Перечень учебников

Учебники онлайн

Экономика России в доиндустриальные эпохи (продолжение)

Нетрудное и очень приятное дело — преувеличивать степень цивилизационной развитости своей страны. Мы уже имели случай говорить, что история любой экономической системы столь богата и насыщена фактами, что можно найти доказательства любому тезису. Много здесь зависит просто от степени мастерства пишущего. И мне хотелось бы убедить своих читателей (и учеников) в том, что в промышленном и торговом отношении Россия всегда стояла на передовых позициях. Я могу, например, подобрать факты отдельных технических изобретений в самые ранние периоды истории нашей экономики и на этом основании делать далеко идущие выводы. Но попробуем быть объективными. И тогда убедимся в том, что нет смысла (да и оснований) преувеличивать или преуменьшать степень промышленной и торговой развитости нашей страны. Россия никогда не занимала первых мест в воображаемом рейтинге европейских и азиатских стран, но никогда и не плелась в хвосте мирового прогресса. Мы всегда находились (и сейчас пока находимся, несмотря ни на что) на прочных срединных позициях в экономическом развитии, достаточных для того, чтобы строить сотни городов, содержать многочисленную армию и не менее многочисленную аристократию и ее челядь, присоединять силой и уговорами одну территорию за другой к великой евроазийской империи, которую многие пытались разрушить, которую иногда удавалось разрушить, но которая всегда возрождалась могущественной и сильной. Правда и то, что напитанная византийством, эта империя никогда не проникалась уважением к отдельной личности, никогда не брала на себя роль источника благосостояния для своих граждан, да никогда и не стремилась к действительно гражданскому обществу. Впрочем, говорить, что сами россияне от этого очень страдали, тоже нельзя: большинство из нас и не знает, что это такое — гражданское общество*.

Российская экономика всегда относилась к системам, характеризуемым как традиционные. Сделав оговорку по поводу не вполне заслуженного "клейма отсталости", послушаем, что говорят о традиционной экономике современные ученые: " Традиционная экономика характерна для стран, которые с позиции технократической цивилизации определяются как неразвитые; в действительности это первичный тип экономической системы, он существует в разных видах, так как основывается на обычаях, традициях, национальных культурных корнях. При этом используются разные формы и виды собственности. Можно выделить ряд черт такой экономики: экономическая деятельность не воспринимается как первичная ценность; индивид принадлежит своей изначальной общности; экономическая власть соединена с политической.



* Проверьте себя, уважаемый читатель! Вы знаете, что такое гражданское общество? И если вдруг знаете, насколько страстно желаете его?

Традиционная экономика весьма устойчива. Она с трудом поддается реформированию. Объяснение этому скрыто в природе такого общества. В условиях, когда личность не выделена из социальной общности и экономическая деятельность не признана как первичная ценность, стабильность общества поддерживается через защиту и воспроизводство данного статуса индивида. Переход к рыночному хозяйству западного типа связан с разрушением того, на чем базируется стабильность традиционного общества. В итоге прежние условия стабильности разрушаются, а новые не создаются. Так осуществляемые реформы заранее обречены на провал"*. Не очень радужные перспективы, не правда ли?

Как это принято в России, послушаем и иностранца, размышляющего о традиционных обществах в сравнении с обществами модернизующимися. С. Хантингтон пишет: "Традиционные восточные общества осуществляли удачную модернизацию, если она не сопровождалась вестернизацией. Заимствования — это не смена основ собственной цивилизации. Китай воспринял буддизм, но не стал "индианизированным", напротив, произошла китаизация буддизма. Лозунги: "китайские знания для фундаментальных принципов, а западные знания для практического использования" или "японский дух, западная техника" отвечают характеру восточных обществ. Примеры же Петра Первого и Мустафы Кемаля Ататюрка показывают возможность появления "разорванных" стран, не уверенных в своей культурной идентичности. Модернизация не требует вестернизации. Напротив, порой она приводит к возрождению местных, туземных культур. Глобальное возрождение религии является прямым последствием модернизации, что особенно хорошо видно в мусульманском мире"**.

Думается, что читатель уже догадывается о содержании этой главы

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com