Перечень учебников

Учебники онлайн

Тема 3. Сфера услуг в современном обществе

Современная экономика развитых стран как экономика услуг. Методологические подходы к структурированию общественного производства: подход К. Кларка, Д. Белла, «субъект-объектный – субъект-субъектный». Взаимосвязь и взаимообусловленность материального производства и сферы услуг, критерии их разграничения. Причины и факторы стремительного развития сферы услуг. Качество, уровень и стиль жизни. Роль сферы услуг в современных условиях. Состояние сферы услуг в России. Понимание структуры сферы услуг.





Вторая половина ХХ и начало XXI века характеризуются многими значимыми явлениями и тенденциями в жизни общества и экономики стран мира. Но, по мнению специалистов, одной из основных тенденций нашего времени стало феноменально бурное расширение сферы услуг. И действительно, современный уровень развития передовых стран демонстрирует динамичное развитие производства услуг различного рода и их рынка. Степень развития сферы услуг стала выступать критериальным признаком развитости общества. В настоящее время страна не может быть причислена к развитым странам мира, если в ее сфере услуг создается меньше 60% ВНП. Достаточно сказать, что в США на сферу услуг приходится сейчас около 80% рабочих мест (в том числе в этой сфере занято более 85% всех кадров высшей квалификации) и 74% ВВП. В ней сосредоточено 40% основных производственных фондов. По прогнозам бюро статистики занятости США, до 2005 г. включительно увеличение числа свободных мест будет происходить только за счет сферы услуг. Аналогичная тенденция и в странах Западной Европы, где в сфере услуг занято более 66% от общего числа занятых. В странах ЕС на долю услуг приходится около 63% ВВП и 62% занятых; в Японии – 59% и 56% соответственно. В сфере услуг размещено 40% объема иностранных прямых инвестиций в мире. По данным МВФ, все виды услуг составляют в начале XXI в. примерно 1500 млрд. долларов (около 70% стоимости всего результата мирового производства). А международная торговля услугами является одним из наиболее динамично растущих секторов мирового хозяйства.

«Многие отрасли по производству услуг приобрели ключевое значение для функционирования экономики в долговременном плане, стали «локомотивами» научно-технического и социально-экономического развития страны. Речь идет в первую очередь о развитии науки и научного обслуживания, образования, здравоохранения, разнообразных профессиональных услуг, связи, информационного обслуживания и т.д. Хотя по-прежнему важную роль в экономике играют и достаточно традиционные отрасли сферы услуг - финансы, торговля, личные услуги и т.п., специфика начала XXI в. заключается в том, что возрастающее значение как для экономики, так и для общества приобретает группа новых отраслей».

См.: Экономика США: Учебник для вузов / Под ред. В.Б. Супяна. – СПб.: Питер, 2003, с. 125

Все это свидетельствует о том, что наступил принципиальный новый этап в общественном (в том числе и в международном) разделении труда. Стремительное развитие сферы услуг является, по мнению ученых, непременным условием успешного завершения современной структурной перестройки экономики. Учитывая значимость этого процесса и его влияние на современное общество, Организация объединенных наций, которая каждое десятилетие отмечает актуальным для человечества девизом, период с 1990 по 2000 гг. назвала десятилетием развития сферы услуг.

В западной литературе осуществляемые структурные преобразования сравнивают по своей значимости с индустриальной революцией прошлого. Страны же, не успевшие «вписаться» в этот процесс, отбрасываются на периферию мировой хозяйственной системы. В связи с этим становятся очевидными несостоятельность и пагубность отношения к структуре общественного производства, к услугам и к труду, их создающему, с позиции не только XIX века, но даже первых двух третьих ХХ века.

Общественное производство – явление развивающееся. И это неизбежно сказывается на изменении его структуры посредством внутриотраслевых, межотраслевых и, в конечном счете, сдвигов, затрагивающих соотношение крупнейших секторов и сфер всей экономики. Думается, что в последнем случае можно говорить о композиционном сдвиге, т.к. меняется вся композиция, компоновка, т.е. составление из отдельных частей целого, хотя в публикациях композиционным сдвигом называют сдвиг внутри отраслей экономики. Как бы то ни было, структура хозяйственного организма меняется качественно, что позволяет говорить о ее новой парадигме.

При рассмотрении вопроса о структуризации экономики надо иметь в виду, что

1. Отрасль – совокупность предприятий и организаций, для которых характерна общность выпускаемой продукции, технологии производства основных фондов и профессиональных навыков работающих (Краткий экон. словарь /Под ред. А.Н. Азрилияна. – М.: Ин-т нов. эк-ки, 2001. С. 516.

«Чистая» отрасль – совокупность всех производств одного вида продукта – монопродукта (уголь, газ, нефть…);

Хозяйственная отрасль – предприятия, у которых производство отраслевого продукта составляет основную долю.

Административная отрасль – совокупность предприятий, находящихся в ведении одного Министерств (или другого административного органа).

См.: Курс экономики. Учеб. /Под ред Б.А. Райзберга. – ИНФРА-М, 1997. с. 26.

2. Сфера:

область, предел распространения чего-нибудь;

совокупность отраслей и видов деятельности, характеризующихся общими сущностными признаками (чертами).

3. Сектор экономики:

Сектор: область хозяйственной деятельности; часть экономики. Секторы в экономике могут быть определены различными способами: а) как совокупность институциональных единиц – резидентов, имеющих сходные экономические цели, функции и поведение (например, государственный (общественный) сектор; корпоративный сектор; частный сектор, не относящийся к корпоративному; некоммерческий сектор и т.д.; б) по типам продукции.

См.: Блэк Дж. Экономика: толковый словарь: англо-русский. М.: ИНФРА-М, Изд-во «Весь Мир», 2000. с. 653.

Можно выделить несколько методологических подходов к структурированию общественного производства, которые, во-первых, отражают видение проблемы с позиции своего времени; во-вторых, адекватно и глубоко раскрывая новые тенденции в изменении структуры экономики, они полностью не отторгают, не зачеркивают ранее предложенные концепции (см. рис. 3.1).

Рассмотрим их подробнее.

В основе первого, исторически исходного, лежит дихотомия материального и нематериального производства, т.е. разделение всего общественного производства на две части. До сих пор экономическая теория и практика спорадически, а в России весьма часто, используют такой подход, причем в отечественных публикациях, в том числе и в научных, очень распространен термин «непроизводственная сфера», который используется как синоним понятия «нематериальное производство». В этой связи уместно обратить внимание на встречающееся и, думается, вполне справедливое мнение, что термин «непроизводственная сфера» крайне неудачен. Если трактовать его буквально, то создается впечатление, что в ней («непроизводственной сфере») ничего не производится, а такое мнение в корне ошибочно, поскольку экономические блага могут быть как в предметно-вещественной форме, так и не иметь таковой. Если в отраслях материального производства создается материально-вещественный продукт, то в отраслях нематериального производства – нематериальные блага и услуги.

Следовательно, при указанном подходе расчленение общественного производства на две части базируется на ряде взаимосвязанных критериев:

a) участии отраслей и видов деятельности в создании материальных благ;

b) прямом (потребляющем) воздействии на природу. Если деятельность отрасли направлена на преобразование вещества природы с целью его приспособления к человеческим потребностям, то она относится к материальному производству;

c) овеществлении результатов труда. Если такое овеществление отсутствует, деятельность относится к нематериальной сфере.



См.: Песоцкая Е.В. Маркетинг услуг. с. 12.

На протяжении многих веков основную роль в обеспечении жизнедеятельности людей играло материальное производство, которое, постоянно усложняясь, выступало ведущей сферой всего общественного производства. Сейчас в индустриально развитых странах она включает более 55 отраслей, подотраслей и видов производства, в то время как в начале ХХ века в промышленности насчитывалось только около 2-х десятков отраслей.

В то же время эта, самая общая, двухсекторная, структура общественного производства по мере развития и усложнения экономики уже неадекватно отражала происходящие изменения как внутри самого материального производства (соотношение добывающих и обрабатывающих отраслей промышленности), так и в плане места и роли нематериальной сферы, что объективно потребовало несколько иного взгляда на структуру хозяйства.

Второй подход – более современный, исходит из представления общественного производства как трехсекторной модели. Одним из первых его предложил Колин Кларк в своей работе «Condition of economic Progress», изданной в Лондоне в 1940 году.

Кларк (Clark) Колин (1905-1989), английский экономист и статистик, преподавал статистику в Кембридже, был консультантом по экономическим вопросам при правительственных органах ряда стран Юго-Восточной Азии и Австралии, работал в Оксфорде, возглавляя НИИ экономики сельского хозяйства.

К первому (первичному) сектору экономики причислялись все отрасли добывающей промышленности и сельского хозяйства.

Вторичный охватывает обрабатывающие отрасли (обрабатывающий сектор экономики – отрасли обрабатывающей промышленности и строительство). Третичный (терциарный) сектор – сектор услуг (сфера услуг). Необходимо обратить внимание на то, что здесь этот сектор понимается именно как сфера услуг. В современных же публикациях, в том числе и российских, нередко можно встретить термин «третичный сектор», трактуемый как сектор некоммерческих организаций.

Такое структурирование общественного производства не только впервые подчеркивало роль услуговых видов деятельности, их значимость в экономическом организме, но и давало более объективную картину структуры самого материального производства.

Приведенная 3-х секторная модель вполне соответствовала действительности, т.е. реалиям хозяйственной жизни середины ХХ века в развитых странах, а следовательно, лучше отвечала потребностям экономического анализа. Оказалось, что все сектора («первичный», «вторичный», «третичный») были в тот период времени однопорядковыми как по количеству занятых, так и по роли в создании общественного богатства.

Однако начиная с 60-70-х годов ХХ века в развитых странах стала нарастать диспропорциональность между этими секторами, которая приняла устойчивый и очевидный характер. Однопорядковость нарушилась в силу ярко выраженного преобладания третичного сектора сферы услуг над вторичным и первичным секторами, суммарный вклад которых в создание ВНП стал составлять 30-32%. Такие сдвиги рассматриваются как сущностные признаки возникновения постиндустриального общества, его сервисной модели.

Рассмотрим, как изменились соотношения этих секторов в развитых странах.

1. Первичный сектор (добывающие отрасли): их доля в ВНП упала, как подчеркивают специалисты, до минимально возможных значений. Так, в конце ХХ века она составляла не более 3%. Если в сельском хозяйстве на исходе XIX века создавалось до 40% американского ВНП, после 1-й мировой войны – 14%, то сейчас – не более 1,4%. Все это отразилось и на структуре занятости в первичном секторе: в середине XIX в. до 60% рабочей силы было занято в аграрном секторе, а сейчас, например с США, там занято менее 3%. В результате, с 1994 года статистические органы США перестали учитывать долю фермеров в составе населения из-за ее незначительности. Такие же тенденции характерны и для развитых европейских стран (Германии, Франции), хотя цифры занятых в добывающих отраслях там несколько выше. В целом, в добывающих отраслях США и стран ЕС численность занятых снизилась абсолютно, а доля добывающих отраслей в ВНП стран ЕС не превышает 3%.

2. Вторичный сектор считался ведущим, доминирующим во всех развитых странах мира на протяжении почти двух третей ХХ века, но ситуация меняется и в нем, но не так однозначно, как это происходит в первичном секторе. Относительно вторичного сектора можно выделить две тенденции. С одной стороны, начиная с 70-х гг. ХХ в. здесь также наблюдается процесс абсолютного уменьшения числа занятых. Так, с 1980 по 1994 гг. в США число занятых в обрабатывающих отраслях снизилось более, чем на 11%, составив 18% трудоспособного населения. В США за 80-е гг. персонал сталелитейных компаний уменьшился в 6 раз при том же объеме выпуска продукции. «Дженерал Электрик» примерно за тот же период снизил персонал вдвое. В Западной Европе – такой же процесс. Доля промышленного производства в ВНП при этом колебалась: в США в первой половине 90-х гг. она была от 22,7% до 21, 3%; в странах ЕС приблизительно 20% (от 15% В Греции до 30% в ФРГ).

С другой стороны, несмотря на сокращение своих количественных масштабов, вторичный сектор в современном обществе является весьма эффективно функционирующей производственной системой с высоким уровнем производительности труда. Это обусловлено прежде всего тем, что именно в нем находит свое применение все возрастающая масса технологических достижений. Хотя следует отметить, что наряду с высокотехнологичными отраслями вторичный сектор включает в себя и достаточно примитивные виды производства.

3. Третичный сектор переживает бурное развитие. Если суммарная доля первых двух секторов в ВНП ведущих стран мира стабилизировалась, как уже отмечалось, на уровне 30-32%, а в занятости составляет не более 25-30%, то третичный сектор занимает в создании ВВП более 60% (более 70% в развитых странах). [В. Иноземцев. РЭЖ, 1997, №11-12, С. 59-61]. Динамика роста этого сектора столь велика, что многие специалисты считали процесс структурных изменений общественного производства развитых стран и превращение этого производства в экономику услуг завершенным в результате так называемой терциарной революции. Однако не все рассматривают это как благо, некоторые (например, проф. С. Коэн из университета Беркли) высказывают опасение, что такой процесс приведет к деиндустриализации, к застою промышленного производства, что может привести к катастрофе. Наличие таких противоположных мнений показывает, что проблема требует своего серьезного осмысления, видения ее во всей многоаспектности и противоречивости.

Как бы то ни было, «если в 1900 году соотношение американцев, производивших материальные блага и услуги, оценивалось как 63:37, то девяносто лет спустя – уже как 22:78, причем изменения значительно ускорились с начала 50-х годов, когда началось сокращение численности занятых во всех отраслях, которые в той или иной степени могут быть отнесены к сфере материального производства». [Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М.: Логос, 2000, С.60]

Осознавая усложнение и «многоликость» третичного сектора, дальнейшее структурирование общественного производства шло в основном по пути вычленения отдельных подотраслей из ранее единого третичного сектора. При этом разные авторы старались подчеркнуть значение того или иного рода деятельности. Одни, например, особо выделяли производство информации, подчеркивая, что в нем создается до 2/3 общественного продукта, другие акцентировали внимание на торговлю, которая обеспечивает более 20% занятости и дает почти 16% ВВП, третьи обращали внимание на то, что наиболее динамичными отраслями становятся здравоохранение, образование и другие виды деятельности, производящие «public goods».

В результате развития второго подхода Д. Белл в 70-х гг. ХХ века выделил наряду с тремя указанными секторами еще два – четверичный и пятеричный, одновременно пересмотрев структуру самого третичного сектора.

Белл (Bell) Даниел (10.05.1919, Нью-Йорк) – американский экономист и социолог, специалист в области истории общественной мысли, политических течений и социального прогнозирования. Разработанная им концепция постиндустриального общества выдвинула Белла в число ведущих представителей социального прогнозирования.



См.: Современная западная социология: Словарь. – М, 1990, С.30-31

Согласно его концепции, третичный сектор уменьшился до транспортных и коммунальных услуг, а торговля, финансы, страхование и операции с недвижимостью отходили к четверичному. К пятеричному относились здравоохранение, образование, отдых, исследовательская деятельность и правительственные учреждения. Этот подход сейчас получил широкое распространение, но он имеет свои плюсы и минусы.



К достоинствам подхода Д. Белла можно отнести то, что: а) была впервые отражена сложность и неоднородность самой сферы услуг, необходимость ее собственного структурирования посредством разбиения единого у К. Кларка сектора услуг на три относительно обособленные «области» услуговой деятельности; б) данный подход более адекватен современным экономическим реалиям, характеризующимся расширением и усложнением сферы услуг. Как отмечает В. Иноземцев, ссылаясь, в свою очередь, на работу D. Lyon The Information Society Issues and Illusions, «предложенный Д. Беллом и его последователями подход обеспечивает более совершенное классифицирование отраслей сферы услуг, основываясь на вполне справедливом (и находящем все большее распространение) представлении о том, что ее понимание в качестве единого целого стало анахронизмом, препятствующим детальному анализу ее весьма разнородных составных элементов».

В качестве «недостатка» указанного подхода можно отметить отсутствие четкого критерия, согласно которому сфера услуг расчленяется на отдельные сектора, состав и количество которых может быть самым различным. Иными словами, «в классификации не просматривается центрального методологического принципа, позволяющего обнаружить за этой сложной многофакторной моделью основные грани, вокруг которых могло бы быть построено принципиальное деление всего общественного производства на соответствующие сферы и анализ которых реально способствовал бы выявлению наиболее существенных тенденций хозяйственного прогресса». [Иноземцев В. РЭЖ, 1997, №11-12, С.63]

Подтверждением данному мнению является то, что примерно в эти же годы: а) Дж. Зингельманн предложил выделить в структуре общественного производства шесть секторов, в том числе в сфере услуг – четыре сектора. Причем, если первый сектор имеет традиционные составляющие – сельское хозяйство, добывающие отрасли, то второй сектор включает не только обрабатывающие отрасли, строительство, но и коммунальные службы; б) Марк Порат в работе «Информационная экономика» (1977 г.) выдвинул идею четырех секторов: сельское хозяйство, промышленность, сектор услуг и информационный сектор, то есть сектор создания знаний.

В последние годы некоторые авторы (в том числе и российские – В. Иноземцев, Г. Батищев) предлагают иной подход к структурированию общественного производства. По их мнению, все народное хозяйство можно представить двухполюсной системой: на одном полюсе будут отрасли, тяготеющие к субъект-объектному началу, а на другом – к субъект-субъектному. «Субъект-объектный полюс», как следует из самого названия, представляет взаимодействие человека с предметом своей деятельности или с объектом потребления, а «субъект-субъектный» - объединяет такие отрасли, взаимодействие людей в рамках которых основано на интерперсональном общении. Очевидно, что такой подход, по признанию В. Иноземцева, «перекликается» с исходным, поскольку «деление всего общественного хозяйства на две большие части, присущее концепции противопоставления материального производства и сферы услуг, восстанавливается, но при этом реализуется иной подход к роли того или иного сектора в воспроизводственных процессах; во-вторых, с общественным и признанным в настоящее время тезисом Д. Белла, согласно которому индустриальное общество характеризуется преобладающим взаимодействием человека с природой, а постиндустриальное – представляет собой состязание между людьми.

Субъектно-объектный полюс будет включать традиционные отрасли, а именно: все отрасли первичного сектора (добывающая промышленность, сельское хозяйство, рыболовство, лесное хозяйство), а также отрасли, занимающиеся первичной переработкой природных ресурсов, и энергетику. Кроме того, есть веские основания для причисления сюда ряда отраслей вторичного сектора (металлургия, химическая промышленность, машиностроение и индустрия строительных материалов, пищевая промышленность, и производство унифицированных потребительских благ); в эту же группу целесообразно включить транспорт и коммунальное хозяйство.

Все эти отрасли характеризуются повторяемостью производственных процессов, воспроизводимостью их результата, высокими показателями выработки (в стоимостном выражении) на 1 работника и отрицательными или колеблющимися около нулевой отметки темпами роста занятости.

Другой полюс (субъект-субъектный сектор) объединяет такие отрасли, в которых взаимодействие людей основано на межперсональном общении и продукт которых (отраслей) отличается низкой степенью воспроизводимости и в значительной мере представлен информацией и знаниями. К этому полюсу можно причислить: сферу культуры и развлечений, образование, научные учреждения, производство информации (и software), консультационные и юридические услуги, вся сфера финансов и денежного обращения, страховые операции и операции с фондами и недвижимостью, а также государственное управление. Вся эта группа отраслей отличается разнообразием производственных процессов, высокой степенью квалификации ее работников и, как следствие, невоспроизводимостью большинства создаваемых продуктов и услуг, имеет более низкие (в стоимостном выражении) показатели продуктивности и высокие темпы роста занятости.



См.: В. Иноземцев. РЭЖ, 1997, №11-12, С. 66

Как и во всех ранее указанных методологических подходах к структурированию общественного производства, в этом есть различные сложности, условности, но в целом он свидетельствует о предпринимаемых попытках отражения «строения» экономики, более адекватного с позиции тенденции перехода развитых стран к постиндустриальному обществу, в котором роль сферы услуг стала столь велика, что современную экономику стали называть экономикой услуг, а общество, в котором сфере услуг принадлежит ведущая роль – постиндустриальным, или сервисным. Активное формирование такой экономики и такого общества происходит в настоящее время и будет продолжаться в XXI веке в развитых странах мира.

Заметим, что весьма сложно дать точную статистическую оценку структурным изменениям, поэтому в других источниках можно встретить несколько иные данные. Однако в целом они служат, как считают специалисты, серьезной основой для вывода: современной модели экономки присущи высокие темпы роста сферы услуг, противоречивое развитие промышленности (сокращение добывающей и рост новейших отраслей) и сельского хозяйства (уменьшение объемов занятости при увеличении производительности труда и развитии аграрно-промышленного комплекса).

Представляется, что правомерно говорить о нескольких сменяющих друг друга парадигмах (моделях) общественного производства и производительного труда. Так, исторически их понимание формировалось в связи с непосредственным созданием материальных условий жизни человека и общества в целом, что неизбежно приводило к вещественному критерию труда и производства. Обоснованность такого подхода сохранялась на протяжении многих столетий, хотя рамки сферы материального производства постепенно расширялись в связи с углублением общественного разделения труда. Достаточно сравнить позиции физиократов и «классиков» (А. Смита). Но в целом это соответствовало так называемой «вещественно-продуктовой» модели общественного производства, адекватной такому уровню экономической организации общества, в котором господствовало массовое производство стандартизованной продукции.

Положение становится принципиально иным по мере роста богатства общества и перехода его к информационной стадии развития, меняющей привычную схему сопряженности материального и нематериального производства.

Длительное время господствовавшая концепция, отводящая сфере нематериального производства роль фактора, полностью зависимого от материального производства, детерминированного его развитием, игнорировала то обстоятельство, что в современных условиях сфера нематериального производства сама становится мощнейшим качественно новым фактором экономического роста, в том числе развития и совершенствования самого материального производства. Повышение эффективности последнего во все возрастающей степени зависит от факторов, лежащих за его непосредственными рамками: подготовки и культурного уровня работников, их деловой этики, здоровья, социальной квалификации, качества управления, развития банковской, страховой, аудиторской, юридической и других видов деятельности.

В то же время следует подчеркнуть, что не нужно упрощать вопрос о взаимосвязи и взаимообусловленности материального производства и сферы услуг. Он является дискуссионным не только для отечественных, но и для зарубежных исследователей, хотя при этом затрагиваются несколько разные аспекты. В западной литературе с определенной долей условности можно выделить два направления, исходящие, тем не менее, из общего положения о том, что основными стимулами развития сферы услуг являются ускорение НТП и внедрение новых технологий. Но при этом одни авторы высказывают мнение, что рост доли сферы услуг в экономике связан с неизбежной деиндустриализацией развитых стран и трансформацией их национальных хозяйств в так называемые «экономики услуг». Другие же считают, что быстрый рост доли сектора услуг в экономике обеспечивается преимущественно за счет увеличения объема предоставляемых производственных и других услуг, так или иначе связанных с производством товаров (транспорт, страховые и финансовые услуги). По этой причине рост доли сектора услуг до некоторой степени отражают лишь характерную для постиндустриального общества тенденцию переквалификации рабочих мест.

Практика современного производства выделяет все более отчетливо две тенденции: одна состоит в том, что повышение наукоемкости продукции ведет к росту стоимости услуг в цене товара, а другая – что под воздействием НТП некоторые виды товаров переходят в разряд услуг. Практически все отрасли материального производства становятся все более «услугооказывающими» как внутренне, так и внешне.

Внутренне – поскольку в последние годы «весьма широкий круг лиц, согласно статистическим правилам относящихся к занятым в промышленности, в действительности выполняет функции, отнюдь не тождественные непосредственному участию в производственном процессе. Так, еще в начале 80-х годов ХХ века доля работников, непосредственно занятых в производственных операциях, не превышала в США 12%; сегодня сократилась до 10%, в Японии подобные цифры составляют соответственно 15 и 12 процентов. В последнее время появились оценки, определяющие этот показатель для США на уровне 5-6 процентов (см.: Kelly K. New Rules for The New Economy. Ten Radical Strategies for a Connected. N.Y., 1998. P.7); они могут показаться нереалистичными, однако статистические наблюдения свидетельствуют о том, что еще в 1993 году в Бостоне в сфере услуг было занято 463 тыс. человек, тогда как непосредственно в производстве – всего 29 тыс., и подобное соотношение в последние годы вполне типично для больших американских городов. [Иноземцев В.И. Современное постиндустриальное общество: природа противоречия, перспектива. С. 61]

Внешне – так как не только обычным, но и постоянно развивающимся явлением стало для промышленных предприятий (компаний) создание и расширение сети сервисных служб, центров для работы с внешними клиентами (наладочные работы, послепродажное обслуживание, лизинговые отделы…)

Думается, что по мере эволюции общественного хозяйства все труднее будет усматривать экономический эффект «непроизводственной» сферы только в связи и через сферу материального производства.

Вместе с тем социально-экономические процессы, происходящие на протяжении более 10 лет в России, осуществляющей переход к рыночной экономике в конце ХХ века, когда наиболее развитые страны мира начинают уже все больше и больше функционировать в координатах постиндустриального общества, ярко высветили ряд важных закономерностей, характеризующих взаимосвязь и взаимообусловленность материального производства и сферы услуг. В том числе, представляется, можно назвать следующие.

Во-первых, сохраняется основополагающая роль материального производства, выступающего «скелетом» экономики, в том числе и в современных условиях, подобно тому как определенная мера физического здоровья человека является первейшим условием всей его жизнедеятельности. Но эта же жизнедеятельность (и у человека, и у общества) в нормальных, а тем более в улучшающихся условиях функционирования социально-экономического организма общества не может сводиться только к указанному, хотя и исходному, фактору. Чем устойчивее, совершеннее и эффективнее сфера материального производства, чем богаче общество и человек, тем рельефнее становится роль и значимость сферы услуг, ее сбалансированного сочетания с материальным производством и влияние на него.

Следует подчеркнуть, что само по себе сокращение занятости в промышленности не означает снижение роли и значения материальной составляющей современной хозяйственной жизни: объем производимых и потребляемых обществом благ не снижается, а растет. Современное право с избытком обеспечивает потребности населения как в традиционных, так и в принципиально новых товарах, потребительский рынок развитых стран перенасыщен разнообразными продуктами и вещами, а промышленность обеспечена необходимым минеральным и сельскохозяйственным сырьем. Материальная база современного производства остается и будет оставаться фундаментом, на котором происходит развитие новых экономических и социальных процессов. В этом отношении характерен вывод, согласно которому «95 процентов добавленной стоимости (создающиеся в обрабатывающих отраслях и сфере услуг) не произведены независимо от 5 процентов, приходящихся на добывающую промышленность, а основываются на них; таким образом, впечатление об относительной незначительности всей добывающей промышленности [оказывается поверхностным и] не соответствует действительности». [Иноземцев В.И. Современное постиндустриальное общество: природа противоречия, перспектива. С. 61. Внутренняя цитата приведена В. Иноземцевым из работы Daly H. Beyond Grouth. The Economics of Sustainable Development. Boston, 1996. P. 64]

Следовательно, во-вторых, развитая и динамично расширяющаяся сфера услуг – атрибут общества, достигшего достаточно высокого уровня богатства, благосостояния большей части своего населения, т.е. имеющего обширный средний класс. Этот факт подтверждается (от противного) современной российской практикой: кризисное состояние материального производства, поставившее в центр обеспечение возможности хотя бы «вещественно-продуктового» его типа, сразу «сбросило» со счетов полноценное развитие нематериальных, бюджетных отраслей из-за нехватки финансовых ресурсов. Ситуация усугубляется консервацией старых моделей менеджмента, в том числе и на макроэкономическом уровне.

В-третьих, при характеристике взаимосвязи двух сфер общественного производства необходимо обязательно учитывать фактор времени: в «текущем масштабе времени» «непроизводственная» сфера зависит от функционирования материального производства (в том числе и в силу вторичности доходов), а в долговременном масштабе – развитие материального производства, его структура, эффективность во многом детерминированы масштабами и качеством функционирования сферы услуг (состоянием науки, образования, здравоохранения и т.д.).

В-четвертых, изменение структуры самого материального производства связано, с одной стороны, с увеличением доли услуг в самом этом производстве, а с другой стороны – развитие материального производства, усложнение его результатов требует развития широкого спектра на первый взгляд совершенно непроизводственных услуг, например образовательных и всех тех, которые формируют современное качество экономического роста.

Таким образом, дальнейшее развитие и полнокровное функционирование общества все в большей мере детерминируется развитием сферы услуг, которая способствует обеспечению перехода от «производства вещей» к «производству людей», что адекватно новому видению значимости человека в современном мире и общественном производстве.

Каковы же причины стремительного развития сферы услуг? В современных публикациях можно встретить более или менее развернутый перечень таких причин, различных по своей значимости и взаимозависимости. Думается, более глубоко этот вопрос можно осветить, если посмотреть на него с позиции развития как самого материального производства, так и домохозяйств, а также с учетом влияния ряда общеэкономических (и не только) факторов.

Начиная со второй половины ХХ века развитие самого материального производства потребовало существенного расширения и усложнения сферы услуг в силу следующих обстоятельств:

- НТР 60-х гг. ХХ века качественно изменила характер производства. Новые технологии, в т.ч. информационные: а) резко повысили требования к составу и качеству рабочей силы, уровню менеджмента и маркетинга на предприятиях и т.д. Подготовку таких специалистов может обеспечить только развитая сфера услуг; б) в оснащении и результатах материального производства все большую долю стали занимать сложная техника, оборудование, что потребовало увеличения наладочных работ, технического обслуживания, создания сервисных центров и т.д., т.е. расширения (внутренней и внешней) услуговой деятельности; в) автоматизация производственных процессов и другие факторы обусловили существенный рост производительности труда, что, в свою очередь, привело к абсолютному вытеснению рабочей силы за пределы материального производства, переливу их в сферу услуг.

В целом феномен софтизации императивно потребовал быстрого развития сферы услуг.

Софтизация – процесс превращения нематериальных ресурсов (услуг, интеллектуального потенциала общества, уровня подготовки рабочей силы и т.д.) в важный фактор экономического развития.



См.: Краткий словарь современных понятий и терминов. – 3-е изд. дораб. и доп. – М.: Республика. 2000. С. 515

Большие изменения произошли и в домохозяйствах, что также повлияло на необходимость динамичного развития сферы услуг. М. Портер, раскрывая растущую потребность в услугах, отмечает: «Повышение роли услуг в домашнем хозяйстве имеет различные причины. Вот факторы, действующие в США, где существует самый большой в мире рынок услуг (в меньшей степени они действуют и в других развитых странах):

o растущее изобилие;

o стремление к лучшему качеству жизни;

o увеличение свободного времени;

o урбанизация, делающая необходимыми новые виды услуг (например, обеспечение безопасности);

o демографические изменения, ведущие к росту числа детей и пожилых людей, которые нуждаются во многих услугах;

o социально-экономические перемены, такие как появление семей, где муж и жена работают, нехватка личного времени и т.д.;

o усложнение покупательского спроса, ведущее к расширению самого набора требуемых услуг (например, по ведению личных финансовых дел);

o технологические изменения, повышающие качество услуг или создающие новые виды услуг (например, в области медицинского обслуживания, кабельного телевидения, получения денных по компьютерной сети)».

Рассмотрим указанные факторы более подробно:

Растущее изобилие, или рост доходов населения – один из важных факторов, детерминирующих параметры и структуру развития сферы услуг, именно поэтому хорошо развитая сфера услуг – атрибут богатого общества. Механизм этой взаимосвязи реализуется через поведение потребителя, рассматривающего свой доход как средство приобретения тех или иных благ. Напомним, что еще на рубеже 70-х – 80-х годов XIX века немецкий статистик Эрнст Энгель заметил одну важную закономерность, которую сформулировал следующим образом: «Исследование различных бюджетов показало не только то, что чем меньше доход, тем большая часть его тратится на питание, но также что питание, кроме того, ухудшается; оно показало далее, что чем меньше доход, тем большая часть его приходится на физическое содержание и меньше остается для духовного развития».

В современных условиях потребности людей становятся все более разнообразными, и их структура характеризуется с различных точек зрения. Так, различают иерархию потребностей, предложенную американским психологом Абрахамом Гарольдом Маслоу. Она представлена в виде пирамиды, включающей пять ступеней.

Различают также экономические потребности человека, в составе которых выделяют физиологические, социальные и духовные. Необходимо подчеркнуть, что услуги в большей или меньшей степени входят во все составные элементы потребностей человека, в том числе физиологические.

В наше время, по оценкам западных ученых, в развитых странах мира удовлетворяется около 11 тысяч потребностей, среди которых преобладают экономические.

За последние пятьдесят лет уровень среднедушевого дохода в развитых странах мира существенно возрос, что повлекло увеличение потребительских расходов, в том числе доли, идущей на покупку разнообразных услуг. Это связано также с постоянно наблюдаемым ростом доли дискреционного дохода, т.е. той части чистого дохода потребителя, которая предназначена для расходов по собственному усмотрению после обязательных расходов на налоги и удовлетворение жизненных потребностей.

В США за полвека – с 1950 по 2000 г. доля затрат на услуги [в составе потребительских расходов населения] выросла с 33 до 58%, в том числе на здравоохранение – с 4,0 до 14,8, образование – с 0,9 до 2,4, Рекреационные – с 1,7 до 3,9, финансовые услуги и операции – с 3,5 до 7,7%.



См.: Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет/ Под ред. И.С. Королева. – М.: Юристъ, 2003. С. 161

Динамичное развитие сферы услуг, совершенствование ее структуры возможно при достаточно высоком развитии общества, развитых потребностях и в целом связано с таким явлением, как качество жизни, поскольку процесс удовлетворения разнообразных потребностей создает определенный стандарт качества жизни.

Качество жизни – сложное синтезирующее явление, под которым понимается удовлетворенность населения своей жизнью с точки зрения различных потребностей и интересов.

В обыденном понимании качество жизни можно трактовать как комфортность жизни.

Очевидно, что каждый человек имеет свою оценку качества жизни.

Качество жизни включает целый ряд разнообразных составляющих, к числу которых Комиссия ЮНЕСКО по народонаселению и качеству жизни относит:

- здоровье;

- образование;

- рациональное (адекватное) питание;

- стабильную, экологически чистую окружающую среду, включая жилище;

- безопасность;

- здравоохранение;

- участие в жизни общества, создание необходимых услуг для развития общества;

- справедливость;

- равенство мужчин и женщин.



«Под «качеством жизни» следует понимать комплексную характеристику состояния среды обитания и жизнедеятельности, включая совокупность усилий, ресурсов, товаров и услуг для оптимального обеспечения жизненных целей и потребностей отдельного человека и общества в целом».



См.: Стандарты и качество, 1999, №3. С.30.

Закономерно, что обеспечение современного качества жизни предполагает высоко развитую сферу услуг, предоставляющую широчайший спектр самых разнообразных услуг.

В истории экономического развития можно выделить три периода (эпохи), которые послужили материальной базой для формирования разных уровней и качества жизни. Первоначально был период доиндустриального производства (с начала аграрной революции – 10 тыс. лет назад, когда возникло сельскохозяйственное производство) с низким уровнем хозяйственного развития и потребления. Во втором периоде первая промышленная революция (XVIII – XIX вв.) породила индустриальное производство, при котором уровень и качество жизни большинства населения стали возрастать. Под воздействием научно-технической революции, развертывающейся во второй половине ХХ в., представляющей собой третий период, в высокоразвитых странах начался переход к постиндустриальному, информационному обществу. Резкое повышение эффективности хозяйственной деятельности в материальном и нематериальном производстве создает реальные возможности для всестороннего улучшения условий и качества жизни широких слоев населения.



См.: Борисов Е.Ф., Петров А.А., Стерликов Ф.Ф. Экономика: Справочник. – М.: Финансы и статистика, 1997. – с. 148

«Качество жизни» сопряжено с понятием «уровень жизни», нередко они вообще употребляются как синонимы. Во многом это обусловлено тем, что настоящее время наблюдается смещение акцентов от измерительно-оценочного подхода к оценочно-сопоставительному.

Несмотря на это, «качество жизни» выступает как более широкое понятие по сравнению с «уровнем жизни», которое имеет бoльшую количественную конкретизизацию, выражаемую системой количественных показателей. Сама смысловая нагрузка слова «уровень» предполагает необходимость сравнения. Именно поэтому в различных многочисленных определениях понятия уровня жизни часто подчеркивается, что это сложная комплексная социально-экономическая категория выражает степень удовлетворения материальных и духовных потребностей людей посредством развернутой системы количественных показателей. Таких, например, как: ВВП на душу населения, душевое потребление продуктов питания; соотношение доходов и расходов, доходов и прожиточного минимума; численность населения с доходами ниже прожиточного уровня, фактически конечное потребление домашних хозяйств; индекс потребительских цен, уровень безработицы, уровень образования, ожидаемая продолжительность жизни и т.д.

Начиная с 90-х гг. ХХ в. стал применяться и регулярно использоваться в работе международных организаций индекс человеческого развития в качестве агрегированного показателя уровня жизни. Он учитывает пять основных составляющих: ожидаемую продолжительность жизни при рождении, уровень образования, бедности, безработицы населения и подушевое значение ВВП.

Важно подчеркнуть, что «качество жизни» и «уровень жизни» оцениваются неоднозначно разными людьми, даже имеющими одинаковый доход и принадлежащие к одному социальному слою или профессиональной группе. Здесь большую роль играет такое явление, как образ жизни и стиль жизни. Так, если под «образом жизни» в общем виде обычно понимаются формы жизнедеятельности людей, типичные для исторически определенных социальных отношений, то «стиль жизни» выступает как категория, конкретизирующая образ жизни, раскрывающая его особенности, выражающаяся в общении, поведении людей, социальных групп.

Определенным фактором, побуждающим сферу услуг к развитию и качественному совершенствованию, послужило увеличение свободного времени. Достаточно заметить, что, например, в США с 1870 года и по настоящее время продолжительность рабочей недели уменьшилась с 60 до 40 часов. В результате увеличилось время досуга. Подобная тенденция характерна для всех достаточно развитых стран.

В конце XIX в. количество отработанных рабочих часов в год составляло 2900-3000. За последние сто лет число рабочих часов, отработанных в среднем за год, сократилось почти в два раза, причем особенно существенно в США, затем в западноевропейских странах, в несколько меньшей степени в Японии. Согласно данным Евростата, с середины 50-х годов до начала 80 гг. ХХ в. средняя продолжительность отпусков в странах с развитой рыночной экономикой увеличилась с двух–трех недель до четырех-шести.



См.: Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет / Под ред. И.С. Королева. - М., 2003. С. 146-147

Это обстоятельство обусловливает необходимость постоянного и ускоряющегося развития различных услугооказывающих видов деятельности. Все большее количество людей ориентируется на приоритеты духовного роста и физического самосовершенствования, поэтому возрастает роль и масштабы образовательных, спортивных, туристских, развлекательных и других услуг.

В XIX и особенно в XX веках разительно быстрыми темпами происходил процесс урбанизации, который, несомненно, оказал существенное влияние на «количественное» и качественное состояние сферы услуг.

Если до начала XIX в. доля городского населения в мире составляла всего лишь около 3%, то за период между 1800 и 1970 гг. доля населения, проживающего в городах, возросла до 39%, а сейчас составляет почти 50%. В США доля городского населения увеличилась с 6% в 1980 г. до более 75% в 1990 г. В настоящее время она составляет около 80%.



О’Салливан А. Экономика города. – М., 2002, с. 89



На рубеже тысячелетий доля городского населения составляла в:

Германия – 87,7% Франция – 75,2%

Испания – 77,1% Швеция – 83,2%

Италия – 66,8% Великобритания – 89,4%

Россия – 73%

См.: Социально-экономические концепции стран мира на рубеже тысячелетий (власть, экономика, социальная сфера). – М.: 2000; Российский статистический ежегодник. 2002. С. 82

Современные города являются центрами торговли, образовательными, культурными, научными, финансовыми, транспортными, туристскими центрами. В них сосредоточены учреждения здравоохранения, коммунальной службы, размещаются фирмы, оказывающие широкий спектр бизнес-услуг – банки, страховые, издательские, риэлтерские, рекламные и т.д. компании.

Вместе с тем, и это интересно, последние десятилетия (в США начиная с 70-х гг. ХХ века) началось перемещение в пригород различных фирм, особенно функционирующих в сфере услуг, в результате чего стали образовываться пригородные субцентры. В центре города, как отмечает О’Салливан, остаются фирмы и их филиалы, для работников которых очень важно личное общение с клиентами (переговоры, дизайн, маркетинг, научно-исследовательская работа). В пригороды переводятся подразделения, для которых вполне достаточно иметь связь по электронной почте.

О’Салливан А., используя работы других авторов, приводит следующую таблицу:

Демографические изменения также играют определенную роль в развитии сферы услуг. С одной стороны, они объективно определяют масштабы сферы услуг уже в силу роста (уменьшения) численности населения, а с другой – детерминируют структуру этой сферы, поскольку увеличение, например, количества пожилых людей (а это весьма характерно для развитых стран) предъявляет растущий спрос на медицинские и рекреационные услуги.

Новую нишу на рынке открыли американские предприниматели – продукты и услуги для людей преклонного возраста, достаточно специфической и постоянно растущей группы потребителей. Во всех промышленно развитых странах эта группа становится все более многочисленной. Уже сейчас насчитывается почти 35 млн. американцев в возрасте 65 и старше. К 2020 году пятой части населения США будет за 65 – а это круглым счетом 50 млн. человек. Психологи все чаще говорят, что эта группа населения приобретает все больше влияния в обществе и даже способна навязывать ему свой стиль и образ жизни.

Эта группа населения, по крайней мере в США, становится все состоятельнее. Если в 60-х годах каждый третий пенсионер жил ниже границы бедности, то сейчас так живет только каждый девятый. По имеющимся статистическим оценкам, в настоящее время в США человек в возрасте 70 лет в среднем тратит больше денег, чем тридцатилетний. Американские пенсионеры располагают половиной всех кредитных карточек и приобретают 41% новых автомобилей.

В США растет число фирм, в составе которых начинают работать геронтологи. Они консультируют людей по вопросам, связанным с созданием товаров для пожилых – ведь у тех специфические предпочтения. Например, таблетки они предпочитают хранить не в аптечных упаковках, а в специальных таблетницах. Но основной бум у американских строительных фирм, специализирующихся на строительстве специальных индивидуальных жилищ для пожилых и на дооборудовании обычных домов и квартир. Пансионаты для пожилых в США начинают отходить в прошлое. Современная техника помогает существенно улучшить быт пожилых, родственники могут контролировать критические ситуации и быстро приходить им на помощь. Так, например, фирма Rehabitat из Калифорнии предлагает дооборудование домов для нужд престарелых на сумму от 3,5 до 80 тыс. долларов.



См.: «ЭКСПЕРТ», №28, 23 июля 2001 г.

В странах же, где велика доля детей и молодежи, большее развитие приобретают услуговые виды деятельности, предназначенные для таких возрастных категорий населения со всеми их специфическими запросами, в значительной степени определяемыми погоней за модой.

Социально-экономические перемены, такие как появление семей, где муж и жена работают, нехватка личного времени. Этот фактор «чувствует на себе» каждый работающий человек, родители, супруги. Современная жизнь становится все более и более напряженной, требуя практически от всех работников повышенной трудовой и социальной ответственности.

Усложнение покупательского спроса, ведущее к расширению самого набора требуемых услуг.

Постиндустриальное общество характеризуется отчетливо выраженной и усиливающейся индивидуализацией потребительского спроса. Это касается и услуг, спрос на которые становится чрезвычайно разнообразным, можно даже сказать – «изощренным», определяя тенденцию к быстрому расширению современного спектра услуг (как потребительского, так и производственного назначения) и повышению качества обслуживания. Борьба за деньги потребителя в сфере услуг весьма остра.

Технологические изменения – один из важнейших факторов, влияющих на ускоренное развитие услуговых видов деятельности и их усложнение, обусловливая возможность появления все новых и новых услуг, а также определяя качественное изменение технологии традиционных услуг в том числе, например, бытовых (сложные виды чистки одежды), медицинских (комплексная диагностика с помощью томографии и п.т.) и.т.д..

Возникли и «набирают силу» принципиально новые услуги – Интернет-торговля, в том числе электронные аукционы, космический туризм и другие.

Возьмем, к примеру, услуги авиационного транспорта. Еще в 1994 г. В США насчитывалось 33 тыс. агентов путешествий, но уже к 1999 г. Их число сократилось на 6 тыс. Вмешался Интернет. В ноябре 1999 г. Пять ведущих авиакомпаний США создали объединенный сайт – Orbitz.com – который с июня 2000 г. Обеспечивает запросы любых клиентов на перелеты, бронирование гостиниц и другие сопутствующие услуги, связанные с путешествиями авиапассажиров. К этой системе присоединилось еще 30 аффилированных авиакомпаний. В результате пользователи этого сайта могут приобретать билеты 450 авиакомпаний мира. Только в США участники сайта контролируют 90% мест на внутренних авиалиниях. Благодаря Orbitz затраты компаний значительно упали, а эффективность рейсов возросла. Услуги сайта обходятся авиакомпаниям в 10 долларов за билет.



См.: Пороховский А.А. Вектор экономического развития. – М.: ТЕИС, 2002, С. 275

Первый космический турист отправился на околоземную орбиту 40 лет спустя после первого полета человека в космос. На корабле «Союз ТМ32» с 28 апреля по 6 мая 2001 года Тито облетел Землю по орбите 128 раз. Первый непрофессиональный космонавт родился в одном из нью-йоркских районов, Квинсе, 8 августа 1940 года. В 1962-м он окончил инженерный колледж в Университете Нью-Йорка по специальности «астронавтика» и «аэронавтика» и спустя 2 года получил степень магистра в Университете Ренсслер в Хартфорде. Начинал Деннис Тито свою карьеру инженером в Лаборатории реактивных движений НАСА, где в течение 5 лет занимался разработкой траекторий для нескольких «Маринеров», летевших к Марсу и Венере.

На сегодняшний день он — главный управляющий фирмой Wilshire Associates, одной из ведущих инвестиционных фирм в США — компании-консультанта и менеджера в крупномасштабном финансировании технологии.

Стоимость запуска хотя бы одного человека очень высока. Даже запуск американского челнока «Шаттл», принимающего на борт 7 человек, обходится в полмиллиарда долларов. Следовательно, полет любого космического путешественника тянет более чем на 70 миллионов долларов. Дороговато для профсоюзной путевки!

Собственно, рынок и подсказал идею запуска «коммерческих» космонавтов, нареченных «космическими туристами», первым из которых стал Денис Тито, выложивший за «входной билет» 20 миллионов долларов.



См.: http://vokrugsveta.ru/ - электронный журнал «Вокруг света»

В современных условиях роль сферы услуг проявляется в следующем:

o Она выступает важным сектором национального и мирового хозяйства;

o Играет огромную роль в развитии человеческого капитала;

o Оказывает все возрастающее значение на функционирование и развитие самого материального производства;

o Способствует увеличению свободного времени;

o Создает возможности для более полного удовлетворения и развития потребностей людей и общества;

o Выступает важнейшим элементом формирования современного качества жизни;

o Обеспечивает современное качество экономического роста и повышение конкурентоспособности страны.

В целом, сфера услуг, ее масштабы, структура и уровень развития занимают сейчас особое место в оценке экономического статуса страны. Это обусловлено во многом тем, что резко усиливается взаимосвязь развитости сферы услуг и уровня развития всей национальной экономики.

Что касается состояния сферы услуг в России, то оно определяется многими факторами, которые характеризуются как разнообразием, так и своей «историчностью». В настоящее время наблюдается наслоение тех обстоятельств, которые были определены спецификой командной экономики, с явлениями, порожденными трансформационными процессами, свойственными современной России.

Прежде всего выясним, как изменилось экономическое состояние нашей страны, поскольку экономический потенциал влияет на масштабы и структуру сферы услуг. Используем показатель ВВП. Более половины всей стоимости мирового ВВП создается в трех развитых странах – США, Японии и Германии. Причем США дает около трети мирового объема производства. В 70 – 80 гг. ХХ века СССР по объему ВВП уступал лишь США, производя 30 – 40 % (в отдельные годы) от американского уровня. Однако структура общественного производства СССР не соответствовала рангу развитой страны. Доминировало военное производство и отрасли, связанные с ним. В целом, господствовали приоритет материального производства и пренебрежительное, приниженное отношение к сфере услуг (на уровне «ненавязчивого» сервиса).

Сфера услуг отличалась крайне низким уровнем развития и узким спектром. Главные причины этого – тотальное господство государственной собственности и финансирование сферы услуг по остаточному принципу, т.е. после удовлетворения запросов обороны и базовых отраслей промышленности.

Монополизм государственной собственности, централизованное директивное управление лишало самого главного условия успешного развития сферы услуг – ее гибкости, ориентации на удовлетворение разнообразных потребностей людей, хозяйствующих субъектов (предприятий). В основном преобладали такие государственные услуги, как «бесплатное» образование, здравоохранение, спортивные услуги… Но альтернативы им не было, поэтому не было выбора. В то же время заметим, что по некоторым характеристикам отдельные услуги отличались достаточно высоким уровнем и массовостью.

Сложилась неоправданно низкая доля услуг в потребительских бюджетах населения, что приводило к деформации платежеспособного спроса в пользу материально-вещественной продукции весьма ограниченного ассортимента и довольно низкого качества. Стандарты качества в сфере быта, отдыха и досуга были крайне низкими, что сказывалось и на развитии самого материального производства. Материально-техническая база предприятий сферы услуг отличалась примитивным уровнем (отечественная промышленность практически не была ориентирована на производство подобной техники, оборудования), использовалась низкоквалифицированная рабочая сила, так как оплата труда в сфере услуг была самой низкой, поэтому более квалифицированные работники уходили в другие отрасли или в теневые виды деятельности.

В централизованном порядке принимались различного рода решения по развитию сферы услуг, что приводило к определенным результатам, но все это осуществлялось по стандартам командной экономики, поэтому отставание от развитых стран нарастало. Особенно это касалось современных видов услуг – информационных, страховых, коммуникационных, транспортных, коммунальных. В целом в СССР для сферы услуг был характерен диктат производителя со всеми свойственными ему негативными чертами и последствиями. Становилось очевидным, что принципиальное решение проблемы развития сферы и рынка услуг в соответствии с современными стандартами в рамках командной экономики директивными методами невозможно.

В современной отечественной литературе приводятся следующие причины неразвитости сектора услуг в СССР:

o отсутствие полноценных рыночных отношений между производителями и потребителями услуг;

o медленная реакция государственных производителей услуг на изменения в потребительском спросе;

o низкий уровень конкуренции между производителями услуг;

o государственный монополизм многих областей сервиса, в том числе в таких важнейших видах, как банковское дело, страхование, внешняя торговля и др.;

o ограничительные барьеры на представление ряда услуг, например по торговле недвижимостью [См.: Челенков А.П. Маркетинг услуг. 2002].

Переход России к формированию рыночного хозяйства породил очень много сложностей в связи с длительным трансформационным кризисом, который носил системный характер. Рассмотрим некоторые из них:

а) Как известно, достаточно высокий уровень развития сферы услуг – это атрибут богатого общества. В России и до 90-х гг. ХХ века уровень дохода был невысок, но начиная с 1990 г. стала прослеживаться устойчивая тенденция к снижению результатов общественного производства и к уменьшению доходов населения. ВВП России, исчисленный по системе национальных счетов, за период с 1990 по 1996 г. снизился более чем в 2 раза. По размеру ВВП (с пересчетом по валютному курсу) Россия в 1993 г занимала 45 место в мире. В стоимостном выражении объем ее ВВП был почти в 40 раз меньше американского и меньше 3 % общемирового, а в 1996 г. составил 1,8 %.

Сокращение абсолютных размеров ВВП в России сопровождается снижением ВВП на душу населения. По этому показателю Россия находится в шестой десятке стран мира, в то время как в 1990 – 1991 гг. она входила в число 30-ти наиболее развитых стран. Нас опередили даже такие страны, как Колумбия, Таиланд, Чили, Малайзия.

Если сравнивать величину расходов на конечное потребление на душу населения, то она почти в 40 раз ниже, чем в развитых странах. А это прямо сказывается на развитии сферы услуг, так как спрос на услуги характеризуется высокой степенью эластичности по доходу.

На сферу услуг в ВВП России приходится всего меньше половины, в то время, как в США эта доля составляет 75 %, в Гонконге – 73 %, в Канаде – 68 %, во Франции – 67 %, в Нидерландах – 65 %.

б) Низкий уровень производительности труда в сфере услуг, что во многом обусловлено низкой квалификацией рабочей силы (до последнего времени специалистов для работы в сфере услуг практически не готовили в ВУЗах), а также из-за плохой технической оснащенности. В развитых странах расходы машины и оборудование в сфере услуг увеличиваются быстрее, чем на здания и сооружения, и их доля растет быстрее, чем в сфере материального производства. Промышленно развитые страны особенно активно занялись сферой услуг, восстанавливающей работоспособность человека, создали мощную индустрию. В России же сфера услуг вступила в этап индустриализации значительно позже, чем материальное производство. Да и то уровень отечественной техники такого назначения сильно отстает от международного уровня, а многие виды оборудования, машин для различных отраслей сферы услуг отечественная промышленность вообще не производила.

в) Отсутствует реальная государственная поддержка развития мелкого и среднего бизнеса, а это прямо сказывается на состоянии сферы услуг.

г) Низкий уровень законодательной базы обусловил рост теневого оборота в сфере услуг.

д) Произошел развал сферы услуг в сельской местности и в малых городах.

е) Цены на услуги нередко не соответствуют их качеству.

Кроме перечисленных моментов, необходимо отметить, что в России до сих пор наблюдается недостаточная степень развитости структуры личных потребностей, и даже когда есть деньги, многие не могут содержательно проводить свое свободное время.

Однако следует подчеркивать неоднозначность протекающих в России процессов, в том числе касающихся состояния и перспектив развития сферы услуг. Наряду с отрицательными моментами стали формироваться положительные тенденции.

Положительно то, что:

1) впервые пришло реальное осознание значимости сферы услуг, важности ее как для жизнедеятельности людей, так и для всего общества, для дальнейшего развития материального производства;

2) ликвидирован монополизм государственной собственности. В сфере услуг стали очень бурно развиваться отношения частной собственности путем создания новых предприятий, а также благодаря проведению так называемой малой приватизации. В России сформировалась к настоящему времени (в том числе и в сфере услуг) структура собственности, свойственная странам с рыночной экономикой. В услуговых видах деятельности ведущую роль стали играть мелкие и средние предприятия, которые по своей природе более гибкие, ближе к потребителям, могут более полно учитывать их запросы;

3) появился современный спектр услуг (юридические, информационные, консультационные, рекламные, страховые, автосервис…);

4) по многим видам платных услуг сформирована конкурентная среда: у потребителей появился реальный выбор услуг, в том числе платного характера.

В целом, состояние сферы услуг в России в настоящее время может характеризоваться как весьма противоречивое. Так, в России доля услуг в ВВП за период 1990-2000 гг. увеличилась с 32,6 до 52%. Этот рост сферы услуг происходит, с одной стороны, как реакция на искусственное торможение ее развития в прошлом, с другой стороны, в ответ на запросы укрепляющего свои позиции частного сектора, требующего все новые и новые виды обслуживания. Тем не менее, по уровню развития рассматриваемой сферы Россия еще значительно отстает от ведущих стран мира (так, в США доля этой сферы в ВВП по разным оценкам составляет 70-75%). Однако происходит постепенное усиление положительных тенденций в ее развитии.

Употребляя термин сфера услуг, который весьма широко используется во многих изданиях (как научных, так и публицистических), разные авторы вкладывают в него неодинаковый смысл, толкуют его с различной степенью широты и детализации. Во многом это объясняется тем, что такой феномен, как сфера услуг в достаточно целостном, системном, более или менее зрелом виде сформировался и стал проявлять свои роль и значение сравнительно недавно. Поэтому экономисты-теоретики непосредственно занялись ее исследованием только со второй половины ХХ века. В западных странах это началось в 60-70- гг. ХХ в., у нас формально тоже в этот период, хотя и с позиций командной экономики, но реальный, жизненный, практический (научно-практический) интерес стал проявляться и усиливаться только в последнее десятилетие ХХ века, когда пришло осознание важности и сложности этой сферы общественного производства. Исследования проводятся как на глубинном уровне, так и в прикладном аспекте, причем пока более продвинутым является прикладное направление (особенно в рамках маркетинга), а наименее разработанным – в области экономической теории.

Возникновение и становление сервисной экономики чрезвычайно актуализирует интерес к сфере услуг, но при этом, естественно, выявилось отсутствие терминологической четкости и содержательной определенности. Так, в научных публикациях можно встретить целый ряд понятий, употребляемых наряду со сферой услуг: «непроизводственная сфера», «нематериальное производство», «социальная», «социально-культурная сфера», «сфера обслуживания», «инфраструктурная сфера», «духовное производство» и т.д. При этом весьма редко делаются попытки рассмотреть, как соотносятся эти понятия, ограничиваясь схематичными, иллюстративными примерами. Приведем некоторые из них.

Важно обратить внимание на то, что эти схемы, при всей своей условности и спорности, отражают тот факт, что услуговые виды деятельности имеют отношение не только к нематериальному производству, но и материальному.

В других работах (учебно-методической направленности) можно найти перечисление отраслей, относящихся к сфере услуг. При этом выявляется сложность таких попыток в силу обстоятельства, которое наглядно осветил Ф. Котлер еще 15 лет назад.

«Отрасли сферы услуг чрезвычайно разнообразны. К сфере обслуживания относятся и государственный сектор с его судами, биржами труда, больницами, ссудными кассами, военными службами, полицией, пожарной охраной, почтой, органами регулирования и школами и частный некоммерческий сектор с его музеями, благотворительными организациями, церковью, колледжами, фондами и больницами. К сфере услуг относятся добрая часть коммерческого сектора с его авиакомпаниями, банками, бюро компьютерного обслуживания, отелями, страховыми компаниями, юридическими фирмами, консультативными фирмами по вопросам управления, частнопрактикующими врачами, кинофирмами, фирмами по ремонту сантехнического оборудования и фирмами-торговцами недвижимостью».



См.: Котлер Ф. Основы маркетинга. – М., 1990. С. 637

Как видим, услуговые виды деятельности «пронизывают» практически все отрасли экономики и поэтому весьма проблематично достаточно точно очертить границы сферы услуг. Скорее это действительно «область распространения» услуговой деятельности, которая (область) в одних отраслях экономики является основной, а в других, при обязательном присутствии, занимает меньший «ареал», как, например, в добывающей и обрабатывающей промышленности. Таким образом, важнейшими чертами сферы услуг являются ее неоднородность, подвижность границ. Очень остро проблема выявления «границ» сферы услуг стоит перед статистической наукой и практикой, поскольку неоднозначность трактовки данного явления прямо сказывается при отражении структуры национальной и мировой экономики, определении рейтинга конкретной страны по результатам экономического развития, качества ее экономического роста и качества жизни населения, согласованности и интеграции статистических данных всей совокупности видов экономической деятельности, разноуровневых хозяйственных процессов, в том числе отдельных секторов экономики и регионов.

В настоящее время в литературе весьма редко встречаются определения сферы услуг. В западной литературе вообще, как правило, избегают каких-либо дефиниций применительно к сфере услуг, сосредоточиваясь в основном на термине «услуга». Тем не менее можно привести следующие определения:

«Сфера услуг – сводная обобщающая категория, включающая воспроизводство разнообразных видов услуг, оказываемых предприятиями, организациями, а также физическими лицами».

См.: Панкратьев Н. Система статистических показателей сферы услуг как сектора экономики // Вопросы статистики. 1998, №4, с. 16



«Сферу услуг можно определить как комплекс предприятий, учреждений, организаций и видов деятельности, занятых производством всего многообразия услуг».

См.: Стаханов В.Н., Стаханов Д.В. Маркетинг сферы услуг. – М., 2001



«Сфера услуг – система отраслей народно хозяйства, продукты, потребительная стоимость которых выражается в предоставлении удобств… Различают сферу услуг материального производства (транспорт, связь, бытовое обслуживание); сферу услуг духовной жизни (образование, физическая культура, наука, искусство); сферу услуг в социальной сфере (торговля, жилищно-коммунальное обслуживание, здравоохранение)».

См.: Новый экономический и юридический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. – М., 2003, С. 879



«Сфера обслуживания – совокупность отраслей хозяйства, продукция которых выступает в виде услуг».

См.: Там же



«Под сферой услуг понимается комплекс достаточно разнородных отраслей хозяйства, продукция которых носит невещественную форму и выступает как полезный эффект, неотделимый от производственной или хозяйственной деятельности по обслуживанию процесса общественного производства»

См.: Экономика США: Учебник для вузов / Под ред. В.Б. Супяна. – СПб.: Питер, 2003, с. 125



«Service industry (сфера услуг): Сектор экономики, который предоставляет услуги»,

См.: Дж. Блэк Экономика: Толковый словарь: Англо-русский. М., 2000, С. 661

В одной из своих работ известный американский экономист Саймон Кузнец правомерно отмечал, что «несмотря на величину сектора услуг, измерение его вклада более всего подвержено ошибкам, а данные и знания о нем слишком недостаточны для адекватного анализа. Может показаться иронией, но о секторе, который включает профессиональные группы, занятые в производстве и распространении фундаментального и прикладного знания, а также ответственные за принятия основных политических и социальных решений, мы знаем меньше, чем о других секторах; и это неудивительно, поскольку деятельность, не организованная в форме широкомасштабных повторяющихся операций, труднее поддается измерению и анализу». До сих пор даже в научной литературе отсутствует единодушие по поводу того, какие области хозяйственной деятельности следует относить к услугам. Требует более глубокого исследования такие феномены, как сфера услуг и услуга. [Kusnetz S. Modern Economic Growth: Rate, Structure and Spread. New-Haven, Conn.: Yale University Press, 1966, PP. 143-144. Цитируется по: Казаков А.Э. Процессы информатизации на периферии мировой экономики в 1980-е – начале 1990-х годов (на примере новых индустриальных стран Азии) // Информационная технология и информационная политика. – М.: РАН, ИНИОН, 1994. С. 105-106]

Все приведенные определения сферы услуг в основном близки и подводят к мысли, что более глубокое понимание феномена «сфера услуг» невозможно без раскрытия сущности ключевого термина «услуга» и ее характерных свойств

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com