Перечень учебников

Учебники онлайн

9.2. Трудовые ресурсы регионов

Трудовые ресурсы как фактор производства, региональный рынок труда. Распределение трудовых ресурсов по регионам. Большие и малые города. Межрайонная и межотраслевая миграция рабочей силы. Региональные различия производительности труда. Территориальные условия замещения живого труда техникой.

Трудовые ресурсы, как и средства труда, являются основными факторами производства. Экономический рост в стране и регионах напрямую зависит от трудового потенциала и эффективности его использования. Прирост же самих трудовых ресурсов определяется динамикой населения.

На 1 января 2001 г. население Российской Федерации составило 146 млн человек, уступая в этом отношении только Китаю, Индии, США, Индонезии и Бразилии. Оно представлено свыше 100 нациями и народностями. Вместе с тем коренное население (русские) насчитывает 4/5 всех жителей - больше, чем в США и Канаде, любой другой стране СНГ (кроме Армении) и какой-либо российской республике.

Кризисные явления в экономике привели к неблагополучной демографической ситуации. Естественный прирост населения стал отрицательным, упав до -6,4 человека на 1000 жителей, т. е. смертность вдвое превысила рождаемость (1999 г.), тогда как в 1990 г. он равнялся +2,2 (1985 г. - +5,3). Особенно неблагоприятен показатель в районах Северо-Запада (-10,3), Центра (-9,9), Волго-Вятки и Центрального Черноземья (-7,8,—9,5).

В рыночной экономике спрос и предложение рабочей силы различных специальностей и квалификации формируются на Региональных рынках труда. При неразвитости рынка жилья проблема сбалансированности трудовых ресурсов и рабочих мест в региональном разрезе усложняется.

В народном хозяйстве страны занято около 61 млн человек. Вместе с безработными (более 9 млн) все экономически активное население (работники общественного производства) составляет свыше 70 млн человек (безработных - 13%), а общее число занятых (включая домашнее и личное подсобное хозяйство) — около 72 млн человек.

В трудоспособном возрасте находится 58% всего населения (почти 86 млн человек). Это говорит о высоком - 84% (72 млн человек к 86) уровне трудового участия.

Существует трактовка понятия ресурсного потенциала региона как совокупности реализуемых и нереализуемых возможностей результативного и продуктивного использования ресурсов территории в целях удовлетворения многообразных общественных потребностей. Исходя из этого следует учитывать не только количество, но и качество трудовых ресурсов. Учеными предлагается преобразовывать их численность в редуцированную величину, где за единицу принимается потенциальная производительность труда абстрактного среднего работника мужского пола, среднего возраста, среднего образования и квалификации, занятого во всем материальном производстве. Есть попытки исчислить такой трудовой потенциал в стоимостном выражении (используя метод капитализации затрат общественного труда) и определить его долю в совокупном ресурсном потенциале страны1.

Пополнение трудовыми ресурсами происходит за счет молодежи, вступающей в трудоспособный возраст, и работающих пенсионеров. Источниками кадров для «городских» отраслей хозяйства являются также сельские жители, прибывающие в порядке межотраслевого «перелива» рабочей силы. Аграрное перенаселение в нашей стране давно ликвидировано, но и в конце 90-х годов в сельском хозяйстве была занята 1/8 всех работников - в несколько раз больше, чем в развитых странах, а рост фермерства, по крайней мере в ближайшей перспективе, их еще увеличит. Кстати, аграрное перенаселение в 30-е годы облегчило решение проблемы кадров для индустриализации, создания десятков и сотен новых промышленных центров: на селе в 1926 г. проживало 76 млн человек (82%) т. е. вдвое больше, чем сейчас1.

Сокращается численность занятых в добывающих отраслях промышленности (угольная, лесная и др.), в строительстве и будет увеличиваться по мере стабилизации экономики в сложных отраслях (машиностроение, химическая и др.). Технический прогресс расширяет возможности применения женского труда. Химическая промышленность считается неблагоприятной для женщин, однако условия труда на современном заводе химического волокна гораздо лучше, чем на традиционных текстильных фабриках (с шумом и пылью в цехах).

Подавляющая часть занятых в народном хозяйстве — 80% -трудится в отраслях материального производства, а 20% — в непроизводственной сфере. Проявляется, как и в передовых странах, тенденция к сокращению доли первых и расширению доли вторых. Региональная специфика предопределяет отраслевую структуру занятости на рынке труда. Относительно больше, чем в среднем по стране (23%), занято в промышленности Северного, Волго-Вятского, Поволжского, Уральского и Восточно-Сибирского районов, в сельском хозяйстве (14%) - Центрально-Черноземного, Северо-Кавказского и Поволжского, на транспорте и в связи (8%) - во всех районах, кроме Северного, Уральского и Дальневосточного.

При этом нужно иметь в виду, что содержание понятия производительной деятельности меняется при переходе на международные стандарты статистических исчислений и прогнозирования (система национальных счетов). Согласно последним, в отличие от марксистской интерпретации, производительной считается всякая деятельность (труд), доставляющая прямой доход, т. е. не только в материальном производстве, но и в непроизводственной сфере, в домашнем хозяйстве, учебе с отрывом от работы и т. д.

Государственная политика в области занятости населения направлена на обеспечение равных возможностей всем гражданам в реализации права на труд и свободный выбор Деятельности, на поддержку трудовой и предпринимательской инициативы, на обеспечение социальной защиты, на поощрение работодателей к созданию новых рабочих мест, прежде все го для граждан, нуждающихся в социальной защите, на поддержание занятости в местах проживания малочисленных народностей и т. д. Причем должны учитываться типологические различия регионов.

Основными показателями, характеризующими безработицу на региональном рынке труда, являются: уровень регистрируемой безработицы (в процентах к экономически активному населению), показатель возможности трудоустройства (соотношение количества безработных и вакантных рабочих мест), уровень застойности безработицы (удельный вес безработных, состоящих на учете более года) и т. п.

В 1999 г. диапазон уровня безработицы (при среднем 12,9%) составлял от 52% в Ингушетии, 31—33 — в Дагестане и Северной Осетии, до 6-7% - в Москве и Эвенкийском а. о. Высокой она была в целом ряде республик и автономий - в Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Тыве и в др., повышенной - в Читинской, Магаданской, Сахалинской областях и в др. Пониженный уровень безработицы наблюдался в Ярославской, Ульяновской, Нижегородской, Орловской и некоторых других областях. По методике Международной организации труда (МОТ) средний уровень безработицы не должен превышать 5—6%.

Безработица бывает циклической (в результате коренного технологического обновления производства по прошествии долговременного цикла), структурной (вследствие крупных сдвигов в структуре хозяйства, например, сокращения ВПК) и фрикционной (из-за слабой адаптации населения к условиям трудоустройства). В старопромышленных районах больше проявляются две первые формы безработицы, в восточных - третья.

Региональное распределение трудовых ресурсов отражает заселенность территории страны и складывается под воздействием размещения материального производства, исторических, природно-климатических, географических и других факторов.

В европейских районах концентрируется свыше 70% основных фондов промышленности и сельского хозяйства и производится столько же промышленной и 77% сельскохозяйственной продукции. Там же сосредоточено свыше 3/4 населения России. Таким образом, главные производственные ресурсы — трудовые и материально-технические — территориально сближены. Кстати, неверно понимать под территориальными диспропорциями неравномерно размешенные элементы хозяйства. Такими диспропорциями являются существенные разрывы в территориальной структуре только взаимосвязанных и взаимообусловленных из этих элементов.

Под влиянием сдвигов в размещении производительных сил происходило повышение в территориальном распределении населения доли восточных и северных районов и снижение доли старопромышленных районов. Региональная структура занятых в экономике совпадает с территориальным распределением населения. Исключение составляет один Северный Кавказ, имеющий отклонение на 2 процентных пункта в связи с повышенной долей незанятых в общественном производстве (табл. 9.2 и рис. 9.2).



Трудовые ресурсы, как и население, на 2/3 сосредоточены в главной полосе расселения. Она проходит от западных границ России до Тихого океана, на севере ограничена линией С.-Петербург - Пермь - Красноярск, на юге — линией Ростов - Волгоград - Омск - Абакан. На юго-западе эта полоса вклинивается на Северный Кавказ, а на востоке сильно суживается вдоль Тран-сибирской железнодорожной магистрали до Владивостока.

Смысловое содержание территориального баланса трудовых ресурсов меняется с переходом к рыночной экономике. Центр тяжести в делении регионов на трудоизбыточные и трудонедостаточные смещается с потенциальной потребности в связи с хозяйственным освоением территории на соотношение спроса и предложения на рынке рабочей силы. Если раньше районы Сибири и Дальнего Востока традиционно считались трудонедостаточными, то теперь, казалось бы, они могут оставаться таковыми только при интенсивном развитии в этих районах производительных сил, и прежде всего перерабатывающей промышленности, если в этом будет потребность рынка, хотя, кроме последней, есть государственные, стратегические интересы.

Почти 3/4 населения России проживает в городах. Рост городского населения и повышение его доли в общей численности населения отражает процесс индустриализации страны. Если в 1913 г. удельный вес городского населения составлял 17%, то уже в 1940 г. - 34, а в 1970 г. - 62%, превышая показатель СССР, и в 2000 г. - 73%.

Особенно высока доля городских жителей в крупных индустриальных районах — Северо-Западном (87%), Центральном (83%), а также в слаборазвитых в сельскохозяйственном отношении Дальневосточном и Северном (76%). Нет ни одного экономического района, где бы городское население не преобладало (меньше всего его доля -55% на Северном Кавказе).

Всего в России - почти 1100 городов. В зависимости от численности населения города подразделяются на: сверхкрупные (свыше 3 млн жителей), крупнейшие (от 1 до 3 млн), крупные (от 250 тыс. до 1 млн), большие (от 100 до 250 тыс.), средние (от 50 до 100 тыс.), малые города и поселки (до 50 тыс.). При этом более 2/3 городского населения сосредоточено в больших, крупных, крупнейших и сверхкрупных городах. Среди них 12 городов-«миллионеров». Кроме Москвы и С.-Петербурга - это Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Казань, Самара, Пермь, Екатеринбург, Уфа, Челябинск, Омск и Новосибирск. От 0,5 до 1 млн жителей имеет 21 город.

Сверхкрупные, крупнейшие и крупные города — центры сосредоточения научно-технического и промышленного потенциала и квалифицированных кадров, очаги образования, культуры и искусства. Как важные административные центры они осуществляют функции общегосударственного значения, являются центрами организационного прогресса на путях формирования регулируемой многоукладной экономики.

Промышленные центры и узлы реализуют эффект агломерации в результате концентрации и сочетания различных, особенно технологически и производственно связанных, предприятий (смежных и параллельных производств). В рыночных условиях к этому добавляется сосредоточение коммерческих, финансовых, торговых, снабженческих функций. Поэтому крупные города будут интенсивно развиваться. Вместе с тем это имеет и отрицательные последствия,







ведет к дополнительным затратам на содержание городского хозяйства и социально-бытовое обслуживание: загрязняется воздушная и водная среда, возрастают шум и «транспортная усталость» и т. д.

В связи с этим должна повышаться регулирующая роль органов городского управления. Борьбу надо вести не с разрастанием крупных городов, а с его негативными проявлениями, в том числе с помощью экономических рычагов (налогов, штрафов и т. д.). Наряду с выявлением тех городов, в которых ситуация с занятостью и уровнем жизни населения приобрела критический характер, целесообразно вернуться к практике утверждения перечней городов, где запрещено или ограничено крупное новое промышленное строительство и расширение действующих предприятий.

В малых и средних городах требуется активизировать хозяйственную деятельность. Одним из целесообразных путей этой активизации является создание в них специализированных производств — филиалов промышленных предприятий крупных городов. Целенаправленное формирование промышленных агломераций и районов из систем взаимодополняющих и кооперирующихся крупных и небольших городов позволит использовать выгоды тех и других городских поселений и ослабить их недостатки. Другие небольшие города могут стать центрами агропромышленного производства или мобилизовать свой культурно-исторический и рекреационный потенциал. Действует федеральная комплексная программа развития малых и средних городов.

Межрайонная и межстрановая миграция трудовых ресурсов имеет четыре основных направления.

Первое — традиционное направление внутренних миграций. Если ранее в основном превалировал поток из Европейской части в Сибирь, на Дальний Восток и Крайний Север, то теперь он сменился на обратный. Сокращение инвестиций, свертывание производственного и жилищного строительства, банкротство предприятий, рост безработицы, снижение роли стимулов и льгот (районные коэффициенты зарплаты и надбавки) на Востоке резко увеличили возвратные миграции. За первую половину 90-х годов чистый миграционный отток из восточных и северных районов превысил 800 тыс. человек.

Внутренняя миграция охватывает 80% общего миграционного оборота, ранее она составляла почти 100% и покрывала свыше 1/10 потребности регионов в рабочей силе, а для Сибири и Дальнего Востока в отдельные периоды - 30-40%.

Второе направление миграции - беженцы и вынужденные переселенцы из других республик бывшего Союза. Более 90% переселенцев из-за рубежа прибывало в Россию из ближнего зарубежья, в основном из Казахстана и Украины, а также Средней Азии и Закавказья. Пик притока беженцев и вынужденных переселенцев приходился на 1994 г., а в 1995-1996 гг. происходило некоторое ослабление потока. Ожидалось, что, помимо уже прибывших 2,5-3 млн человек, до 2000 г. возможно поступление еще около 400 тыс. мигрантов, а к концу следующего десятилетия —

еще 150 тыс.

Около 3/4 вынужденных мигрантов оседало в Поволжье, на Северном Кавказе, в Центре, на Урале и в Центральном Черно-земье. Кроме проблем трудоустройства остроту для беженцев и переселенцев приобрели обеспечение жильем, а для пенсионеров - социальная защита. В пунктах их массового прибытия возросла нагрузка на вакантные рабочие места и социальную инфраструктуру.

Третье и четвертое направления миграционных потоков характеризуются эмиграцией в дальнее зарубежье и притоком трудовых мигрантов из-за рубежа. За последние 5 лет из России эмигрировали примерно по 100 тыс. человек в год.

Недостаток в некоторых регионах собственных трудовых ресурсов (в том числе из-за нежелания местного населения занять имеющиеся рабочие места) вызвал приток трудовых мигрантов из дальнего зарубежья — Югославии, Болгарии, Польши, Словакии, Турции, Китая, Вьетнама и КНДР. Из бывших союзных республик трудовая миграция идет в основном с Украины. Среди прибывающих преобладают строители и работники сельского хозяйства.

В 1997-1999 гг. наибольший миграционный прирост на 10 тыс. населения (в 4—8 раз выше среднего) имели районы Центра, Поволжья и Урала, а миграционный отток наблюдался в районах Дальнего Востока, Европейского Севера и Восточной Сибири.

Эффективность использования трудовых ресурсов связана с региональными различиями производительности труда. В рыночных условиях повышается заинтересованность работников трудиться с большой отдачей, а предпринимателей - содержать меньшее количество занятых.

Индекс производительности труда можно представить как произведение индексов фондовооруженности и фондоотдачи, что раскрывает большие аналитические возможности этой системы показателей. Улучшение использования производственных Мощностей и повышение их технического уровня в промышленности регионов могут рассматриваться как условия, непосредственно влияющие на территориальные уровни производительности труда.

Важную роль среди факторов, обусловливающих величину показателей эффективности, играет структура промышленности. Более высокий удельный вес отраслей, у которых индивидуальные индексы производительности труда превосходят средний (производительный тип отраслевой структуры), повышает сводный индекс производительности труда по сравнению со среднероссийским.

Выше показана территориальная дифференциация индексов фондовооруженности и фондоотдачи в промышленности. Она во многом обусловливает и территориальные различия индексов производительности труда (табл. 9.3). В предреформенный период на территориальные индексы производительности труда в Европейской части сильное повышающее влияние оказали относительные уровни фондоотдачи, а на Востоке — фондовооруженности. Благоприятные индексы производительности труда имели Центр, Центральное Черноземье, Северный Кавказ, Поволжье, Урал и все восточные районы.

Современная ситуация характеризуется заметным снижением индексов производительности труда в европейских районах (кроме Урала и Европейского Севера). Это происходит главным образом из-за ухудшения показателей фондовооруженности (в Центре — фондоотдачи), вызванного старением производственного аппарата. На Востоке благоприятные индексы производительности труда повысились еще больше, в основном вследствие сохранения высокого уровня и дальнейшего возрастания показателей фондовооруженности из-за наращивания фондов или сокращения численности занятых при освоении природных ресурсов.

Нужно иметь в виду, что среднероссийские уровни всех этих показателей стали значительно ниже, и речь идет не об абсолютном, а только об относительном изменении производительности труда, фондовооруженности и фондоотдачи.

В СССР был высок уровень квалификации трудовых ресурсов, особенно специалистов. В настоящее время ее рост затруднен, несмотря на повышенные требования со стороны рынка к качеству труда. Все же более 1/3 взрослого населения имеет высшее или специальное среднее образование, что является довольно высоким показателем. По мере формирования рыночных отношений этот фактор будет приобретать все большее значение. Должен повышаться удельный вес ИТР и управленческого персонала



(менеджеров) среди работающих, особенно в передовых отраслях — электротехнике, электронике, приборостроении, полиграфии, химической и т. д.

Хуже обстоит дело с подготовкой квалифицированных рабочих. До реформы в промышленности России 78% рабочих имели среднюю квалификацию и лишь 5% - высокую, каждый третий рабочий выполнял работы вручную1.

Поскольку разница в производительности труда с передовыми странами в России (примерно 10 раз) меньше, чем непомерная разница в заработной плате (20—30 раз), то дешевый труд обеспечивает производство многих видов конкурентоспособной продукции на внутреннем и мировом рынках. Основные районы высококвалифицированного и более дорогого труда - развитые центральные, северо-западные, волго-уральские и некоторые сибирские районы, малоквалифицированного и самого дешевого труда - экономически отсталые северокавказские, некоторые восточно-сибирские, дальневосточные и другие.

Обустройство и содержание одного работника в различных районах сильно отличается по затратам. Удельные региональные затраты на создание социальной инфраструктуры в расчете на одного жителя на Дальнем Востоке почти втрое выше, чем в Центре (не считая районов Крайнего Севера). Районные коэффициенты заработной платы (база — районы Центрального Черноземья и Северного Кавказа) составляют: в Западной Сибири — 1,20, Восточной Сибири — 1,26, на Европейском Севере — 1,28, Дальнем Востоке — 1,40, а на Крайнем Севере доходят до 2,5-3.

Замена мускульной силы человека машинами - одна из «вечных» проблем общества. Ею занимались многие видные экономисты, включая К. Маркса. Она имеет и: региональный аспект. На обширной территории России сложились весьма неоднозначные условия замещения живого труда техникой.

Подсчитано, что на воспроизводство трудовых ресурсов приходится примерно 30% общих расходов на формирование всех производственных ресурсов, средств труда — около 20% и материальных ресурсов - 50%. Снижение потребности в рабочей силе возможно главным образом только в результате использования новых технических средств, повышения фондовооруженности труда и на этой основе — его производительности.

Однако соотношение затрат на оба важнейших ресурса производства" сильно различаются по регионам. Согласно экспертной оценке (А. Г. Липко) превышение издержек на трудовые ресурсы над вложениями в основные производственные фонды составляет по зонам: Север и Центр, Юг Европейской России - 1,37 раза, Волго-Урал - 1,42, Сибирь и Дальний Восток - 1,44 раза1.

Отсутствие или нехватка производственных ресурсов в регионах могут быть восполнены не только их доставкой извне, но и заменой на месте другими ресурсами. Например, недостающих работников - более производительной техникой, нехватку природного сырья — ресурсосберегающей технологией.

При сложившемся уровне фондовооруженности в материальном производстве замещение ресурсов рабочей силы основными фондами является экономически наиболее эффективным в восточных районах России. Ведь здесь ресурс живого труда - самый дорогой по сравнению с материально-техническими (в 1,4 раза ценнее). В Сибири и на Дальнем Востоке рост производительности труда может базироваться также на внедрении технологии с повышенным расходом материальных ресурсов (особенно топливно-энергетических). Следующими по очередности районами внедрения новой техники и замены ею живого труда являются Урал и Поволжье и затем остальные европейские районы

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com