Перечень учебников

Учебники онлайн

5.3. Параметры системного описания современных международных конфликтов

Выделение сущностных характеристик международного конфликта способствует пониманию его природы и перспектив урегулирования. Однако для оценки конфликта как проявления конструктивной социальной динамики или источника тех или иных угроз и рисков для третьих стран и мира в целом, описание в терминах источника, объекта и предмета конфликта оказывается недостаточным. Вследствие этого наряду со структурными характеристиками международных конфликтов существенными для его оценки параметрическими характеристиками выступают:

— пространственные характеристики международного конфликта: географические границы конфликта, рассмотренные в единстве пространственных описаний и геостратегического контекста, порождающего геополитические оценки;

— хронологические характеристики: продолжительность конфликта, его совпадение во времени с теми или иными знаковыми либо важными событиями мировой политики (как пример такого рода параметрической характеристики конфликта можно рассматривать время начала вооруженного вторжения войск США в Ирак в увязке с очередной кампанией по выборам президента США);

— характеристики участников конфликта как геополитических и геоэкономических субъектов: их интересы и цели, обусловленные местом в геополитической и геоэкономической структурах глобализирующегося мира;

— мотивационные характеристики конфликта, выраженные с определенных идеологических, религиозных, культурных, правовых, геополитических позиций;

— восприятие конфликта в единстве его смысловых и ситуационных характеристик как непосредственными участниками, так и заинтересованными сторонами;

— интенсивность конфликтопорождающих и ответных действий, ее колебания по мере развития конфликтного взаимодействия. Пространственное измерение международного конфликта лежит в основе таких понятий теории международных отношений, как глобальные, региональные, локальные конфликты. Оно же создает основу для выделения внутренних конфликтов с выраженной международной составляющей. Ее образуют наличие потенциала вмешательства других государств, создание угроз третьим странам в результате расширения географических границ конфликта, возможность дезинтеграции в результате внутреннего конфликта государства как сложившегося геополитического целого. Временное измерение конфликта представляет собой хронологическую последовательность сменяющих друг друга действий сторон. Временные границы конфликта простираются от возникновения инициирующего этот конфликт события (повода) до его прекращения, приостановки либо завершения в той или иной устойчивой форме.

Внутри этой хронологически протяженной череды событий могут быть выделены такие фазовые характеристики процесса, как предконфликтная фаза — конфликтная фаза — послеконфликтная фаза.

Предконфликтная фаза характеризуется актуализацией объекта конфликта, выявлением предмета конфликта, оценкой наличия и формированием ресурсов конфликтного взаимодействия. К последним можно отнести консолидацию сторон конфликта, поиск внешних союзников, формирование креативных и информационных ресурсов для оценки перспектив и последствий конфликтного взаимодействия, пропагандистское обеспечение успешного протекания конфликта в интересах определенной стороны. Развитие конфликта в рамках предконфликтной фазы идет по линии создания содержательных и смысловых границ конфликта. Переход от предконфликтной (латентной фазы) международного конфликта к фазе открытого конфликта содержит следующие признаки:

— наличие выраженного источника конфликта;

— появление формальных поводов для начала открытого противоборства;

— нанесение сторонами конфликта ущерба интересам друг друга на основе тех или иных сознательных действий;

— артикуляция представлений сторон о предмете конфликта в виде противоположных по смыслу и эмоционально окрашенных описаний обстоятельств, обусловивших возникновение претензий сторон друг к другу;

— противостояние сторон строится на ограниченном использовании имеющихся ресурсов влияния на конфликтную ситуацию.

В хронологических рамках фазы открытого конфликта целесообразно выделять стадию перехода от экстенсивных к интенсивным формам конфликтного взаимодействия. Она характеризуется сознательным наращиванием его динамики за счет привнесения дополнительных факторов или ресурсов влияния конфликтующими сторонами друг на друга. К ним относятся:

— использование сторонами тех или иных форм принуждающего поведения на основе дипломатического или иного давления, прекращения дипломатических связей, инициирования международных санкций, манипулирования силовыми ресурсами без использования вооруженного насилия;

— появление отдельных признаков эскалации конфликта в виде расширения масштаба нанесения ущерба все более важным интересам противоположной стороны;

— возникновение кризиса в отношениях сторон в результате достижения ими пороговых зон применения принуждающего поведения, за границами которых неизбежным становится использование вооруженного насилия в тех или иных организованных формах.

Применительно к реалиям мировой политики ХХI в. международный конфликт сохраняет ряд выраженных физических и виртуально-ценностных характеристик. Этим он отличается от международного терроризма или организованной в международных масштабах уголовной преступности.

Международный конфликт по своей природе и функциям способен выступать как источник позитивной динамики в международных отношениях и является в определенных пределах достаточно конструктивным средством защиты тех или иных национальных либо государственных интересов. Международный терроризм и международная организованная преступность образуют различные формы криминального поведения на международной арене тех или иных особым образом организованных меньшинств, которые в узкоэгоистических целях используют для возникновения конфликта безответственные формы принуждающего поведения. Однако, как правило, эти меньшинства не имеют каких-либо реальных позитивных целей международного характера и служат инструментом достижения лишь тех или иных частных либо групповых интересов. Международные проекции этих интересов лишены универсальных конструктивных составляющих и ориентированы исключительно на инициирование разрушительных импульсов в глобальном масштабе. Иллюстрацией к сказанному служат попытки средствами международного терроризма способствовать победе Добра в глобальной борьбе со Злом (идеологическая установка секты «Аум Синрикё») либо призыв объединить всех мусульманские народы мира в единый Халифат в целях противостояния постмодернистской версии глобализации.

Вследствие этого к международному терроризму и организованной преступности как реалиям современных международных отношений неприменимы те или иные практики урегулирования, как это имеет место по отношению к международным конфликтам. В вопросах борьбы с международным терроризмом и организованной преступностью мировая практика исключает те или иные формы урегулирования и использует лишь различные меры предупреждения и пресечения, требующие координации усилий мирового сообщества, в том числе как суверенных государств, так и негосударственных акторов мировой политики .

Изменения в содержании нового мирового порядка существенно модифицировали типологические характеристики современных международных конфликтов.

Причины этого коренятся в глубинных трансформациях геополитических, геоэкономических и геостратегических противоречий, которые не сводятся исключительно к распаду биполярной системы. Модификация современных конфликтов обусловлена глобализационными процессами, превращающими современный мир в определенный тип системной целостности. Для нее характерно сочетание многовекторной неравновесности с устойчивостью, закрепленной воспроизводством тех или иных социальных практик, реализуемых на основе норм международного права, двух- и многосторонних договоров и соглашений . Так, если в 1993–1994 гг. в мире насчитывалось порядка «30 вооруженных конфликтов. 16 из них могли рассматриваться как международные, поскольку причиной их стали территориальные или пограничные требования; 12 имели внутригосударственную природу. В 1996 г. из 27 конфликтов только один мог рассматриваться как международный» , то есть конфликт, в котором доминировали территориальные претензии классического типа. Современные формы противоборства все дальше отходят от традиционных форм «борьбы за место под солнцем» в виде оптимизации территориальных ареалов обитания субъектов международных отношений. Основу современного геоэкономического противоборства составляет, по мысли автора термина и базового концепта геоэкономики Э. Лутвака, логика конфликта, описываемого в грамматике торговли. При этом объектом такого конфликта выступает главная цель — «обеспечить наилучшую возможную занятость для наибольшей части своего населения …если понадобится, то и в ущерб населению других стран» . Логике такого рода конфликтности подчинены как те или иные формы геостратегического противостояния, так и те или иные формы проявления конфликта культур.

Речь идет, в частности, о противостояния общественных сил, ориентированных на утверждение ценностей развития как воплощения реального гуманизма, с теми или иными версиями псевдоразвития (постмодерна) либо возвращения к прошлому (контрмодерна).

Результатом геоэкономических и геостратегических трансформаций современного мира стало появление нового класса международных конфликтов. В современной теории международных отношений он получил название этнополитического конфликта.

Под этнополитическим конфликтом в рамках теории международных отношений принято понимать открытое противоборство сторон конфликта по поводу власти и властных полномочий, при котором хотя бы одна из сторон конфликта артикулирует свои притязания на основе тех или иных этнических признаков. Под этническими признаками при этом понимается культура, самосознание, самоназвание, принадлежность к религиозной конфессии, традиционный ареал обитания этноса, общая историческая судьба, закрепленная в событиях исторической памяти и историческом опыте комплиментарного либо отчужденного, враждебного отношения с другим этносом.

Как наиболее распространенный тип этнополитического конфликта следует рассматривать этнотерриториальный конфликт, в рамках которого в структуру объекта и предмета конфликта органически встроены те или иные территориальные притязания. К основным мотивам такого рода притязаний относятся:

— нечеткая демаркация существующих государственных либо административных границ или же необходимость такой демаркации в связи с изменением статуса территории;

— историческая судьба этноса, обусловившая наличие тех или иных исторических, культурных культовых памятников вне зоны его юрисдикции;

— необходимость защиты законных интересов и прав этносов, подвергшихся депортации либо геноциду;

— произвольное установление или изменение границ ареала обитания этноса внешними силами, в том числе на основе тех или иных международных соглашений;

— насильственная или мирная аннексия территории сопредельным государством;

— расчленение этноса между суверенными государствами.

В качестве мотивов тех или иных этнокультурных в широком смысле конфликтов выступают:

— этнолингвистическое неравенство как порождение языковой политики, закрепляющей одни языки в качестве государственных вопреки сложившейся мультикультурной реальности в многонациональном государстве;

— этнически окрашенное неравенство в обладании, распоряжении, потреблении тех или иных материальных либо социальных благ;

— нарушение баланса экономических интересов центра и этнически идентифицированного региона;

— нарушение прав этносов на равные условия экономического и социального развития, ограничение такого рода прав и возможностей средствами государственной политики.

Наиболее острой и устойчивой формой этнополитического конфликта выступает в современных условиях этноконфессиональный конфликт. Этноконфессиональный конфликт представляет собой разновидность этнополитического конфликта, для которой характерно наличие религиозно-конфессиональной составляющей в структуре этнической идентификации хотя бы одной из сторон конфликта. В современном мире специалисты-религоведы по числу версий исключительности обращения с Богом выделяют порядка 270 институциализированных видов религиозных и конфессиональных традиций. При этом нормы толерантности и интолерантности (нетерпимости) выступают исключительно как предмет и продукт богословского истолкования и лишь в ограниченных пределах могут использоваться как средство практической дипломатии в процессе урегулирования или налаживания отношений между конфликтующими этническими группами. Действие в современном мире различных видов этнополитических противоречий порождает такую форму современных международных конфликтов, как сепаратизм. По определению «Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма» 1999 г. сепаратизм представляет собой «какое-либо деяние, направленное на нарушение территориальной целостности государства или дезинтеграцию государства, совершаемое насильственными путем, а равно планирование и подготовка такого рода деяния» . Исследователи выделяют ряд региональных версий современного сепаратизма:

— западноевропейский, для которого характерны ведущая роль этноконфессиональных и этнокультурных факторов (Северная Ирландия, Страна Басков, Каталония, Корсика);

— восточноевропейский сепаратизм как типичная форма этнотерриториальных конфликтов;

— ближневосточный сепаратизм, позиционируемый в границах исламской цивилизации как сочетание этнотерриториальных и этноконфессиональных мотивов экстремистской деятельности (Алжир, Палестина, Ирак, Пакистан, Афганистан);

— азиатский сепаратизм, вызванный этноконфессиональными конфликтами доколониального характера, возродившимися после получения независимости (Джанму и Кашмир, Шри-Ланка, Южные Филиппины, Восточный Тимор;

— африканский сепаратизм, отличающийся выраженной трайбалистской составляющей, связанной с проявлением социокультурной, экономической, этнической и религиозной обособленности, основанной на родоплеменных либо клановых структурах (Южный Судан, Ангола, Сомали, Уганда). Ряд авторов выделяет как самостоятельную разновидность американский сепаратизм, что представляется методологически нестрогим, поскольку такой подход объединяет в рамках одного понятия конфликты различной природы и форм проявления (Провинция Квебек в Канаде, штат Чьяпос в Мексике, провинция Гренландия конфликтуют с центральной властью на разных по своей природе социальных основаниях и по- разному реагируют на усилия по урегулированию конфликтов).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com