь очень слабое действие закона убывающей отдачи, т.е. если она будет почти горизонтальной вблизи точки А, тогда ЕК окажется очень малой величиной, а площадь CFEK станет меньше площади аКА.]

С другой стороны, поощрительная субсидия на товар, подчиняющийся закону убывающей отдачи, приводит к расширению производства и распространяет предел обработки на районы и условия, в которых издержки производства без учета субсидии больше, чем до ее введения. Она, таким образом, снижает цену для потребителя и увеличивает потребительский избыток на меньшую величину, чем если бы она была предоставлена производству товара, подчиняющегося закону постоянной отдачи. В таком случае увеличение потребительского избытка представляется меньшим, чем прямые затраты государства на предоставление субсидии; поэтому она в нашем случае намного меньше. [Для иллюстрации данного случая примем, что ss' на рис. 31 - это положение кривой предложения до предоставления субсидии, а SS изображает ее положение после предоставления субсидии. Следовательно, а - это точка прежнего состояния равновесия, тогда как А - это точка, в которую передвигается равновесие после предоставления субсидии. Прирост потребительского избытка составляет лишь площадь сСАа, тогда как выплаты государством субсидии производятся, как показано на графике, по ставке AТ на каждую единицу товара; поскольку при новом состоянии равновесия производится ОН, т. е. СА единиц, их общее количество составляет площадь RCAТ, которая включает и неизбежно превышает прирост потребительского избытка.]

При помощи такой же аргументации можно показать, что налог на товар, подчиняющийся закону возрастающей отдачи, наносит больший ущерб потребителю, чем когда им облагают товар, подчиняющийся закону постоянной отдачи. Дело в том, что налог сокращает спрос, а в результате и объем производства. Следовательно, он, очевидно, увеличивает издержки производства, повышает цену на величину большую, чем размер налога, и, наконец, уменьшает потребительский избыток на значительно большую величину, чем общая сумма поступлений от него в казну [Так, принимая SS' на рис. 32 за прежнее положение кривой предложения, а ss' за ее положение после введения налога и принимая, что А - это прежнее состояние равновесия и а - новое его состояние, мы получаем, как и в случае на рис. 31, общую сумму налога в виде площади cFEa, а сокращение потребительского избытка в виде сСАа, причем первая площадь всегда меньше последней.

Приведенное в тексте положение сформулировано в самой общей и упрощенной форме. Для применения его на практике необходимо принять в расчет ряд соображений, которые оставались без внимания. Отрасль, приносящая возрастающую отдачу, почти наверняка находится в процессе роста, а следовательно, добивается новой экономии от производства в крупном масштабе. Если налог невелик, он может лишь замедлить этот рост и не вызвать абсолютное сокращение производства. Даже в том случае, когда налог обременителен и отрасль сокращает производство, многие виды достигнутой экономии можно по меньшей мере частично сохранить, и это получает свое объяснение в Приложении Н. Вот почему кривая ss' фактически не должна иметь такую же форму, как кривая SS', а расстояние аЕ должно быть меньше, чем расстояние АТ. ]. С другой стороны, поощрительная субсидия на такой товар способна вызвать столь большое падение его цены для потребителя, что проистекающее отсюда увеличение потребительского избытка может превысить общую сумму платежей государства производителям; оно определенно превысит этот прирост в том случае, когда закон возрастающей отдачи действует особенно сильно. [Для иллюстрации этого случая примем, что ss' на рис. 32 изображает положение кривой предложения до предоставления поощрительной субсидии, а SS' изображает ее положение после предоставления субсидии. Тогда, как и в случае на рис. 31, прирост потребительского избытка - это площадь сСАа, а прямые выплаты субсидии государством представлены площадью RCAT.

Согласно данному графику, первая намного больше второй. Однако, если бы мы провели кривую ss' таким образом, чтобы она показывала очень слабое проявление закона возрастающей отдачи, т. е. если бы она приняла весьма близкое к горизонтальному положение вблизи о, размер субсидии оказался бы больше прироста потребительского избытка; этот случай лишь ненамного бы отличался от приведенного случая на рис. 30 с субсидией на товар, подчиняющийся закону постоянной отдачи.]

Эти выводы наводят на размышления о некоторых принципах налогообложения, требующих пристального внимания в любом исследовании финансовой политики, когда необходимо учитывать издержки, связанные со сбором налога и предоставлением субсидий, а также различные косвенные последствия — как экономические, так и нравственные,— которые может повлечь за собой налог или субсидия. Но эти частичные выводы вполне подходят для нашей непосредственной цели — несколько более основательно, чем до сих пор, исследовать общую доктрину, согласно которой состояние (устойчивого) равновесия спроса и предложения — это также и состояние максимального удовлетворения, причем существует абстрактная и жестокая форма этой доктрины, ставшая очень модной, особенно со времени появления работы Бастиа "Экономические гармонии" (Bastiat. Economic Harmonics), и вполне укладывающаяся в узкие рамки настоящего анализа.

§ 5. Действительно, существует интерпретация указанной доктрины, сводящаяся к тому, что каждое состояние равновесия спроса и предложения можно с полным правом считать состоянием максимального удовлетворения [ Ср. кн. V, гл. I, § 1. Неустойчивое равновесие здесь можно не принимать в расчет.]. Соответствует истине, что до тех пор, пока цена спроса превышает цену предложения, обмен может осуществляться по ценам, которые дают избыток удовлетворения покупателю, или продавцу, или обоим вместе. По крайней мере для одной из сторон предельная полезность того, что она получает, больше того, что она отдает, причем другая сторона если даже и не выигрывает от обмена, то и не проигрывает. Следовательно, до поры до времени каждый шаг в обмене увеличивает совокупное удовлетворение двух сторон. Однако, когда равновесие достигнуто и цена спроса становится равной цене предложения, уже не остается места для избытка удовлетворения, предельная полезность того, что каждая из сторон получает, уже не превышает того, что она отдает в обмен; когда же объем производства перерастает состояние равновесия, а цена спроса оказывается меньше цены предложения, уже невозможно создать условия обмена, которые одновременно и приемлемы для покупателя, и не приносят убытка продавцу.

Таким образом, то, что состояние равновесия спроса и предложения — это состояние максимального удовлетворения, верно лишь в том узком смысле, что совокупное удовлетворение двух заинтересованных сторон возрастает до тех пор, пока не достигнуто само состояние равновесия, и что любой объем производства сверх уровня состояния равновесия невозможно сохранять постоянно, поскольку покупатели и продавцы свободно действуют в качестве индивидуумов, каждый из которых преследует свои собственные интересы.

Но иногда утверждают и очень часто подразумевают, что состояние равновесия спроса и предложения — это состояние максимального удовлетворения в полном смысле слова, т.е. что увеличение объема производства сверх уровня равновесия непосредственно (т.е. независимо от трудностей обеспечения такого рода производства и от всяких косвенных бед, которые он способен вызвать) сократит совокупное удовлетворение обеих сторон. В такой интерпретации эта доктрина не представляет универсальной истины.

Во-первых, она предполагает, что всякие различия между разными заинтересованными сторонами в богатстве можно игнорировать и что удовлетворение, оцениваемое в 1 шилл. любой из них, можно считать равным удовлетворению, оцениваемому в 1 шилл. любой другой стороной. Однако очевидно, что, в случае если производители как класс гораздо беднее потребителей, совокупное удовлетворение можно увеличить путем ограничения предложения, когда оно вызывает большой рост цены спроса (т.е. когда спрос неэластичен), и что, в случае если потребители как класс намного беднее производителей, совокупное удовлетворение можно увеличить путем расширения производства сверх уровня равновесия и продажи товара себе в убыток. [В этом примере одна из двух обмениваемых вещей представляет общую покупательную способность, но, конечно, эта аргументация верна в случае, когда пропитание бедного населения ловцов жемчуга зависит от богатого населения, принимающего от них жемчуг в обмен на пищу.]

Однако рассмотрение этого вопроса пока можно отложить. Он, по существу, представляет собой особый случай того общего положения, согласно которому совокупное удовлетворение может быть на первый взгляд увеличено посредством добровольного или принудительного распределения собственности богатых между бедными; на первых этапах изучения существующих экономических условий разумнее оставить в стороне выводы, вытекающие из этого положения. Можно с полным правом принять это допущение при том только условии, что сам вопрос не выпадает из поля нашего зрения.

Во-вторых, доктрина максимального удовлетворения исходит из того, что всякое снижение цены, получаемой производителями за товар, предполагает соответствующий убыток для них; но это не верно в отношении снижения цены, проистекающего из совершенствования организации производства. Когда товар подчиняется закону возрастающей отдачи, увеличение объема его производства сверх точки равновесия способно вызвать большое падение цены предложения; хотя цена спроса на возросшее количество товара может упасть даже еще больше, в результате чего производство его приведет к некоторым убыткам для производителей, этот убыток может оказаться намного меньше денежной стоимости выгоды для покупателей, которая представлена в увеличении потребительского избытка.

Следовательно, в случае с товарами, в отношении которых закон возрастающей отдачи проявляется с максимальной силой или, иными словами, нормальная цена предложения которых быстро снижается по мере увеличения их производства, прямые затраты на поощрительную субсидию—достаточные, чтобы привести к резкому увеличению предложения по намного более низкой цене,- окажутся значительно меньше обусловленного ими прироста потребительского избытка. А когда оказывается возможным широкое соглашение между потребителями, может быть достигнута договоренность об условиях, при которых такое сильное действие указанного закона обеспечит достаточное вознаграждение для производителей и которые одновременно сохранят значительные выгоды для потребителей. [Хотя он и не имеет большого значения, случай с многократным состоянием (устойчивого) равновесия служит хорошей иллюстрацией ошибочности доктрины максимального удовлетворения, когда ей приписывают значение универсальной истины. Дело в том, что прежде всего достигается состояние, при котором товар производится в небольшом количестве и продается по высокой цене, когда же оно достигнуто, его, согласно рассматриваемой доктрине, будут считать таким состоянием, которое приносит абсолютный максимум совокупного удовлетворения. Между тем иное состояние равновесия, соответствующее большему объему производства и более низкой цене, окажется в равной мере удовлетворительным для производителей и намного более удовлетворительным для потребителей; превышение потребительского избытка во втором случае над потребительским избытком в первом отражает увеличение совокупного удовлетворения.]

§ 6. Простейшей представляется идея, согласно которой общество облагает налогом свои собственные доходы или производство товаров, подчиняющихся закону убывающей отдачи, и использует налог для предоставления поощрительной субсидии производству товаров, в отношении которых проявляет наибольшую силу закон возрастающей отдачи. Однако, прежде чем вступить на этот путь, обществу пришлось бы принять в расчет соображения, не входящие в сферу действия рассматриваемой здесь нами общей теории, но тем не менее имеющие большое практическое значение. Ему пришлось бы прикинуть прямые и косвенные издержки, связанные со сбором налога и реализацией поощрительной ссуды, учесть возможные лазейки для обмана и коррупции, а также опасность того, что люди, занятые в производстве, получившем субсидию, и в других производствах, надеющихся получить ее, отвлекут свою энергию от управления собственными предприятиями и сосредоточат ее на том, чтобы управлять людьми, ведающими субсидиями.

Помимо этих полунравственных проблем, здесь возникают другие вопросы строго экономического характера, относящиеся к влиянию, какое способны оказать конкретный налог или субсидия на интересы земельных собственников —городских или сельских,— владеющих землей, пригодной для производства данного товара. Это вопросы, которые не следует игнорировать, но они столь сильно различаются между собой по своим конкретным особенностям, что их здесь невозможно подвергнуть надлежащему анализу. [Пример с налогом на продукцию сельского хозяйства будет рассмотрен позднее с помощью графиков, аналогичных тем, какие изображают плодородие земли (см. кн. IV, гл. III). Рента земельных собственников поглощает известную долю совокупной продажной цены почти всех товаров; не будет большой ошибкой допущение, позволяющее на рис. 33 (воспроизведение рис. 31) примерно изобразить важнейшие аспекты этой проблемы.

В Приложении H,§ 1, мы покажем, что мы, строго говоря, не вправе предполагать, что издержки выращивания продукта на более плодородных почвах и при более благоприятных условиях не зависят от масштабов, которых достигает производство, поскольку больший масштаб производства способен привести к лучшей организации если и не самого сельскохозяйственного производства, то вспомогательных отраслей, особенно транспорта. Однако мы можем позволить себе принять это допущение временно, с тем чтобы получить четкое представление о самых общих контурах проблемы, хотя при этом не следует забывать, что при всяком практическом применении основанных на нем общих положений необходимо принимать в расчет факты, которые мы здесь игнорируем. Итак, при указанном допущении SS' - это кривая предложения до введения налога, а рента землевладельца - CSA. После введения налога и повышения кривой предложения до положения ss' «рента земельного собственника приобретает величину, на которую cOha — общая цена, полученная за Oh продукта, проданного по цене ha, - превышает общую сумму налога cFEa вместе с OhES общих издержек производства Oh продукта, исключая ренту, т.е. она превращается в FSE (на графике кривая ss' имеет ту же форму, что и SS' , подразумевая тем самым, что налог специфичен, т.е. что он представляет единообразный сбор с каждой единицы товара независимо от ее стоимости. До сих пор наша аргументация не была связана с этим допущением, но если его принять, можно более коротким путем прийти к новой ренте земельного собственника в положении csa, которая таким образом равна FSE). Итак, уменьшение ренты землевладельца - это CFEA, а прибавив сюда сокращение потребительского избытка сСАа, получаем cFEAa, превышающую суммарный налог на аАЕ.

С другой стороны, прямые выплаты в рамках поощрительной субсидии превышают прирост потребительского избытка и прирост нового избытка у земельного собственника, исчисленные на основе принятых выше допущений. Принимая ss' за первоначальное положение кривой предложения и SS' за ее положение после предоставления субсидии, новый избыток землевладельца, согласно этим допущениям, - это CSA или, что то же самое, RsT; этот новый избыток превышает прежнюю ренту земельного собственника csa на RcaT. Прирост потребительского избытка - это сСАа; а поэтому суммарная субсидия, представленная RCAT, превышает прирост потребительского избытка и ренту землевладельца, вместе взятые, на величину ТаА.

По соображениям, изложенным в Приложении Н, § 3, допущение, на котором строится эта аргументация, неприменимо к случаям, когда кривая предложения имеет отрицательный наклон.]

§ 7. Уже сказанного выше достаточно, чтобы показать смысл второго крупного ограничения, которое следует ввести в доктрину, а именно что максимальное удовлетворение вообще достигается путем поощрения каждого индивидуума расходовать свои собственные средства таким образом, чтобы это лучше всего отвечало его желаниям. Очевидно, что, когда он тратит свой доход с расчетом увеличить спрос на услуги бедных и повысить их доходы, он присовокупляет что-то большее к общему счастью, чем когда он прибавляет равное количество к доходам богатых, так как богатство, приносимое бедному человеку добавочным шиллингом, гораздо больше, чем богатство, приносимое тем же шиллингом богатому человеку; очевидно также, что он делает добро, покупая вещи, производство которых поднимает достоинство тех, кто их изготовляет, вместо того чтобы покупать вещи, производство которых снижает это достоинство [Ср. кн. III, гл. VI.]. Но в дальнейшем, даже если мы допустим, что счастье стоимостью в один шиллинг имеет равное значение для всякого, кому оно достается, и что всякий потребительский избыток стоимостью один шиллинг имеет одинаковое значение независимо от того, от какого товара он проистекает, даже если мы все это допустим, мы все же должны признать, что способ, каким индивидуум тратит свой доход, представляет для общества непосредственный экономический интерес. Дело в том, что до тех пор, пока он тратит его на вещи, которые подчиняются закону убывающей отдачи, он увеличивает трудности приобретения этих вещей своими соседями и, таким образом, сокращает реальную покупательную способность их доходов.

Далее, обычно утверждают, что равный по размеру налог на все экономические товары (вещественные и невещественные) , или, что то же самое, налог на расходы, представляется наилучшим налогом, так как он не отвлекает расходы индивидуумов от их естественных каналов; мы, однако, убедились в том, что это утверждение несостоятельно. Но, абстрагируясь на время от того факта, что прямое экономическое следствие налога или поощрительной субсидии никогда не охватывает всю совокупность и даже очень часто главную часть соображений, которые приходится учесть, прежде чем принять решение об их введении, мы устанавливаем следующее: во-первых, налог на расходы обычно сказывается более губительно на потребительском избытке, чем налог исключительно на товары, которые не открывают больших возможностей для экономии на производстве их в крупном масштабе и которые подчиняются закону убывающей отдачи; во-вторых, для общества может даже оказаться выгодным, чтобы правительство облагало налогами товары, которые подчиняются закону убывающей отдачи, и использовало часть поступлений от них на субсидирование товаров, подчиняющихся закону возрастающей отдачи.

Следует заметить, что эти выводы сами по себе не служат веским основанием для государственного вмешательства. Но они показывают, что еще многое остается сделать путем тщательного сбора статистических данных о спросе и предложении и научной их интерпретации, чтобы можно было выявить, каковы границы той работы, которую общество может с успехом выполнить для направления экономической деятельности индивидуумов в те каналы, которые позволяют им больше всего увеличивать всеобщее счастье. [Весьма примечательно утверждение Мальтуса ("Political Economy", ch. III, § 9) о том, что, хотя трудности на пути ввоза иностранного зерна во время последней большой войны привели к переключению капитала из более прибыльного его применения в обрабатывающей промышленности в менее прибыльное его применение в сельском хозяйстве, тем не менее, если учесть последствия увеличения сельскохозяйственной ренты, можно сделать вывод, что новое направление потока капитала принесло с собой "большие общенациональные выгоды стране в целом, хотя и не большие индивидуальные прибыли". В этом он, без сомнения, был прав, однако он упускал из виду гораздо более существенный ущерб, причиненный населению последующим повышением цен на зерно и последующим уничтожением потребительского избытка. Сениор принимает в расчет интересы потребителя в своем исследовании различных последствий возросшего спроса, с одной стороны, и налогообложения - с другой, в сельскохозяйственном и промышленном производстве ("Political Economy", р. 118-123). Сторонники протекционистской политики в странах, экспортирующих сырье, использовали аргументацию, которая идет в том же направлении, что и аргументация, приведенная в данной главе; аналогичные аргументы выдвигаются и теперь, особенно в Америке (например, Г. Адамсом) , в поддержку активного участия государства в производствах, подчиняющихся действию закона возрастающей отдачи, Графический метод анализа был применен - несколько аналогично использованному в настоящей главе в 1844 г. Дюпюи и независимо от него Флимингом Дженкином ("Edinburgh Philosophical Transactions") в 1871 г.]

Содержание

 
© uchebnik-online.com