Перечень учебников

Учебники онлайн

2.3. Формирование мирового хозяйства

Образование мирового хозяйства. Развитие производительных сил и национальных хозяйственных систем во второй половине XIX в. привело к коренным изменениям в их взаимосвязях. Образование мирового рынка способствовало повышению уровня обобществления производительных сил в международном масштабе. Но возникновение мировой хозяйственной системы не могло произойти без развития международного производства, в основе которого были выпуск продукции одним хозяйствующим субъектом в разных странах и развитие экономических обменов с различными странами и территориями. Развитие международного производства было тесно связано с распространением колониального и полуколониального господства небольшого числа стран на новые территории и насильственным подключением их к всеохватывающему воспроизводственному процессу. Колониализм явился одним из условий, содействующих насильственному экономическому объединению мира.

Колониальная экспансия. Колониальные захваты достигли огромных размеров во второй половине XIX в. К1914 г. территория колониальных владений превысила 65 млн кв. км с населением в 523 млн человек. Помимо крупнейших колониальных держав —

Британии, Франции, Испании, Португалии, Нидерландов, крупными колониальными метрополиями стали Германия, США, Бельгия, Япония. Практически весь мир оказался территориально и политически поделенным между небольшой группой стран. Политические и юридические формы отношений были различными — от сохранения более или менее полной государственной независимости эксплуатируемой страны через различные промежуточные формы зависимости до полного политического подчинения. При этом использовались самые разные средства и методы, включая заговоры, подкуп, военные перевороты, открытые интервенции и агрессии.

Колониальная система консервировала отставание колониальных владений и зависимых стран, обрекала их на прозябание и отсталость. В XVI—XVIII вв. до промышленного переворота колониальная политика сводилась в основном к расхищению местных богатств, рабочей силы, а неэквивалентная торговля с колониями носила исключительно потребительский, примитивный характер. Для первого периода колонизации было характерно почти полное отсутствие какой-либо созидательной деятельности колонизаторов. Даже ирригационное строительство не поддерживалось. Сельское хозяйство разрушалось. Результатом ограбления были голод и смерть миллионов людей. По данным британской Ост-Индской компании, в Бенгалии в начале 70-х годов XVIII в. от голода умерло 10 млн человек, или треть населения.

Установление регулярных экономических связей между метрополиями и колониями привело к изменению организационных форм эксплуатации колоний. Промышленный капитал постепенно добился ликвидации привилегий могущественных торговых компаний. Колонии были подчинены непосредственному контролю государства-метрополии. Однако чисто меркантилистские традиции преобладали до конца XIX в.

По мере развития машинного производства метрополии превращали колониальные владения в рынки сбыта своих товаров. Например, британский экспорт хлопчатобумажных тканей в Индию с 1618 по 1835 гг. увеличился в 65 раз. В середине XIX в. туда направлялась 1/4 экспортируемых тканей. Дешевые промышленные товары западных стран разоряли местное ремесленное производство. Так, Индия, бывшая экспортером хлопчатобумажных тканей, изделий из стекла и металла, превратилась в их импортера, поглощая значительную часть британского экспорта. Колонизаторы ввели дискриминационные внутренние налоги на производство, транспортировку и торговлю товарами местного производства (15—17%), подрывая национальное производство.

Превратив колонии в рынки сбыта товаров метрополий, колонизаторы нарушили органическую связь между ремеслом и земледелием в общине. Разрушение ремесленного производства в городе и деревне не сопровождалось соответствующим увеличением мануфактурной промышленности, а приводило к росту аграрного перенаселения, к консервации и укреплению общинных отношений.

Промышленный переворот и быстрое развитие индустрии в Северном полушарии меняли хозяйственное положение колоний. Быстрое развитие машинного производства в западных странах, и прежде всего в ресурсоемких отраслях, требовало постоянно увеличивающегося использования сырьевых материалов. Господство над определенной территорией позволяло компаниям метрополии производить и скупать сырье по монопольно низким ценам. Дешевизна рабочих рук, широкие возможности применения докапиталистических методов эксплуатации (принудительная вербовка, отработка долга и т.д.) обеспечивали большие прибыли.

Вывоз капитала. С середины XIX в. из европейских стран в широких масштабах начался вывоз капитала. Чуть больше половины всех вывозимых средств шло в страны Севера, причем в Северную Америку — 24%, около половины средств — в страны Азии, Латинской Америки, Океании, Африки. Большую часть составляли облигационные займы, идущие на развитие инфраструктуры, прежде всего железных дорог. Одной из примечательных черт рынка капитала в тот период было преобладание правительственных

займов.

Усилению перемещения капитала содействовал золотой стандарт, утвердившийся в тот период. Его ключевым элементом было свободное перемещение золота и обратимость национальных валют в золото. В таких условиях валютная политика не могла использоваться для ограждения национальных экономик от внутренних и внешних неурядиц.

Капитал, размещенный в колониальных странах, имел свои особенности. В ряде случаев основная сумма капиталовложений обеспечивалась за счет не вывоза капитала из метрополий, а средств, мобилизованных в колониях в форме государственного долга. Он возникал в связи с расходами колониальной администрации. Такой экспорт капитала препятствовал экономическому развитию. Лишь позже в составе долга появилась производительная часть, связанная с дорожным строительством.

Характерной чертой мирового развития этого периода стало международное движение предпринимательского капитала. В его вывозе преобладали портфельные инвестиции, на прямые капиталовложения приходилась 1/3 общего объема зарубежных инвестиций. Их совокупный объем в 1913 г. превысил 9% ВМП.

Процесс движения прямых капиталовложений приобрел систематический характер после 1875 г. Примерно 55% прямых капиталовложений направлялось в ныне развивающиеся страны, среди которых крупнейшим объектом была Латинская Америка. В индустриальной подсистеме примерно равные потоки шли в Европу и Северную Америку (табл. 2.1).



Большая часть прямых капиталовложений (55%) была направлена в сырьевые отрасли, 20% — в железные дороги, 10% — в торговлю и распределительную сеть. Обрабатывающая промышленность занимала скромное место — 15%; инвестиции в обрабатывающую промышленность концентрировались в Европе и Северной Америке. Особое значение имели капиталовложения в горно-добывающую промышленность и в сельское хозяйство, где был «медовый» период плантационного хозяйства.

Экспорт предпринимательского капитала привел к возникновению международного производства. Международные экономические отношения обмена дополнились сферой производства, что означало вступление мира в качественно новую стадию хозяйственного развития. В результате начала происходить дальнейшая ломка экономической обособленности стран и усиливаться международное разделение труда на отраслевом уровне.

Колониальная система, экспорт ссудного и предпринимательского капиталов объединили крайне разнородные страны и территории в единое хозяйственное целое — мировую хозяйственную систему. В этой системе колонии и полуколонии были превращены в экономические придатки метрополий, чему способствовала созданная в них специфическая экономическая структура. Привнесенный в экономику колоний капиталистический уклад был связан с внутренним рынком лишь в той мере, в какой занятые в нем местные рабочие предъявляли спрос на продукты, производимые традиционными секторами. В значительной степени он составлял инородное тело в экономике порабощенных стран. В целом процесс воспроизводства колоний стал продолжением аналогичного процесса в метрополиях, из которых поступали средства производства и куда сбывалась продукция.

Международный обмен. Расширение международного движения предпринимательского капитала сопровождалось усилением торгового обмена. Объем мирового экспорта с 1840 по 1870 гг. и с 1870 по 1913 гг. увеличивался в четыре раза за каждый период. Его доля в ВВП западных стран поднялась до 12,9% в 1913 г. (Западная Европа — 18%, США — 6,4%). Наибольшими темпами торговый оборот увеличивался у стран, в которых позже происходила промышленная революция.

Основными экспортными рынками в конце XIX — начале XX вв. были индустриальные страны. Доминирующее положение занимала Европа — 66,7% в 1870 г. В 1913 г. ее доля в мировом экспорте снизилась до 62%. На развивающиеся страны приходилось около 20%. Торговля с колониями не занимала большого места в экономике западных стран и составляла около 15% всего экспорта. В экспорте продукции обрабатывающей промышленности роль нынешних развивающихся стран была значительно выше. Эти показатели значительно различались по странам. В частности, около 60% своего экспорта Британия направляла в развивающиеся страны.

В товарной структуре мировой торговли преобладали сырьевые товары (1890 г. — 68%, 1913 г. — 62,5%). Торговая политика в начале XIX в. характеризовалась протекционизмом. Обеспечив промышленное превосходство в мире после наполеоновских войн, Британия начала борьбу за свободу торговли и отмену пошлин. Уменьшение торговых барьеров в Западной Европе началось с 1860 г. после заключения англофранцузского торгового соглашения, когда в подобные договоры стали включаться положения о режиме наиболее благоприятствуемой нации. США после Гражданской войны перешли к политике замещения импорта. Уровень среднего тарифа на обработанные товары у них составлял 45% в 1866—1883 гг. В 80-е годы началось постепенное усиление протекционистских мер в европейских странах.

Торговая политика в индустриальной подсистеме к 1913 г. нередко характеризуется как острова либерализации среди моря протекционизма. В ныне развивающихся странах картина была обратная. Открытость их хозяйства во многих случаях была результатом колониального правления, один из главных принципов которого — обеспечение свободного доступа ко всем товарам колониальных стран. В номинально независимых странах еще в первой половине XIX в. ввели «правило 5%», которое означало, что тарифы не должны повышаться выше 5% стоимости товаров.

Свобода торговли для западных стран нередко обеспечивалась с помощью орудий и канонерок. Так, свободная торговля с Китаем была обеспечена военной силой в ходе опиумных войн Британии в 1839—1842 гг., а затем Британии и Франции в 1856—1860 гг. Британские купцы в 1767 г. ввозили в Китай по 1000—1200 мешков опиума из Бенгалии, превращенной англичанами после ее завоевания в опиумную плантацию. В начале XIX в. хотя ввоз опиума был запрещен в Китае, но его поставки туда возросли в три раза. После того как контрабанду стали пресекать, была применена вооруженная сила против Китая. С тех пор начал развиваться «кокаиновый капитализм», масштабы которого достигли огромных размеров.

Экономический рост. Последняя треть XIX в. характеризовалась резким усилением экономического развития. Бурный подъем науки и техники вызвал существенные изменения в производительных силах западных стран. Прежде всего изменилась энергетическая база производства, где пар был вытеснен электричеством. Темпы прироста ВМП на душу населения увеличились с 0,1% в 1830—1870 гг. до 1,4% в 1890—1913 гг.

Двигателем экономического роста было промышленное производство, его объем за 1870—1913 гг. возрос в четыре раза. К началу XX в. тяжелая промышленность стала обгонять по темпам роста легкую. Если в 1850 г. отношение легкой и тяжелой промышленности составляло в западных странах 4,7:1, то в 1900 г. оно уже сократилось до 1,7:1. Промышленность в силу сырьевой направленности внешней торговли в незначительной мере участвовала во внутриотраслевом разделении труда. В этот период экономический рост в основном вызывал расширение торговли.

Хозяйственное развитие мира проходило разнопланово. В странах Юга в 1830—1870 гг. производство на душу населения сокращалось. Происходила резкая поляризация промышленной активности — Юг деиндустриализировался. За 1860—1913 гг. доля развивающихся стран упала с 1/3 до 7—8% мирового промышленного производства. В 1913 г. объем ВВП промышленных стран в два раза превзошел объем производства развивающихся стран, а на душу населения — в 3,5 раза.

Косвенное подтверждение этому дают данные о росте городского населения. На рубеже Средневековья и Нового времени в Индии, Иране, Египте около 20% всего населения проживало в городах. К началу XX в. доля городского населения снизилась в Индии почти вдвое — до 10,8%, в Египте — до 15%, в Иране осталась на прежнем уровне — 21%.

Главной причиной процесса дезурбанизации на Востоке послужили разрушение и упадок торгово-промышленной деятельности под влиянием импорта товаров. Неизбежным спутником этих изменений была аграризация населения, переход части мелких производителей к возделыванию экспортных культур. Втягиваясь в международное разделение труда, зависимые страны лишались высших форм и отраслей традиционной структуры (мануфактурно-ремесленная деятельность) и приобщались к низким аграрно- сырьевым сферам деятельности. Решающей причиной такого отставания явилось их колониально-зависимое положение, которое лишало их возможностей принять регулирующие меры для защиты своего рынка и развития отечественной промышленности. Это подтверждается примером экономического развития Индии.

Данные о структуре индийского экспорта после наполеоновских войн и до конца 50-х годов XIX в. показывают превращение Индии из страны с обрабатывающей промышленностью в страну, экспортирующую сырье (табл. 2.2).

С конца XVIII в. в Индии первостепенное значение приобрел экспорт опиума и хлопка. Гражданская война в США перекрыла поток американского хлопка на Британские острова. В конце 60-х годов XIX в. Индия давала 42% всего английского импорта хлопка. Если изменение структуры внешней торговли и производства в 1860—1885 гг. обеспечивало прирост ВВП 0,55% в среднем в год, то в 1880—1900 гг. динамика экономического роста стала уже отрицательной. К этому времени сформировавшееся колониальное разделение труда стало инерционным.

Попытки вырваться из аграрно-сырьевого состояния, опираясь на политические рычаги, встречались колониальными властями как нарушение действия рыночных сил и принципа сравнительных издержек производства. Неограниченная конкуренция иностранных товаров и капитала, связанная с наиболее высоким уровнем накопления, концентрации и централизации капитала в западных странах, разрушительно действовала на многие традиционные производства и создавала высокий инвестиционный барьер на пути формирования промышленного капитала. Это приводило к общей деформации структуры капитала, порождало гипертрофию компрадорского, торгово-ростовщического и спекулятивного капитала.

В итоге, последняя треть XIX в. завершила длительный исторический процесс формирования мирового хозяйства. В этот период закончился территориальный раздел мира между империалистическими державами. Международный обмен, экспорт предпринимательского капитала приняли всемирный характер, сформировалось мировое хозяйство.

Сложившаяся мировая хозяйственная система состояла из промышленно развитых капиталистических стран и огромной массы аграрно-сырьевых колониальных и зависимых стран. Закономерности развития промышленно развитых (западных) стран стали определять основные направления всей совокупности мирохозяйственных отношений, импульсы экономического развития исходили от них. Они заняли практически монопольное положение. Мировое хозяйство представляло собой систему дифференциации и интернационализации

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com