Перечень учебников

Учебники онлайн

Противники могущественной альпийской модели страхования

Основной постулат альпийско-рейнской модели капитализма в целом и в области страхования в частности — это постулат общности интересов, объединяющей различные структуры предприятия с одной стороны, предприятие и клиентуру — с другой.
В недавнем исследовании Института предпринимательства отмечается, что «немецкие предприятия обязаны своей эф-фективностью существованию высокой степени социального согласия, а также солидарности в управлении и защите дел» между правлением и акционерами.
«Что хорошо для предприятия, то хорошо для его клиента» — таков постулат Службы контроля страхования в Германии. Из этого вытекает прежде всего, что сектор страхования уклоняется от общего права на конкуренцию и от юрисдикции Службы картелей. В 1988 г. президент Службы картелей выразил недоверие Службе контроля страхования, которая «видит защиту интересов клиента в гарантии платежеспособности страховщика. Ее основная задача — делать все, чтобы немецкий страховщик не потерял деньги, т. е. она обязана быть прибыльной. Следовательно, Служба контроля не выполняет своей роли защитника интересов клиента. Поскольку ни на кого другого эта роль не возложена, то вполне нормально, чтобы я, Служба картелей, возложил ее на себя».
Шум, вызванный этим заявлением, в основном ничего не изменил. В 1991 г., накануне единого рынка, в Германии, как и в Швейцарии, остался тариф, предусмотренный для обязательной гражданской ответственности автомобилиста. В Швейцарии этот тариф установлен паритетной комиссией, куда входят представители застрахованных лиц. В Германии каждая страховая компания начисляет свой тариф и представляет его Службе контроля страхования.
Максимальная прибыль в 3% оставлена на усмотрение страховщика. Подчеркнем необязательный характер этой прибыли. Следовательно, прибыль не является конечной целью предприятия, но является добровольным дополнением к его деятельности!
Постараемся лучше понять, что это означает. Являетесь ли вы хорошим или плохим водителем, молодым или старым, мужчиной или женщиной, не имеет значения: за одинаковую машину вы платите одинаковый тариф во всех страховых компаниях.
Конкуренция, следовательно, касается только качества об-служивания (быстрота и щедрость возмещения ущерба). Наблюдается почти всеобщая солидарность и взаимопомощь, вследствие чего хорошие водители должны платить за плохих. В 1985 г. это взволновало одну большую немецкую компанию. Она констатировала, что процент несчастных случаев, возникающих по вине иммигрантов, выше, чем по вине собственных граждан. Подобное открытие побудило компанию внести предложение, чтобы тариф в 100% для немцев был доведен до 125 для греков, до 150 для турок и до 200% для итальянцев. Этот критерий оборота, явно противоречащий принципу недопустимости дискриминации между странами ЕЭС, не был принят. Таким образом, все альпийские страны сохраняют единый тариф, как и Япония, где даже число страховых компаний ограничено законом: 24 по страхованию имущества и 31 по страхованию жизни. Закон keiretsu, т. е. закон большой семьи, все члены которой солидарны (хозяева и рабочие, клиенты и поставщики), обеспечивает процветание больших японских страховых компаний.
Одним из наиболее важных элементов, создающих атмосферу спокойствия в страховых компаниях альпийских стран, является стабильность клиентуры. При многорисковом страховании жилья по немецким правилам до 1988 г. заключался контракт на десять лет; комиссия БЭС добилась сокращения срока этого вида страхования до пяти лет, тогда как в большинстве других стран практикуется годовой контракт. Кроме того, средняя продолжительность контракта по страхованию жизни в Германии составляет тринадцать лет, в то время как в Великобритании — только шесть лет.
Жесткость подобной системы таит в себе риск склероза, явлений, вступающих в противоречие с интересами потребителя. Но нельзя тем не менее осуждать эту систему столь прямо. Альпийская модель страхования вписывается в ансамбль социальных ценностей, где взаимное доверие, стабильность взаимоотношений в строгом соответствии с контрактом лежат в большой степени в основании стабильности клиентуры.
В альпийской модели преимущество, отдаваемое предприятию перед клиентом, сочетается с преимуществом правления над держателями акций, что не свойственно сектору страхования. Управление тем сильнее, чем более коллективным оно является, общее руководство осуществляется правлением. Власть наблюдательного совета ограничена назначением и отзывом членов правления; совет следит за соблюдением интересов акционеров и персонала, представленного внутри компании.
Это «представление персонала» часто осуществляется профсоюзными функционерами, не имеющими прямого отношения к предприятию. Возникающая отсюда стабильность благоприятствует тому, что в управлении предприятиями отдается предпочтение долгосрочным результатам.
Каждый знает, что поглощения практически не происходят ни в Японии, ни в Швейцарии, ни в Германии. В Германии приблизительно в трети фирм акции имецные, а уставы часто содержат следующее ограничение: «Передача акции другому владельцу разрешается только с согласия компании». Если правление, законный представитель компании, откажет в подобной передаче, оно может, еще и в наши дни, позволить себе, иногда в течение довольно длительного срока, никак не аргументировать этот отказ.
Следовательно, вы можете купить на бирже акцию подобной компании, но, пока эта сделка не будет зарегистрирована, вы не получите ни права голоса, ни права участия в увеличении капитала. То же характерно и для Швейцарии, где наиболее известным примером является случай со страховой компанией Genevoise, 14% акций которой приобрела компания Allianz; руководство компании Genevoise отказало в регистрации акций, и Allianz не имела права голоса. Компания Zurich символически купила большую часть компании Genevoise.
Разумеется, все больше и больше голосов, особенно в Брюсселе, поднимается против некоторых аспектов альпийской модели в области страхования: является ли сообщество взаимных интересов между страховщиком и страхуемым a priori таким же надежным, каким предполагается? Не влечет ли за собой единый тариф ослабления настоящей конкуренции? Поскольку немецкие страхователи не имеют стимулов к повышению эффективности своего руководства и сокращению коммерческих расходов, то не вступает ли эта модель неизбежно в противоречие с интересами клиентов? Опираясь на данный критический анализ, Брюссельская комиссия при подготовке директив так называемого «третьего уровня» ставит задачу установить настоящую конкуренцию на «альпийских» рынках, которые сегодня сверхпротежиро- ваны. Это эквивалентно распространению по всей Европе англосаксонской модели организации страхования, т. е. «морской» модели англосаксонских стран.
В альпийской модели страхование — это прежде всего институт, налаженная работа которого требует строгой регламентации закона рынка. В англосаксонской модели страхование — это прежде всего рынок, подчиняющийся общим законам конкуренции, где специфика компаний ограничивается применением правил «разумного поведения».
Альпийская модель характеризуется финансовым могуществом компаний, которые (почти единственные в мире) могут проводить амбициозную политику внешнего роста за счет собственных фондов. В противоположность альпийской морская модель усиливает свое идеологическое влияние, одновременно ослабляя в финансовом отношении самые прославленные страховые компании.
Это особенно ясно видно на примере страхования гражданской ответственности водителя автомобиля, поскольку в развитых странах, где все водят машину, такое страхование обязательно и этот вопрос интересует самое большое число людей. Это тем более наглядно, что такой вид страхования позволяет обнаружить чрезвычайное разнообразие природных условий, на фоне которых производится страхование, и их политико-социальное значение. Все крупные политические и социальные заботы в передовых демократических странах в будущем будут тесно связаны с вопросом о моделях страхо-вания. Об этом заявлено в калифорнийских дебатах вокруг Предложения 103.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com