Перечень учебников

Учебники онлайн

Победа побежденных

Прошло менее полувека... 19 октября 1987 г. внезапный бир-жевой крах потряс финансовые круги. Уолл-стрит охватила паника. Чтобы избежать еще худшей катастрофы, американское правительство решило впрыснуть ликвидные средства в финансовую сеть. Иными словами, черпая из федерального резерва, правительство на полную мощность открыло долларовый кран. Но многие ли знают, что прежде чем так поступить, правительство должно было спросить мнения и даже согласия Банка Японии и германского Бундесбанка? Произошло чудо, обнаружилось прямо противоположное соотношение сил: вчерашние побежденные диктуют, очень вежливо, свои законы их бывшему победителю. Немного позднее и таким же образом федеральная Германия навяжет миру, и без боя, воссоединение, почти «выкупив» обанкротившуюся ГДР. Одновременно ФРГ доказала, что она в состоянии одна, самостоятельно вынести экономический груз воссоединения. В конце 1989 г. Бонн не потребовал ни помощи, ни поддержки. Как раз наоборот, немцы подписали с Москвой соглашения об экономической помощи, касающиеся финансирования Германией эшелонированной репатриации дивизий Советской Армии, расквартированных в бывшей ГДР (включая в будущем стро-ительство казарм на советской земле!). Богатейшая Германия отныне владеет средствами для выкупа своей собственной не-зависимости и платит наличными.
Таким образом, оба побежденных государства, новоявленные представители рейнского капитализма, стали менее чем за два поколения двумя мировыми экономическими гигантами, открыто оспаривающими американскую гегемонию. Разумеется, причины успеха у каждого свои. Иными словами, существуют особенности японской и германской экономик, которые не укладываются в одинаковые схемы. И тем не менее! Общие черты, характерные для обеих экономик, добившихся триумфального успеха, достаточно многочисленны, чтобы стало возможным выдвинуть гипотезу о глобальном преимуществе рейнской модели и даже о многочисленных ее преимуществах, как мы увидим далее.
Начнем с собственно экономики. Сегодня экономика — родоначальница и отличительный знак истинного могущества. В мире, где торжествует капитализм, пусть даже путем разгрома идеологического противления, власть попадет в руки тех, кто сумеет, прежде всего, извлечь из нее наибольшую экономическую выгоду. В этом смысле рейнская модель оказывается все сильнее и сильнее.
Хотя с 1971 г. (конца конвертируемости доллара) доллар больше не является эталонной валютой, какой он был после Бреттон-Вудса (1946 г.), Америка по-прежнему пользуется настоящей валютной привилегией, унаследованной от былого могущества (см. главу 1). Эта привилегия еще вполне реальна и сейчас. Но эта привилегия подвергается все большей и большей угрозе в связи с тем, что Германия и Япония приближаются к тому, чтобы вступить в ряды могущественных валютных держав. Марка и иена постепенно подрывают позиции доллара.
В общей сумме международных резервов обе валюты пред-ставляют около 30% авуаров в валюте центральных банков. Этот процент за двадцать лет утроился. Кроме того, германский Бундесбанк и Банк Японии постоянно стремятся затормозить международное распространение своей валюты с целью обеспечения контроля над ней. Можно себе представить, каким стал бы вес каждой из них, если бы кредитно- денежные органы Германии и Японии выбрали более гибкую политику.
Но к этому реальному весу добавляется то, что можно назвать «весом психологическим». Отныне обе валюты считаются твердой валютой, это неоспоримый факт. Существует всеобщее мнение, что активы, выраженные в марках или, хотя и в меньшей степени, в иенах, являются экономически надежными ценностями. Постепенно обе страны стали центрами географической монетарной зоны, вокруг которой вращаются валюты периферийных государств

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com