Перечень учебников

Учебники онлайн

Два истока страхования: на горе и на море

Посетив несколько лет назад филиал французского общества Assurance Generale Franfaise в Швейцарии, я открыл своеобразие альпийского капитализма.
Раньше Швейцария была для меня символом экономического либерализма, т. е. действия принципа laisser fain, laisser passer (свобода действий, свобода передвижения). Каково же было мое удивление, когда, попросив директора филиала описать мне его тарифную политику в области страхования автомобилей, я услышал в ответ, что у него нет и не могло быть никакой тарифной политики, так как в Швейцарии тарифы обязательного страхования автомобиля одинаковы для всех страховых компаний. Будучи тем, кто в течение многих лет боролся (в рамках моих функций в Экономическом совете при французском правительстве) за либерализацию всех контролируемых цен, я не мог прийти в себя от изумления: в этом отношении Франция оказалась значительно либеральней Швейцарии...
После этого разговора, за завтраком один швейцарский банкир заявил, что американские банки никогда не смогли бы завоевать значительную часть рынка частных лиц в Швейцарии. Вопрос: почему? Ответ: причина в том, что американские банки одержимы манией постоянного обновления своего персонала. «Вы ведь не думаете, что швейцарские вкладчики доверят свои деньги кому-нибудь, кого они не знают!»
Я открыл также, что в Швейцарии банковский вклад — это не только техническая операция, но и личное общение. Я узнал, что рынок страхования работает не столько на основе сравнения тарифов, даже в тех областях, где тарифы свободные, сколько на сравнении качества оказываемых услуг. Вот капитализм, где цена, материальный аспект вещи, рассматривается как менее важный фактор, чем услуга, т. е. чем совокупность нематериальных элементов, более или менее субъективных, даже эмоциональных, связанных с этой услугой. Странно!
Нужно проверить этот парадокс, проанализировать и понять его, так как он является одной из лучших иллюстраций конфликта между двумя капитализмами. С этой целью нужно вернуться далеко назад, к истокам страхования, или скорее, к двум совершенно различным истокам страхования: альпийскому и морскому.? Древнейшие истоки страхования находятся в высоких долинах Альп, где во второй половине XVI века крестьяне организовывали первые общества взаимопомощи. Из этой «альпийской» традиции исходит целая серия организаций общественной помощи страхованию: гильдии, корпорации, профессиональные союзы и общества взаимопомощи. Альпийская традиция рассматривает риск как общее дело: каждый индивидуум вносит свою лепту, относительно независимо от вероятности его личного риска. Таким образом возникает солидарность, перераспределение внутри сообщества. Эта традиция поддерживает свою марку в географическом ареале, где она зародилась (в Швейцарии, Германии), и в других странах за пределами Альп, у народов, обладающих сходным чувством солидарности и взаимовыручки, как например в Японии.
Другое происхождение страхования — морское. Это ссуда под грузы, подвергающиеся большой опасности, на венецианских и генуэзских кораблях, что впоследствии получило широкое развитие в Лондоне. Страхование обретет свою характерную форму в таверне какого-нибудь Ллойда в Лондоне при оформлении грузов чая, погружаемых на английские суда. Эта традиция отличается от «альпийской»: она меньше заботится о безопасности, чем о выгодном использовании риска. Здесь речь идет не о перераспределении или солидарности, но о наиболее точной оценке вероятности риска каж-дого.
Различные истоки страхования объясняют истинный выбор общества: в «альпийской» системе страхование является формой организации солидарности; в «морской» модели оно, наоборот, стремится солидарность разбить ненадежностью контрактов и особенно гиперсегментацией тарифов. С одной стороны, страхование является подтверждением, с другой — отрицанием общественной связи.
97
Вот почему оба истока страхования сегодня особенно отчетливо проявляются в обеих моделях современного капитализма. С одной стороны, существует англосаксонский капитализм, основанный на господстве акционера, на предпочтении, оказываемом краткосрочной финансовой прибыли и вообще индивидуальному финансовому успеху; с другой — рейнский капитализм, где забота о долгосрочном результате и предпочтение, оказываемое предприятию, задуманному как сообщество, объединяющее капитал и труд, являются при-оритетными целями.
43ак 904
Сегодня сложились две в корне противоположные логики страхования в соответствии с их происхождением. Именно на этой противоположности основаны (с самого образования ЕЭС, но особенно после единого Акта 1985 г., подготавливающего создание единой системы страхования) возникшие в Европе дебаты. Они неизбежно соотносятся с двумя моделями.
Альпийская модель характеризуется, в частности, суще-ствованием единого и обязательного тарифа страхования гражданской ответственности автомобилистов. Этот обязательный и единый тариф продолжает существовать в Швейцарии, Австрии, Германии и Италии. Во всех этих странах страхование относится к сфере взаимовыручки, солидарности.
В англосаксонских странах, наоборот, морское происхождение страхования приводит к тому, что страхование зависит в основном от финансовой сферы и мира торговых сделок. Даже для обязательного страхования автомобиля тарифы совершенно разные, отсюда — разобщение рисков по сегментам рынков.
Два больших типа учреждений символизируют эту про-тивоположность между альпийской и морской моделями стра-хования.
Не случайно перестрахование, деятельность, требующая максимума надежности и постоянства, выбрало своими столицами два альпийских города — Мюнхен и Цюрих, где развеваются знамена компании MUnchener Rilck и Швейцарской компании перестрахования. Мюнхен также является резиденцией первой европейской компании Allianz; Цюрих — резиденция компаний Zurich и Winterthur. И, наконец, у подножия Альп в Триесте находятся компании Generali и Riunione Adriatica Sicurita. Все они входят в число подлинных украшений европейской системы страхования. Мюнхен, Цюрих и Триест — три столицы страхования относятся к модели, которую история и география называют буквально «альпийской моделью». Сохраняя прочные основы, эта модель все чаще и чаще осаждается сторонниками морской модели, что подкрепляется неоамериканским течением.
Символом морской системы страхования является компания Lloyd в Лондоне, которая сохраняет, как печать своего морского и авантюрного происхождения, правило, согласно которому каждый из ее членов, 25 ООО идеен, должен отвечать всем своим имуществом в качестве гарантии рисков, которые ему, возможно, придется оплатить. Компания Lloyd, международная известность которой остается огромной, испытывает серьезный кризис, характерный для периода новых проблем англосаксонского мира: это кризис доверия финансирующих органов (имен) к подписчикам, которые не сумели устоять перед искушением пойти на непредусмотренный риск. Доби-ваясь успеха за короткий срок, подписчики действовали согласно методам «финансов и славы». Они быстро захватывали рынки и, получив комиссионные, 'мимоходом добивались больших прибылей. Но теперь наступило время долгосроч- ности. Нужно платить компании Lloyd так же, как и Америке.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com