Перечень учебников

Учебники онлайн

Общие интересы

Для того, чтобы построить партнерство необходимо четко представлять меру совпадения национальных интересов России и США.

Если отбросить риторику, что следует констатировать, что США выступают за такую политическую и экономическую стабилизацию в нашей стране, которая обеспечивала бы необратимость реформ и одновременно создавала бы условия для будущих американских инвестиций в российскую экономику. В Вашингтоне осознают опасность дезинтеграции Российской Федерации, прежде всего с точки зрения угрозы распространения ядерного оружия и ракетных технологий (в случае распада России ситуация здесь станет несравнимо более опасная, чем после распада СССР) и потому заинтересованы в стабилизации ситуации на территории бывшего СССР. В этом интересы США и России совпадают, хотя Соединенные Штаты объективно не заинтересованы в сохранении за Россией – правопреемницей СССР – роли серьезного конкурента в мировых делах. С другой стороны, интересам России отвечает линия на сдерживание имперских амбиций США, противодействие их попыткам обеспечить себе статус единственной сверхдержавы, закрепление в мировой политике тенденции к формированию многополярного мира, в условиях которого, при взаимном сдерживании основных центров силы, Россия получает гораздо больше возможностей реализации своих интересов по сравнению с однополярным миром.

Долгосрочному конструктивному взаимодействию между двумя странами способствуют и новые вызовы международной безопасности со стороны других государств, претендующих на повышение своего статуса в иерархии международных отношений. В условиях формирующегося мирового порядка при отсутствии прямого конфликта интересов России и США у них имеется общий интерес в сдерживании других центров силы и недопущении возникновения новых сверхдержав. Впервые такого рода взаимодействие было осуществлено между СССР и США в период принятия ответных мер на вторжение Ирака в Кувейт. Сегодня обе страны руководствуются общими интересами в противодействии международному терроризму.

Наконец, фундаментальной основой партнерства между Россией и США является совместная заинтересованность в формировании стабильной и безопасной системы международных отношений, а, следовательно, в налаживании силового управления процессами современного мира, в предотвращении и урегулировании региональных конфликтов.

В этой связи возникает необходимость вновь переосмыслить выдержавшую испытание временем идею «силового отрыва» двух традиционно главных игроков мировой политики, берущих на себя основную долю ответственности за мировой порядок. Разумеется, в новых условиях эта идея способна быть реализованной не путем возрождения конфронтации двух сверхдержав или российско-американского «кондоминиума», а путем согласованного взаимодействия США и России в отношении третьих стран. Это и будет реальным (а не вербальным) стратегическим партнерством. И чем прочнее будет такое партнерство, тем больше выиграют третьи страны, тем надежнее будет безопасность как традиционных союзников США, так и ближайших соседей России. Российско-американская связка способна стать становым хребтом сообщества безопасности, охватывающего все северное полушарие, а в перспективе – и глобальной безопасности. Для этого, однако, Россия должна вновь стать сильной в экономическом, политическом и военном отношении.

В конечном итоге следует добиваться того, чтобы партнерство из декларативной фазы было переведено в плоскость практических действий. Объективные предпосылки для этого имеются. Это отсутствие идеологических разногласий, острой экономической конкуренции за рынки сбыта продукции (кроме военной), взаимных территориальных претензий, а также неотягощенность исторической памяти народов двух стран тяжелыми воспоминаниями и большими взаимными обидами.

Сейчас важно и возможно перевести российско-американские отношения из плоскости «негативной взаимозависимости» в плоскость широкой совместной позитивной программы. Для этого следовало бы сосредоточиться на реальных сферах взаимодействия по стратегическим вопросам, представляющим долгосрочный взаимный интерес для России и США. К таковым, в частности, помимо борьбы с терроризмом относятся: стратегическая стабильность, мирное освоение космоса, нераспространение ОМУ и средств его доставки, контроль за распространением обычного оружия и «критичных» технологий, сотрудничество в целях подключения к процессу сокращения и уничтожения вооружений других государств, прежде всего ядерных, поддержание региональной стабильности, предотвращение и урегулирование конфликтов, военно-техническое и военно-технологическое сотрудничество, разоружение и контроль над вооружениями, сотрудничество по вопросам экологии, реформа ООН, совместная деятельность в борьбе с международными криминогенными структурами, включая наркомафию.

Помимо общих интересов, равноправное партнерство подразумевает механизм консультаций при принятии решений, а также органы постоянного взаимодействия на рабочем уровне. В этой связи необходимо создавать серьезную инфраструктуру взаимодействия, используя заинтересованность США в решении перечисленных выше вопросов. Имеется в виду система разного рода согласительных комиссий и подкомиссий, комитетов, регулярных рабочих встреч на всех уровнях, которые, как показывает практика, выступает мощным регулятором партнерства внутри индустриального мира и одновременно его амортизирующим механизмом, служащим гарантией его прочности и даже необратимости. Создание именно такого механизма сегодня в повестке дня отношений России и США. Эта задача требует длительной и кропотливой работы, результаты которой никогда не будут внешне выглядеть столь же эффектно, как, например, договоры о разоружении.

Темп, ориентиры и содержание российско-американского партнерства по-прежнему должны задавать встречи в верхах. На протяжении ряда лет основным механизмом координации экономического сотрудничества являлась Комиссия по экономическому и технологическому сотрудничеству под руководством Председателя Правительства Российской Федерации и вице-президента США. Несмотря на критику, раздававшуюся в ее адрес по обе стороны океана, она действовала достаточно эффективно. Возможно, поэтому следует возвратиться к практике функционирования подобного органа.

По этому же образцу можно было бы создать комиссию (комиссии) министров иностранных дел и обороны, как основы рабочего механизма координации сотрудничества в военно-политической сфере.

Одновременно следовало бы продолжать налаживать контакты на уровне руководителей других федеральных ведомств. Особое значение в нынешних условиях приобретает рабочее взаимодействие руководителей спецслужб обеих стран по противодействию международному терроризму.

Для экспертной проработки позиций к политическим переговорам целесообразно использовать межведомственную группу по стратегической стабильности. Специалисты конкретного профиля могли бы проводить отдельные консультации.

Наконец, важно было бы создать сеть рабочих групп по вопросам двустороннего сотрудничества, включая нераспространение ядерного оружия, контроль над передачей оружия и технологий двойного назначения, военно-техническое сотрудничество, осуществление операций по поддержанию мира.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com