Перечень учебников

Учебники онлайн

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ ПО УКРЕПЛЕНИЮ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ В МИРЕ

Ключевые слова: стратегическая стабильность, российско-американские отношения, ПРО, СНВ-1, СНВ-3

Key words: strategic stability, the Russian-American relations, missile defense, START-1, START-3



Статья посвящена изучению усилий современного руководства России по укреплению стратегической стабильности. Рассматривается формирование стратегической стабильности со времен 1970-х гг. и первых договоров в области сокращения наступательных вооружений и сохранении ядерного паритета между СССР и США. Прослеживается современное состояние в этой области, отмечается необходимость заключения нового соглашения СНВ, как основы стратегической стабильности.



The article is devoted to studying of efforts of the modern government of Russia on strengthening of strategic stability. Formation of strategic stability since 1970th and the first agreements in the field of reduction of offensive arms and preservation of nuclear parity between the USSR and the USA is considered. Necessity of the conclusion of new agreement START is a current state in this area, as bases of strategic stability is marked.



Обеспечение стратегической стабильности продолжает оставаться одной из актуальнейших тем повестки дня, как в России, так и в мировом сообществе, в целом. Значимость данной проблемы подтверждают и последние переговоры президентов США и России, Дмитрия Медведева и Барака Обамы, в Нью-Йорке, в ходе которых основными темами обсуждения стали противоракетная оборона и новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений.

Термин «стратегическая стабильность» впервые появился в эпоху холодной войны в контексте острого геополитического и идеологического конфликта двух сверхдержав: СССР и США, глобального противостояния их вооруженных сил и реальной угрозы их военного столкновения. «Стратегическая стабильность» трактовалась как такое состояние советско-американских отношений, при котором, в случае гипотетического глобального ядерного конфликта, у каждой из сторон, отсутствовал стимул для нанесения ядерного удара первой, в этом заключался основной принцип «классической (в дальнейшем, военный аспект) стратегической стабильности». Практическим воплощением этого стали система договоров о сокращении наступательных вооружений, а так же Договор об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года, согласно которому СССР и США должны открыть свои территории и не предпринимать мер защиты от потенциальной ядерной угрозы.

Глобальные военно-политические изменения, произошедшие на рубеже веков, привели к изменению основных положений концепции стратегической стабильности. Произошло смещение от чисто силовой составляющей обеспечения национальной безопасности государств, в сторону обеспечения в рамках концепции международной стабильности.

Стратегическую стабильность стали рассматривать в качестве военно-политического аспекта безопасности, связанного с балансом военных сил в рамках определенной системы безопасности (международной, региональной, субрегиональной и т.д.). Стратегическая стабильность стала выступать как качественная характеристика всей системы международных отношений [1].

В условиях глобализации стратегическая стабильность охватила широкий круг проблем международной безопасности, а именно:

предсказуемость военной деятельности государств;

отказ от односторонних шагов по укреплению собственной безопасности в ущерб безопасности других;

предотвращение распространения ядерного оружия, а так же других видов ОМУ;

борьбу с международным терроризмом;

и др.

Однако, стратегическая стабильность в её изначальном (классическом) понимании не утратила свою актуальность, поскольку устойчивость стратегического равновесия и обеспечение международной безопасности всё ещё определяется действующей системой договоров и соглашений в области контроля над вооружениями и военной деятельностью.

Обеспечение глобальной стратегической стабильности, стратегической стабильности в отдельных крупных регионах остается одной из центральных задач внешней и оборонной политики России.

Данная задача решается посредствам целого комплекса дипломатических, правовых, военно-стратегических и военно-технических мер. В целях обеспечения стратегической стабильности Россия:

«будет выполнять действующие договоры и соглашения в области ограничения и сокращения вооружений, участвовать в разработке и заключении новых договоренностей, отвечающих ее национальным интересам;

готова к дальнейшему обсуждению вопросов сокращения ядерных потенциалов на основе двусторонних договоренностей и в многосторонних форматах, а также будет способствовать созданию надлежащих условий, позволяющих сокращать ядерные вооружения без ущерба для международной безопасности и стратегической стабильности;

намерена и далее содействовать укреплению региональной стабильности путем участия в процессах сокращения и ограничения обычных вооруженных сил, а также разработки и применения мер доверия в военной области;

считает международное миротворчество действенным инструментом урегулирования вооруженных конфликтов, выступает за укрепление этого института в строгом соответствии с принципами Устава Организации Объединенных Наций и продолжит свое участие в нем…» [2].

Данный курс подтверждается сентябрьским заявлением президента России Дмитрия Медведева, с трибуны сессии Генассамблеи ООН, в котором говорится, что Россия будет неуклонно двигаться по пути сокращения ядерного оружия – важнейшего элемента «нового начала» в отношениях с США.

Предотвращение дальнейшего распространения ядерного оружия, а так же ядерное разоружение являются важнейшими задачами в процессе обеспечения стратегической стабильности. Поскольку распространение оружия массового поражения, а так же расщепляющих материалов, в том числе возможность попадания таковых в руки террористов, а так же территориальные ПРО в качестве защиты от этого, способны дестабилизировать обстановку в мире.

Предметным воплощением стратегии РФ по обеспечению и укреплению стратегической стабильности в ближайшей перспективе должны стать: новый российско-американский договор о стратегических наступательных вооружениях, который планируется разработать к декабрю 2009 (к моменту истечения срока действия нынешнего договора), а так же формирование единой позиции по иранскому ядерному досье. Достижение данных целей зависит от развития российско-американского сотрудничества в области обеспечения и укрепления стратегической стабильности, которое получило новый импульс, после решения США отказаться от размещения систем ПРО в Восточной Европе.

Не смотря на последние заявления американской администрации, неопределенность относительно американских планов по созданию альтернативной ПРО продолжает вызывать обеспокоенность со стороны России. В связи с этим, нельзя не отметить, что впервые в истории новое соглашение о стратегических наступательных вооружениях разрабатывается в отсутствие договора о противоракетной обороне.

Третьи государства, обладающие ядерным оружием, в будущем должны присоединиться к договоренностям России и США по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ).

«Что касается подключения других ядерных держав к этой работе, то очевидно, в скором времени такая необходимость станет в практическую плоскость», – заявил иностранных дел РФ Сергей Лавров министр в пятницу в интервью радиокомпании «Голос России». Если Россия и США договорятся по уровню сокращения ядерного оружия, предлагаемому Москвой, то оставшийся у них потенциал будет сопоставим с теми потенциалами, которые имеются у других официальных ядерных держав, пояснил Сергей Лавров [3].

Для обеспечения стратегической стабильности в мире в эпоху глобализации необходимо:

формирование взаимоотношений между, прежде всего, постоянными членами Совета Безопасности ООН, на которых возложена особая ответственность за судьбу мира, странами – членами НАТО и Европейского союза, всеми другими государствами и международными организациями на основе принципов сотрудничества, взаимного учета позиций и взаимной выгоды, отказа от попыток получения односторонних преимуществ;

продолжение процесса радикальных, контролируемых, необратимых сокращений стратегических наступательных вооружений во взаимосвязи с ограничениями на стратегические оборонительные системы;

укрепление режима нераспространения оружия массового уничтожения;

выработку и согласование мер, направленных на повышение предсказуемости и доверия в военно-стратегической деятельности, в том числе путем установления постоянного диалога в военной области.



1. Афонин Р.Н. Российско-американские отношения в области сокращения и ограничения стратегических вооружений и стратегическая стабильность: дис. канд. полит. Наук Афонин Роман Николаевич; Дип. Аккад. МИД РФ. – М. – 2003. - 196 С.

2. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. N 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года».

3. Интервью министра иностранных дел Сергея Лаврова [Электронный ресурс] // радиостанция «Голос России». – URL: http://rus.ruvr.ru/russia/politics. (дата обращения: 09.02.2010).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com