Перечень учебников

Учебники онлайн

Отличительные черты генезиса капитализма во Франции и германских княжествах

В конце XV в. во Франции началось разложение феодального строя в промышленности и сельском хозяйстве. Однако процесс зарождения капиталистического уклада в недрах феодального общества имел во Франции по сравнению с Голландией и Англией ряд характерных черт, которые были обусловлены экономическими особенностями французского феодализма.

Во Франции XVI – XVIII вв. по-прежнему сохранялась феодальная собственность на главное средство производства – землю. Право владеть землей имели только дворяне, церковь и корона. Обычно феодал в качестве своего непосредственного владения удерживал за собой меньшую часть своего феода, а большую часть передавал крестьянам-держателям. Основной формой крестьянского землепользования во Франции являлась так называемая цензива. Свою меньшую часть земли, которая оставалась в непосредственном владении феодала (домен) и на которой французские сеньоры в отличие от голландских, английских и восточно-европейских феодальных землевладельцев собственным хозяйством не занимались, они сдавали мелкими частями в аренду крестьянам за плату или часть урожая. Отсутствие помещичьих хозяйств за исключением только некоторых районов было отличительной чертой аграрного строя Франции.

Договора об аренде заключались на разные сроки: на 1 – 3 года, на 9 лет, т.е. на три срока трехпольного севооборота, на жизнь арендатора либо на жизнь нескольких поколений. Однако цензива, согласно обычаям того времени, не могла быть добавлена сеньором к своему домену. Если крестьянин своевременно платил налоги, он мог быть уверен в том, что участок земли, которым он пользуется, останется у него или у его наследников. Таким образом, эксплуатация мелких самостоятельных производителей – крестьян-цензитариев и крестьян-арендаторов – была главным источником существования дворян, духовенства и королевского двора Франции.

Крестьяне были юридически лично свободными. Только в некоторых восточных и северных районах Франции сохранилось небольшое количество крепостных крестьян, не имевших права передавать свое имущество наследникам.

Процесс так называемого первоначального накопления капитала начался во Франции в XVI в., но его формы были довольно своеобразными. Для него не была характерна такая массовая экспроприация крестьянского населения, как в Англии. Имущественное расслоение и обезземеливание французского крестьянства происходило под влиянием роста налогов и усиления ростовщичества. В отличие от английской буржуазии, в том числе и так называемых новых дворян, активно занимавшихся промышленностью, сельским хозяйством, торговлей, пиратством, ограблением колоний и вкладыванием полученных денег в промышленность и другие отрасли народного хозяйства, французское дворянство гордо отказывалось от занятий такого рода. Французского дворянина, который занимался предпринимательской деятельностью в промышленности и сельском хозяйстве, правительство могло лишить главной дворянской привилегии – освобождения от налогов. Такого дворянина фактически исключали из дворянского сословия, так как промышленность и торговля считались занятием не для благородных людей. Дворяне Франции считали за лучшее получить церковные или командные должности в армии либо стать королевским придворным. Некоторые привилегированные виды войск, например, мушкетеры, целиком состояли из дворян, которые существовали на королевское жалованье.

Средства на содержание духовенства, армии и королевского двора давали французские крестьяне. Именно за счет 22 млн. крестьян из 26 млн. населения Франции и существовали феодалы этой страны.

Основными налогами французских крестьян были денежный оброк (ценз), натуральный оброк (шампар), который достигал 20 – 25 % урожая зерна. Кроме того, крестьяне облагались паромными, мостовыми, подымными налогами, сборами за возможность рыбной ловли, промысел и т.д. Сохранялась и барщина – от 5 до 15 дней в год.

В XVIII в. значительно возросли государственные налоги. Кроме королевского налога (тальи) крестьяне платили также подушный налог и "двадцатину" (1/20 своей прибыли). Особую ненависть у крестьян вызывали налог на соль (габель) и церковная десятина.

Крестьянское хозяйство Франции имело натуральный характер. Для своего потребления крестьянин почти ничего не покупал на рынке, а продавал свою продукцию только для того, чтобы выплатить налоги. В лице крестьянина промышленность Франции не имела массового покупателя.

Постепенно в XVII в. во французскую деревню начинают проникать капиталистические отношения. Однако в отличие от Англии формирование капиталистического уклада происходило в форме не перестройки феодального хозяйства на буржуазный лад, а развития капиталистических отношений среди крестьян. Это нашло свое отражение в таких зачаточных элементах капитализма, как рост аренды, использование наемного труда безземельных и малоземельных крестьян, расслоение крестьянства и выделение крестьянской буржуазии. Крупная крестьянская ферма была довольно редким явлением во Франции не только в XVII, но и в XVIII в.

Более успешно внедрялся капитализм во французскую деревню через крестьянские промыслы и рассеянную мануфактуру. Однако в условиях узкого внутреннего рынка и низкой покупательной способности большинства населения – крестьян – мануфактурное производство Франции имело много особенностей. Во-первых, мануфактурная промышленность Франции работала главным образом на те слои населения, которые имели средства, – королевский двор, дворянство, духовенство, буржуазия. Поэтому на мануфактурах изготовлялись в первую очередь дорогие и редкие товары, которые были рассчитаны на ограниченный круг потребителей, например военная продукция, предметы роскоши (бархат, атлас, парча, тонкая кожа, тонкое стекло, кружева, мебель, ювелирные изделия, зеркала, парфюмерия и т.д.). Во-вторых, если в Англии развитие мануфактур было делом самих предпринимателей, то во Франции с учетом характера продукции мануфактур последние существовали при значительной поддержке государства путем привилегий, кредитов и т.д. В-третьих, всякое буржуазное накопление все время находилось под угрозой конфискации. В деревне налоги собирались не только пропорционально имуществу, но и в порядке круговой поруки, и, если более зажиточный крестьянин отказывался платить налоги за более бедного, его имущество могли конфисковать. В городе фиск осуществлял настоящую охоту за зажиточными горожанами. Одним словом, пока накопленное богатство оставалось в отрасли промышленности или торговли, капиталистам угрожали удушение штрафами, налогами, лишение собственности ,банкротство.

Учитывая такие неблагоприятные условия, французская буржуазия стремилась вкладывать свои капиталы в дворянских поместий, титулов, государственных, церковных и военных должностей. В таком случае она освобождалась, как и дворяне, от налогов и получала феодальную ренту. Кроме того, буржуазия занималась ростовщичеством, давая деньги в долг крестьянам, феодалам и государству.

Таким образом, феодальные порядки, которые существовали XVI – XVII вв., противоречили требованиям капиталистического способа производства. В отличие от Англии во Франции, с одной стороны, не наблюдалось рынка свободной рабочей силы, с другой – то или иное накопление капитала вкладывалось не в промышленность и сельское хозяйство, а в те отрасли, где у меньше всего угрожали его конфискацией. Только начиная с 30-х гг. XVIII в. развитие капиталистических во Франции начинает происходить быстрее, в предыдущие XVI и XVII вв.

На ускорение развития капитализма во Франции именно с 30-х гг. XVIII в. повлиял крах государственного банка. Его директор Джон Ло предложил выпускать бумажные деньги с целью пополнить недостачу звонкой монеты. При этом количество бумажных денег определялось не степенью экономического развития страны, не количеством ее материальных ценностей, а количеством населения. Поэтому бумажные деньги которые не были обеспечены реальными ценностями скоро обесценились, государственный банк потерпел крах, тысячи людей разорились. В то же время государство с помощью бумажных денег успело выплатить значительную часть государственного долга, значительно расширился товарооборот внутреннего рынка. После финансового краха 1720 г. в структуре народного хозяйства происходят значительные сдвиги. Начинает капиталистическое фермерство в деревне, ускоряется захват общинных земель, особенно в северных районах Франции. Значительно возросли прямые и косвенные государственные налоги.

Значительное место стала занимать промышленность. В доходе Франции в 1789 г., сумма которого определена в 2,4 млн. ливров, сельское хозяйство давало 1,8 млн., а промышленность – 0,6 млн. ливров. Быстро развивается текстильная промышленность, особенно хлопчатобумажная, производство полотна, шелка, стекла, бумаги, мыла и других товаров. Мировую славу получили французские мануфактуры по производству предметов роскоши. Здесь преобладали мелкие централизованные мануфактуры, где работало от 10 до 50 наемных рабочих, изредка – до 100. Внутренняя торговля развивалась медленно, потому что в плохом состоянии находились пути сообщений, существовали различные внутренние таможни, отсутствовала единая система мер и весов. С ростом торговли, особенно внешней, и промышленности возрастает потребность в банках. Если в 1703 г. в Париже был 21 банк, то в 1786 г. – 66, но в других городах Франции банков почти не было.

Во второй половине XVIII в. резко обострились противоречия между феодальными производственными отношениями и производительными силами Франции, которые и привели к Великой французской революции 1789 – 1794 гг.

Подытоживая сказанное, необходимо отметить, что в отличие от Голландии и Англии, которые уже в XVII и XVIII вв. были передовыми для своего времени капиталистическими странами, Франция даже в конце XVIII в. оставалась феодально-абсолютистской монархией. Своеобразие феодализма обусловило замедление процесса первоначального накопления капитала и внедрения капиталистического способа производства в народное хозяйство Франции. Налоговое ограбление так называемого "третьего сословия", которое отдавало казне 2/3 своих доходов, консервация цеховых ограничений и относительная неразвитость мануфактурного производства, резкое усиление феодальной реакции, паразитизм дворянства, духовенства и придворной аристократии, их стремление сохранить неприкосновенность феодальных порядков и нежелание проводить необходимые реформы – эти и многие другие причины экономического и политического характера обусловили глубокий кризис феодально-абсолютистского строя Франции и вызвали революционный взрыв, начало которому положил разгром политической тюрьмы Бастилии 14 июля 1789 г.

В рассматриваемый период – XVI – XVIII вв. – Германии как государства еще не было. Существовал конгломерат около 300 суверенных княжеств, герцогств и архиепископств под названием "Священная Римская империя германской нации", ничем реально между собой не связанных, которые юридически были вассалами императора, но фактически ни от кого не зависели. Тридцатилетняя война (1618 – 1648) надолго задержала экономическое развитие княжеств и земель и стала для них настоящей национальной катастрофой /Тридцатилетняя война – первая общеевропейская война между большими группировками государств. С одной стороны – Испания – Австрия, католические княжества Германии и Речь Посполитая, которые стремились к своему господству в Европе и сохранению существующих феодальных порядков. С другой – Франция, Швеция, Голлания, Россия и в некоторой мере Англия, которые по существу ли победу в этой войне/. Война ускорила и углубила экономический, политический и культурный упадок Германии, который начался еще в XVI в. в результате перемещения мировых торговых путей в Атлантический океан и ощущался почти до конца XVIII в.

Наиболее крупными княжествами были Бранденбург, Саксония, Мекленбург, Гессен, Ганновер, Брауншвейг, Бавария, Австрия, Вюртемберг. В среднем на каждое такое независимое и суверенное княжество, герцогство или архиепископство приходилось в среднем 20 – 25 км2.

Германские земли понесли в Тридцатилетней войне огромные экономические потери. Некоторые из них в результате военных действий, голода, эпидемий и массовой эмиграции потеряли до 5/6 населения. Погибла значительная часть домашних животных, почти третья часть пашни превратилась в пустыри, остановилось производство ряда сельскохозяйственных продуктов.

Выход из тяжелого положения господствующие классы видели в укреплении феодальной эксплуатации крестьян. В северных и северо-восточных княжествах закончился процесс закрепощения крестьян, так называемое второе издание крепостничества, которое началось еще в XVI в. В течение второй половины XVII в. в Восточной Германии за счет крестьянских земель значительно выросло количество крупных дворянских хозяйств, которые поставляли сельскохозяйственную продукцию на внешний рынок. Крестьяне законодательным путем навечно закреплялись за тем или иным помещичьим имением, в котором они обязаны были выполнять ничем не ограниченную барщину другие многочисленные повинности. Владельцев таких хозяйств в Бранденбурге, Померании и Пруссии называли юнкерами.

Городское хозяйство от Тридцатилетней войны понесло меньше потерь, чем сельское. Однако резкое снижение производства сельскохозяйственного сырья, упадок горнодобывающей промышленности, нарушение торговых связей с зарубежными странами, значительное сокращение населения городов и, как следствие, падение внутреннего спроса – все это негативно повлияло на обновление промышленного производства. Даже такие далеко известные за границами германских земель товары, как сукно из Вестфалии и Баварии, льняные ткани из Померании, металлические изделия из Нюрнберга, стеклянные и керамические изделия из Саксонии и Мекленбурга вообще исчезли с рынка. Экономический упадок городов лишил их бывшего политического влияния, и они быстро, один за другим входят в состав того либо иного княжества. С упадком городов процесс формирования национальной буржуазии в германских княжествах замедлился.

Политическая раздробленность Германии сделала неэффективной типичную для абсолютизма экономическую политику меркантилизма. Протекционизм промышленности и торговли в условиях существования многочисленных княжеств со своим законодательством, таможнями, системами мер и весов, денежным обращением и т.д. только углублял экономический застой.

В XVII в. с помощью разных жульнических сделок, мелких захватов и присоединений на востоке и севере Германии образовалось большие Бранденбургско-Прусское государство, которое в 1701 г. стало королевством Пруссии со столицей в Берлине и которое возглавило в будущем борьбу за объединение многочисленных немецких княжеств и земель в единую германскую империю.

В XVII – XVIII вв. устойчиво рос спрос на сельскохозяйственную продукцию со стороны наиболее развитых стран Западной Европы. Стремясь увеличить товарность своих хозяйств, помещики, особенно на востоке Германии, за счет крестьянских наделов расширяли собственные запашки, увеличивали барщину и доводили феодально-крепостническую эксплуатацию крестьян до крайних размеров.

В XVIII в. такие германские княжества, как Пруссия, Силезия, Померания, Бранденбург и Мекленбург оставались главными районами с так называемым поздним немецким крепостным строем. В этих германских землях крепостной гнет принял особенно жестокий характер. Обычно существовала двух- и трехдневная барщина, но и встречалась шестидневная, при которой крестьяне вынуждены были обрабатывать свои наделы ночью.

Во второй половине XVIII в. на востоке Германии и в Пруссии усиливается сгон крестьян с земли. Внешне он был похож на английские огораживания. Если в Англии в огораживаний создавались предпосылки для капиталистического способа производства, капиталистического фермерства, применения труда свободных наемных рабочих, то в Пруссии в результате сгона крестьян расширялась барская запашка за счет крестьянских наделов, укреплялось товарное хозяйство помещиков, возрастало применение труда крепостных крестьян. Потом такое крепостное хозяйство превращалось в юнкерское хозяйство капиталистического типа.

Если Восточная Германия была классическим образцом крепостного барского хозяйства, то в западных и юго-западных землях наблюдались другие аграрные отношения, похожие на те, которые существовали в соседней Франции. Землевладелец в Западной Германии, как и во Франции, так же, как правило, не занимался собственным хозяйством, а получал с крестьянина преимущественно денежный оброк и частично натуральный.

На юге Германии господствовали переходные формы аграрных отношений. Эксплуатация крепостных крестьян совмещалась с сохранением большого количества крестьян, которые барщины не знали и пользовались землей за денежный оброк.

Так называемое второе издание крепостничества сопровождалось консервацией цеховой системы, поэтому промышленное развитие германских княжеств и земель в XVIII в. происходило более медленными темпами по сравнению с Голландией, Англией и даже Францией. Известные центры немецкого ремесленничества – Нюрнберг, Мюнхен, Аугсбург и др. – пришли в упадок еще в XVII в. Однако в начале XVIII в. в Порейнской Германии начинается обновление суконной и металлургической промышленности, несмотря на то, что эти отрасли встречали сильную конкуренцию со стороны Голландии, Англии и Франции.

Капиталистические формы в промышленности начинают распространяться в конце XVII в., но в основном в Саксонии, Бранденбурге и Порейнской Германии. В текстильной промышленности, особенно производстве тканей из шерсти и шелка, появляются даже крупные централизованные мануфактуры с количеством рабочих от 2 до 4 тыс. Однако надо подчеркнуть, что в большинстве германских княжеств и земель господствующей формой организации промышленности на протяжении всего XVIII в. оставалось ремесло. Цеховой строй был ликвидирован только в 1869г.

Основными причинами медленного развития капиталистических форм в промышленности Германии были следующие: во-первых, господство крепостного строя задерживало формирование армии наемных рабочих, без чего было невозможно существование мануфактурного производства; во-вторых, негативное влияние на развитие германской промышленности оказывала конкуренция со стороны наиболее развитых в то время Голландии, Англии и Франции; в-третьих, у немецких купцов, мастеров и других зажиточных горожан не хватало средств для организации крупного мануфактурного производства.

Финансовая политика немецких князей была мелочной и грабительской. Грабеж, нестерпимый феодальный гнет, самоуправство и деспотизм заставляли многих немцев оставлять родину. Только за 1756 – 1766 гг. из Германии в Америку и Россию эмигрировало более 200 тыс. крестьян.

Медленное внедрение капиталистического способа производства на территории Германии обусловило и медленное формирование германской буржуазии. Господствующим классом оставалось только дворянство. Только помещики-дворяне имели монопольное право на землю, на должности в государственном аппарате и армии. Роль буржуазии в политической жизни Германии была в то время мизерной.

В XVIII в. королевство Пруссия превращается в военное государство, где промышленное развитие целиком подчиняется интересам армии. Пруссия шаг за шагом начала присоединять к себе территории Австрии, Швеции, Речи Посполитой и мелких немецких княжеств и земель.

Таким образом, в отличие от Голландии и Англии капиталистический способ производства внедрялся в народное хозяйство Франции и Германии более медленно. Своеобразие феодального строя последних отразилось на первоначальном накоплении капитала, придало генезису капитализма в этих странах характерные черты и отличительные особенности

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com