Перечень учебников

Учебники онлайн

Приложение G. Влияние местных сборов (rates) и некоторые предложения по политике их применения

Принципы экономической науки. Альфред Маршалл. Книга пятая



Содержание

[См. т V гл XI и т. VI., гл X.]

§ 1 . Мы видели [См ранее, кн. V, гл IX, § 1. Это приложение основывается на упомянутом там меморандуме], что влияние нового местного налога на печатное производство будет отличаться от влияния общенационального налога главным образом тем, что заставит ту часть полиграфической промышленности, которая может без особых трудностей переместиться за пределы границ действия местного налога, сделать это. Те заказчики, которые испытывают необходимость выполнения своих печатных работ в данной местности, будут платить за них более высокую цену. Наборщики будут мигрировать до тех нор, пока их не останется лишь столько, сколько смогут найти работу в этой местности примерно при той же заработной плате, как и раньше, а часть полиграфических предприятий перейдет в другие отрасли. В некоторых отношениях воздействие общих местных сборов на недвижимую собственность окажется иным. В данном случае, как и при введении налога на выполнение печатных работ, стремление к миграции оказывается очень важным фактором. Но, возможно, еще большее значение имеет тот факт, что значительная часть местных сборов непосредственным образом способствует улучшению условий тех самых жителей и работников данной местности, которые в ином случае могли бы быть вынуждены выехать за ее пределы. В данном случае необходимы два технических термина. Обременительные сборы - это те, которые не приносят компенсирующих выгод выплачивающим их лицам. Предельным случаем является тот, когда сборы предназначены для выплаты процентов по займу, произведенному муниципалитетом с целью осуществления предприятия, которое провалилось и было аннулировано. Более показательным является гот случай, когда налог в пользу бедняков взимается главным образом с состоятельных людей. "Обременительные" сборы, конечно, имеют тенденцию побуждать к выезду тех людей, на которых они налагаются.

С другой стороны, приносящие выгоды или вознаграждаемые сборы — это те, которые затрачиваются на освещение, канализацию и другие цели таким образом, что они обеспечивают получение выплачивающими их людьми определенных необходимых услуг, комфорта и жизненных удовольствий, которые могут быть предоставлены местными властями дешевле, чем каким-либо другим образом. Подобные сборы, когда ими со знанием дела и честно распоряжаются, могут принести чистую выгоду выплачивающим их людям, и их повышение может привлечь население и промышленность, а не вытеснять и то и другое. Конечно, сбор может оказаться обременительным для одного класса населения и приносящим выгоды другому классу. Высокие сборы, затрачиваемые на предоставление хорошего начального и среднего образования, могут привлекать население, связанное с ремеслами, и в то же время вытеснять состоятельных жителей. "Службы, которые по своему характеру являются преимущественно общенациональными, оказываются в целом обременительными, в то время как те, которые по своему характеру являются преимущественно местными, в целом приносят плательщикам сборов непосредственную и конкретную выгоду, более или менее соизмеримую с бременем этих сборов" [ "Final Report of Royal Commission on Local Taxation", 1901, p. 12.] .

Но термин "плательщик сборов" должен толковаться различным образом в отношении различных видов местных расходов. Сборы, затраченные на проведение водопровода на улице, являются вознаграждением для ее жителя, но, конечно, средства, израсходованные на улучшения долговременного характера, дадут ему возмещение лишь частично, основная часть выгод в конечном итоге достанется лендлорду.

В целом квартиросъемщик рассматривает выплачиваемые им сборы как часть общей стоимости аренды, но он также оценивает те жизненные удобства, которые обеспечиваются за счет приносящих ему выгоды затрат средств, полученных от местных сборов; таким образом, ему присуща тенденция, при прочих равных условиях, выбирать районы, в которых низка совокупная сумма аренды и обременительных сборов. Однако очень трудно оценить, в какой степени миграция действительно определяется этим соображением. Возможно, она в меньшей степени, чем это обычно считают, ограничивается из-за невежества или безразличия. Но она очень тормозится особыми требованиями каждого отдельного человека. Низкие сборы в Девоншире не привлекут туда людей, предпочитающих лондонскую жизнь, и определенные категории фабрикантов практически имеют небольшой выбор в отношении места, где они могут поселиться. Не говоря уже о личных и деловых связях, квартиросъемщик, кроме того, наталкивается на препятствие в виде стоимости переезда, если только его выигрыш не составит два шиллинга на каждый фунт затрат на протяжении тридцати лет. Когда, однако, человек меняет свое местожительство в силу какой бы то ни было причины, он, вероятно, полностью взвесит все соображения относительно существующих и будущих сборов в различных мерностях, которые могут быть подходящими для его целей.

Мобильность трудящихся классов в некоторых отношениях является более высокой, чем состоятельных людей, но, когда имеет место сложное взаимодействие различных сборов, трение между ними иногда оказывается на пользу арендатору, замедляя возложение на него его доли нового бремени. Фабрикант часто оказывается затронут налогами на жилище его рабочего в такой же мере, как и налогами на его собственное жилье, и, хотя высокие сборы могли оказаться среди причин, приведших к выезду некоторых производителей из крупных городов, сомнительно, чтобы при экономном распоряжении они могли оказать большое непосредственное воздействие в этом направлении. Ведь большинство расходов за счет сборов при умелом и справедливом управлении ими материально улучшают местные удобства или уменьшают местные неудобства с точки зрения трудящихся людей, если не самого производителя. Далее, хотя совокупность фактов свидетельствует о том, что арендаторы тщательным образом оценивают существующее состояние и ближайшее будущее местных налогов, но они не могут заглядывать далеко вперед и в редких случаях даже пытаются это сделать. [Большое количество доводов в пользу этого было получено только что упоминавшейся комиссией.]

Любой анализ, который касается влияния сборов, должен проводиться с учетом общих тенденций, а не текущих фактов. Причины, препятствующие использованию этих тенденций для предсказания будущего, напоминают причины, не позволяющие применить математические рассуждения для предсказания движения шара на качающейся палубе корабля в бурном море. Если бы корабль сохранил постоянный крен, траекторию шара можно было бы рассчитать. Но прежде чем одна тенденция получит достаточное время для достижения значительного результата, ее существование прекращается и нельзя предсказать, что придет ей на смену. Именно так обстоит дело, хотя экономисты почти столетие назад раз и навсегда установили общие тенденции изменений в налогообложении, однако относительный вес обременительных сборов в различных местах часто изменяется настолько быстро, что тенденция может получить лишь небольшое развитие, прежде чем она будет прекращена или даже повернута вспять не поддающимися предсказанию изменениями.

§2. Мы уже видели, что земельная рента, которую строитель готов заплатить за какой-либо земельный участок, определяется его оценкой дополнительной стоимости, которую участок придаст возведенным на нем зданиям. До заключения контракта на аренду его капитал и тот капитал, который он заимствует с данной целью, являются "свободными" и выражаются в деньгах. Ожидаемый доход от его капиталовложений также выражается в деньгах. С одной стороны, он устанавливает свои затраты на строительство здания, а с другой стороны — превышение арендной стоимости здания над рентой, которую он собирается выплачивать. Он определяет — возможно, весьма приблизительно и на основе инстинкта, а не четких арифметических подсчетов — современную (дисконтированную) стоимость этого избытка для (скажем) 99 лет этой аренды. Наконец, он осуществляет аренду, если видит путь для получения широких возможностей извлечения прибыли и не имеет перед собой более благоприятных путей осуществления своего предприятия . [См. ранее, кн. V, гл. XI, § 3 и 8. Строитель обычно стремится продать свою аренду прежде, чем истечет значительная часть ее срока. Но цена, которую он ожидает получить, представляет собой (дисконтированное) превышение рентной стоимости собственности над земельной рентой за оставшиеся годы, и поэтому сущность его расчетов оказывается почти такой же, как если бы он намеревался сохранить собственность в своих руках.]

Он прилагает все свои способности к тому, чтобы участок и дом (или другие строения), который он возводит на нем, постоянно соответствовали друг другу. До тех пор, пока ему это удается, рента на собственность в любой момент в будущем представляет сумму годовой стоимости ренты за участок и годовой стоимости здания, и он ожидает, что это принесет ему полную прибыль на его затраты, с учетом страховки от рисков связанных с этим довольно опасным видом деятельности. Эту вторую часть ренты обычно, хотя, возможно не очень строго, называют (годовой) строительной стоимостью или строительной рентой дома.

С течением времени может измениться покупательная сила денег; категория дома, для которой подходит данный участок, вероятно, изменится, а техника строительства наверняка будет усовершенствована. Следовательно, общая годовая стоимость собственности на более позднюю дату состоит из годовой стоимости участка и прибылей на издержки строительства дома, обеспечивающего жилищные условия, которые на эту дату будут столь же желаемыми, как и условия в существующих домах. Но все это остается в силе при соблюдении основного условия, что общий характер дома и дальше соответствует участку, на котором он расположен, если же дело обстоит не так, не может быть дано никакой точной формулировки касательно соотношения между общей стоимостью, стоимостью участка и стоимостью строения. Если, например, оптовый магазин или жилой дом совершенно иного характера требуются для полного использования возможностей, которые имеются на данном участке, общая стоимость имущества может оказаться ниже, чем лишь одна стоимость участка, на котором он расположен. Ведь стоимость участка не может быть освоена без того, что эти здания пойдут на слом и будут возведены новые. А стоимость старых материалов в этих зданиях может быть ниже издержек по осуществлению слома домов с учетом уборки мусора и соответствующих потерь времени.

§ 3. При выборе между двумя одинаково достойными в других отношениях зданиями арендатор заплатит за лучше расположенное из них годовую сумму, эквивалентную его специфическим преимуществам, однако для него безразлично, какая часть этой суммы идет в качестве ренты, а какая - в качестве налога. Поэтому обременительные налоги на стоимость участка будут иметь тенденцию быть вычитаемы из ренты, которую получает владелец или арендатор участка, и они вычитаются, насколько это можно предвидеть, из земельной ренты, которую строитель или кто-нибудь еще желает заплатить за аренду для строительства. Те местные сборы, которые являются "вознаграждаемыми", в конечном счете, оплачиваются жильцом, но не являются для него реальным бременем. Условие "в конечном счете" имеет существенное значение: например, сборы, осуществляемые с целью уплаты процентов и создания фонда возмещения для улучшения городского хозяйства, которые приведут к нарушению на несколько лет движения общественного транспорта и не дадут за это время положительных результатов, будут являться обременительными для жильца, если он оплачивает эти сборы. По всей справедливости они должны вычитаться из его ренты, поскольку, когда усовершенствование будет полностью осуществлено и особенно когда задолженность по нему будет погашена таким образом, что взимание данного сбора прекратится, владелец собственности будет пожинать плоды обременительных сборов, налагаемых на эту собственность, но выплачивавшихся арендатором. [Это предполагает, что земля оценивается для налогообложения в одинаковой сумме независимо от того, с какой целью она используется. Случай дополнительного налога на специальное использование может рассматриваться, как это сделано в кн. V, гл. X, § 6. Если сельскохозяйственная земля освобождена от налога, тогда арендатор фабрики или дома в сельской местности избежит уплаты той части налога на участок, который приходится на превышение стоимости земли, используемой для строительства, по сравнению со стоимостью сельскохозяйственной земли. Это может увеличить концентрацию в городах и таким образом несколько уменьшить бремя для владельцев участков в них; но это не затронет существенным образом стоимости участков в центрах городов. См. также ниже, § 6.]

§ 4. Налоги на стоимость строений основываются на иных взаимоотношениях. Если эти налоги являются одинаковыми на всей территории страны, они не изменяют дифференциальных преимуществ предпочтительных участков и поэтому не приводят — по крайней мере непосредственно — к уменьшению готовности строителя или кого-нибудь еще заплатить высокую земельную ренту за хороший участок. Когда такие налоги настолько высоки, что вызывают существенное уменьшение территории застройки, они действительно приведут к снижению стоимости всей земли, отводимой под застройку, и вместе со всеми будет снижаться стоимость участков, имеющих специфические особенности. Но их воздействие в этом направлении настолько незначительно, что не будет большой ошибки в утверждении относительно отсутствия воздействия единых налогов на владельцев земли. Строитель, пока он предполагает возможность введения этих налогов, вносит соответствующие поправки в свои планы; он стремится возвести строения толь ко при таких затратах, которые позволят установить арендную плату за жилье на уровне, обеспечивающем ему нормальную прибыль, причем жильцы оплачивают сборы. Конечно, он может допустить ошибку в своих расчетах. Но в конечном счете строители, как общая группа, подобно всем другим способным предпринимателям, почти не ошибаются в своих расчетах. И в результате единые налоги на стоимость строений падают на жильцов либо, наконец, на его покупателей, если они используют здание для коммерческих целей, а их конку ренты подвергаются таким же сборам.

Совершенно иное положение возникает в отношении специальных высоких обременительных местных сборов от стоимости строительства, и отсюда вытекает основное различие между охватом недвижимости национальными налогами и местными сборами на нее. Вознаграждающие затраты за счет сборов, которые с избытком компенсируют путем увеличения удобств для жизни связанные с ними издержки, конечно, не отталкивают жильца; он оплачивает ту часть таких сборов, которая налагается на стоимость строительства, но это не является для него действительным бременем, как это мы видели в случае вознаграждаемых сборов на стоимость участка.

Но та часть сборов со стоимости строений, которая является обременительной и превышает соответствующие выплаты в других районах, не падает лишь в основном на жильцов. Любое исключительное давление заставит такое их число мигрировать за пределы действия введенных сборов, которое вызовет снижение спроса на дома и другие строения в данной местности до уровня, обеспечивающего переход бремени этих исключительных сборов на основных арендаторов или владельцев. Поэтому строители, поскольку они могут предвидеть будущее, вычитают эквивалент этих исключительных обременительных сборов вместе со всеми сборами и налогами на стоимость участка из суммы земельной ренты, которую они готовы заплатить.

Но случаи, когда имеют место крупные вычеты этого рода, не являются многочисленными и не имеют важного значения. Дело в том, что постоянные неравенства обременительных сборов, хотя и значительные, в действительности являются не столь большими, как это обычно думают, и многие из них возникают из-за случайностей, которые не могут быть предугаданы, таких, как ошибки в управлении, допускаемые какой-то специфической группой местных администраторов. Существует действительно одна широкая и, возможно, постоянная причина, которая обнаруживает себя заранее, а именно тенденция среди состоятельных людей покидать плотно заселенные районы и переселяться в просторные и модные пригороды, тем самым предоставляя трудящимся классам принимать на себя несправедливо высокую долю национальных налогов в пользу очень бедною населения. Но прежде чем это зло станет очевидным, привлекается законодательство для его устранения путем расширения территориальных границ взимания целевых сборов так, чтобы из одного источника финансировались бедные и богатые районы, а также при помощи других способов.

Очень важно помнить, что исключительно обременительные сборы со стоимости строений, вызывая тенденцию к снижению ренты за строительные участки и к снижению земельной ренты во вновь заключаемых договорах на аренду в районах, где они применяются, не представляют собой столь уж большого бремени для всей совокупности землевладельцев, как это может показаться на первый взгляд. Ведь значительная часть предпринимателей в строительстве, когда наталкивается на препятствия в виде таких сборов, не оказывается банкротами, а перемещается в другие районы и усиливает там конкуренцию за получение новых арендных договоров на строительные участки.

§ 5. Сфера воздействия существующего в течение длительного времени сбора затрагивается незначительно, если он взимается не с владельцев, а с жильца, хотя исключительно важное влияние на нее оказывает соотношение между уровнем обложения соответственно участка и стоимости строений. С другой стороны, эта сфера в течение нескольких первых лет после увеличения обременительных сборов сильно зависит от способа их взимания. Новое бремя в большей степени падает на жильца, если часть сборов взимается с владельцев, или ему разрешено вычитать их часть из выплачиваемой им ренты. Это касается только развивающихся районов. Когда происходит снижение численности населения и прекращено строительство, обременительные сборы имеют тенденцию к оказанию давления на владельцев. Но в таких местах экономические трения оказываются обычно сильными.

Представляется вероятным, что общее давление обременительных сборов на предприятие строительных спекулянтов и других промежуточных владельцев не очень велико и что многие виды сборов, на которые они жалуются, в действительности обогатили их. Однако изменение сборов несколько увеличивает риск для предпринимателей в строительстве, и общество платит за такой риск больше, чем должны были бы быть эквивалентные этому риску страховые ставки. Все это указывает на достойное сожаления зло, которое возникает в связи с крупными и внезапными увеличениями сборов, особенно в отношении жилых помещений, облагаемая стоимость которых является высокой по сравнению с чистым доходом жильца.

Предприниматель, особенно если он является владельцем магазина, во многих случаях может частично переложить бремя выплачиваемых им сборов на свою клиентуру, это будет иметь место всегда, когда он имеет дело с вещами, которые не могут быть легко получены из других мест. Но сборы с владельца магазина являются очень большими по сравнению с получаемым им доходом, а некоторые производимые за счет таких сборов расходы, которые представляются приносящими возмещение для состоятельных жителей района, кажутся обременительными для него. Его работа относится к той группе, где экономическое развитие повышает предложение по сравнению со спросом. Совсем недавно его вознаграждение было искусственно высоким за счет общества, но теперь оно спускается к новому и, возможно, более справедливому уровню, и он не сразу распознает новые условия. Его сознание концентрируется на реальной несправедливости, от которой он страдает, когда сборы внезапно сильно возрастают, и он частично объясняет этим оказываемое на него давление, которое в действительности возникает в силу более глубоких причин. Его ощущение несправедливости усиливается тем обстоятельством, что ему не всегда удается вести переговоры совершенно на равных со своим лендлордом, поскольку, не говоря уже об издержках на арматуру и общих расходах на переезд, он может потерять значительную часть своей клиентуры, перебравшись в столь же хорошее помещение, даже если оно находится неподалеку. Следует, однако, помнить, что владелец магазина все-таки иногда действительно переезжает, что он всегда настороже и полностью учитывает сборы и, таким образом, спустя несколько лет он переложит бремя налогов на владельцев и клиентуру более полно, чем представитель почти любого другого класса. (Содержатель гостиницы и жилого дома может быть в данном случае приравнен к владельцу магазина.)

§ 6. Земля, расположенная поблизости от растущего города, которая все еще используется в сельском хозяйстве, приносит очень незначительную чистую ренту и, однако, представляет собой ценную собственность. Дело в том, что рента, которая будет получена с нее в будущем, предвосхищена в ее капитальной стоимости и, кроме того, владение ею, вероятно, наряду с денежной рентой даст выгоду в виде чувства удовлетворенности. В этом случае она недооценивается, даже если сбор с нее осуществляется по полной рентной стоимости, и возникает вопрос, не следует ли оценивать эту землю для обложения налогом исходя из процентной доли ее капитальной стоимости, а не на основе процентной доли ее стоимости.

Подобная схема приведет к ускорению темпов строительства и тем самым вызовет тенденцию к образованию избытка на рынке недвижимости. Поэтому возникнет тенденция к падению ренты, и строители не смогут заключать контракты на аренду участков для строительства с высокой рентой. В результате подобное изменение приведет к передаче широким слоям населения части "общественной стоимости земли", которая теперь достается владельцу земли, подлежащей застройке либо имеющей вероятную перспективу быть застроенной. Однако если это не сопровождается энергичными действиями со стороны городских властей по планированию направлений, в которых должен происходить рост города, то результатом окажется поспешная и неправильная застройка - ошибка, за которую грядущие поколения будут платить высокую цену в виде утраты красоты, а возможно, и здоровья.

Принцип, положенный в основу этой схемы, может быть применен более широко, и кое-какие замечания позволительно сделать в отношении некоего крайнего предложения, которое в последнее время привлекло определенное внимание, а именно, чтобы в будущем сборы исчислялись главным образом, или даже исключительно, от стоимости участков, при незначительном учете стоимости строений либо при полном отказе от него. Непосредственным результатом реализации такого предложения явится возрастание стоимости некоторых видов собственности за счет других ее видов. В частности, это приведет к увеличению стоимости высоких и дорогих зданий в районах, где сборы велики, даже в большей степени, чем в районах, где они незначительны, поскольку будет иметь место освобождение от большего по размеру бремени. Но это снизит стоимость малоэтажных устаревших зданий на больших участках, расположенных в районах, где уровень сборов высок. Спустя некоторое время количество возведенных зданий на отдельном участке будет в целом изменяться в зависимости от правил, установленных местными властями, пропорционально выгодности его расположения; в отличие от этого сейчас оно изменяется частично пропорционально этим выгодам, а частично — в обратной пропорции к сборам. В результате возрастут концентрация и тенденция к увеличению валовой стоимости участков в более выгодных районах; однако вместе с тем возрастут совокупные затраты за счет сборов, а поскольку это падет на стоимость участков, чистая их стоимость может оказаться очень низкой. Трудно сказать, возрастет ли в целом концентрация населения, поскольку наиболее активно строительство будет, вероятно, вестись в пригородах, где свободные земли не будут более оставаться вне сферы высокого обложения. Многое будет зависеть от местных норм, регулирующих строительство: концентрация будет сильно ослаблена строгим требованием о наличии большого свободного пространства как перед всеми высокими зданиями, так и позади них. [Например, предположим, что территория в 1 млн. кв. футов должна быть застроена рядами параллельных зданий высотой и шириной по 40 футов; установленные местными властями правила предусматривают, что расстояние между домами должно быть не менее их высоты как спереди, так и сзади каждого дома, т.е. между каждым рядом домов будет 40 футов, а общий объем построек таким образом будет равен 40 футам, умноженным на половину занимаемой ими общей территории, т.е. 20 млн. куб. футов. Теперь предположим, что высота зданий должна быть увеличена в 3 раза. В соответствии с теми же правилами расстояние между рядами домов должно составить 120 футов и, предполагая, что было бы неудобно увеличивать ширину здания свыше 40 футов, общий объем зданий будет равен 120 футам, умноженным на 1/4 общей площади, т.е. 30 млн. куб. футов. Таким образом, общий объем зданий возрастет лишь наполовину, а не в три раза, как было бы в случае сохранения прежнего расстояния между рядами домов в 40 футов.]

§ 7. Уже упоминалось повсеместное существование скрытого партнерства между арендатором и лендлордом в английском сельском хозяйстве [ См. кн. VI, гл. Х,§ 10]. Конкуренция в сельском хозяйстве менее эффективна, чем в городских районах. Но, с другой стороны, вклад землевладельца в действующий капитал фермы эластичен и подвержен изменениям в зависимости от обстоятельств. Эта приспособляемость мешает выявлению специфики влияния сельскохозяйственных налогов, подобно тому как порывы ветра, огибая дом, часто несут снежинки вверх, преодолевая, но не устраняя воздействие гравитации; и отсюда возникает распространенное мнение о том, что крестьянин заплатит собственную долю и долю лендлорда в новых сборах, если имеет место сильная конкуренция за данную ферму, в то время как лендлорд заплатит все, если у него есть основания опасаться, что она останется неарендованной.

Однако вероятно, что сельское население выплачивает меньше обременительных платежей, чем обычно полагают. Оно получает выгоды от улучшения полицейской службы и устранения застав на дорогах, оно получает больший доступ в близлежащих городах к выгодам, приобретенным за счет сборов, в выплате которых не принимает участие и которые обычно значительно выше, чем его собственные сборы. До тех пор пока сборы остаются непосредственно вознаграждаемыми, они не являются чистым бременем для съемщика, хотя он их оплачивает. Но сборы составляют значительную долю в чистом доходе фермера, и бремя для него оказывается тяжелым в тех очень редких случаях, когда обременительные сельские налоги сильно возрастают. Как уже отмечалось, обременительные сборы, ограниченные одним районом, вероятно, окажут более сильное давление на местных лендлордов и фермеров, чем в целом по всей стране. [См. т. V, гл. X.]

§ 8. Эта книга посвящена главным образом научным исследованиям, однако она не лишена некоторого рассмотрения практических вопросов, которые и являются источником мотивации для проведения экономических исследований [См. кн. I, гл. IV, § 2-4.]. И в данном случае представляется желательным рассмотрение некоторых вопросов налоговой политики. Ведь мнение всех экономистов совпадает относительно того, что земля в старой стране напоминает во многих отношениях другие формы богатства, что она в некоторых отношениях отличается от этих форм, однако в появившихся за последнее время спорных публикациях выявилась тенденция отодвигать на второй план вопросы различий и придавать почти исключительное значение проблемам совпадения их характеристик. Некоторое движение в этом направлении могло бы быть оправданным, если бы только вопросы такой общности имели особую значимость для важнейших практических проблем. В действительности дело обстоит противоположным образом. И поэтому, возможно, было бы полезно рассмотреть некоторые крупнейшие вопросы административных финансов, для которых наиболее важное значение имеют именно те особенности земли, которые в основном не совпадают с другими формами богатства. Но прежде стоит немного остановиться на проблеме справедливого налогообложения.

Когда в определенных целях вводится особый налог и отсутствует необходимость вмешательства государственных органов в существующие права собственности — когда, например, создается коллекторная система дренажа,— владельцы собственности, которые получат от этого выгоду, могут надлежащим образом облагаться на основе "принципа владения акциями", в соответствии с которым требования к держателям акций предъявляются пропорционально их доле в совместном предприятии. Справедливость каждой такой претензии должна определяться на индивидуальной основе. Но, с другой стороны, все обременительные налоги и сборы должны рассматриваться с точки зрения справедливости в целом. Почти любой обременительный налог, взятый сам по себе, оказывает необоснованное давление на те или иные классы, но это не имеет последствий до тех пор, пока неравенство, обусловленное каждым из них, компенсируется за счет неравного воздействия других налогов и отклонения в отдельных частях оказываются синхронизированными. Если это сложное условие удовлетворено, система может быть справедливой, хотя каждая из ее частей, рассматриваемая в отдельности, будет несправедливой.

Во-вторых, существует общее согласие относительно того, что система налогообложения должна с большей или меньшей степенью пропорциональности соответствовать доходам людей или - еще лучше - их расходам. Ведь та часть дохода какого-либо человека, которую он накапливает, вновь обеспечивает поступление в казну, пока она не будет поглощена за счет расходов. Следовательно, при рассмотрении того факта, что наша современная система налогообложения, как в целом, так и на местах, предусматривает очень большие налоги на дома, следует помнить, что крупные расходы обычно производятся людьми, использующими большую жилую площадь, и что взимание налогов, особенно пропорциональных налогов на общие расходы, создает больше технических трудностей для сборщиков налогов и увеличивает прямые и косвенные издержки со стороны потребителя, чем приносит доходов государственной казне; налоги на дома просты с точки зрения техники их сбора, требуют для этого небольших затрат и легко поддаются нормированию. [В старые времена учитывались окна в доме, которые облагались очень большим налогом, но налог не означал и не предполагал изъятие средств у людей лишь как у владельцев и пользователей окон; он был предназначен для изъятия у них средств, и действительно обеспечивал изъятие средств у этих людей как у владельцев и пользователей домов. И точно так же как окно является более или менее надежной характеристикой дома, так же и дом представляет, возможно более точно, определенные масштабы и стиль расходов домашнего хозяйства вообще; когда же налогообложению подлежат дома, налог представляет собой, и он преследует эту цель, налог на владение и использование средств, обеспечивающих жизнь при определенном общем уровне комфорта и в определенных социальных условиях. Если бы часть налога на дома была отменена, а образовавшийся дефицит восполнялся бы за счет введения налога на мебель и домашнюю прислугу, действительное воздействие налога оказалось бы почти таким же, как и сейчас.]

Но, в-третьих, этот довод не может применяться в отношении каких-либо других домов, кроме жилых. И в силу этой причины, может быть, справедливо было бы облагать магазины, склады, фабрики и т. д. меньшим налогом, чем жилые дома, во всяком случае, настолько это относится ко вновь вводимым обложениям: бремя старых сборов с помещений, используемых для хозяйственной деятельности, уже частично переместилось с арендаторов на их лендлордов и клиентов. Подобный процесс перемещения идет постоянно, и поэтому не будет создано особых тягот для торговых классов в городских районах, если они немедленно после введения новых сборов будут выплачивать по фартингу из каждого взимаемого пенса, в то время как частично или полностью остальные три фартинга будут естественным образом добавляться к их бремени небольшими ежегодными долями. Возможно, что применение схемы этого рода окажется необходимым, если расходы местных городских органов власти будут и в дальнейшем быстро возрастать.

Эти соображения заставляют нас еще раз отметить, что как в старой, так и новой стране дальновидный государственный деятель будет испытывать большее чувство ответственности при разработке законов, касающихся земли, чем каких-либо других видов богатства, и что с экономической и с этической точек зрения земля должна везде и всегда рассматриваться в качестве самостоятельной вещи. Если с самого начала государство оставляет в своих руках истинную ренту, активность промышленности и процесс накопления не обязательно окажутся под угрозой, хотя в очень небольшом числе случаев заселение новых стран могло бы несколько затормозиться. Ничего подобного не может быть сказано в отношении доходов, получаемых от собственности, созданной человеком. Но именно огромный размах затрагиваемых общественных интересов обусловливает необходимость иметь в виду при обсуждении вопросов справедливости в связи с общественной стоимостью земли, что любое внезапное присвоение государством каких-либо доходов от собственности, право частного владения которыми было им признано, нарушило бы безопасность и потрясло основы общества. Внезапные и крайние меры были бы несправедливыми, а частично, но не только в силу этой причины, они были бы неделовыми по своему характеру и даже глупыми.

Необходима осторожность. Но причиной высокой стоимости участков является такая концентрация населения, которая угрожает привести к настолько острой нехватке свежего воздуха и света, места для игр, что это вызовет снижение активности и энергии подрастающего поколения. Таким образом, большие частные богатства возникают не только в результате действия причин, которые по своему характеру являются скорее общественными, чем частными, но также и за счет одной из основных форм общественного богатства. Для обеспечения доступа воздуха и света, получения места для игр требуются большие расходы. И наиболее подходящим источником, из которого могут быть получены средства для покрытия этих расходов, представляются те крайние права частной собственности на землю, которые почти неуловимо вырастали с того времени, когда представляющий государство король являлся почти единственным землевладельцем. Частные лица были лишь держателями земли, которые были обязаны выполнять требование о работе ради общественного благосостояния, они не обладали равным правом ухудшать это благосостояние тесной застройкой.

§ 9. Соответственно представляется целесообразным выдвинуть следующие практические рекомендации. Что касается давно существующих сборов, изменение контингента лиц, с которых они взимаются, видимо, не имеет смысла; но дополнительные сборы должны, насколько это будет удобно, взиматься с лиц, на которых они в конечном итоге ложатся, если только эти налоги, подобно подоходному налогу, предусмотренному схемой "А", не взимаются с жильца, причем предусмотрено, что их сумма вычитается из суммы его арендной платы.

Причины этого заключены в том обстоятельстве, что почти целиком такая часть старых сборов, которая устанавливается на общественную стоимость земли или стоимость участков, уже возложена на владельцев (включая долгосрочных арендаторов участков в том, что касается таких сборов, которые, хотя и являются давно установленными, не могли быть предусмотрены в момент заключения договора об аренде) и почти вся остальная их часть возложена на арендаторов помещений или их клиентуру. Результат не очень сильно изменяется, если арендатору помещений будет позволено вычитать половину или даже всю сумму уплачиваемых им сборов из его арендной платы, хотя подобный закон создаст некоторую угрозу, что часть собственности владельцев перейдет к арендаторам, которые принимали во внимание выплату этих старых сборов при заключении договоров. С другой стороны, положение о разделе новых, т. е. дополнительных, сборов будет иметь большие преимущества: арендатор фермы, помещений для коммерческой деятельности или жилого дома стал бы вычитать половину новых сборов из выплачиваемой им арендной платы; тот, у кого он непосредственно арендует помещение, стал бы вычитать определенную долю из своих платежей ближайшему к нему вышестоящему владельцу и т. д. А в дополнение, как только что было предложено, могут быть введены по неполным ставкам новые местные налоги на помещения всех видов для коммерческой деятельности, и они будут постепенно увеличиваться. Путем введения таких положений фермеры, владельцы магазинов и другие предприниматели будут освобождены от временной несправедливости и постоянного страха перед нею, который в настоящее время ассоциируется с внезапными, непропорциональными увеличениями государственного бремени, лежащего на плечах отдельных классов.

Что касается стоимости участков, представляется выгодным установить правило, в соответствии с которым любая земля, является ли она городской в техническом смысле или нет, должна рассматриваться в качестве имеющей специфическую стоимость строительных участков, если, будучи очищенной от строений она может быть продана даже по умеренно высокой цене, скажем 200 ф. ст. за акр. Она может быть затем объектом обложения общим сбором, исчисляемым с ее капитальной стоимости, и дополнительно — "сбора на чистый воздух", который должен быть израсходован местными властями при полном централизованном контроле на отмеченные выше цели. Этот "сбор на чистый воздух" не будет очень тяжелым бременем для владельцев, поскольку значительная доля его будет возвращена в форме более высоких стоимостей для тех строи тельных участков, которые остались. Как обстоит на самом деле, расходы таких частных обществ, как Столичная ассоциация общественных садов, и значительная часть сборов, полученных на улучшение муниципальных служб со стоимости зданий, представляют собой поистине бесплатный богатый дар владельцам, которые уже богаты.

Как для сельских, так и городских районов после подсчета исходных сумм сборов с земли остальную часть необходимых средств, возможно, лучше всего было бы получить от обложения недвижимой собственности, дополненного небольшими местными налогами, устанавливаемыми по усмотрению местных властей. "Пошлина с заселенных домов" могла бы быть отмене на, если только ее взимание не потребуется для покрытия каких-либо новых крупных расходов, таких, как выплата пенсий по старости; основные же сборы могли бы быть дифференцированы: установлены на более низком уровне для домов небольших размеров и по высокой ставке —для очень больших домов. Но никто не может надеяться на полное освобождение от сборов: поскольку, до тех пор пока человек сохраняет право голосовать по вопросу об обложении налогами и расходовании их, было бы небезопасно позволять ему полностью избегать давления со стороны таких сборов. Может оказаться, однако, безопасным и разумным делом возвращать ему или его детям эквивалент его платежей в виде таких выгод, которые увеличат физическое и умственное здоровье и энергию, а также не приведут к политической коррупции. [Работавшая в последнее время комиссия по местному налогообложению много занималась вопросом о трудности определения подлежащей обложению стоимости строительных участков; с еще большими трудностями она столкнулась при определении промежуточных мер, посредством которых справедливая доля (более или менее) сборов, которые в конечном счете должны выплачиваться основным землевладельцем, могла бы быть перенесена с арендаторов помещений на арендаторов земли (см. особенно р. 153-176 "Final Report"), Трудность определения подлежащей обложению суммы, хотя, несомненно, очень большая, должна будет в определенной степени уменьшиться по мере приобретения опыта; первая тысяча таких оценок может причинить больше хлопот и, однако, окажется менее точной, чем следующие двадцать тысяч.]

Содержание

 
© uchebnik-online.com