Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава VIII. Прибыль на капитал и предпринимательские способности (продолжение)

Принципы экономической науки. Альфред Маршалл. Книга шестая



Содержание

§ 1. Тщательное исследование факторов, определяющих доходы от управления, велось лишь в течение последних пятидесяти лет. Более ранние экономисты не занимались значительной работой в этом направлении, поскольку они не выделяли в достаточной степени четко составные элементы прибыли, а вели поиск простого общего закона, определяющего среднюю норму прибыли,— закона, который в силу природы вещей не может существовать.

Первое затруднение, с которым мы сталкиваемся при анализе факторов, определяющих прибыль, в значительной мере вызывается нечеткостью применяемых определений. Оно возникает в связи с тем обстоятельством, что глава небольшого предприятия сам осуществляет значительную часть работы, которая в крупных предприятиях осуществляется наемными управляющими и мастерами, чей заработок вычитается из чистых поступлений крупных предприятий, прежде чем подсчитывается прибыль этих предприятий, в то время как общий доход от его труда включается в его прибыль. Эта трудность признана уже давно. А.Смит писал: "Но все то количество лекарств, которое продаст за год в большом городе ведущий бойкую торговлю аптекарь, не стоит ему, пожалуй, больше тридцати или сорока фунтов. И хотя он продаст эти лекарства за триста или четыреста фунтов, т. е. с прибылью в тысячу процентов, это часто будет лишь справедливая плата за его труд, переложенная на цену его лекарств тем единственным способом, каким он может переложить ее. Значительнейшая часть кажущейся прибыли представляет собой на самом деле заработную плату, имеющую вид прибыли. В небольшом портовом городе мелочный торговец наживает на свой капитал в сотню фунтов сорок или пятьдесят процентов, а крупный оптовый торговец в этом же городе выручает не более восьми или десяти процентов на капитал в десять тысяч" [А. Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. кн. I, гл. X. Сениор определяет обычную норму прибыли на капитал в 100 тыс. ф.ст. в размере менее 10%, на капитал от 10 тыс. до 20 тыс. ф.ст. - примерно в 15%, на кали-тал от 5 тыс. до 6 тыс. ф.ст. - в 20% и "значительно большую норму" - на капиталы меньших размеров. Сравните также § 4 предшествующей главы настоящей книги. Следует отметать, что номинальная норма прибыли частной фирмы возрастает, когда управляющий, не приносящий своего капитала, становится партнером и получает свое вознаграждение в виде доли в прибылях, а не заработной платы.].

В данном случае важно учитывать различие между годовой нормой прибыли на капитал, вложенный в коммерческое предприятие, и нормой прибыли, получаемой при каждом обороте капитала, т. е. каждый раз, когда осуществляются продажи, равные этому капиталу, или нормой прибыли на один оборот. В данном случае мы рассматриваем годовую норму прибыли.

Основная часть номинальной разницы между обычными нормами годовой прибыли исчезнет, если в первом случае будет сужено либо во втором расширено применение термина "прибыль" таким образом, чтобы в обоих случаях он охватывал вознаграждение одинакового рода услуг. В действительности существуют некоторые отрасли, где при правильном подсчете нормы прибыли на крупный капитал имеют тенденцию оказаться выше, чем на небольшой капитал, хотя при подсчете обычным способом они будут казаться ниже. Ибо из двух предприятий, конкурирующих в одной отрасли, то, которое обладает большим капиталом, почти всегда может осуществлять закупки по более низкой цене и может обеспечить себе большую экономию за счет специализации в области производственных навыков и используемого оборудования, а также другими путями, не доступными мелкому бизнесу, в то время как единственное специфическое преимущество последнего, которым он, возможно, будет обладать, состоит в условиях, позволяющих устанавливать более тесный контакт с покупателями и учитывать их индивидуальные потребности. В отраслях, где это преимущество не является важным, и особенно в тех отраслях обрабатывающей промышленности, в которых крупная фирма может реализовать свою продукцию по более низкой цене, чем мелкая фирма, затраты первой из них пропорционально ниже, а поступления выше, и поэтому, если прибыль рассчитывается таким образом, чтобы включать в обоих случаях одинаковые элементы, норма прибыли в первом случае должна оказаться выше, чем во втором.

Но именно в этих областях коммерческой деятельности, наиболее часто крупные фирмы, сначала сокрушив мелкие, либо объединяются друг с другом и обеспечивают таким образом для себя преимущества ограниченной монополии, либо в результате ожесточенной конкуренции между собой снижают норму прибыли до очень низкого уровня. Существует много отраслей текстильной, металлообрабатывающей промышленности и транспорта, в которых вообще невозможно создать новое предприятие без крупного капитала; в то же время те, кто начал свою деятельность в скромных масштабах, преодолевают огромные трудности в надежде, что спустя некоторое время окажется возможным найти применение крупному капиталу, и это значительно увеличит совокупные доходы от управления, хотя они невысоки по отношению к капиталу.

Существуют такие отрасли, которые требуют больших способностей, но в которых управлять очень крупным предприятием почти столь же легко, как и предприятием скромных размеров. Например, на предприятиях, выпускающих прокат, лишь немногие операции не могут быть сведены к стандартным повторяющимся действиям, и вложенный в такие предприятия капитал в 1 млн. ф. ст. может легко контролироваться одним человеком. Норма прибыли в 20% не является очень высокой для некоторых отраслей металлургической промышленности, требующих постоянных умственных усилий и изобретательности при решении самых мелких вопросов, однако она принесет 150 тыс. ф. ст. в год владельцу предприятия в одной из таких отраслей в качестве дохода от управления. Еще более убедительны примеры недавних слияний гигантских фирм в смежных отраслях черной металлургии. Их прибыли очень сильно колеблются в зависимости от состояния отрасли, однако при огромных общих размерах этих прибылей, как говорят, их средняя норма оказывается низкой.

Норма прибыли является низкой почти во всех тех отраслях, которые требуют использования лишь незначительного числа людей с выдающимися способностями, в которых государственная или частная фирма с хорошими связями и крупным капиталом может противостоять возникновению новых предприятий до тех пор, пока ею управляют трудолюбивые люди, обладающие обычным здравым смыслом и умеренной степенью предприимчивости. А люди этого рода редко стремятся попасть в пользующиеся высокой репутацией государственные компании или частные фирмы, которые готовы принять наиболее способных из своих служащих в качестве партнеров.

В целом, таким образом, мы можем, во-первых, сделать вывод, что действительная норма прибыли в крупных коммерческих предприятиях выше, чем это кажется на первый взгляд, поскольку значительная часть того, что обычно считается прибылью в мелких предприятиях, должна классифицироваться по другой статье, прежде чем норма прибыли в этих предприятиях будет сопоставляться с нормой прибыли в крупных предприятиях, и, во-вторых, даже после осуществления такой поправки норма прибыли, рассчитанная обычным способом, как правило, снижается по мере роста размеров предприятия.

§ 2. Нормальный доход от управления, конечно, является высоким по отношению к капиталу, и, таким образом, годовая норма прибыли на капитал окажется высокой, когда тягость работы по управлению непропорционально высока по сравнению с количеством капитала. Работа по управлению может быть тяжелой, поскольку она включает большое умственное напряжение, связанное с организацией и разработкой новых методов, либо поскольку она требует сильного нервного напряжения и высокой степени риска; зачастую и первое и второе имеют место одновременно. Отдельным отраслям промышленности и торговли действительно присущи свои особенности, а все закономерности в данной сфере имеют многочисленные исключения. Однако следующие общие положения окажутся справедливыми при прочих равных условиях и объяснят многие отклонения от нормальной нормы прибыли в различных отраслях.

Во-первых, масштабы управленческой работы, требующейся на каком-либо предприятии, в большей степени зависят от суммы используемого оборотного капитала, чем от суммы основного капитала. Таким образом, норма прибыли будет низкой в отраслях, где имеется непропорционально большое количество капитального оборудования, требующего после установки незначительного обслуживания и ухода. Как мы уже видели, эти отрасли, вероятно, попадут в руки акционерных компаний, и совокупная заработная плата директоров и руководящих сотрудников будет очень незначительной по сравнению с используемым капиталом в железнодорожных компаниях и компаниях, осуществляющих водоснабжение, и даже еще в большей степени в компаниях, владеющих каналами, доками и мостами.

Далее, при данном соотношении между основным и оборотным капиталом в каком-либо предприятии работа по управлению будет тяжелее и норма прибыли тем выше, чем выше будет сумма заработной платы по сравнению с издержками на приобретение материалов и стоимостью товарного запаса.

В отраслях, где используются дорогие материалы, успех очень сильно зависит от удачи и способностей к осуществлению покупок и продаж; человек со складом ума, требующимся для правильной оценки факторов, которые могут оказать воздействие на цены, и для уменьшения воздействия этих факторов до приемлемого уровня, встречается редко и может добиться высоких доходов. Учет этого обстоятельства в некоторых отраслях оказался настолько важным, что это побудило некоторых американских авторов рассматривать прибыли в качестве простого вознаграждения за риск, состоящего из остатка, получаемого после вычитания процента и дохода от управления из валовой прибыли. Однако в целом подобное использование термина представляется невыгодным, поскольку оно приводит к отождествлению работы по управлению с осуществлением элементарного рутинного надзора. Конечно, соответствует действительности, что человек не будет заниматься рискованным бизнесом, если — при прочих равных условиях — он не ожидает получить от него больший доход, чем мог бы это сделать в других доступных ему отраслях, после вычитания вероятных убытков из вероятных поступлений, рассчитанных на основе надежной страховой статистической оценки. Если бы не существовало определенной возможности понести ущерб в связи с таким риском, клиенты страховой компании не соглашались бы выплачивать страховые ставки; как известно этим клиентам, подобные ставки рассчитываются таким образом, чтобы покрывать страховую оценку риска, компенсировать большие расходы компании на рекламу и все операции и даже обеспечивать избыток, представляющий собой чистую прибыль. В тех же случаях, когда не имеет места страхование от определенного риска, он должен компенсироваться примерно на уровне, соответствующем ставке страховой компании, если удастся преодолеть практические трудности, связанные со страхованием от предпринимательского риска. Далее, многие из тех, кто мог бы проявить наибольшую мудрость и предприимчивость в управлении сложными коммерческими предприятиями, не осмеливаются принимать на себя большой риск, поскольку их собственный капитал не достаточен для компенсации крупных убытков. Таким образом, связанная с риском отрасль скорее попадает в руки безрассудных людей или, возможно, в руки немногих могущественных капиталистов, которые умело управляют ею, договариваются между собой о предотвращении такого воздействия на рынок, которое помешало бы им получить высокую среднюю норму прибыли [Относительно риска в качестве элемента издержек см. кн. V, гл. VII, § 4. Было бы полезно провести аналитическое и фактологическое исследование привлекающего или отталкивающего воздействия, которое различного рода риск оказывает на лиц, обладающих теми или иными личными качествами, и, как следствие, на доходы и прибыли в связанных с риском видах деятельности. Такое исследование можно было бы начать с замечаний А. Смита по данному вопросу.].

В отраслях промышленности и торговли, где спекулятивный элемент не имеет очень большого значения и управленческая деятельность сводится главным образом к осуществлению надзора, доходы от управления будут довольно близко следовать за объемом работы, осуществляемым предприятием, и весьма приблизительным, но удобным показателем его может явиться общая сумма заработной платы. И возможно, наименее неточное утверждение, которое может быть предложено для отражения общей тенденции к выравниванию прибыли в различных отраслях, будет состоять в том, что при использовании равных капиталов прибыли стремятся к определенному ежегодному процентному показателю от всей суммы капитала, как и к определенному процентному показателю от общей суммы заработной платы. [Существуют большие трудности даже в приблизительном определении сумм различного рода капитала, вложенных в те или иные виды коммерческих предприятий. Но, исходя главным образом из ценных данных американского статистического бюро, как бы открыто ни признавалась их неточность в данном конкретном показателе, мы можем сделать вывод, что годовой объем производства меньше общей суммы капитала в тех отраслях промышленности, где стоимость производственного оборудования очень велика, а процесс обработки сырья длителен, как это обстоит на часовых и хлопковых предприятиях; но объем производства более чем в четыре раза превышает капитал коммерческого предприятия, в котором используется дорогое сырье, а процесс производства отличается быстротой, например обувные фабрики, как и в некоторых отраслях, где осуществляется лишь незначительная обработка исходного материала, таких как рафинирование сахара, скотобойни и изготовление мясных полуфабрикатов.

Анализируя далее движение оборотного капитала и сравнивая затраты на сырье и заработную плату, мы приходим к выводу, что первые значительно ниже последних на предприятиях часовой промышленности, где объем материала невелик, и в производстве строительного камня, кирпича и черепицы, где он весьма дешев; однако в подавляющем большинстве отраслей издержки на материалы значительно превышают издержки на заработную плату - в среднем по всем отраслям они больше в три с половиной раза. В отраслях, где изменение исходного материала невелико, эти издержки выше в 25-50 раз.

Многие из этих различий исчезнут, если стоимость сырья, угля и т.д., использованных в производстве, вычесть, перед тем как производить подсчет объема выпуска. Подобного метода придерживаются добросовестные статистики при оценке объема производства обрабатывающей промышленности страны, с тем чтобы исключить двойной учет, например пряжи и ткани; схожие причины должны побудить нас к стремлению избегать одновременного учета скота и корма в сельскохозяйственной продукции страны. Однако подобный метод не является полностью удовлетворительным. Дело в том, что с точки зрения логики следует исключить покупаемые ткацкой фабрикой станки, как и пряжу. Кроме того, если сама фабрика была учтена в качестве продукции строительной промышленности, ее стоимость следует вычитать (на протяжении ряда лет) из стоимости продукции ткацкого производства. Подобным же образом обстоит дело с сельскохозяйственными постройками. Конечно, не следует учитывать лошадей, используемых на фермах, как и в определенных целях любых лошадей, используемых в какой-либо отрасли. Однако методика вычитания лишь стоимости сырья находит свое применение, если четко себе представлять степень ее неточности.]

Производитель, обладающий исключительными способностями и энергией, будет применять более совершенные методы и, возможно, машины, чем его конкуренты; он лучше организует и производственные и коммерческие службы своего предприятия и установит более рациональное соотношение между ними. При помощи этих мер он расширит свое дело и вследствие этого сможет получить больше выгод от специализации как труда, так и самого предприятия [См. ранее, кн. IV, гл. XI, §2-4. ] . Таким образом он увеличит свои поступления и также свои прибыли, поскольку, если он является лишь одним из многих производителей, увеличение его производства не приведет к существенному снижению цен на его товары и почти все выгоды от достигнутой им экономии достанутся ему самому. Если окажется, что он обладает частичной монополией в своей отрасли промышленности, он будет таким образом регулировать свое возросшее производство, что его монопольная прибыль будет возрастать. [См. ранее, кн. V, гл. XIV, §4.]

Однако когда такие усовершенствования не ограничены лишь одним или двумя производителями - когда они обусловлены общим увеличением спроса и соответствующим увеличением производства, либо совершенствованием методов производства или используемых машин, доступных в рамках всей отрасли, либо прогрессом в смежных отраслях и во "внешней" экономике в целом,-тогда цены на продукцию будут держаться близко к уровню, который будет обеспечивать лишь норму прибыли, нормальную для промышленности данной категории. При подобном развитии событий существует возможность, что промышленность перейдет в другую категорию, где нормальная норма прибыли ниже, чем в предшествующей категории, в связи с тем, что ей присуще большее единообразие и монотонность, и потребность в меньшем умственном напряжении, чем раньше, и, что почти то же самое, если сказать иными словами, поскольку она больше подходит для управления в рамках акционерного общества. Таким образом, общее изменение воздействия, которое количество продукции оказывает на качество труда и капитала в отрасли, вероятно, будет сопровождаться падением нормы прибыли, и оно с некоторых точек зрения может рассматриваться в качестве снижения дохода, выраженного в стоимостных категориях. [Ср. кн. III, гл. XII § 3.]

§ 3. Теперь мы можем закончить рассмотрение годового дохода и перейти к рассмотрению факторов, определяющих прибыль с оборота. Очевидно, что, в то время как нормальная норма годовой прибыли колеблется в узких пределах, прибыль с оборота может колебаться очень широко в различных отраслях, поскольку она зависит от продолжительности и количества работы, требующейся для одного оборота. Таким образом, оптовые торговцы, покупающие и продающие большие партии товара за одну операцию и способные оборачивать свой капитал очень быстро, могут наживать большие состояния, хотя их средняя прибыль от оборота меньше одного процента. Но судостроитель, который должен вложить труд и материалы в корабль, обеспечить ему место на стапеле задолго до того, как этот корабль будет готов для продажи, и который должен позаботиться о каждой детали, должен добавить очень высокий процент к своим прямым и косвенным затратам с целью получить вознаграждение за свой труд и за замораживание своего капитала [У него, однако, не будет необходимости требовать высокой годовой нормы прибыли на ту часть капитала, которую он вложил на ранних стадиях строительства корабля, поскольку этот капитал, однажды вложенный, больше не потребует какого-либо специального применения его способностей и усердия; для него будет достаточно рассматривать его вложения как "накопленные" при высокой ставке сложного процента, однако в этом случае он должен учитывать стоимость своего труда как часть его более ранних затрат. С другой стороны, если бы существовала какая-либо отрасль, в которой непрерывная и почти единообразная затрата усилий требовалась на всем протяжении вложения капитала, в этой отрасли было бы целесообразно найти "накопленную" стоимость ранее произведенных вложений путем добавления "сложной" нормы прибыли (т.е. нормы прибыли, возрастающей в геометрической прогрессии, как это происходит со сложным процентом). На практике такая методика часто находит применение ради простоты даже там, где теоретически она является не совсем правильной.] .

Вместе с тем в отраслях текстильной промышленности некоторые фирмы покупают сырье и выпускают готовые изделия, в то время как другие ограничиваются прядением, ткачеством или осуществлением окончательной отделки, и ясно, что норма прибыли с оборота фирм первого вида должна быть равна сумме норм прибыли каждой из фирм трех других типов [Строго говоря, она будет немного больше суммы этих трех норм, поскольку будет включать сложный процент за более продолжительный период.] . Кроме того, прибыль розничного торговца от оборота товаров широкого спроса, не подверженным изменениям моды, часто составляет лишь 5 или 10%, таким образом, хотя объем продаж является большим, необходимые запасы невелики, и вложенный в них капитал может обращаться очень быстро при очень небольших усилиях и без риска. Однако прибыль с оборота, равная почти 100%, требуется для вознаграждения розничного торговца специфическими товарами для особого круга покупателей, эти товары могут реализовываться лишь постепенно, запас их должен быть разнообразным, требующим большой площади для их экспонирования, при этом изменение моды может привести к тому, что их удастся реализовать лишь с убытком; но даже такая высокая норма часто оказывается превышенной при торговле рыбой, фруктами, цветами и овощами. [Торговцы рыбой и зеленщики в рабочих кварталах специально вкладывают средства в мелкие предприятия с высокой нормой прибыли, поскольку каждая отдельная покупка настолько мала, что покупатель предпочтет купить в дорогом магазине поблизости, чем преодолеть некоторое расстояние до более дешевого. Поэтому розничный торговец может иметь не очень большой доход, хотя он и назначает цену в один пенс за товар, купленный за половину пенса. Однако та же самая вещь, возможно, была продана рыбаком или фермером за один фартинг или даже дешевле, и прямые издержки доставки товара и его страхования от гибели не могут в сколь-нибудь значительной мере объяснить эту разницу. Таким образом, видимо, есть определенные основания для распространенного мнения о том, что посредники в такой торговле располагают особыми возможностями для получения исключительно высоких прибылей путем заключения соглашений между собой.]

§ 4. Итак, мы видели, что общей тенденции к выравниванию прибыли с оборота не существует, но может существовать и в действительности существует в каждой отрасли промышленности и торговли и в отдельных видах предприятий внутри этих отраслей более или менее определенная норма прибыли с оборота, которая рассматривается как "справедливая", или нормальная. Конечно, эти нормы постоянно изменяются вследствие изменения методов, применяемых в отрасли. Такие изменения, как правило, исходят от людей, стремящихся осуществить более крупные коммерческие операции при более низкой норме прибыли, чем это обычно имело место, но при более высокой годовой норме прибыли на их капитал. Если, однако, случается так, что больших изменений подобного рода не происходит, традиции этой отрасли, предусматривающие изъятие определенной нормы прибыли с оборота за выполнение конкретной категории работы, оказываются весьма полезными в практическом плане для занятых в этой отрасли. Подобные традиции являются результатом большого опыта, показывающего, что если такая норма подлежит изъятию, то следует учитывать все издержки (как дополнительные, так и прямые), понесенные ради данной конкретной цели, и, кроме того, должна быть обеспечена нормальная для данного вида коммерческой деятельности годовая прибыль. Если они назначают цену, приносящую значительно меньшую прибыль с оборота, то вряд ли смогут процветать; а если они назначают гораздо большую цену, то сталкиваются с опасностью утраты своей клиентуры, поскольку другие могут переманить ее более дешевыми товарами. Именно "справедливую" норму прибыли с оборота должен извлекать добропорядочный человек при изготовлении товаров по заказу, когда цена на них не была оговорена заранее; и именно такую норму прибыли примет во внимание суд при рассмотрении спора между покупателем и продавцом. [Показания экспертов, представленные в подобных случаях, во многих аспектах весьма поучительны для экономистов, и особенно в связи с использованием средневековой терминологии, касающейся обычаев отрасли при более или менее осознанном признании причин, вызвавших возникновение таких обычаев и на которые следует сослаться в обоснование целесообразности их дальнейшего сохранения. В конечном же счете почти всегда оказывается, что, если "обычная" норма прибыли на оборот выше для одного вида работ, чем для другого, причина состоит в том, что для первого из них требуется (или требовалась в недавнем прошлом) иммобилизация капитала на более продолжительное время, либо более широкое применение дорогого оборудования (особенно быстро изнашивающегося или используемого лишь периодически и поэтому подлежащего оплате за счет выполнения относительно небольшого числа операций) , либо необходимы затраты более тяжелого и неприятного труда или большее внимание со стороны предпринимателя, либо он связан с каким-то специфическим элементом риска, в отношении которого необходимы гарантии. Неспособность же экспертов изложить подобное обоснование обычаев, спрятанное где-то в глубине их сознания, дает почву для уверенности, что, если бы мы могли вызвать к жизни средневековых коммерсантов и устроить им перекрестный допрос, мы обнаружили бы значительно более частое полусознательное приспособление нормы прибыли к требованиям конкретных ситуаций, чем это предполагалось историками. Многие из них иногда не могут четко установить, является ли обычная норма прибыли, о которой они говорят, фиксированной долей с оборота или такой долей с оборота, которая в итоге должна привести к определенной годовой норме прибыли на капитал. Конечно, большее единообразие методов предпринимательства в средневековье создало бы возможность для существования относительно неизменной годовой нормы прибыли на капитал, которая не приводила бы к большим вариациям в норме прибыли с оборота, как это неизбежно происходит в современном мире. Но тем не менее ясно, что, если один вид нормы прибыли оказывается почти единообразным, другой таковым не будет, и ценность того, что было опубликовано относительно средневековой экономической истории, окажется несколько ниже из-за отсутствия четкого признания различия между этими двумя видами и между теми основополагающими соображениями, от которых зависят обычаи, относящиеся сугубо к каждому из этих видов.]

§5. На всем протяжении настоящего исследования мы имели в виду главным образом конечные, долгосрочные или действительно нормальные результаты действия экономических сил; мы рассмотрели способ, посредством которого предложение предпринимательских способностей, имеющих в распоряжении капитал, в итоге приводится в соответствие со спросом; мы видели, как такое предложение обращается к каждому виду коммерческой деятельности и к каждому методу осуществления такой деятельности в поисках возможности для предоставления услуг, которые столь высоко ценятся людьми, способными заплатить хорошую цену за удовлетворение своих потребностей, что в конечном счете эти услуги будут высоко вознаграждены. Движущей силой является конкуренция между предпринимателями; каждый пробует любую возможность, прогнозируя вероятное развитие событий в будущем, сводя их к действительным относительным пропорциям и пытаясь определить, какой избыток будет, вероятно, обеспечен поступлениями по сравнению с затратами любого предприятия, необходимыми для получения этих поступлений. Все его возможные доходы образуют прибыль, которая и привлекает его к участию в предприятии; все вложения его капитала и затраты энергии на изготовление средств груда для будущего производства и создание "нематериального" капитала в виде деловых связей должны представляться ему как вероятно прибыльные прежде, чем он приступит к их осуществлению: вся сумма ожидаемых им прибылей входит в вознаграждение, которое он рассчитывает получить за свое начинание. И если он является человеком нормальных способностей (нормальных для этого вида деятельности) и колеблется, стоит ли браться за это предприятие, он может рассматриваться в качестве истинного выразителя (маргинальных) нормальных производственных затрат данного вида услуг. Таким образом, нормальная прибыль целиком входит в истинную, или конечную, цену предложения.

Мотивы, побуждающие человека и его отца осуществлять вложение капитала и затраты труда для подготовки его в качестве ремесленника, специалиста или предпринимателя, подобны мотивам, которые ведут к вложению капитала и труда в создание производственного и коммерческого предприятия. В любом случае капиталовложения (поскольку действия человека вообще определяются осознанными мотивами) осуществляются до того предела, при котором какое бы то ни было последующее их увеличение, видимо, не принесет дополнительной выгоды, не даст излишка или избытка полезности над "отрицательной полезностью", и цена, т. е. ожидаемое вознаграждение за все эти вложения, таким образом, явится частью нормальных издержек производства предоставленных им услуг.

Однако требуется длительное время, чтобы все эти факторы стали оказывать свое полное воздействие таким образом, чтобы исключительный успех был сбалансирован исключительной неудачей. С одной стороны, находятся такие люди, которые добиваются крупного успеха, поскольку проявляют редкие способности или им необычайно везет в каких-то особых случаях их спекулятивных предприятий, либо они сталкиваются с благоприятными возможностями для общего развития своего дела. С другой же стороны, есть такие люди, которые из-за своих умственных или моральных качеств не могут надлежащим образом использовать свою подготовку или благоприятные обстоятельства в начале своей жизни, которые не обладают способностями для своего дела, чьи спекуляции оказываются неудачными, а предприятия терпят ущерб от нападок конкурентов или страдают от падения спроса, волна которого отхлынула от них и движется в каком-то ином направлении.

Но хотя этими вызывающими нарушения факторами можно пренебречь при рассмотрении проблем, относящихся к нормальным доходам и нормальной стоимости, они являются первостепенными и оказывают доминирующее воздействие в отношении доходов, полученных конкретными лицами в определенное время. А поскольку эти вызывающие нарушения факторы воздействуют на доходы от управления способами, весьма отличающимися от воздействия на обычные доходы, при рассмотрении временных колебаний и частных случаев с научной точки зрения следует подходить дифференцирован но к прибылям и обычным доходам. Вопросы, связанные с рыночными колебаниями, не могут быть проанализированы надлежащим образом до тех пор, пока не будут рассмотрены теоретические проблемы денег, кредита и внешней торговли: но даже на этой стадии мы можем отметить следующие резкие различия между способами воздействия вызывающих нарушения факторов на прибыли и обычные доходы.

§ 6. Прежде всего на прибыли предпринимателя оказывают в первую очередь воздействие любые изменения в цене тех товаров, которые являются продуктом его капитала (включая его коммерческую организацию), его труда и труда его наемного персонала; и в результате колебания его прибыли, притом гораздо более значительные, предшествуют колебаниям в заработной плате. Ибо - при прочих равных условиях - сравнительно небольшое увеличение цены, за которую он может продать свою продукцию, вряд ли приведет к многократному увеличению его прибыли или обеспечит получение прибыли вместо убытка. Такое увеличение возбудит в нем стремление воспользоваться, пока это возможно, хорошими ценами, и он будет опасаться, как бы его работники не ушли от него или не отказались работать. Поэтому он будет в состоянии платить высокую заработную плату и согласится сделать это; заработная плата будет расти. Но опыт показывает, что (независимо от применения скользящей шкалы) она в редких случаях возрастет в той же пропорции, что и цены, и поэтому они не увеличиваются темпами, близкими к темпам роста прибыли.

Другой аспект того же явления состоит в том, что при неблагоприятных условиях сбыта наемный работник коммерческого предприятия в худшем случае лишается источников дохода, обеспечивающих существование его самого и его семьи, расходы же работодателя, вероятно, превзойдут его поступления, особенно если он использует большое количество заемного капитала. В этом случае даже его валовой доход от управления становится отрицательным, т. е. он теряет свой капитал. При очень неблагоприятных условиях это случается со многими - возможно, с большинством предпринимателей,—и это почти постоянно происходит с теми, кто менее удачлив или менее способен либо в меньшей степени по сравнению с другими подходит для конкретной отрасли.

§ 7. Переходя к другому вопросу, отметим, что число тех, кто добивается успеха в коммерческой деятельности, составляет лишь незначительную долю, и в их руках сосредоточивается богатство других людей, которых больше в несколько раз,— людей, добившихся собственных накоплений или унаследовавших их от других и полностью потерявших такие накопления вместе с плодами собственных усилий в результате неудачной коммерческой деятельности. Поэтому для определения средних прибылей отрасли производства и торговли нам не следует делить общую сумму полученных в ней прибылей на число тех, кому они достались, даже если к этому числу добавить и число тех, кто потерпел неудачу; для этого из общей суммы прибылей тех, кто добился успеха, мы должны вычесть общую сумму убытков потерпевших неудачу и, возможно, прекративших деятельность в данной отрасли, и нам следует разделить остаток на общую численность. Действительная валовая прибыль от управления, т. е. избыток прибыли сверх процента, вероятно, составит в среднем не более половины, а в некоторых связанных с повышенным риском отраслях — не более десятой части того уровня прибыли, который будут представлять себе люди, формирующие свою оценку прибыльности отрасли наблюдением лишь за предпринимателями, добившимися успеха. Есть, однако, как мы вскоре увидим, основание считать, что предпринимательский риск в целом уменьшается, а не увеличивается. [Сотню лет назад многие англичане возвращались из Индии с большими богатствами, и распространилось мнение, что средняя норма получаемой прибыли была гигантской. Но как отмечал сэр У. Хантер (Annals of Rural Bengal, ch. VI), неудачи были многочисленными, однако только "те, кто вытащил счастливые номера в великой лотерее, вернулись, чтобы рассказать свою историю". В те же времена, когда это происходило, в Англии обычно говорили, что семьи богачей и их кучеров в течение трех поколений, вероятно, смогут поменяться местами. Частично это было правдой из-за дикого расточительства, присущего молодым наследникам в ту эпоху, а частично - из-за трудности найти место для надежного вложения капитала. Стабильность богатых классов Англии была укреплена как в результате распространения трезвенного образа жизни и образования, так и развития методов осуществления капиталовложений, позволяющих наследникам богатого человека получать надежный и постоянный доход от своего богатства, хотя они не унаследовали предпринимательских способностей, посредством которых это богатство было приобретено. Даже сейчас, однако, существуют в Англии районы, где большинство фабрикантов составляют рабочие или сыновья рабочих. В Америке же, хотя там глупое расточительство, возможно, распространено меньше, чем в Англии, но большая нестабильность условий и трудность добиться соответствия предприятия требованиям своего времени, вызвали к жизни поговорку о том, что семья "остается без пиджака" каждые три поколения. Уэллс пишет (Recent Economic Changes, p. 351): "Между теми, кто может составить свое мнение, в течение длительного времени существовало согласие относительно того, что 90% всех пытавшихся заниматься бизнесом самостоятельно не достигли успеха". А Дж. Уолкер (Quarterly Journal of Economics, vol. II, p. 448) приводит некоторые подробные данные относительно происхождения и карьеры промышленников в ведущих отраслях г. Вустера в штате Массачусетс в период между 1848 и 1888 гг. Более девяти десятых среди них начали свою жизнь, работая в качестве наемных мастеров или поденщиков, и менее 10% сыновей тех, кто был включен в список промышленников в 1840, 1850 и 1860гг., обладали какой-либо собственностью в 1888 г. либо умерли, оставив какую-либо собственность. Что касается Франции, Леруа-Болье (Repartition des Richesses, ch. XI) отмечает, что из каждой сотни новых коммерческих предприятий, начавших свою деятельность, 20 исчезают почти немедленно, 50 или 60 влачат свое существование, не расширяясь и не сокращаясь, и только 10 или 15 добиваются успеха.]

§ 8. Мы можем перейти к рассмотрению другого различия в колебаниях между прибылями и обычными доходами. Мы видели, что, прежде чем свободный капитал и труд вкладываются в приобретение мастерства, требующегося для деятельности квалифицированного ремесленника или специалиста, ожидаемый от них доход по своей природе является прибылью, даже если требующаяся норма прибыли оказывается высокой в силу двух причин: люди, осуществляющие подобные затраты, сами не получают большей части вознаграждения за эти затраты; они часто находятся в стесненных обстоятельствах и не могут производить вложения ради поступлений в отдаленном будущем без крупных самоограничений. Мы уже видели, что, когда квалифицированный ремесленник или специалист получили навыки мастерства, требующиеся для его деятельности, часть его дохода в будущем фактически является квазирентой на капитал и труд, вложенные в его подготовку к трудовой деятельности, обеспечения ее начала, создания деловых связей и в целом возможностей для превращения его личных качеств в основу для хорошей репутации, и лишь остаток доходов представляет собой действительный доход, полученный в результате затраченных усилий. И именно в этом заключается резкое различие. Когда подобный анализ проводится в отношении прибылей предпринимателя, пропорции оказываются иными: в этом случае большая часть приходится на квазиренту.

Доход, получаемый владельцем крупного коммерческого предприятия от материального и нематериального капитала, вложенного в его дело, настолько велик и подвержен столь резким колебаниям — от весьма отрицательного до больших величин положительного значения,— что он часто не задумывается о доле собственного труда в доходе. Если возникает возможность осуществления выгодного предприятия, он рассматривает полученные от него результаты в качестве почти чистой выгоды; настолько мала разница между тем, как он заботится о своем предприятии, лишь частично загруженном, и о предприятии, работающем на полную мощность, что, как правило, ему редко приходит в голову рассматривать его собственные дополнительные усилия в качестве вычета из этих выгод: для него они не выглядят в сколь нибудь существенной степени как доходы, приобретенные ценой дополнительной физической нагрузки таким же образом, как дополнительный заработок приобретается ремесленником за счет работы в сверхурочное время. Это обстоятельство является основной причиной и в некоторой мере оправданием неполного признания широкой общественностью, и даже некоторыми экономистами, единства той основы, на которую опираются факторы, определяющие нормальные прибыли и нормальную заработную плату.

Другое различие самым тесным образом связано с предшествующим. Когда ремесленник или специалист обладают исключительными природными способностями, не созданными за счет человеческих усилий и не представляющими собой результат жертв, принесенных ради будущих выгод, это позволяет им получить больший дополнительный доход по сравнению с тем, какой могут ожидать обычные люди при аналогичных усилиях, следующих за аналогичными вложениями капитала и труда в их образование и начало трудовой деятельности - излишек, имеющий природу ренты.

Но, возвращаясь к положению, изложенному в конце предшествующей главы, вспомним, что класс коммерческих предпринимателей содержит непропорционально большое число лиц, обладающих высокими природными способностями, поскольку в дополнение к способным людям, родившимся в его среде, он включает также значительную долю лучших дарований, родившихся в нижестоящих слоях промышленного населения. Таким образом, хотя прибыли на капитал, вложенный в образование, составляют очень важный элемент доходов специалистов, рассматриваемых как отдельный класс, рента на редкие природные способности может рассматриваться в качестве особенно важного элемента в доходах коммерческих предпринимателей, до тех пор пока мы рассматриваем этих предпринимателей как отдельных лиц. (По отношению к нормальной стоимости доходы даже от редких способностей следует рассматривать, как мы убедились, скорее в качестве квазиренты, чем собственно ренты.)

Однако из этого правила имеются исключения. Заурядный предприниматель, унаследовавший хорошее дело и имеющий как раз достаточно сил, чтобы не дать ему развалиться, может получать доход во многие тысячи фунтов, который включает очень небольшую ренту на редкие природные способности. С другой же стороны, большая часть доходов, полученных и исключительно удачливыми адвокатами, и писателями, и художниками, и певцами, и жокеями, может рассматриваться в качестве ренты на редкие природные способности - до тех пор, пока мы рассматриваем их в качестве от дельных лиц и не принимаем во внимание зависимости нормального предложения труда в каждом из отдельных видов занятий от перспектив блестящего успеха, предлагаемого ими для полной надежд молодежи.

Доход конкретного коммерческого предприятия зачастую оказывается под очень сильным воздействием изменений его промышленной среды и его возможностей или связей. Но подобное воздействие оказывается и на специфические доходы, получаемые за счет производственных навыков многими категориями рабочих. Открытие богатых медных месторождений в Америке и Австралии привело к снижению доходности производственных навыков шахтеров в Корнуэлле, пока те оставались дома; любое же открытие медных месторождений в новых районах повышало доходность производственных навыков тех шахтеров, кто уже переехал туда. Далее, рост интереса к театральным развлечениям, увеличивая нормальные доходы актеров и побуждая увеличенное предложение их мастерства, повышает доходность мастерства тех, кто уже занят в данном виде деятельности; значительная часть этой доходности, с точки зрения отдельного лица, представляет собой излишек, получаемый постановщиком благодаря редким природным качествам. [Покойный Уолкер внес большой вклад в понимание факторов, определяющих, с одной стороны, заработную плату, а с другой - доходы от управления. Однако он утверждал ("Political Economy", § 31.1), что прибыли не составляют части цены произведенных продуктов, и он не ограничивал эту доктрину лишь краткими периодами, для которых, как мы видели, доход, полученный от всех производственных навыков, как исключительных, так и обычных, относится ли это к рабочему или к работодателю, может рассматриваться в качестве квазиренты. Он использовал термин "прибыль" в искусственном смысле, поскольку, полностью исключив процент из прибыли, он предполагал, что "не получающий прибыли работодатель" зарабатывает в "в целом, или в конечном счете, сумму, которую он мог бы рассчитывать получить в качестве заработной платы, если бы работал по найму у других" ("First Lessons", 1889, § 190), т.е. "не получающий прибыли работодатель" имеет в дополнение к проценту на свой капитал нормальный чистый доход от управления, присущий людям равных с ним способностей, каков бы он ни был. Таким образом, прибыли в понимании Уолкера не включают четыре пятых тех элементов, которые рассматриваются в качестве составных частей прибыли в Англии (соотношение будет, пожалуй, ниже в Америке и выше на Европейском континенте, чем в Англии). Итак, его доктрина, видимо, должна означать лишь, что та часть дохода работодателя, которая обусловлена исключительными способностями или везением, не входит в цену. Но выигрыши, как и потери, в любом занятии, идет ли речь о работодателе или нет, играют свою роль в определении численности лиц, стремящихся к этому занятию, и энергии, с которой они отдаются работе, и именно поэтому входят в нормальную цену предложения. Уолкер, видимо, основывает свою аргументацию главным образом на том обстоятельстве, столь старательно им подчеркивавшемся, что наиболее способные работодатели, которые в конечном счете получают самые высокие прибыли, - это, как правило, те, кто платит рабочим наивысшую заработную плату и продает товары по самым низким ценам. Но в равной мере реальным и еще более существенным является то обстоятельство, что рабочие, получающие наиболее высокую заработную плату, - это те, кто наилучшим образом использует предприятие и материалы своего работодателя (см. кн. VI, гл. III, § 2) и таким образом позволяет ему получать для себя наибольшие прибыли и брать за товары с покупателей самую низкую цену.]

§ 9. Теперь рассмотрим взаимное отношение интересов различных промышленных категорий, занятых в одной отрасли.

Такая общность представляет собой специфический случай общего явления, состоящего в том, что на отдельные факторы производства любого товара существует единый спрос, и мы можем вернуться к иллюстрации этого общего явления, приведенной в кн. V гл. VI. Мы видели там, как предложение (скажем) труда штукатуров одинаково затронет интересы всех других отраслей строительства, однако в значительно большей степени, чем интересы всего общества. Дело в том, что доходы, получаемые от специализированного капитала и специализированных рабочих навыков, принадлежащих всем различным промышленным категориям, занятым в строительстве домов или производстве ситца или чего угодно, в очень большой степени зависят от общего процветания отрасли. И до тех пор, пока дело обстоит подобным образом, они могут рассматриваться для кратковременных периодов в качестве долей составного или общего дохода всей отрасли. Доля каждой категории имеет тенденцию к росту, когда этот совокупный доход увеличивается в результате повышения эффективности его собственной деятельности или под воздействием внешнего фактора. Но когда совокупный доход неизменен и какая-либо отдельная категория получает большую долю, чем раньше, это неизбежно происходит за счет других. Данное положение справедливо в отношении всей совокупности людей, занятых в любой данной отрасли, и справедливо в определенном смысле в отношении тех, кто провел большую часть своей жизни в совместной работе на одном коммерческом предприятии.

§ 10. Доходы добившегося успеха предпринимателя, рассматриваемые с точки зрения самого этого предпринимателя, представляют собой сумму доходов, во-первых, от его собственных способностей, во-вторых, от его производственного предприятия и другого материального капитала и, в-третьих, от репутации его фирмы и клиентуры, или коммерческой организации и связей. Но в действительности его доходы — это нечто большее, чем указанная сумма: ведь эффективность его деятельности частично зависит от того, что она осуществляется в каком-то конкретном бизнесе; и если бы он должен был продать свое предприятие по справедливой цене и затем заняться другим видом коммерческой деятельности, его доход, вероятно, значительно бы снизился. В ходе его деятельности общая стоимость его коммерческих связей представляет для него замечательный пример конъюнктурной, или обусловленной возможностями, стоимости. Она является продуктом способностей и усилий, хотя удача могла сыграть свою роль в ее образовании. Та ее часть, которая поддается передаче и может быть куплена частным лицом или крупным конгломератом фирм, должна включаться в другие издержки и в некотором смысле представляет собой конъюнктурные, или обусловленные возможностями, издержки.

Точка зрения работодателя не отражает, однако, всех выгод предприятия, поскольку существует еще одна их часть, относящаяся к его наемным работникам. Действительно, в некоторых случаях и для некоторых целей весь доход предприятия может рассматриваться в качестве квазиренты, т. е. дохода, определяемого на данное время состоянием рынка его товаров, но лишь в незначительной степени зависящего от издержек по подготовке к функционированию различных элементов и работников, занятых в производстве. Другими словами, это совокупная квазирента [Ср. кн. V, гл. X, § 8], подлежащая разделу между различными лицами на предприятии на основе соглашения, дополненного обычаем и принципами справедливости,—результат, который достигается под воздействием факторов, имеющих некоторую аналогию с факторами, почти всегда приводившими при ранних формах цивилизации к передаче производителем излишка продукта земли в руки не отдельных лиц, а сельскохозяйственных фирм. Так, начальник канцелярии коммерческого предприятия обладает знаниями о людях и положении вещей, которые он может за очень высокую цену продать в некоторых случаях для использования конкурирующими фирмами. В других же случаях такие знания имеют ценность лишь для предприятия, на котором он уже работает, и поэтому его уход, может быть, нанесет этому предприятию ущерб, сумма которого в несколько раз превышает его жалованье, в то время как в каком-нибудь другом месте он не смог бы получить и половины своего жалованья [Когда фирма имеет узкую специализацию, многие даже рядовые рабочие потеряли бы значительную часта своей заработ ной платы, покинув эту фирму, и в то же время нанесли бы ей серьезный ущерб. Начальник канцелярии может быть принят в качестве совладельца, и заработная плата всех наемных работни ков частично могла бы выплачиваться в виде доли в прибылях концерна; однако независимо от того, имеет ли это место или нет, их доходы определяются не столько конкуренцией и не посредственным воздействием закона замещения, сколько соглашением между ними и их работодателями, условия кото рого теоретически являются произвольными. В практике, одна ко, они, возможно, будут определяться желанием "поступить по справедливости", т.е. достигнуть соглашения об оплате, пред ставляющей нормальный доход от таких способностей, приле жания и специальной подготовки, которыми располагает инди видуально каждый из наемных работников, с добавлением неко торой суммы, если дела фирмы идут удачно, и изъятием ее, если положение оказывается неблагополучным.].

Важно выявить, насколько положение таких наемных работников отличается от положения других работников, чьи услуги имели бы почти равную ценность для любого предприятия в какой-либо крупной отрасли. Каждую неделю доход любого из них состоит, как мы видели, частично из компенсации за усталость от работы на протяжении этой недели и частично из квазиренты за его специализированные рабочие навыки и способности; предполагая же наличие полностью эффективной конкуренции, эта квазирента определяется ценой, которую либо его работодатель в данный период, или любой другой работодатель готовы были бы заплатить за его услуги при состоянии рынка их товаров на протяжении этой недели. Цены, которые должны быть выплачены за данную работу данного вида, будучи, таким образом, определены общими условиями отрасли, входят в прямые издержки, подлежащие вычитанию из валового дохода конкретной фирмы с целью установления ее квазиренты за определенное время; но в повышении или снижении такой квазиренты наемные работники участия не принимают. Однако на практике воздействие конкуренции не оказывается столь совершенно эффективным. Даже когда одинаковая цена выплачивается повсеместно на рынке за одинаковую работу на одинаковых машинах, процветание фирмы увеличивает шансы продвижения вверх каждого из ее наемных работников, а также вероятность не потерять работу при снижении деловой активности и получить столь желанную сверхурочную работу при благоприятной конъюнктуре.

Таким образом, фактически имеется некоторый способ разделения прибылей и убытков между каждым предприятием и его наемными работниками, и, возможно, в наивысшей форме он существует, когда, не будучи воплощенным в определенном контракте, совпадение интересов тех, кто работает на одном коммерческом предприятии, признается с сердечной щедростью как результат истинно братских чувств. Однако подобные случаи являются не очень частыми, и, как правило, отношения между работодателями и наемным персоналом поднимаются на более высокий уровень и в экономическом и в моральном плане путем принятия системы участия в прибылях, особенно когда она рассматривается в качестве шага к еще более высокому, но гораздо более труднодостижимому уровню истинного сотрудничества.

Если наниматели действуют совместно и таким же образом поступают наемные работники, решение проблемы заработной платы становится неопределенным, и лишь путем выторговывания можно определить точное распределение избытка поступлений над расходами на данное время между работодателями и наемным персоналом. Если не принимать во внимание финансируемых отраслей, которые вытесняются и прекращают свое существование, никакое снижение заработной платы не будет неизменно соответствовать интересам работодателей, поскольку оно будет выталкивать квалифицированных рабочих на другие рынки или даже в другие отрасли, где они лишатся специфических доходов от трудовых навыков; кроме того, заработная плата должна быть достаточно высокой в среднем за год, чтобы привлекать молодых людей к данному виду занятий. Таким образом, устанавливается нижний предел уровня заработной платы, а верхний предел определяется потребностями, соответствующими предложению капитала и кадров предпринимателей. Однако в какой точке между этими двумя пределами окажется заработная плата, может быть определено лишь путем споров и торговли, острота которых, возможно, будет несколько снижена под влиянием этических соображений и благоразумия, особенно когда в данной отрасли существует хороший согласительный орган.

На практике проблема оказывается еще более сложной. Каждая группа наемных работников, вероятно, имеет свой собственный союз и ведет борьбу за свои интересы. Работодатели выступают в качестве буферного механизма, но забастовки с целью повышения заработной платы одной из групп могут на практике свести к нулю заработную плату какой-либо другой группы в такой же мере, как и прибыли предпринимателей.

Здесь не место для исследования причин и последствий возникновения объединений, союзов и контрсоюзов среди предпринимателей и наемных работников. Они представляют собой цепь занимательных событий и романтических трансформаций, приковывающих внимание публики и, видимо, свидетельствующих о грядущих изменениях наших социальных порядков то в одном, то в другом направлении, а их важность, безусловно, велика и продолжает быстро возрастать. Но их значение, вероятно, преувеличивают, поскольку многие из них есть не что иное, как мелкие завихрения, которые всегда образовывались на поверхности прогресса. И хотя в современный век они достигли более впечатляющих масштабов, чем в прошлом, основное движение зависит от глубинного мощного молчаливого потока тенденций нормального распределения и обмена, которые "не видны", но которые контролируют направление тех эпизодов, которые "заметны". Поскольку даже в умиротворении и улаживании споров основная трудность состоит в определении, что же представляет собой нормальный уровень, от которого решения суда не должны отходить далеко, чтобы не подорвать свой собственный авторитет.

Содержание

 
© uchebnik-online.com