Перечень учебников

Учебники онлайн

Вызов демографический

В настоящее время человечество стоит накануне мощного демографического взрыва. Тенденция к быстрому росту численности населения планеты ясно обнаружилась со второй половины нынешнего века. В опубликованном в 1987 году докладе Международной комиссии по окружающей среде и развитию отмечается, что в период с 1950 по 1985 гг. население в мире росло ежегодно на 1,9% по сравнению с 0,8% в полстолетия, предшествующие 1950 г.83 В другом авторитетном документе – докладе Римского клуба, появившемся в 1991 году, приводятся такие данные: “Сегодня население Земли каждые 4-5 дней увеличивается на 1 миллион жителей, то есть ежедневный чистый прирост населения, определяемый как разница между количеством родившихся и умерших, составляет 200 – 250 тыс. человек”84.

Демографические прогнозы показывают, что возрастание численности населения в мире будет особенно быстрым в ближайшие десятилетия. Уже упоминавшийся американский профессор П. Кеннеди приводит три варианта прогноза демографической ситуации к 2025 году. Самая низкая возможная численность населения Земли к тому времени будет равна 7,6 млрд. человек. Средняя цифра составляет 8,5 млрд., а самая высокая – 9,4 млрд. жителей планеты. А ко второй половине грядущего века по разным подсчетам землян будет от 10 до 14,5 млрд.85 Иными [c.172] словами, за ближайшие полстолетия население в мире удвоится или даже почти утроится.

Судя по расчетам, наибольший прирост населения произойдет в странах Азии и Африки. Например, население Нигерии возрастет с 0,1 млрд. человек в 1991 году до 0,3 млрд. человек в 2025 году, а население Индии составит в 2025 году 1,4 млрд. человек86.

Самыми многонаселенными государствами планеты сегодня являются Китай и Индия, в которых проживают соответственно 1,135 млрд. и 835 млн. человек, что составляет около трети всего населения Земли. По прогнозам к 2025 году в каждой из этих стран будет жить почти по 1,5 млрд. человек87. Притом демографические процессы, происходящие в Китае, имеют к России прямое отношение, поскольку мы являемся соседями. Рост численности населения в государстве, граничащем с редко заселенными территориями Сибири и русского Дальнего Востока, создает, независимо от намерений руководства Китайской Народной Республики, мощное демографическое давление на наших границах.

Это давление есть серьезнейший геополитический вызов России, ибо одним из важнейших средств контроля территории является демографический контроль. Ни одно государство не может долго контролировать территорию, население которой, лояльное к Центру, не достаточно для того, чтобы обеспечить ее культурное развитие, экономическое освоение и надежную оборону. Поэтому важнейшей заботой любого правительства, желающего сохранить суверенитет над той или иной территорией, во все времена было заселение этой территории своими гражданами.

На фоне происходящих в мире процессов демографическая ситуация в России выглядит сегодня просто [c.173] катастрофической. Вопиющим преступлением “постсоветского” режима стала политика тихого геноцида, направленная на уменьшение численности русского и других народов России. На состоявшихся в мае 1997 года парламентских слушаниях по теме “Здоровье нации как фактор обеспечения национальной безопасности России” в докладах специалистов были приведены ужасающие данные. С 1987 по 1996 гг., т.е. в период наибольшего разгула либерал-реформаторов, у нас родилось почти на шесть миллионов детей меньше, чем за предыдущие десять “застойных” лет. При этом рождаемость продолжает падать. Зато растет смертность, уже превысившая рождаемость в 1,7 раза.

Более того: ныне каждый третий юноша призывного возраста уже не может служить в армии по состоянию здоровья. В 1985 году – только каждый двадцатый. У 15 процентов призывников имеется “дефицит массы тела”. Как тут не согласиться с оценкой, прозвучавшей в докладе председателя комитета Государственной Думы по охране здоровья Н. Герасименко: “Бездействие государства в этой ситуации равносильно преступлению”88.

Обеспокоенность демографическим кризисом в России набатом звучала на заседаниях IV Всемирного Русского Народного Собора, проходившего в начале мая 1997 года в Москве под председательством Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Главная мысль, главная тревога соборян, представлявших самые различные политические течения, лучше всего выражается фразой: русский народ распят “реформами” на кресте. Причем, понятие “русский демографический крест” – это не художественный образ. Оно уже прочно вошло в социологию и реально отражает такую ситуацию, когда рождаемость не растет при постоянном росте смертности89. [c.174]

Оценку демографической ситуации в России как катастрофической дают не только отечественные специалисты, но и западные ученые. Американский демограф К. Хауб прогнозирует уменьшение численности населения России к 2030 году до 123 млн. человек при нарастающей к тому тенденции к старению. По продолжительности жизни он сравнивает нынешнюю Россию с Либерией или с США в начале века. Смертность среди работоспособных мужчин не от естественных причин, составляющая от 25 до 30 %, превышает, по оценке американского ученого, соответствующие показатели в Европе, США и Японии в пять раз!90

Никогда в своей истории в мирное время Россия не несла таких колоссальных человеческих потерь. Специалисты отмечают, что “по мощи ежегодного уничтожения человеческого потенциала российские реформы в два раза превышают силу сталинского режима, сопоставимы с первой мировой войной и уступают лишь интенсивности потерь в период гитлеровского нашествия”91.

И даже на этом фоне демографическая ситуация на Дальнем Востоке выглядит удручающей. Дальний Восток, располагающийся на территории свыше 4 млн. кв. км и непосредственно граничащий с гигантским Китаем, имеет население чуть более семи с половиной миллионов человек. А вдобавок к тому с началом шоковых “реформ” регион потерял все существовавшие ранее финансовые льготы, поддерживавшие в советские времена постоянный уровень населения.

Сложные климатические условия, отдаленность от центра приводили к тому, что и раньше регион испытывал дефицит населения. Но тогда все же существовала государственная политика, которая позволяла преодолевать эти трудности. Теперь же ворократия, захватавшая власть в [c.175] стране и озабоченная в первую очередь личным обогащением, бросила дальневосточников на произвол судьбы. Факты говорят сами за себя. Так, в период с 1971 по 1990 год 5,6 % приезжавших на Дальний Восток “на заработки” оставались там навсегда. После же 1991 года уезжать из региона стало значительно большее число населения, чем приезжать. В 1994 году туда приехало 254,5 тыс. человек, а покинуло Дальний Восток 370,5 тыс. человек. Всего же население региона с 8 млн. человек в 1992 году сократилось до 7,6 млн. в 1995 году92 и продолжает неумолимо уменьшаться.

Особенно тревожно то, что сокращение численности русского населения на Дальнем Востоке происходит на фоне продолжающегося роста населения в сопредельных странах, особенно в Китае. Ведь несмотря на самые жесткие меры ограничения рождаемости в стране, население Китая ежегодно возрастает на 15 млн. человек93. А это – в два раза больше, чем все нынешнее население Дальнего Востока России!

Демографический взрыв в развивающихся странах начинает все больше беспокоить и богатые государства Севера. Авторы доклада Римскому клубу особо подчеркивают “усиливающуюся демографическую несбалансированность Севера и Юга”94. Отмечается, что к середине следующего столетия в сегодняшних “промышленно развитых странах” будет проживать менее 20 процентов всего населения Земли. Это неизбежно вызовет массовую миграцию с Юга на Север и Запад.

По сути дела переселение уже началось. Мексиканцы массами нелегально проникают в США. Выходцы из стран Африки и Азии направляются в Европу. Приток иммигрантов в богатые страны Запада уже вызывает все большее ужесточение правил въезда в эти государства. [c.176]

Авторы Римского клуба обсуждают и пути решения демографической проблемы. Они полагают, что в оказании бедным странам разумной помощи глубоко заинтересованы сами богатые государства. Страны Запада должны “экстренно улучшить экономическую ситуацию в слаборазвитых странах и в то же время принять эффективные меры по контролю за численностью населения”95.

Этот доклад был составлен тогда, когда еще существовал Советский Союз, когда наша страна не была разорена рыночным экспериментом. В то время даже подумать о том, что Запад будет решать свои проблемы за счет народов Советского Союза было совершенно невозможно ввиду огромной военной и экономической мощи нашей державы.

Сейчас же почти открыто обсуждается “российский” вариант решения демографических проблем. Как сообщает современный исследователь, некоторые западные аналитики всерьез предлагают направить избыток китайского населения “на мирное и эволюционное освоение недозаселенных ареалов Дальнего Востока в контексте развития экономического сотрудничества между Китаем и Россией”. И хотя “подобные взгляды еще только на пути к уровню открытых публикаций”, они уже “доверительно обсуждаются на семинарах и в частных беседах экспертами и представителями ученого мира”96.

Если этот проект уже вовсю обсуждается в ученом мире как реальная возможность, то можно себе представить, на каком уровне проработки он находится в тех закрытых организациях, которые руководят реальной политикой Запада. Для мировой закулисы этот способ “решения” проблемы демографического перенаселения Китая является самым выгодным. Ведь тут достигаются сразу две цели. [c.177]

Во-первых, Россия, теряя выход к Тихому океану, в конце концов поневоле возвращается к границам Московского княжества, безвозвратно теряя контроль над стратегически важным ядром евразийского континента.

Во-вторых, удается поссорить Россию и Китай – две великие державы, два великих народа, являющихся главными противниками Запада на его пути к мировой гегемонии.

Однако есть все основания надеяться, что по такому сценарию события в обозримом будущем развиваться все же не станут. Залогом такой надежды является прежде всего традиция многовековых добрососедских отношений наших стран. Хотя за прошедшие столетия судьбы двух великих народов складывались по-разному, тем не менее отношения взаимопонимания и взаимопомощи все-таки преобладали. А это – хорошая основа для строительства взаимоотношений на ближайшую историческую перспективу.

Еще в начале нынешнего века, когда Китай был слаб и экономически, и политически, великий русский ученый Д. И. Менделеев отмечал: “Другие народы совсем исчезли или слились с пришельцами в обстоятельствах и условиях менее тяжких, чем китайские. Их не понимают правильно, когда полагают, что это народ по природе косный и принципиально одряхлевший, ...забывая, что народ этот раньше европейцев изобрел не только письмена и бумагу, но и печать, что он противник войн, великий и передовой земледел, умеющий обходиться без аристократических привилегий, почитающий мудрецов и ученых, добродушный и верный...”97.

Предвидя возможность демографического дисбаланса, Д. И. Менделеев полагал, что при избытке населения китайцы “если куда и пойдут, то не к нам в холодные страны, [c.178] а уж скорей в такие теплые места, как Индия, Зондские острова, Австралия”. Что в общем-то и происходило в двадцатом столетии. Кстати, сравнивая отношения русских к различным народам Восточной Азии, великий ученый отмечал, что, например, японцы вызывают у нас “неприятные воспоминания”, что “для русского коварство и японцы до некоторой степени сливаются”. Со свойственной нашему народу незлопамятностью и незлобивостью Менделеев в самый разгар русско-японской войны, в 1904 году писал, что мы со временем простим японцам, как и туркам, их агрессию. Но, добавлял он, такого отношения к ним, как к китайцам, “никогда не будет в России”98.

В течение XX века русско-китайские отношения колебались в широком диапазоне от дружбы и союза, памятных нам по словам песни “русский с китайцем братья навек”, до открытой вражды и даже вооруженных столкновений на рубеже 60-70-х гг. Однако, как свидетельствуют социологические опросы, дружелюбие в наших отношениях сегодня преобладает.

В 1994-1995 гг. Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Российской Академии Наук проводил опрос населения южной части Дальнего Востока России и китайцев, работающих в регионе. Согласно данным этого опроса, “хорошим” свое отношение к китайцам назвали 32% дальневосточников, “отрицательным” – 23%, “безразличным” – 38%. К Китаю в целом “хорошо” относятся более половины опрошенных, “плохо” – менее 13%. Более половины, 58% дальневосточников, не видят ничего предосудительного в пребывании китайцев на территории России. Но все-таки в той или иной степени существование угрозы китайской экспансии признают почти 2/3 русского населения (64 процента)99. [c.179]

Китайцы, опрошенные во Владивостоке, оказались еще более терпимыми к русским (но, возможно, не столь искренними, ибо их статус и местонахождение в момент опроса не принимать во внимание нельзя). Среди опрошенных китайцев к России хорошо относятся от 80 до 86%, к русским хорошо относятся от 58 до 62%. Интересно, что в 1995 году почти 2/3 опрошенных китайцев (64%) оценили отношение к ним со стороны русских как “хорошее” и “удовлетворительное”. Остаться на постоянное место жительство в России пожелали лишь 18% опрошенных китайцев100.

В последнее время наметилось политическое сближение России и Китая с перспективой установления между нашими странами стратегического партнерства. И это далеко не случайно. События, происходящие на международной арене, показывают, что Россию и Китай неумолимо сводит вместе единая историческая судьба. Становится очевидным, что на рубеже тысячелетий Запад, получив долгожданный силовой перевес над всем остальным миром, намерен закрепить свое глобальное лидерство и экономическое процветание любыми средствами. Но в нынешней ситуации сделать это можно лишь за счет других стран. Поэтому специалисты не зря предупреждают, что “Россия и Китай – наипервейшие объекты борьбы в стратегии выживания и процветания так называемого "золотого миллиарда"”101.

Западу крайне необходимо поставить под контроль колоссальные природные богатства России и одновременно выработать эффективную стратегию сдерживания экономического роста и роста потребления в Китае. Вот почему партнерство России и Китая не носит сиюминутного характера. Как отмечает специалист, “совокупность объективных причин ставит и Россию и [c.180] Китай в долгосрочную оппозицию Западу, независимо от того, хотят этого правящие круги двух держав или нет. Причем, характер причин таков, что весьма вероятно нарастание чрезвычайной жесткости в отношениях России и Китая с Западом”102.

При этом мы должны, однако, отдавать себе отчет в том, что в практической политике значение имеют не идеальные побуждения и соображения, а реальная расстановка сил. Чтобы вступать в равноправные отношения и строить взаимовыгодные союзы, Россия должна быть сильной. А это значит, что мы просто обязаны найти адекватный ответ на демографический вызов эпохи.

Речь при этом должна идти о проведении всесторонне продуманной государственной демографической политики в соответствии с приоритетами нашей национальной безопасности. Некоторые составляющие элементы такой политики можно назвать уже сейчас.

В первую очередь необходимо создать все возможные условия для стимулирования рождаемости. Как минимум, должны быть восстановлены все материальные льготы многодетным семьям, которые существовали в Советском Союзе. Однако политика российского государства по стимулированию рождаемости не должна слепо копировать прежнюю советскую практику. Демографическую политику необходимо освободить от ошибочной национальной индифферентности. Государственная помощь должна быть адресной и направляться в первую очередь туда, где в ней больше всего нуждаются.

Не подлежит никакому сомнению, что сегодня в восстановлении демографического потенциала нуждается прежде всего русский народ. И российское государство жизненно заинтересовано в том, чтобы этот потенциал был |как можно быстрее восстановлен, ибо именно русский [c.181] народ составляет становой хребет нашего государства. Равно должны быть заинтересованы в решении этой задачи и все остальные народы России, так как крушение русского национального ядра для подавляющего большинства из них будет означать неизбежную утерю исторической перспективы, деградацию и гибель. А потому на решение именно этой задачи должны быть направлены силы и средства в первую очередь.

Кроме материально-финансовых мер, важнейшим фактором стимулирования рождаемости является нравственное воспитание народа. Нужно решительно прекратить развращение молодежи, проводящееся под видом “сексуального воспитания”. Высокая рождаемость может быть лишь в стране, в которой существует крепкая семья и четкие представления о нравственных нормах и обязанностях личности. Помимо государственной школы, которая призвана сыграть в нравственном оздоровлении общества важнейшую роль, огромное влияние на эту область человеческого сознания оказывает религия. Поэтому политика государства должна быть направлена на поддержание усилий Русской Православной Церкви и других традиционных для России конфессий по укреплению в обществе нравственных устоев и моральных норм.

Наконец, важнейшим элементом в нашем ответе на демографический вызов должно стать восстановление практики государственного стимулирования заселения малонаселенных регионов Сибири и Дальнего Востока. А для этого необходим скоординированный пересмотр транспортных и энергетических тарифов, модернизация систем коммунального хозяйства и региональных льгот. Сегодня только твердолобые “реформаторы” могут не видеть, сколь губительно для России рыночное регулирование тарифов на электроэнергию и транспорт. [c.182]

Такая политика мостит путь к геополитической катастрофе, к отторжению от России отдаленных окраинных регионов. А это – путь к расчленению и неминуемой гибели нашего Отечества. [c.183]



< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com