Перечень учебников

Учебники онлайн

Россия финансовая

Хотя нам теперь уже ясны особенности экономического развития России в доиндустриальную эпоху, сделаем еще одно усилие и поговорим о деньгах.

Хрестоматийно то обстоятельство, что в первые века писаной истории Руси роль всеобщего эквивалента играл скот, а потом достаточно долго — шкуры пушных зверей. В "Русской Правде" слово скот употребляется как синоним денег, а термином скотник назывался сбор-

* По материалам: Рожков Н. Русская история в сравнительно-историческом освещении.— Пг.: Книга, 1922.— Т.10.— С. 17; Дружинин Н.Д. Социально-экономическая история России. Избранные труды.— М.: Наука, 1987.— С. 212.

** Экономическая история России как предмет научного изучения. Учебное пособие / Под ред. М. П. Рачкова.— Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1996.— С. 19.

щик податей. "Меховые" названия денег сохранялись и в Х1веке: куна (куница), резана, скора, бела, ушки, мордки.

Металлические деньги, преимущественно серебряные, имели широкое хождение на Руси и назывались: гривна (слиток серебра около 400 граммов), полгривны — рубль, полрубля — полтина, полполтины — четвертак. Имеются свидетельства того, что при Владимире Святославовиче (980—1015) и Владимире Мономахе (1078—1125) в Киеве чеканили собственную монету — серебреник и злотник. Серебро и золото были в основном привозными, но есть косвенные доказательства, что собственное производство серебра тоже существовало.

Деньги начинали выполнять не только функции средства обращения, но и функции средства платежа. Даннические отношения (Новгород — Москве, Русь — Орде) были преимущественно денежными.

Уже в XI веке — и об этом тоже говорит "Русская Правда" — на Руси существовали развитые кредитные отношения. Процент зависел от величины долга и сроков погашения, но не превышал 50 % годовых. Наказание за несостоятельность должника зависело от причин ее: в результате несчастного случая или по злому умыслу. Ярослав Мудрый (1019—1057) упорядочил кредитные отношения, установив собственной властью ставку 20 % по долгосрочным кредитам и 40 % — по краткосрочным. Ростовщическая ставка выше 60 % влекла за собой наказание кредитора.

Собственно банкирской деятельностью первыми на Руси стали заниматься в XII веке новгородские бояре. Процент был крайне низок, напоминающий благотворительность по отношению к соплеменникам. Существует легенда о посаднике Щипе, дававшем деньги в рост под 0,5 % годовых. Развитие кредитных отношений потребовало и нормативной базы для них. В 1113 году Владимир Мономах утвердил первый "Устав о резах" (процентах), запрещавший паразитическое ростовщичество и долговое рабство.

Татаро-монгольское нашествие расстроило денежную систему Руси. С середины ХII века киевские князья перестали чеканить собственную монету. Возродилась русская чеканка только в XIV столетии сначала в Рязанском, потом в Нижегородском княжествах, а после Куликовской битвы (1380) — в Москве. Лишь Иван III установил единую монету для всей Московской Руси.

По мере развития русской государственности возникали и развивались централизованные государственные финансы. В документах XI—XII веков упоминаются данщики, ведавшие сбором дани, мытники - сборщики проезжей пошлины, осменки, взимавшие торговую пошлину и выполнявшие роль налоговой полиции. При татарах ясак собирали специальные чиновники-баскаки или купцы-откупщики, позже этим занимались сами русские князья по ярлыку из Орды.

Предполагать существование сколько-нибудь организованной финансовой системы в удельный период нельзя: не существовало ни сметы доходов и расходов, ни системы прямого и косвенного обложения. Татары более внимательно относились к финансовым вопросам.

В период формирования Московского государства в XIV—XV веках главным финансовым "институтом" и единственным финансовым законодателем был Великий князь. Наместники и волостели не имели большой финансовой компетенции. Князь устанавливал для них систему кормлений — некое подобие натурального налога с подвластной территории, и на этом их финансовое воздействие на область и волость завершалось. Половину "прибытков" от кормления, торговых, судебных и свадебных пошлин наместник отдавал князю. Остальное шло на нужды подвластных территорий. Помощники наместников и волостелей по финансовым делам назывались пошлинниками, пятенщиками (взимали пошлину с продажи лошадей и ставили клейма — "пятна"); продолжали существовать данщики и мытники.

К XV—XVI векам относится новый период формирования денежной системы Московского государства. Конкурирующими центрами денежно-кредитных отношений становятся Новгород и Москва. Московский рубль равняется 100 гривнам или 200 деньгам-московкам. В Новгороде появляется рубль, равный 100 копейкам (монета с изображением князя с копьем). В 20-е годы XV века в Новгороде и Пскове заменяют весовую гривну (кун) чеканной монетой.

На Руси очень долго сохранялся натуральный "корм" областным правителям и чиновникам. Лишь в XV веке начинается постепенная замена натурального "корма" должных лиц денежными выплатами. К концу века стали переходить на денежный оброк. Н. Рожков на примере Саввин-Сторожевского монастыря рассчитал, что крестьянин отдавал землевладельцу и государству менее половины своего валового дохода (в денежной форме), что позволяло самому крестьянину нормально воспроизводить свое хозяйство*.

В XVI веке Русь, как и вся Европа, испытала на себе катаклизмы первого финансового кризиса в мире, связанного с "революцией цен". Дешевое американское золото, хлынувшее в Европу, внесло много изменений в сложившуюся кредитно-финансовую систему. Инфляция, падение фиксированных рентных доходов земельной аристократии и реальных доходов крестьян и работных людей, кризис хрупкой кредитной системы — вот последствия этого явления для Руси. К 30-м годам XVI века покупательная способность рубля понизилась по сравнению с концом XV века на 25 %, к концу ХVI века - на 75 %.

При Иване IV правительство было вынуждено провести в 1535 году денежную реформу, образовав, по существу, единую денежную систему всего Московского государства (хотя первая небезуспешная попытка была осуществлена Иваном III).

В 1537 году правительство создало центральное финансовое ведомство — Казну (или Казенный приказ). В 40-х годах XVI века была осуществлена общая перепись населения** и установлена единая поземельная окладная единица — соха. Соха — это примерно 400 десятин в служилых землях и 300 — в монастырских и церковных.

Во второй половине XVI были созданы новые центральные финансовые учреждения: Большой приход ведавший централизованными финансами и Четверти ("Чети"), ведавшие финансами местными, а также Разряд, ведавший денежными сборами, введенными взамен кормлений. В конце века работа новых финансовых учреждений позволила лишить вотчинников их финансового иммунитета: теперь все денежные потоки находились под контролем Московского правительства.



* Рожков Н. Русская история в сравнительно-историческом освещении.— Пг.: Книга, 1922.- Т. 3.- С. 15.

** Вообще-то, первую перепись населения на Руси провели монголы в XIII веке.

XVII век принес стране новые финансовые трудности, связанные с голодом 1601—1603 годов и Смутным временем, но и обновление всей финансовой системы. Взойдя на престол, Михаил Романов вводит новые налоги: ямские деньги (на содержание почтовой связи), "хлебные запасы ратным людям на содержание"; выросли косвенные налоги (таможенные, кабацкие). При Михаиле функции центральных финансовых ведомств переключаются на Ямской, Стрелецкий и Казанский приказы. Казанский приказ ведал денежными средствами, поступающими и со всей Сибири.

В течение всего XVII века при чрезвычайных обстоятельствах, а их было много, собирали принудительные долевые налоги (пятая, десятая, двадцатая деньга), впервые примененные по инициативе К. Минина в 1614 году.

В 1620—1632 годах была проведена очередная налоговая реформа: введено подворное налогообложение вместо поземельного.

1623 год — знаменателен в финансовой истории России: впервые была составлена "годовая большая смета" — первый российский государственный бюджет.

Однако основной смысл финансовых реформ сводился к одному — увеличить поступление в казну. Это стало национальной традицией России. Война, армия, госаппарат и двор, наконец строительство казенных мануфактур — вот, собственно, и все статьи расхода "бюджета". Никаких социальных программ тогда не было и в помине. В 40-е годы начался невероятный рост прямых налогов. В это трудно поверить, но владельческая соха стала платить до 1700 рублей, тогда как в XVI веке платила 10—20 рублей. Хотя деньги и подешевели вдвое, все равно рост поразительный. Сумма и косвенных налогов, поступивших в казну в 1642 году, увеличилась по сравнению с 1613 годом в 10 раз. Добавим, что денежные оброки за тот же период выросли в 5 раз. И тот факт, что крестьяне и городское тяглое население выдерживало такой налоговый пресс, лишний раз показывает, что:

— в прошлые периоды налоговое обложение было вполне по силам основным плательщикам;

— резервы непосредственных производителей и торговцев к 40-м годам XVII века не были исчерпаны;

— рост налогов ограничивал потребительские возможности трудящегося населения и инвестиционные возможности молодого российского предпринимательства;

— в конечном итоге, в стране не оставалось простора для развития внутреннего рынка и формирования эффективного спроса.

Налоговая система была довольно сложная. Во второй половине XVII века все налоги делились на окладные (регулярные и нормированные) и неокладные (табл. 8).

Таблица 8. Налоги второй половины XVII века



В поисках доходов казна осуществляла различные манипуляции с деньгами, иногда очень раскованные. Так, во второй половине XVII века иностранные монеты — "ефимки" — принимались в качестве платежного средства исключительно по пониженному курсу, по 14 алтын. Потом их переплавляли и чеканили русскую монету на 21 алтын 2 деньги. От этой операции казна получала прибыль 55—60 %. В связи с войнами с Польшей и Швецией казна пыталась выпустить медные деньги, приравняв их к серебряным. Такая операция предусмотрена особым направлением в денежной теории под названием номинализм. Идея заключалась в том, что покупательная способность денег зависит исключительно от имени (номинала) денежного знака и не связана с внутренней стоимостью денег. Сторонником номиналистической теории был первый русский экономист И. Т. Посошков, который в 1724 году в "Книге о скудости и богатстве" предлагал Петру выпускать медные монеты по номиналу серебряных. Это интересно хотя бы потому, что Посошкову были известны результаты экспериментов: инфляция, приведшая к росту цен в 17 раз за год, и "медный бунт" 1662 года в Москве, закончившийся казнью 7000 человек и ссылкой 15000. Но медные деньги пришлось-таки отменить*.

Царь Алексей Михайлович провел несколько опытов по упрощению и объединению финансовой администрации: Стрелецкий и Ямской приказы и Четверти были объединены с Большой Казной. В 1654 году организован Счетный приказ — первый в России контролирующий финансовый орган.

Но правительству пока не удавалось создать нормальную банковскую систему европейского образца. В 1665 году Ордин-Нащокин, будучи воеводой в Пскове, по собственной инициативе пытался создать банковское учреждение в составе городской управы для кредитования "маломочных" купцов, но не успел: царь забрал его к себе в помощники.

В 1678—1679 годах были составлены новые переписные книги и установлен двор как единица прямого налогообложения. В 1680 году был впервые составлен "нормальный" бюджет страны. Были установлены три главных налога:

— оброчная подать,

— стрелецкие деньги,

— ямская и полоняничная деньга (предназначенная на содержание почтовой

Таблица 9. Бюджет России 1680 и 1701 годов





* Изложением этого факта я не хочу сказать, что номиналистическая концепция вовсе не верна. Возьмите сторублевую бумажку и сравните ее с десятирублевой: по размеру и "внутренней" стоимости они совершенно одинаковы и различаются только цветом и именем — номиналом. К тому же они ничем не обеспечены. И тем не менее за сторублевую бумажку вам в буфете дадут бутербродов в 10 больше, чем за десятирублевую. Не чудо ли?

связи и выкуп взятых в плен русских воинов). Некоторое представление о государственном бюджете России дает табл. 9*:

Обратите внимание на то, что при Петре I содержание царского двора обходилось народу недорого. А вот армия в традиционно милитаризованной России поглощала львиную долю бюджетных средств. Несколько иную картину мы увидим при преемниках Петра.

Спокойно жить России так и не дали: пришел Петр Алексеевич. И все удачи, и все неудачи в политической жизни России при Петре оборачивались ростом налогов. Потому что и то, и другое стоило очень дорого. Совершив в 1695 году неудачный Азовский поход и задумав строить русский флот, Петр тут же обложил податное население морской повинностью: объединив всех крестьян в "кумпанства" по 8000 дворов, он от каждой такой, с позволения сказать, компании потребовал по одному линейному кораблю. Так было построено 35 кораблей. Кроме того 12 судов оплатили посадские.

В 1699 году Петр взялся за сбор недоимок, начав с городов. Была даже создана специальная Бурмистрская палата, которая и занималась "выколачиванием" (в самом буквальном смысле слова) долгов. В 1701 году еще одно новое учреждение — Ближняя Канцелярия — стала заниматься составлением и исполнением бюджета.

А дальше началась настоящая финансовая вакханалия: порча серебряной монеты под видом денежной реформы; инфляционная эмиссия;

установление государственной монополии на соль, табак, деготь, рыбий жир, ворвань**, щетину; рост поборов и повинностей; невероятное даже для России число прямых и косвенных налогов... Налоги устанавливали примерно так, как это делали два века спустя большевики. Выясняли примерно необходимую сумму расходов, потом (по результатам переписей 1678 и 1710 годов) - количество дворов или душ тяглового населения, и разверстывали искомую сумму на все тяглое население. Простенько — и нерыночно. Доходность хозяйственной деятельности не учитывалась. Правительство искало не столько справедливую, сколько простую и удобную для себя форму обложения. Не гнушались при этом и подтасовкой фактов: если, например, перепись 1710 года показывала уменьшение количества дворов в какой-то области то брались данные 1678 года, а если — увеличение, то данные последней переписи.

В 1715 году было дано указание начать новую перепись, потому что Петр узнал о простой хитрости крестьян: когда в селе появлялись счетчики, многие соседи убирали изгороди между усадьбами, и два, а то и три двора становились одним, а когда счетчики уезжали, изгороди восстанавливались. Перепись проходила пять лет, но так и не была завершена. Из Сибири, например, не поступило ни одной переписной книги. Наши строгие правители наивно верили в эффективность своей строгости***, но народ всегда оказывался смышленее. Неуплата налогов со времен Петра I стала национальным "спортом " в России.



* Составлена по материалам: Рожков Н. Русская история в сравнительно-историческом освещении.— Пг.: Книга, 1922.— Т.5.— С. 67, 111.

** Ворвань — вытопленный жир морских животных.

*** Только в 1727 году в Петербурге были срыты каменные столбы и колья на которых публично казнили преступников. Век просвещенья все-таки! "Нехороший" царь Николай I через сто лет - в 1826 году - велел уничтожить все железные предметы, употребляемые для истязаний подозреваемых в преступлениях

В 1719 году в России была введена подушная подать — самая несправедливая система налогообложения, вызвавшая критику даже И. Т. Посошкова, человека, которого восхищали иные деяния Петра. При этом землевладельцы стали ответственными за подати крестьян, что ставило имущество крестьян в абсолютно незащищенное от произвола положение.

Естественно, что доходы казны к 1724 году увеличились по сравнению с 1701 годом в 2,8 раза, но какой ценой! Ведь расходы росли еще быстрее. Бюджет был перманентно дефицитным. Петр не брал кредитов за рубежом, но государственный долг перед своим народом никто никогда так и не возместил.

Справедливости ради скажем, что и недоимки тоже никогда не были взысканы, хотя в 1733 году был учрежден специальный Доимочный приказ.

Последующие семь царств (Екатерина I, Петр II, Анна, Елизавета, Петр III, Екатерина II и Павел I) не только не смогли исправить финансовое состояние государства, но и постоянно ухудшали его. Предлагаю вам, читатель, поразмышлять над расходными статьями бюджета 1734 года (табл. 10)*.

Таблица 10. Расходы казны в 1734 году



* По материалам: Соловьев С. М. История России с древнейших времен.— М.: Соцэкгиз, 1963.- Кн. 10.- С. 479-489.

Продолжение табл. 10



Сравните хотя бы два пункта: первый и двадцать пятый, и многое станет ясным. К тому же вы поймете, что Россия всегда была и остается страной традиций.

К XVIII веку в России не было создано и полноценной банковской системы. В 1729—1733 годах некоторые банковские операции осуществляла Монетная контора, выдавая краткосрочные ссуды под залог золота и серебра. В 1754 году были открыты два сословных государственных банка — Дворянский и Купеческий. Но просуществовали они недолго. Первый закрылся в 1786 году из-за огромных невозвратов, второй еще раньше — в 1770 году. Были и другие попытки, но все оказались неудачными. Видимо страна не очень и нуждалась в коммерческом кредите.

Новые финансовые учреждения были созданы Екатериной II для осуществления операций с введенными в обращение бумажными деньгами — ассигнациями (1769). Ассигнационный банк и его конторы в городах выполняли и другие банковские функции, в том числе выдавали кредиты. В 1786 году был организован Государственный заемный банк**. Помещики пользовались кредитами в непроизводительных целях, закладывали поместья, земли и крестьян, многие разорялись***. Молодая промышленная и торговая буржуазия более производительно пользовалась дешевым государственным кредитом, но спрос на заемный капитал был недостаточен для широкого развития банковской сети. К тому же государство не допускало и мысли о развитии частного сектора в банковской сфере. И много позже, в XIX веке,

* Вопросительный знак в книге С.М.Соловьева на с. 480.

** В том же 1786 году в Париже функционировало 66 частных коммерческих банков.

*** Блестяще воспользовался этой ситуацией Чичиков из "Мертвых душ" Н. В. Гоголя. Помещики должны были платить подушную подать за каждую "ревизскую душу", даже если крепостной умер или сбежал (до следующей "ревизии" — переписи). Чичиков скупал эти мертвые души, намереваясь заложить их в банке, получить под них ссуду и — исчезнуть. Ведь в банке "хранились" не сами крестьяне, а лишь документы на них. Любопытно, что сюжет был подсказан Гоголю А. С. Пушкиным — прекрасным знатоком экономической теории ведь он УЧИЛСЯ "по Смиту".



в России господствовала старая меркантилистская мысль: государству нельзя выпускать из своих рук денежное обращение. Еще одна наивность: и помещики, и коммерсанты, и чиновники, и сами банковские служащие обманывали государство гораздо чаще, чем думали русские цари. Взяточничество в государственной финансово-кредитной сфере процветало*.

В 1769 году Екатерина II получила первый в истории России государственный заем в Голландии, открыв тем самым традицию размещения русских ценных бумаг за границей.

XIX век принес ухудшение положения в финансовой и кредитной сферах. В 1807 году дефицит госбюджета дошел до 300 миллионов рублей. К 1825 году государственные долги выросли настолько, что их обслуживание поглощало 15 % всего бюджета. Ассигнации безудержно инфлировали. Проекты создания акционерных коммерческих банков М. М. Сперанского и адмирала Н. С. Мордвинова не нашли понимания ни в правительстве, ни в обществе. А предложение Сперанского ради спасения бюджета обложить налогом земельную собственность стоило ему карьеры.

Успешнее действовали на финансовом рынке России иностранцы. Учреждения, выдававшие ссуды под залог, не были полноценными банками. Скорее это были меняльные и ломбардные конторы. Но история сохранила имена Штиглица, Юнкера, Якоби, Гинзбурга и других иностранных дельцов, так или иначе способствовавших развитию финансового рынка страны. Был среди них и представитель серьезного банка Ротшильдов — Кенгер. В 1857 году в стране насчитывалось около 15 частных учреждений банковского типа**. Так что, если у россиянина было что оставить в залог, он всегда мог получить кредит. В городах существовали и государственные сберегательные кассы для мелких вкладчиков.

В 1839—1841 годах под руководством министра -финансов Е. Ф. Канкрина была совершена денежная реформа: в обращение были введены кредитные деньги, обеспеченные полновесной серебряной монетой, вместо обесцененных ассигнаций. Денежная система обрела определенную устойчивость по крайней мере до Крымской войны 1853—1856 годов. Более длительный срок стабилизации России оказался не по силам. Но стабилизация денежной сферы — одно из непременных условий перехода России к иной — индустриальной — цивилизации.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com