Перечень учебников

Учебники онлайн

Пересмотр приоритетов экономического развития. Роль Франции в ЕЭС

В начале 80-х гг. в ряде развитых капиталистических стран обострилась экономическая ситуация, что не могло не сказаться на положении французской экономики. Особенно серьезный ущерб Франции нанесла американская валютно-финансовая политика, в частности искусственное завышение курса доллара: примерно 1/3 французского импорта оплачивалась в американской валюте. Взлет доллара в 1981 – 1982 гг. привел к росту торгового дефицита Франции, составившего в 1981 г. 65 млрд. франков, а в 1981 г. – более 92 млрд.. Резко ухудшился платежный баланс страны, пошатнулись позиции франка, который наряду с итальянской лирой и бельгийским франком превратился в одну из самых слабых европейских валют. Кризис обусловил рост безработицы и цен на потребительские товары, обострились многие социальные проблемы.

Значительно усилились оппозиционные настроения, что привело к победе на президентских и парламентских выборах в 1981 г. блока левых сил. Президентом Франции стал лидер социалистов Ф.Миттеран, премьер-министром – П.Моруа. В течение года, с июня 1981 г. по июнь 1982 г., новая администрация провела более 200 реформ. В первую очередь был повышен уровень минимальной заработной платы, на 40 – 50% увеличены размеры пенсий и пособий. Кроме того, вводилась пятая неделя оплачиваемого отпуска, рабочая неделя сократилась до 39 ч при сохранении прежней зарплаты, был принят закон о выходе на пенсию в 60 лет.

В октябре 1981 г. правительство П.Моруа вынуждено было девальвировать франк на 3%, в июне 1982 г. – еще на 10% по отношению к западногерманской марке и на 5,75% по отношению к большинству остальных валют Европейской валютной системы. При помощи девальвации власти рассчитывали стимулировать французский экспорт и рост промышленности, а также укрепить позиции французских фирм в тех секторах внутреннего рынка, где особенно сильной была иностранная конкуренция.

За девальвацией последовало важное решение правительства о замораживании на 4 месяца цен и зарплаты, кроме минимальной. Подобная мера, предпринятая впервые за послевоенный период, была направлена на то, чтобы снизить годовой темп инфляции.

Среди важнейших реформ, проведенных левыми, на первое место по праву можно поставить закон о национализации, принятый в середине февраля 1982 г. Как по своим масштабам, так и по отраслевому охвату проведенная национализация вышла далеко за рамки "точечных" операций по огосударствлению частных предприятий, проводившихся в развитых капиталистических странах в послевоенный период. Национализация охватила пять крупных промышленных групп: "Пешине-Южин-Кюльман" (цветная металлургия и химия), "Рон-Пуленк" (химия), "Компани женераль д'элект-рисите", "Томпсон-Брандт" (электроника, электротехника), 'Сен-Гобен-Понт-а-Муссон" (производство стекла и строительных материалов), а также два сталелитейных треста "Сесилор" и "Юзинор", производство вооружений в компаниях "Дассо" (авиастроение) и "Матра" (ракетное оружие). В октябре 1982 г. власти национализировали два крупнейших французских филиала американской компании ИТТ.

В результате этой реформы Франция стала располагать самым крупным среди капиталистических стран государственным сектором, который охватывал примерно 25 % промышленных рабочих, обеспечивал четверть всего экспорта, треть промышленной продукции. На его долю приходилось 85% авиационной и космической промышленности, 80% черной и около 2/3 цветной металлургии, почти половина химической и треть стекольной промышленности.

Собираясь вести активную промышленную политику, правительство П.Моруа важное значение придавало контролю за распределением кредита. Поэтому в собственность государства перешли 36 коммерческих и деловых банков (сумма депозитов каждого из них превышала 1 млрд. франков), а также две крупнейшие финансовые группы "Париба" и "Сюэз", представляющие собой обширные финансовые империи, под контролем которых находились многие сотни промышленных компаний и крупнейших учреждений. Доля государственного сектора в сфере финансирования и кредита составила 95%.

Банковские средства стали более эффективно использоваться для оказания помощи промышленности. Для ряда отраслей были установлены льготные процентные ставки. В 1982 г. по таким ставкам, в некоторых случаях составлявшим лишь 6% годовых, было выделено 44,5% общего объема кредитов. Нередко государственные органы давали указания предоставить льготные кредиты конкретным предприятиям национализированного сектора, что сыграло определенную роль в его оздоровлении.

Перестройка производственной структуры Франции в начале 80-х гг. опиралась не только на национализированный сектор, но и на создание значительного числа сравнительно небольших частных предприятий, использующих новейшие технологии. Их финансирование и связанный с ним риск должны были взять на себя национализированные банки.

Успех реформ левых во многом зависел от сохранения достаточно высоких темпов экономического роста. По оценкам экспертов, только ежегодный 3%-ный рост экономики позволил бы одновременно финансировать перестройку и поддерживать достигнутый уровень жизни. Однако желаемого результата удалось добиться только в 1981 – 1982 гг. Переход к политике дефляции – уменьшению денежной массы в обращении путем частичного ее изъятия, уже в 1983 г. вызвал снижение экономического роста до 0,7%. Этот факт был использован оппозицией для перехода в наступление. Постоянной критике стала подвергаться политика централизованного управления кредитом. Предприниматели большую половину прибыли стали вывозить за границу. Весной 1983 г. мощный экономический и политический нажим провели США и ФРГ с целью заставить французское правительство отказаться от политики ограничения власти монополий.

В этих условиях в политике левого правительства произошли серьезные перемены. Была принята "программа из десяти пунктов", которая по имени министру экономики, финансов и бюджета стала называться "планом Делора". Основу его составлял режим "жесткой экономии". Главной целью "плана Делора" было объявлено сокращение внешнеторгового дефицита, а продолжение социальных реформ становилось делом второстепенной важности. Предусматривалось увеличение налогов, был объявлен принудительный заем, заморожены ассигнования на социальные нужды, увеличена плата за больничные места, проезд в транспорте, коммунальные услуги и т.д. В результате годовой потребительский спрос был урезан на 65 млрд. франков. Одновременно уменьшилось число старых убыточных предприятий, к финансированию государственного сектора стал привлекаться частный капитал.

Все это позволило несколько стабилизировать экономику Франции. В 1984 г. экономический рост составил 1,75%, в 1985 г. – 2%. Страна добилась серьезных успехов в экономии энергии – основной статьи экспорта. Однако необходимого 3%-ного роста экономики достичь не удалось. Кроме того, возобновился рост безработицы, которая к марту 1986 г. оставила 2 587 тыс. человек. Левый блок стал терять поддержку избирателей, и на состоявшихся в марте 1986 г. выборах большинство получили консерваторы. Было сформировано правительство во главе с Ж.Шираком.

Новая администрация разработала программу наибольшего благоприятствования частному капиталу, первым, стержневым направлением которой явилась денационализация. За 5 лет было намечено передать в руки частных собственников путем распродажи акций 65 государственных и полугосударственных предприятий. В их числе крупнейшие промышленные группы, банки, страховые компании, телевизионные программы "ТФ-1", рекламное агентство "Гавас" и др. Общая стоимость активов, подлежащих денационализации, оценивалась в 200 млрд. франков. Вместе с тем в отличие от тэтчеровского варианта реприватизации правительство Ширака оставило неприкосновенной государственную форму собственности предприятий в таких отраслях, как производство и распределение электроэнергии, газоснабжение и телекоммуникации.

Необходимость денационализации французские консерваторы объясняли несколькими аргументами. Во-первых, переход национализированных предприятий в лоно частного бизнеса должен был положить конец вмешательству государства в выработку стратегии фирм, восстановить их способность гибко подстраиваться к изменяющейся рыночной конъюнктуре. Во-вторых, интернационализация хозяйственной жизни предполагает переплетение капиталов, которое удобнее организовать между частными компаниями, чем между предприятиями с различной формой собственности. В-третьих, увеличение числа мелких акционеров должно было заложить основы "народного капитализма", привить населению чувство совладельца средств производства. Развивая это положение, Ширак заявил, что "приватизация является подлинной национализацией", поскольку дает возможность "каждому гражданину участвовать в экономической жизни".

Вторым направлением трансформации хозяйственного механизма явилось сокращение масштабов налогообложения. Было решено большую часть доходов передать в .непосредственное распоряжение хозяйственных единиц, что расширяло свободу частного предпринимательства и индивидуальную инициативу. Так, в 1987 г. сумма налоговых поступлений сократилась по сравнению с предыдущим годом на 15 млрд. франков, а за период с 1988 по 1991 г. – еще на 45 млрд. франков.

Последняя часть либеральных реформ – дерегламентирование различных сфер экономической деятельности. С начала 1987 г. все предприятия промышленности и сферы услуг получили право самостоятельно устанавливать цены на свою продукцию, ориентируясь на рыночные условия. Регламентированию подлежали лишь цены на книги и медикаменты, тарифы на свет, газ и железнодорожный транспорт. Был предусмотрен ряд мер по устранению вмешательства государства в функционирование кредитной системы, проведена постепенная приватизация кредитных учреждений, ликвидированы привилегии при пользовании кредитом, установлены свободные рыночные нормы процента и т.д.

Всего в короткий .срок новое правительство подготовило примерно 30 законопроектов, позитивно повлиявших на состояние экономики Франции во второй половине 80-х гг. В 1986 – 1989 гг. в стране наблюдался экономический подъем. Ежегодный прирост валового внутреннего продукта составил в среднем около 3%, промышленного производства – 4%. Капиталовложения за этот период выросли более чем на 50%, что обусловило быстрое расширение ряда базовых отраслей: автомобилестроения, химической и бумажно-картонной промышленности, станкостроения и т.д.

Однако к началу 90-х гг. факторы роста исчерпали себя. Первые признаки замедления подъема наметились уже весной 1990 г. Из-за резкого уменьшения инвестиционного спроса предприятий, замедления роста личного потребления населения и экспорта продукции в европейские страны кризис с весны 1992 г. еще более усилился. Осенью 1992 г. экономическая ситуация в стране снова ухудшилась из-за снижения мировых цен на некоторые товары ее экспорта.

К середине 1993 г. ситуация в экономике была, по мнению многих специалистов, хуже, чем в разгар кризисов 1974 – 1975 гг. и 1980 – 1983 гг. Французские предприниматели констатировали, что уровень заказов на готовую продукцию и перспективы ее реализации были ниже, чем в предыдущие кризисные годы. По размерам недогрузки производственных мощностей положение было сравнимо лишь с 1974 – 1975 гг.

Национальные компании испытывали острую нехватку собственных средств, страдали от крупной задолженности и высоких процентных ставок по кредитам. Перспективы получения прибыли компаниями были относительно невелики ввиду снижения объема продаж и небывалого за период после второй мировой войны падения цен, охватившего всю промышленность, оптовую и розничную торговлю. По отраслям прокатилась широкая волна банкротств.

Только с конца 1993 г. экономическая ситуация стала улучшаться. Правительством была развернута программа оживления экономики, которая предусматривала, в частности, расширение общественных работ, жилищное строительство, меры по стимулированию роста производства и предотвращению увеличения безработицы. Была изменена кредитно-денежная и валютная политика. Маневрирование учетными ставками позволило сохранить курс франка по отношению к немецкой марке. Валютные резервы Банка Франции пополнились, и в конце лета 1993 г. он уже выплатил долги, накопившиеся в период осенне-зимней кампании в защиту франка. В январе 1994 г. Банк Франции объявил о новых приоритетах кредитно-денежной политики. Главным было провозглашено поддержание ценовой стабильности, которое в плане определялось как норма инфляции ниже 2% в 1994 г. Для этого была обеспечена стабильность франка по отношению к валютам европейских стран, сдерживался рост денежной массы в обращении, общей задолженности и среднесрочных ставок в рамках 5%.

Для мобилизации на борьбу с безработицей в 1993 г. был выпущен государственный заем, собравший 110 млрд. франков. Принятые бюджетные меры позволили создать новые рабочие места, финансировать проекты по временному трудоустройству и обучению молодежи. Началась реализация одной из самых больших в Западной Европе программ приватизации конкурентоспособных государственных предприятий. Улучшение финансовой ситуации в 1993 г. позволило приватизировать "Банк насиональ де Пари", два более мелких банка и химический концерн "Рон-Пуленк", продажа которых принесла казне 43 млрд. франков. В январе 1994 г. начался первый этап приватизации ведущей нефтяной компании "Эльф акитен" , стоимость которой оценивалась в 35 млрд. франков.

В результате в 1995 г. увеличились темпы роста внутреннего валового продукта, капиталовложений, личного потребления. Возросло количество рабочих мест, инфляция уменьшилась до 1,8 % в год. Темпы роста цен были одними из самых низких среди развитых капиталистических стран, за исключением Канады и Японии.

Огромное воздействие на экономическое развитее Франции оказало ее участие в Европейском экономическом сообществе. В первую очередь это отразилось на внутренней торговле страны. Уже в 70-е гг. до 75 % товаров в "Галери Лафайет" (парижский ГУМ) являлись иностранными, привезенными из стран – партнеров Франции по ЕЭС. Итальянские холодильники и стиральные машины, западногерманские радиоприемники, голландская мебель – все это и сегодня широко представлено в крупных супермаркетах, торгующих европейскими изделиями.

В промышленном развитии страны важную роль играют тесные связи между финансовыми группами и концернами в рамках ЕЭС. Во Франции образовался даже целый "промышленный треугольник" Париж – Лилль – Страсбург, где возникла серия смешанных франко-бельгийских, франко-голландских и других "европейских предприятий". Однако наибольшее влияние ЕЭС оказало на сельское хозяйство Франции. Участие в ЕЭС ускорило процесс концентрации и специализации. На смену мелким крестьянским хозяйствам приходят крупные капиталистические фермы, которые берут под свой контроль не только сбыт, но и поставку полуфабрикатов. Мелким и средним крестьянам они доставляют корм, яйца, цыплят, а затем забирают готовую продукцию. Сейчас таким образом во Франции производится до 1/3 битой птицы.

В эпоху развития НТР крупное специализированное производство перерастает географические границы национальных рынков как для монополистических объединений, так и для отдельных государств. Автаркия с ее традиционным протекционизмом уходит в прошлое. Новые отрасли промышленности требуют огромных капиталовложений, которые под силу поднять лишь нескольким межнациональным государственно-монополистическим группам. По этим же причинам возник целый ряд "европейских" проектов – строительство энергосистемы ЕЭС, нефтепровода Марсель – Страсбург – ФРГ, строительство железнодорожного тоннеля под Ла-Маншем и др. Совместные ассигнования осуществляются и на современные научные исследования (космос, электроника, атомная энергетика), которые отдельные государства не могут финансировать в одиночку.

В рамках ЕЭС его участникам к началу 80-х гг. удалось наладить программирование развития экономики и ее специализацию по странам. Так, сегодня Франция специализируется на экспорте малолитражных автомобилей, женской одежды, обуви, белья; ФРГ – грузовиков, мужской одежды; Италия – дешевых легковых автомашин, холодильников, летней одежды; Голландия – мебели и т.д.

Интеграция экономики Франции в ЕЭС и мировую хозяйственную систему капитализма поставила целый ряд препятствий на пути традиционных социал-демократических экспериментов "социального партнерства". Если ранее, в период Народного фронта середины 30-х гг. и даже политики "третьей силы" 1947 – 1956 гг., французские специалисты могли экспериментировать внутри национальных границ, опасаясь лишь политического давления Германии, США и НАТО, то отныне им приходится считаться с уровнем индустриального развития ЕЭС и еще шире – промышленной "семерки" ведущих капиталистических стран.

Именно эти обширные экономические связи Франции делали все экономические и социальные мероприятия левого правительства в 1981 – 1986 гг. весьма чувствительными к колебаниям международной конъюнктуры в экономике и финансах. Не случайно закон о национализации 1982 г. не затронул иностранные фирмы в самой Франции и вынудил президента Ф.Миттерана заявить, что кроме национализации 11 французских промышленных групп, объявленной в предвыборной программе Социалистической партией на президентских выборах 1981 г., никакой другой национализации левое правительство проводить не будет.

Таким образом, в послевоенные годы во французской экономике произошли качественные изменения. На смену прежнему финансово-ростовщическому капитализму пришел современный промышленный капитализм с довольно высокой степенью концентрации и значительной ролью государства в определении программ развития страны. Выравнивание экономической структуры сделало Францию равноправным партнером в ЕЭС. Экономика страны приобрела, наконец, те черты, которые делают ее "более похожей на немецкий, японский или американский образцы".

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com