Перечень учебников

Учебники онлайн

Будет ли у Америки еще один шанс?

Безусловно. В значительной мере это так, потому что ни одна, ни другая сторона не способна играть роль, которую потенциально способна играть Америка и которую она должна играть. Европе все еще не хватает необходимого политического единства и воли, чтобы быть глобальной державой. Россия не может решить, хочет ли она быть авторитарным империалистическим, социально отсталым евразийским государством или действительно современной европейской демократией. Китай быстро поднимается как доминирующая держава на Дальнем Востоке, но у него есть противник, которым является Япония, и все еще не ясно, каким образом Китай разрешит основное противоречие между свободным экономическим развитием и бюрократическим централизмом его политической системы. Индия еще должна доказать, что она сможет сохранить единство и демократию, если ее религиозное, этническое и лингвистическое многообразие станет для нее политическим бременем.

Америка обладает монополией военной мощи в глобальном масштабе, ее экономика не имеет себе равной, а ее способность к технологическому обновлению является несравнимой, и все это вместе обеспечивает ей уникальное мировое влияние. Более того, существует широко распространенное, хотя и не выражаемое открыто практическое признание, что международная система нуждается в эффективной стабилизирующей силе и что наиболее вероятной альтернативой конструктивной роли Америки в скором времени был бы мировой хаос. Разумный глобальный лидер IV должен был бы суметь использовать это понимание, чтобы извлечь из запаса доброжелательного расположения к Америке все, что еще осталось. И хотя враждебность в отношении Соединенных Штатов поднялась до беспрецедентного уровня и все еще не достигла вершины, Америка, которая сознает свою ответственность, выраженную в президентской риторике, чувствительна к сложностям международной обстановки и скорее ищет согласованности, чем резкости в своих внешнеполитических отношениях (короче, совершенно не похожая на ту, которая предприняла недавнюю авантюру), это та Америка, которую большая часть мира все еще хотела бы видеть стоящей у руля современного мира.

Но не следует заблуждаться: потребуются годы целеустремленных усилий и подлинное искусство, чтобы восстановить политический авторитет и легитимность Америки. Следующий президент должен извлечь стратегические уроки из недавних ошибок Америки, так же как и из ее прошлых успехов. Безусловно, исторические умозаключения не могут служить основой для конкретных политических рекомендаций, которые должны учитывать изменившиеся обстоятельства, неожиданные события, новые вызовы. Но критическое осмысление имевших место фактов — как это кратко было изложено на предыдущих страницах - действительно поможет нам определить приоритеты и напомнит о фундаментальных реальностях. Это в особенности относится к неиспользованному потенциалу Атлантического сообщества.



Прежняя политика США существенно отличалась от той позиции, которую заняла страна, особенно после 11 сентября, в отношении вызовов, исходивших от Ближнего Востока — региона, ставшего новой центральной ареной и новой ставкой для американской сверхдержавы. Эта политика разъединила друзей Америки и объединила ее врагов, страх стал средством обеспечения поддержки политики, и нетерпение, проявляемое в стратегических вопросах, и изоляционистский самоостракизм сузили для США возможности дипломатического маневра.

Но вне сферы этих конкретных проблем приемлемость Америки в качестве будущего мирового лидера зависит от ответов на крупные и сложные вопросы:

1. Природа самой американской системы. Готова ли американская система в структурном отношении к тому, чтобы сформулировать и проводить глобальную политику, которая не только защищала бы американские интересы, но и способствовала глобальной безопасности и благополучию?

2. Американская социальная модель в мире растущих ожиданий. Готово ли американское общество к тому, чтобы выполнять роль глобального лидерства, которая предполагает определенную степень ответственного самоограничения, вытекающего из принципиального понимания глобальных тенденций?

3. Американская оценка нового положения в мире. Есть ли у страны интуитивное осознание, что глобальное политическое пробуждение означает для собственного будущего Америки?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com