Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Позиции РФ в регионе. Российско-японские и российско-китайские отношения.

Россия присутствует в АТР с XYII в. и всегда была одним из главных участников региональных отношений. В настоящее время Россия более, чем царская империя и СССР, является азиатско-тихоокеанской державой. Следовательно, возросло значение для нашей страны сотрудничества со странами АТР. Учитывая роль и место региона в международной системе, Россия, если она не хочет оказаться на обочине мировой истории, должна всемерно интегрироваться в экономические и политические процессы в АТР. Однако положение здесь Российской Федерации сегодня достаточно непростое. Оно определяется следующими факторами:

во-первых, это слабость российского Дальнего Востока в хозяйственном отношении. Для восточноазиатских стран Россия - это прежде всего источник сырья. Другая промышленная российская продукция, за исключением вооружений, на рынках АТР неконкурентоспособна. Ёмкость рынка восточносибирских и дальневосточных областей мала;

во-вторых - Дальний Восток обезлюживает. За 2000-2008 гг. отток людей с Дальнего Востока, по данным «Аргументов недели» (2009 г., № 14) в центральные области РФ возрос на 45 %, а население Сахалина и Курил за этот период сократилось с 820 до 514 тыс. человек.

Россия для стран региона всё больше представляет интерес как обладатель безлюдных территорий, способных решить демографические проблемы Восточной Азии;

в-третьих, военное присутствие России на Дальнем Востоке, за исключением ракетно-ядерных сил, ослаблено. Например, Тихоокеанский флот РФ сегодня имеет крупных надводных кораблей в три раза меньше, чем японские морские силы самообороны [6, C. 431];

в-четвёртых, к числу препятствий для полноценного участия России в делах региона «относится её восприятие азиатскими странами. Россия остаётся для них цивилизационно чуждой, европейски ориентированной страной, стремящейся к сближению с Азией исключительно ради усиления своих позиций в отношениях с США, ЕС, исламским миром. Не изжит стереотип, согласно которому исторически политика России в Восточной Азии носит исключительно захватнический характер» [5, C.43].

Нельзя не учитывать и того влияния, которое на восприятие России странами АТР оказывает позиция США. Соединённые Штаты не видят в сегодняшней России сильного участника тихоокеанской политики, но опасаются её как потенциального конкурента и не стремятся поэтому к её вовлечённости в восточноазиатские дела. Исключением являются достаточно ограниченные сферы, в которых интересы Вашингтона и Москвы совпадают. Прежде всего, это проблемы обеспечения региональной безопасности и безопасности на Корейском полуострове. Ни США, ни РФ не заинтересованы в возникновении конфликта между КНДР и Республикой Корея, равно как и в обретении Северной Кореей ядерного статуса.

Совпадают интересы сторон и в таком вопросе, как недопущение военной «автономии» Японии. Выглядит парадоксально, но военный союз США с Японией, гегемоном в котором выступают США, для России предпочтительнее, чем военная самостоятельность Японии.

Наши отношения с островным соседом давно оставляют желать лучшего. Развал СССР мало что изменил в плане политических отношений между Россией и Японией. По-прежнему основной нерешённой проблемой между двумя странами остаётся вопрос о принадлежности четырёх южных островов Курильской гряды: Итуруп, Шикотан, Уруп, Хабомаи.

Курильские острова были открыты русскими в XYII веке и уже к середине века XYIII-го на Южных Курилах существовали русские поселения, а местное айнское население было приведено в российское подданство. Впоследствии конфигурация русских владений на Курилах изменилась в пользу Японии, но в 1945 г., в соответствии с Ялтинскими соглашениями, Курилы были возвращены СССР.

В 1951 г. Япония подписала с нашими союзниками по 2-й Мировой войне мирный договор, который зафиксировал отказ Японии от Курильских островов. Однако Советский Союз по политическим причинам не присоединился к мирному договору, что создало предлог для территориальных требований со стороны Японии.

С нашей стороны официальное признание наличия территориальной проблемы произошло только в 1991 г. во время визита в Японию М.Горбачёва. Это была ошибка, придавшая вид формальной обоснованности японским притязаниям. До тех пор Советский Союз настаивал на том, что территориальный вопрос между СССР и Японией решён и закреплён международными соглашениями, которые должны соблюдаться.

О необходимости урегулирования территориальной проблемы говорит и российско-японский План действий 2003 года. Япония понимает это «урегулирование» исключительно как передачу ей Курильских островов.

Давление со стороны Японии в территориальном вопросе из года в год усиливается. В 2005 г. японский парламент в резолюции по российско-японским отношениям потребовал «возвратить» не только южнокурильские острова, но и «другие северные территории», что означает расширение территориальных требований к России. В 2009 г. в Японии был принят закон, в котором Южные Курилы именуются «исконными территориями» Японии. Тем самым этот термин был введён в японское законодательство. Кроме того, там говорилось о готовности приложить «все усилия для скорейшего возвращения северных территорий» [9, C.2]. По сути, такая формулировка предполагает и возможность попытки силового решения вопроса. В диалоге с Россией Япония постоянно подчёркивает, что масштабное продвижение в сторону партнёрства возможно только при решении островной проблемы.

Официальная позиция России нашла отражение в ряде документов, последним из которых является «Концепция внешней политики Российской Федерации» 2008 года. В ней говорится, что Россия «выступает за отношения добрососедства и созидательного партнёрства с Японией в интересах народов обеих стран. Унаследованные от прошлого проблемы, над решением которых работа будет продолжена, не должны становиться препятствием на этом пути».

Среди стран Азии в качестве важнейших для российской внешней политики Концепция выделяет Китай и Индию. Подчёркивается, что РФ «будет наращивать российско-китайское стратегическое партнёрство во всех областях».

Переходу на позиции стратегического партнёрства в отношениях с КНР предшествовал длительный период холода и даже вражды. Начало ему положила антисталинская политика Н.Хрущёва и нежелание Москвы содействовать стремлению Китая стать ядерной державой. Затем последовали территориальные претензии со стороны Мао Цзедуна и провокации на советско-китайской границе.

Принципиальной основой советско-китайского противостояния был отказ СССР поддержать маоистскую «стратегию единого антиимпериалистического фронта» против США, грозившую ядерным столкновением двух сверхдержав. С точки зрения маоистов ядерная война не была тотальной катастрофой, так как открывала дорогу к победе всемирной революции. Для руководства СССР такой авантюризм был неприемлем.

Во время войны в Афганистане наши страны были уже по разные стороны баррикад: социалистический Китай являлся, наряду с исламистским Пакистаном, основным союзником США. В 1980 г. Пекин отказался от продления советско-китайского договора о дружбе.

Улучшение отношений началось в последний год существования Советского Союза после подписания Соглашения о государственной границе. Урегулирование пограничных проблем растянулось почти на 20 лет и его итоги не получили однозначной оценки в российском обществе, но с конфронтацией было покончено.

В первые годы новой России китайское направление во внешней политике было отодвинуто на задний план. Изменения в российско-китайских отношениях обозначились в ходе визита в Москву главы КНР осенью 1994 г., завершившимся подписанием Совместной декларации и Заявления о взаимной ненацеленности ракет.

Поворот Москвы к Пекину был связан прежде всего с низкой эффективностью сотрудничества с Западом. Не менее существенную роль сыграло осознание российским руководством того факта, что соотношение экономической мощи России и КНР изменилось в пользу Китая и что восточный сосед быстро превращается в великую мировую державу.

В свою очередь, Пекин подталкивала к более активному сотрудничеству с Москвой напряжённость в отношениях с США, вызванная обострением ситуации вокруг Тайваня в середине 90-х. В отличие от США, Россия поддерживала Китай в тайваньском вопросе и демонстрировала отсутствие намерений признавать Тайвань независимым государством. В 1996 году, когда в Тайваньском проливе американские и китайские войска находились в одном шаге от столкновения, в Шанхае было подписано российско-китайское соглашение о мерах доверия в зоне границы. В последующие годы из него выросло многостороннее соглашение, ставшее основой новой региональной организации – Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), декларация о создании которой была подписана в июне 2001 г.

Сегодня, кроме России и Китая, полноценными членами организации являются Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан, а Монголия, Индия, Пакистан и Иран входят в ШОС в качестве наблюдателей. В повестке дня ШОС энергетическое и военное сотрудничество имеет преимущество. Эта организация имеет перспективы стать серьёзным препятствием гегемонистским устремлениям западного мира.

В июле 2001 г. Россия и Китай подписали Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве [3, c.521-527] сроком на 20 лет. В нём стороны:

во-первых, заявили о взаимной поддержке позиций по вопросам государственного единства, что означало признание Российской Федерацией позиции КНР в вопросе о Тайване, а руководством Китая – позиции России в чеченском вопросе;

во-вторых, обязались не входить в союзы и блоки, наносящие ущерб интересам одной из сторон и незамедлительно вступать в контакт друг с другом при возникновении ситуации, угрожающей миру, а также в случае возникновения угрозы агрессии против одной из сторон;

в-третьих, выступили за соблюдение норм международного права и против силового вмешательства во внутренние дела суверенных государств;

в-четвёртых, высказали намерение прилагать усилия для соблюдения глобального стратегического баланса и стабильности.

Договор вызвал значительный резонанс в мире. Он означал переход российско-китайских отношений от этапа нормализации к этапу формирования политического союза с элементами сотрудничества в сфере безопасности.

Сегодня двумя странами достигнут уровень стратегического партнёрства:

- Россия и КНР занимают согласованные позиции по важнейшим проблемам международной жизни, таким, как нераспространение оружия массового уничтожения и связанной с этим проблемой ядерного оружия на Корейском полуострове и ядерной проблемой Ирана, проблемой международного терроризма и другим;

- в вопросе о международном порядке придерживаются единой точки зрения о формировании многополярного мира;

- плодотворно сотрудничают в рамках АТЭС и ШОС;

- развивают сотрудничество в военной сфере, в т. ч. с 2005 г. проводят совместные военные учения;

- растёт торгово-экономическое сотрудничество.

У российско-китайских отношений есть свои болевые точки. Это - смена стратегических ролей в партнёрстве («младший брат» стал «старшим»); столкновение интересов на постсоветском пространстве, где влияние Китая увеличивается (Центральная Азия, Белоруссия, Украина); полярный характер демографических проблем в Китае и на российском Дальнем Востоке.

Главное, от чего будет зависеть характер российско-китайских отношений в долгосрочной перспективе, это соотношение сил между двумя державами. Причём не только военных.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com