Перечень учебников

Учебники онлайн

Проблематика прав человека и ее влияние на советско-американские отношения и общеевропейский процесс

Почему в 1974 г. возникла «пауза» в советско-американских отношениях? Какую роль в этом играли разногласия по вопросам прав человека?
2. Почему и каким образом Администрация США приняла позицию защитника прав человека по всему миру и превратила ее в один из важнейших приоритетов внешней политики США?
3. Какие следствия имел общеевропейский процесс в социалистических стран к моменту созыва Белградской встречи СБСЕ?
4. Какие причины побудили европейские государства созвать Мадридскую встречу СБСЕ (ноябрь 1980)? Чем она завершилась?
1. В 1974 г. республиканская администрация оказалась объектом критики по всем вопросам ее политики, включая внешнюю. Курс разрядки в отношениях с СССР стали называть непродуманным, а соглашения с Советским Союзом - невыгодными для Соединенных Штатов. Ощущая утрату общественной поддержки, республиканцы вели себя крайне осторожно, боясь дальнейшего обострения отношений с конгрессом. Президент Джеральд Форд попытался включиться в переговоры с СССР. 24 ноября 1974 г. состоялась его встреча с Л. И. Брежневым во Владивостоке. По ее завершении было подписано заявление, в котором фиксировались параметры будущего советско-американского соглашения об ограничении наступательных вооружений. Второй тур переговоров по ограничению стратегических вооружений (ОСВ-2) предполагалось завершить до конца 1975 г., а затем приступить к следующей серии обсуждений (ОСВ-3). Договоренности 1974 г. осуществить не удалось. Советско-американский диалог приостановился. Обострение отношений было вызвано срывом советско-американских договоренностей по экономическим вопросам.
Еще в октябре 1972 г. между СССР и США было заключено соглашение о торговле и кредитах, в соответствии с которым стороны на взаимной основе предоставляли друг другу режим наибольшего благоприятствования. Одновременно было подписано соглашение об урегулировании расчетов между двумя странами по ленд-лизу - поставкам, которые США осуществляли Советскому Союзу во время Второй мировой войны. До 2000 г. СССР должен был выплатить Соединенным Штатам 722 млн долл. Осенью 1974 г. эти соглашения поступили на утверждение в конгресс. По ходу их рассмотрения сенатор-демократ Генри Джексон выступил с заявлением, в котором он изложил факты, иллюстрирующие ограничительную практику СССР в вопросах выезда из Советского Союза граждан, желающих его покинуть. В частности, было указано на введение советскими властями в 1972 г. положения об обязательной выплате гражданами, подавшими заявления на выезд из СССР, компенсации за полученное ими в Советском Союзе бесплатное высшее образование. Речь сенатора вылилась в пылкое обвинение советского руководства в нарушении прав человека, прежде всего права свободно покидать свою страну и возвращаться в нее.
Ключевым моментом речи Г. Джексона было предложение внести поправку в Закон 1974 г. о внешней торговле, в соответствии с которым режим наибольшего благоприятствования в торговле разрешалось применять лишь к тем коммунистическим странам, которые соответствуют критериям соблюдения гражданских свобод и прав человека, включая право на эмиграцию. В палате представителей конгресса аналогичное предложение внес конгрессмен Чарльз Веник. Впоследствии оба эти взаимосвязанные предложения были названы «поправкой Джексона—Веника» по именам обоих их авторов. В принципе эта поправка носила универсальный характер и могла касаться отношений США не только с СССР, но и с Китаем или другими социалистическими странами. Но в ситуации осени 1974 г. она была направлена, прежде всего, на то, чтобы обесценить для СССР советско-американское торговое соглашение 1972 г. Борьба вокруг принятия поправки породила атмосферу скандала вокруг всего комплекса советско-американских отношений.
Между тем, до 1974 г. Москва медленно, но явно смягчала эмиграционные правила. Если в 1970 г. разрешение на выезд из СССР получило несколько сотен человек, то в 1973 г. было выдано 35 тыс. таких разрешений. Советское руководство и сам Л. И. Брежнев были склонны регулировать вопрос о квотах выезда на основе неформальных договоренностей с США.
Основной массой выезжающих из СССР в этот период были лица еврейской национальности. Всплески числа желающих покинуть Советский Союз коррелировали с арабо-израильскими войнами. В 1967 и 1973 гг. проблема еврейской эмиграции приобретала для внешней политики СССР повышенную остроту. Израильское правительство и руководители Всемирной сионистской организации старались стимулировать прибытие в Израиль переселенцев из Советского Союза, тратя на это значительные финансовые средства. Было общеизвестно, что более половины лиц, официально выезжавших из СССР по израильским въездным визам, на самом деле ехали в США и страны Западной Европы. Но какая-то часть эмигрантов на самом деле переселялась в Израиль, пополняя ряды израильской армии. Арабские страны делали представления советской стороне по поводу того, что выезд «советских евреев» способствует укреплению военной мощи Израиля.
Демократам был нужен скандал. Сенатор Г. Джексон всюду повторял требование увеличить число ежегодных выездов из СССР до 60 тыс. Ему подыгрывали американские еврейские организации, по разным причинам заинтересованные в притоке еврейского населения, как в Израиль, так и в США. Шумная пропагандистская кампания, развернутая вокруг спора из-за эмиграционных квот, приобрела вызывающий характер по отношению к Москве: американские сенаторы указывали, каким образом надо решать вопросы, относящиеся к внутренней компетенции советского правительства. Кульминация скандала наступила 13 декабря 1974 г., когда поправка Джексона—Веника была принята. В январе 1975 г., СССР денонсировал советско-американское торговое соглашение 1972 г. и прекратит выплаты по ленд-лизу, которые он осуществлял в 1972—1974 гг. Поправка Джексона-Веника до сих пор не отменена.
2. В ноябре 1976 г. республиканская партия США потерпела поражение на президентских выборах. Новым президентом стал кандидат демократов Дж. Картер. На пост советника по национальной безопасности он назначит 3. Бжезинского. Будучи глубоко религиозным человеком, президент как политик сформировался под влиянием школы «политического морализма». Он порицал республиканцев за «цинизм», «прагматизм» и «беспринципность», которые те, с его точки зрения, проявляли в отношениях с Советским Союзом. Главная претензия нового президента к предшественникам заключалась в том, что из-за увлеченности военно-политическими расчетами они забыли о морали, а ради подписания соглашений по контролю над вооружениями - пренебрегли ценностями свободы и прав личности.
Демократы пришли к власти на волне недовольства избирателей цинизмом, с которым прежняя администрация нарушала принцип честной политической конкуренции. Дж. Картер в предвыборной кампании разоблачал соперников, противопоставляя их политике мораль, справедливость и закон. Моральная составляющая была для главы новой администрации сущностной частью программы, которую он был намерен осуществить внутри страны и на международной арене.
На президента Дж. Картера влияние оказывал 3. Бжезинский, выходец из семьи польских эмигрантов, воспитанный в духе идеалов освободительной борьбы против русского царизма, склонный большую часть международных реалий рассматривать через призму освобождения Польши от влияния Советского Союза/России, которым он приписывал «естественные имперские тяготения» к экспансии в западном направлении. Задачи внешней политики США он понимал в ключе противодействия попыткам СССР распространить свое влияние в мире и содействия центробежным тенденциям внутри «советского блока». Эта логика имело мало общего с концепцией «всемирного статус-кво», которую отстаивали Г. Киссинджер и Р. Никсон, и напоминала риторику Дж. Ф. Даллеса - без присущих той угроз применить ядерное оружие.
При администрации Дж. Картера в кругах лиц, причастных к советско-американским переговорам, получила распространение идея «увязывания», которая подразумевала движение к договоренностям между США и СССР в военной области в увязке с обсуждением вопросов защиты прав человека. Американская сторона заняла жесткую позицию в этом вопросе после того, как в 1977 г. в Советском Союзе начались аресты членов «хельсинкских групп» и академик А. Д. Сахаров направил президенту Дж. Картеру письмо с просьбой обратить внимание на факты нарушения прав человека в СССР. Внутри администрации демократов в связи с этим наметился конфликт между государственным секретарем Сайрусом Вэнсом, который считал главной внешнеполитической задачей администрации решение военно-политических вопросов, и 3. Бжезинским, полагавшим, что правозащитная проблематика важнее. Президент Дж. Картер колебался между двумя своими главными сотрудниками, чаще склоняясь к поддержке второго.
Акцент на правозащитной теме был характерен для политики Дж. Картера не только в отношении СССР и стран Восточной Европы. Американская администрация относилась отрицательно к любым репрессивным режимам, включая дружественные США. Вашингтон оказывал давление на диктаторские правительства Южной Кореи, заставляя их идти на уступки оппозиции и готовиться к передаче власти гражданским политикам. В противном случае США угрожали отказаться от обязательства защищать Южную Корею и вывести с Корейского полуострова свои войска. В 1977 г. об этом было принято решение, впрочем, в 1979 г. отмененное. Сходным образом США воздействовали на диктатора Филиппин президента Ф. Маркоса, требуя от него проведения свободных выборов и уступок оппозиции. Американская администрация критически относилась и к монархическому режиму в Иране.
Во второй половине 1970-х годов Соединенные Штаты подняли тему защиты прав человека до уровня крупной международной проблемы, стоящей в одном ряду с вопросами контроля над вооружениями, обеспечения энергоносителями и содействия развитию молодых освободившихся стран. В этом состоит международная заслуга Дж. Картера-политика. «Оборотной стороной» его курса была утрата приобретений в области стабилизации отношений между Востоком и Западом. Ужесточение американских подходов к правам человека расширило спектр разногласий между Москвой и Вашингтоном. «Дух разрядки» улетучивался.
3. В соответствии с положениями Заключительного акта СБСЕ в Хельсинки Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе решено было продолжить, назначив очередную встречу на 1977 г. в Белграде. Уже при ее подготовке, а также непосредственно в ходе ее проведения с 4 октября 1977 г. по 9 марта 1978 г. развернулась полемика по вопросам интерпретации договоренностей Хельсинкского акта. Совещание должно было проанализировать опыт реализаций положений этого документа, обобщить их и наметить следующие шаги в сотрудничестве. Споры начались на уровне оценок. Для советской стороны в хельсинкских договоренностях главными были те, которые относились к «первой корзине» (мир и стабильность). Для западных стран - гуманитарные вопросы и права граждан («третья корзина»).
Наиболее существенные последствия Белградской встречи не имели к ней прямого отношения. Дискуссии 1974-1978 гг. показали советскому руководству несоответствия положений конституций социалистических стран европейским нормам, хельсинкским договоренностям и ме$кдуна- родным конвенциям, к которым присоединился СССР с конца 1960-х годов. Несмотря на свой консерватизм, Москва считала нужным хотя бы внешне следовать тому, что она сама официально признавала международными нормами. Не без учета этих соображений 7 октября 1977 г., практически к открытию Белградской встречи, в СССР была принята новая конституция, заменившая собой «сталинскую» конституцию 1936 г. В ней были несколько расширены и терминологически доработаны с учетом международных документов положения, относящиеся к основным правам советских граждан. Но новая конституция не изменила основ советского строя. Более того, в отличие от прежней конституции, новая стала включать в себя положение о «руководящей и направляющей» роли КПСС в советском обществе (ст. 6). Идя на некоторое ослабление гнета, советская элита начинала опасаться за сохранение власти.
В новой конституции также появилось положение о том, что в СССР сформировалась за годы советской власти «новая историческая общность - советский народ» и было создано «общенародное государство» (ст. 1). Вслед за СССР во второй половине 1970-х годов новые конституции, написанные по советскому образцу, были приняты в ряде других социалистических стран. Полностью игнорировать гуманитарные аспекты разрядки было невозможно. Объективно это расширяло правовое поле для отстаивания гражданами своих прав.
4. Ухудшение советско-американских отношений и дестабилизация международной периферии вызывали опасения европейских стран, которые ожидали распространения нестабильности из отдаленных регионов мира в Европу. Нарастание брожения в Польше и страхи по поводу возможного вмешательства СССР в этой стране делали такие опасения более обоснованными. Менялась обстановка и в самом Советском Союзе. В январе 1980 г. в ссылку в г. Горький из Москвы был отправлен советский правозащитник А. Д. Сахаров. Ужесточилась политика Москвы в вопросах эмиграции. Количество виз, выданных в СССР желающим выехать в Израиль, сократилось до 21 тыс. в 1980 г. идо 2 тыс. в 1982 г. - против 51 тыс. в 1979 г.
Государства Европы стремились удержать Советский Союз в режиме диалога с Западом, чтобы исключить возможность непредсказуемых действий с его стороны. Вот почему осенью 1980 г. было решено созвать в Мадриде очередную встречу в рамках СБСЕ. Такие встречи превращались в инструмент постоянного диалога социалистических и капиталистических стран по существующим в Европе проблемам.
Встреча продолжалась около трех лет и завершилась в сентябре 1983 г. Ее повестка дня определялась необходимостью обсудить выполнение договоренностей в рамках Заключительного акта 1975 г. Как и на встрече в Белграде, накал дискуссий был связан с правами человека, нарушение которых на этот раз западные делегаты увязывали с тем, что происходило в Польше.
Советской делегации не удалось помешать обсуждению на встрече правозащитной проблематики. На Мадридской встрече начала складываться неформальная коалиция большинства стран-участниц СБСЕ по правозащитным вопросам. Ее целью было предотвращение отказа СССР от соблюдения хельсинкских договоренностей и, тем самым, удержание европейской политики Москвы в русле моральных, если не политико-правовых самоограничений, навязанных ей в 1975 г. ценой уступок в вопросе о территориальном статус-кво. Относясь к общеевропейскому процессу после 1975 г. недоверчиво, советское руководство, вместе с тем. было вынуждено соизмерять свои действия с международно согласованными нормами поведения.
Осень 1983 г. ознаменовалась международной напряженностью, сравнимой с ситуацией конца 1940-х годов. Продолжать общеевропейский диалог было невозможно, так как он выливался в непримиримую взаимную полемику. В сентябре 1983 г. Мадридская встреча была завершена. В ее итоговых документах почти ничего не говорилось о военно-политических отношениях между Востоком и Западом, поскольку решения на встрече принимались методом консенсуса, а общих позиций у противостоящих сторон практически не было. В итоговом документе много внимания было уделено правозащитным, гуманитарным и экономическим вопросам. Документ Мадридской встречи отражал мнение большинства европейских стран, но противоречил позициям Советского Союза.
Вместе с тем, советская делегация удержалась от того, чтобы попытаться бойкотировать СБСЕ. Общеевропейское совещание на время осталось единственным каналом диалога между Востоком и Западом.
Минимум знаний
1. Внутри США нарастало недовольство Администрацией республиканцев по П поводу некоторых параметров разрядки с СССР. Несмотря на продолжавшиеся в 1974 г. переговоры по разоружению, в США оппозицией был поднят вопрос о нарушении прав человека в СССР, в частности нарушения права на выезд из СССР. В результате, была принята поправка «Джексона—Веника», запрещавшая вводить режим наибольшего благоприятствования для стран, нарушающих права человека. В ответ СССР разорвал торговое соглашение и прекратил выплаты по ленд-лизу.
2. Администрация демократов под руководством президента Картера, отчасти исходя из личных религиозных убеждений президента, выдвинула проблему защиты прав человека на первый план международных отношений. США ста- р ли оказывать давление как на СССР, что привело к ухудшению двусторонних отношений, так и на своих союзников - Южную Корею, Филиппины, Иран. 1 3. В условиях осложнения международной ситуации, различий Запада и Востока в подходах к общеевропейскому урегулированию Белградская встреча СБСЕ-1978 не смогла улучшить обстановку на континенте. В самом же социалистическом содружестве под влиянием общеевропейского процесса были приняты новые конституции, расширившие права граждан, л 4. В первой половине 1980-х годов встречи СБСЕ превратились в основной многосторонний механизм диалога между Западом и Востоком. Западные страны стремились удержать СССР в рамках достигнутых в Хельсинки договоренностей и не допустить с его стороны непредсказуемого поведения. Несмотря на то, что никаких принципиальных решений входе встреч до 1985 года принято не было, а согласованные документы касались преимущественно правозащитной тематики, с трактовкой которых был не согласен СССР, встречи послужили механизмом смягчения международной напряженности.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com