Перечень учебников

Учебники онлайн

11.1. Перемещение занятости в сферу услуг: гипотеза трех секторов экономики

Современная структура занятости населения развитых стран характеризуется, прежде всего, перемещением экономически активного населения в сферу услуг. Так, в конце ХХ в. в промышленности США работало менее одного из шести работников, занятых в экономике страны, а в сфере услуг – более 70 %. В странах ЕС в промышленности трудился только каждый пятый из занятых в экономике. В Японии к 2000 г. в сферу услуг переместилось более 63 % занятых [12, C. 31–32]. Появились профессии, которые раньше просто не существовали: ассистент режиссера в видеокомпании, системный интегратор, представитель турфирмы, поп-музыкант, дилер, занимающийся торговлей ценными бумагами. Сфера услуг рассматривается как определенная деятельность людей, которая оказывает влияние на общественное развитие (еще в начале XIX в. французский экономист Ф. Бастиа сделал вывод о значимости для общественного развития совокупности услуг, которые люди добровольно или по принуждению оказывают друг другу). Высокий уровень развития материального производства содействует становлению сферы услуг, что, в свою очередь, расширяет горизонты общественного производства.

Массовое перемещение занятости в сферу услуг может быть объяснено гипотезой трех секторов экономики, сторонниками которой являются К. Кларк, Ж. Фурастье, C. Кузнец. Согласно теории трех секторов экономики общество в ходе своего исторического развития последовательно переходит от экономики с преобладанием первичного сектора, в основном сельского хозяйства, к экономике, в которой доминирует вторичный сектор (индустриальное производство), а затем к экономике, где ведущим и преобладающим сектором становится третичный сектор – сфера услуг. Соответственно изменяется структура занятого населения. В начальный период индустриализации страны 80 % населения страны занято в сельском хозяйстве, 10 % – в промышленности и строительстве и 10 % – в сфере услуг. В ходе индустриализации доля занятых увеличивается во вторичном секторе за счет сокращения доли первичного сектора, начинает расти доля занятых в третичном секторе экономики.

Исторический переворот, породивший бурное развитие третичного сектора начался сравнительно недавно: в США – в середине 50-х годов XX в., в других развитых странах – в конце 60-х годов и в 70-х годах. К началу 80-х годов в США, а несколькими годами позже и в странах Западной Европы валовой продукт сферы интерперсональных услуг (human cervies) превзошел валовой продукт сферы материального производства. Темпы его прироста в первой половине 80-х годов также превышали аналогичные показатели в сфере материального производства: во Франции – в 2 раза, в США и Германии – в 6 раз, в Англии – в 30 раз [5, C. 112]. Предполагается, что бурное развитие экономики услуг закончится через несколько десятилетий. Как считают некоторые исследователи, в секторе услуг на конечном этапе его развития будет занято до 80 % всего экономически активного населения, в то время как на долю первичного и вторичного секторов придется по 10 % занятых [12, C. 30].

Структурные сдвиги в занятости населения связаны, прежде всего, с ростом производительности труда и динамикой спроса. Перемещение занятости в третичный сектор экономики корреспондируется с высоким уровнем материального производства. Научно-технический прогресс и информатизация производства приводят к тому, что активное наращивание объемов материальных благ происходит без привлечения соответствующих объемов рабочей силы. Так, в 90-х годах ХХ в. в 12 развитых странах сельским хозяйством занималось менее 15 % экономически активного населения. В США эта цифра составляла 6 %, хотя фермеры кормят 200 млн. американцев и еще 160 млн. людей во всем мире [16, C. 14]. По мнению некоторых исследователей, передовые сельскохозяйственные и промышленные технологии таковы, что при их повсеместном внедрении примерно через 30 лет (ближайшие 2-3 десятилетия) 2 % трудоспособного населения Земли могло бы удовлетворить потребности остальных жителей планеты в сельскохозяйственных продуктах, в начале XIX в. для этого требовалось участие 50 % населения.

Аналогичная ситуация складывается в промышленности развитых стран относительно производства товаров личного потребления, что также приводит к изменению удельного веса численности занятых, производящих эти товары. В отношении занятых производством средств производства ситуация складывается следующим образом. Спрос на средства производства особенно быстро растет в связи с переходом к исследованиям, проектированию и производству, что требует быстрого обновления основных фондов. Производительность труда в этот период не перекрывает спроса, что ведет к росту численности занятых, но затем при падении спроса занятость начинает уменьшаться. Например, в конце 80-х годов доля американского промышленного производства, соответствовавшая его общему объему 1973, обеспечивалась лишь 40 процентами того количества рабочих, которое было реально вовлечено в производство в начале 70-х годов [5, C. 230].

Чем более высокого уровня достигает материальное производство, тем меньше становится доля работников, занятых в промышленности. В экономически развитых странах уменьшение доли промышленного производства и доли занятых в нем наблюдается при одновременном росте его общего объема.

Растущее значение сферы услуг для развития экономики и обеспечения занятости населения базируется на росте производительности труда и положительной динамике спроса в сфере материального производства.

В странах с высокоразвитым материальным производством интенсивно развивается спрос на услуги, причем услугоемким становится само производство. По некоторым оценкам 50–80 % прироста услуг в разных странах обеспечивается спросом со стороны производства [4, C. 25]. Модернизация производства, заметно сокращая традиционный производящий труд, так называемый «direct labor», расширяет потребность в обслуживающем труде, так называемом «indirect labor». Данный труд связан с подготовкой и обеспечением производственных процессов, а также с послепроизводственным обслуживанием. В США в конце 80-х годов трудом, связанным с услугами непосредственно производству, было занято до 60 млн. человек [3, C. 62]. Уже в середине 80-х годов в компании «Дженерал Электрик» лишь 40 % персонала было занято непосредственно в материальном производстве, а остальные — в обслуживающих сферах (НИОКР, информационные операции, маркетинг и т.п.). Причем подготовительный труд — проектирование, программирование автоматики, маркетинг требует высокопродуктивных кадров.

Динамика производительности труда в сфере услуг весьма дифференцирована по видам и технологическому уровню услуг. Только на начальном этапе развития сферы услуг, когда роль высокотехнологичных услуг не проявлялась в полной мере, можно было констатировать относительно медленные темпы роста производительности труда в третичном секторе, в силу чего в последнем возрастала потребность в рабочей силе. Информационные технологии, отстававшие от компьютерной автоматизации, по мере своего прогресса амортизировали спад занятости, вызванный ею. В дальнейшем ситуация усложнилась, поскольку сформировался высокопроизводительный сектор услуг, который с ускорением информатизации производства и общества стал источником прироста рабочих мест, при сохранении и расширении такого сектора, где технический прогресс развивался гораздо медленнее, что было обусловлено самим характером услуг. Итак, растущее значение сферы услуг для развития экономики и обеспечения занятости базируется на росте производительности труда в сфере материального производства. В теории трех секторов экономики обращается внимание, в частности, на то, что «престарелые» сектора экономики, увядая, еще выполняют возложенные на них функции, но уже мало способствуют экономическому росту. В связи с этим занятость в данных секторах экономики можно рассматривать как специфическую маргинальную занятость, которая сохраняется постольку, поскольку это необходимо для обеспечения баланса секторов экономики. Занятость, превышающая эффективные границы, выступает как форма маргинальной неэффективной занятости, существование которой может быть обусловлено, в частности, социальными причинами. Экономически эффективной можно рассматривать занятость, связанную с экономическим ростом. Такую занятость в настоящее время обеспечивают высокотехнологичные услуги. Так, в США в сфере высоких технологий занято 8 % всей рабочей силы, дающие 30 % экономического роста.

Некоторые исследователи выделяют 4 группы услуг, в рамках которых проблемы занятости приобретают определенную специфику:

• производственные (деловые, финансовые, страховые, риэлтовские и др.);

• распределительные (торговля, транспорт, связь);

• личные (гостиничное хозяйство, общественное питание, рекреационные и домашние услуги);

• социальные (здравоохранение, образование, услуги различных государственных организаций).

Прежде всего эта специфика проистекает от степени распространенности внутри этих групп информационных, прежде всего, высокотехнологичных услуг. В 1990 г. 47,4 % работающего населения в США, 45,8 % в Соединенном королевстве, 45,1 % во Франции и 40,0 % в Западной Германии занимались обработкой информации либо в сфере материального производства, либо в сфере услуг, и число таких работников с тех пор неуклонно растет [5, C. 233].

Сфера услуг становится основным источником как новых, высокоэффективных рабочих мест, так и источником рабочих мест, связанных с обслуживанием населения

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com