Перечень учебников

Учебники онлайн

Колонии как поставщики сырья и рынки сбыта для капиталистического производства

Жесткая эксплуатация колониальных и зависимых стран явилась одним из основных условий, благоприятствовавших капиталистическому переустройству европейского хозяйства. Но формы и методы эксплуатации не были застывшими, они постоянно изменялись. В XVI-XVIII вв., до промышленного переворота, колониальная политика европейских феодалов и купцов сводилась главным образом к расхищению местных богатств (драгоценные металлы и камни), к вывозу в Европу колониальных товаров (тропические продукты, изделия местных ремесленников), а также рабочей силы для рабовладельческих хозяйств Америки. Как писал К. Маркс, «сокровища, притекавшие из Индии в Англии в течение всего XVIII в., приобретались не столько путем сравнительно незначительной торговли, сколько путем прямой эксплуатации страны и захвата огромных богатств, переправлявшихся затем в Англию» .

Неэквивалентная торговля с колониями носила исключительно потребительский примитивный характер: за стеклянные бусы, металлические безделушки и спиртные напитки у туземцев выменивались дорогостоящие меха и драгоценности. Наиболее доходной была торговля рабами. На протяжении трех с половиной столетий в Америку было доставлено огромное количество рабов. Около 100 млн. африканцев стали объектом торговли, но большинство из них гибло, не достигнув берегов Америки. Прибыли от работорговли сыграли немалую роль в первоначальном накоплении капитала. Однако еще более важное значение имела непосредственная эксплуатация рабов в плантационных хозяйствах Нового света.

Промышленный переворот и быстрое развитие капиталистической индустрии в Западной Европей изменили хозяйственное значение колоний. Промышленная буржуазия находит в колониях новые возможности обогащения. К. Маркс отмечал: «Колонии обеспечивали рынок сбыта для быстро возникающих мануфактур, а монопольное обладание этим рынком обеспечивало усиленное накопление» . Возникновение крупной машинной промышленности увеличило потребность в природных и сырьевых ресурсах, в продовольствии и в то же время толкало буржуазию к завоеванию новых рынков для сбыта промышленных товаров массового потребления. В вязи с этим изменилась и система эксплуатации колоний: вместо прямого грабительского присвоения драгоценных металлов и пряностей началось систематическое выкачивание природных богатств при использовании местной рабочей силы, оплачиваемой значительно ниже, чем в метрополии.

В первой половине XIX в. колонии служили в основном источником растительного или животного сырья. Для обеспечения бесперебойной его доставки при максимально низких закупочных ценах метрополии старались ориентировать хозяйство колониальных и зависимых стран на производство одной-двух сырьевых или продовольственных культур, придавали колониальной экономике монокультурное направление. Так. Индия специализировалась на производстве и вывозе хлопка, табака, сахара. Египет был одним из главных производителей и поставщиков хлопка. Бразилия поставляла на европейский рынок каучук и кофе .Австралия и Новая Зеландия — шерсть, Китай — час и шелк-сырец. Монокультурное колониальное хозяйство прочными экономическими узами привязывалось к хозяйству метрополии.

Среди сырьевых проблем наиболее острой была проблема хлопка — основного сырья для текстильной промышленности, первенца промышленного переворота во всех капиталистических странах. Поставка его ан европейские рынки была по сути монополизирована Англией ,получавшей дешевый хлопок из своих колоний и зависимых стран (Индия, Египет) и посредничавшей при продаже хлопка из рабовладельческого Юга США.

Во второй половине XIX в. в связи с развитием тяжелой промышленности в странах Западной Европы повышается спрос на минеральное сырье колоний (в основном на цветные металлы).

В качестве рынков сбыта колонии использовались для реализации главным образом потребительских товаров. В колонии ввозились прежде всего хлопчатобумажные и шерстяные ткани (сделанные из колониального сырья), украшения, спиртные напитки, металлоизделия потребительского назначения, посуда, готовая одежда. Например, в середине XIX в. в Индию ввозилась четвертая часть хлопчатобумажных тканей, экспортируемых Англией. С 1818 по 1835 г. их продажа в Индию увеличилась в 63 раза. Из года в год увеличивался ввоз в Индию английского сукна, стеклянных и металлических изделий. В обратный рейс английские корабли везли хлопок, шелк-сырец, сахар, индиго. Все это свидетельствовало о значительной активизации мировой торговли.

Установление более тесных и регулярных экономических связей между метрополией и колониями выдвинуло перед европейской буржуазией вопрос о необходимости новых организационных форм колониальной эксплуатации. Промышленный капитал постепенно добился ликвидации привилегий могущественных торговых компаний, и колонии были подчинены непосредственному контролю государства-метрополии.

И хотя торговый капитал уже играл роль посредника, чисто «меркантилистские» традиции колониальной торговли преобладали до 1870-1880 г.

С середины XIX в. европейская буржуазия начинает вывоз капитала в колониальные и зависимые страны. Англия и Франция предоставляют крупные денежные займы Египту, Турции и другим странам. В это время капиталы вкладываются преимущественно в строительство путей сообщения. В 1857 г., например, была введена в действие железная дорога Александрия-Каир-Суэц (в Египте). В 1859 г. началось сооружение французским капиталом Суэцкого канала. Его открытие в 1869 г. было событием огромного международного значения, поездка на Дальний Восток или в Австралию теперь требовала на три недели меньше времени, чем прежде.

Экономическая политика европейских держав тяжело отражалась на хозяйстве колониальных стран. Приток европейских товаров душил местную промышленность, продукция которой не могла выдержать конкуренцию с капиталистическим производством метрополий. Например, превращая Индию в поставщика дешевого хлопка для своей промышленности, Англия в то же время наводнила индийский рынок хлопчатобумажными тканями. Индийские ремесленники, естественно, не могли конкурировать с английскими фабриками, они массами разорялись.

Колонизаторы сознательно тормозили развитие капитализма, поддерживали феодальный (в ряде колоний — дофеодальный) строй. Однако по мере втягивания колоний в сферу мирового рынка. Превращения их в аграрно-сырьевые придатки метрополий стали разлагаться экономические основы феодального способа производства. Пауперизация крестьянства и ремесленников создала огромные резервы свободной рабочей силы. У колонизаторов появилась заинтересованность в некотором развитии производительных сил зависимых стран. В 50-х годах XIX в. первые джутовые и хлопчатобумажные фабрики были построены английскими капиталистами в Индии.

Товарное производство постепенно вторгалось в сферу натурального хозяйства, ремесло отделялось от сельского хозяйства, рос местный ростовщический капитал. В колониях начала зарождаться торговая национальная буржуазия. Ее представители были наиболее тесно связаны как посредники и перекупщики с капиталистическими метрополиями и превратились в реакционную группу компрадоров, обслуживающих колонизаторов. Но следует иметь в виду, что все это происходило в XIX в. в очень скромных размерах. Экономика колоний отличалась глубокой отсталостью, сочетанием докапиталистической и капиталистической эксплуатации местного населения.

Роль колоний в качестве аграрно-сырьевых придатков капиталистических держав поддерживалась установленной колонизаторами системой национального неравенства и угнетения. Где бы ни происходило дело, в колониально зависимой Индии или в формально независимом Китае или Египте, европеец (белый) пользовался преимущественными правами. Европейцами формировался аппарат управления. Они жили в специальных районах (сеттльментах), куда сплошь и рядом даже вход местному населению был запрещен. Колонизаторы всячески ограничивали в колониях систему просвещения местного населения. Распространение христианской религии должно было воспитывать у коренных жителей чувство покорности колониальным властям.

< Назад

Содержание
 
© uchebnik-online.com