Перечень учебников

Учебники онлайн

РОЛЬ РОССИИ В КОНЦЕПЦИИ « НОВЫЙ СЕВЕР» НА ПРИМЕРЕ СЕВРНОГО ИЗМЕРЕНИЯ

Ключевые слова: Концепция «Нового Севера», Новая конфигурация Севера Европы, международные организации, Северное Измерение.

Key words: the concept of "new North", the new configuration of the North of Europe, international organizations, the northern dimension.



В статье анализируется роль России в Концепции «Нового Севера». Концепция включает в себя такую проблематику, как вопросы регионального сотрудничества, мягкой безопасности, работы северных правительственных и неправительственных организаций, совместных программ (в частности "Северного Измерения").



In the article the role of Russia is analyzed in the Concept «New North». The concept includes such problematics - questions of regional cooperation, soft safety, work of northern governmental and non-governmental organisations, joint programs (in particular "Northern Dimension").



Концепция «Нового Севера» была представлена исландским президентом Олафуром Гримссоном в 2003 году на Шестой Генеральной ассамблее Северного форума, как стратегия Северных стран в мировой политики, включающей в себя ключевые вопросы северной политики. Она включает в себя такую проблематику, как вопросы регионального сотрудничества, мягкой безопасности, работы северных правительственных и неправительственных организаций, совместных программ (в частности "Северного Измерения"). Но если говорить об идеи, положенных в основу «Северного измерения», то они связаны в первую очередь с переменами, происходящими на геополитической карте Европы в последнее десятилетие (в Арктическом, Североевропейском и балтийском регионах). Новая конфигурация Севере Европы (включающая, по мнению некоторых учёных, не только пять «традиционных» северных стран, но и обретшие свою независимость государства Балтии, и обширные пространства Северо-запада России. Так, Советник Министерства иностранных дел Финляндии Кари Моттола определяет Северную Европу как «геополитический регион», состоящий из Скандинавских и Балтийских стран, Северо-запада России, а также «в определенном институционном контексте из Польши и Северной Германии» [9].) существенно меняют место этой части Европы на политической и экономической карте континента. Открываются новые перспективы для регионального и межрегионального сотрудничества.

Поэтому не случаен и рост интереса России к североевропейскому региону, который ещё несколько лет назад находился как бы на периферии европейской и мировой политики. Повышает это внимание и действия со стороны США, которые ещё в 1997 г. разработали собственную Североевропейскую Инициативу (СЕИ). Это направление американской политики предусматривало, в частности, поддержку интеграции государств Балтии в ключевые европейские и евроатлантические структуры, развития сотрудничества между Северо-Западом России и его соседями по Балтийскому региону, а также укрепление отношений США со странами Северной Европы: Польшей, Германией и Европейским Союзом [4]. Окончание холодной войны и крах Советского Союза в начале 90-х годов ХХ века привели к распаду биполярной структуры, сложившейся к тому времени в международных отношениях. Ведущей тенденцией общественного развития стало формирование многополярной системы. Но не только России необходимо было определить свою будущую форму и содержание (в данном случае федерализм). В независимости от лагеря в котором они прибывали в течении Холодной войны, перед таким выбором были поставлены и многие соседи Российской Федерации. Трансформировалось годами налаженное геополитическое восприятие государств. Изменения не могли не коснуться и Скандинавских странах и теории так называемого «северного баланса», некого военно-политического равновесия в данной части Европы. Сторонники этой концепции утверждали, что членство Норвегии, Дании и Исландии в НАТО «уравновешивается» нейтралитетом Швеции и политикой особых договорных отношений Финляндии с Советским Союзом (в том числе и по «линии Паасикиви — Кекконена»). Чтобы сохранить суть баланса, нужно было изменить его содержание. Расширение ЕС в Северной Европе и вхождение в его состав Финляндии и Швеции в 1995 году поставили вопрос о новой концепции приграничного и регионального сотрудничества в сферу компетенции ЕС. Обеспечение национальной и приграничной безопасности стран Северной Европы и Балтии вследствие изменения геополитической ситуации в регионе, прогрессивное ухудшение экологической ситуации, негативные изменения в климате, неудовлетворительный уровень ядерной безопасности, а также экологически безопасное основание природных ресурсов Североевропейского региона – все это требовало высокой степени институциональной координации и оперативных решений со стороны ЕС . В этом контексте разделение вопросов безопасности на «жесткую» и «мягкую» выглядет несколько искусственно, поскольку одна не может заменять другую и они скорее дополняют друг друга [2]. С этим согласны и многие исследователи, в том числе Туомас Форсберг, считающий, что сегодня «твердая» безопасность может быть лучше достигнута через «мягкие» средства.

Поэтому именно анализ роли Российской Федерации в Северном регионе и понимание концепции "Нового Севере" активно обсуждаемой политиками северных стран должен помочь России в формировании политики страны в этом направлении, в том числе и в сотрудничества в рамках Северного Измерения.

Северное измерение охватывает следующую географическую территорию: от Исландии на восток, включая северо-запад России, от Норвегии, Баренцева и Карского морей на севере к южному побережью Балтийского моря. Странами, не являющимися членами ЕС и входящими в Северное измерение являются Российская Федерация, Норвегия и Исландия [1].

Путь сотрудничества и интеграции на который вступили эти страны до сих пор сохраняет некоторые разногласия. Но пользуясь поддержкой ЕС, страны «Северного Измерения» могут предложить государствам региона хорошо отработанную и проверенную временем схему взаимодействия, которая способствует широкому развитию международных контактов. Главная задача, которая по-прежнему стоит перед «Северным Измерением» - ослабить значение противоречий, что позволит всем странам данного региона войти в ХХI век на основе сотрудничества и добрососедства.

Но можно ли говорить, что инициатива Финляндии первоначально ориентировалась только на Северо-Западные регионы России? По всей видимости нет. И с Российской, и с Финской стороны преобладали амбициозные тенденции, которые было очень сложно реализовать в жизнь. Главная цель, по крайней мере финской перспективы, была связана с интеграцией России в Европу через «позитивную взаимозависимость» (positive interdependency) и учреждения. Поэтому инициатива также включала измерение безопасности: взаимозависимость и многосторонний институциализм (interdependency and multilateral institutionalisation), которые как ожидали, привели бы к увеличенной стабильности и безопасности в области [10].

Но насколько успешным могла быть это взаимодействие, если учитывать сложную ситуацию внутри страны.

Таким образом, говоря о «Северном Измерении» нужно было ориентироваться на три позиции. Во-первых, инициативу Финляндии, во-вторых состояние дел в России, и в-третьих конечно позицию самого Европейского Союза.

Осенью 1997 года правительство Финляндии во главе с Пааво Липпоненом первым выдвинуло концепцию Северного Измерения ЕС на конференции в Рованиеми (Финляндия) [12]. Главные звенья идеи состояли в развитии сотрудничества ЕС с Россией с акцентом на её Северо-Западные регионы, а также с государствами Балтии и Польшей.

Документы, подготовленные Финляндией по «Северному измерению», носили преимущественно концептуальный характер, но при этом уже тогда в них отчетливо просматривалась их ориентированность на российские сырьевые ресурсы. Особое внимание было сосредоточено на разработке нефтегазовых и минеральных месторождений, лесных запасов и т.д. С этим увязывалось развитие транспортной инфраструктуры, природоохранная деятельность, ядерная безопасность. Производственно-инвестиционная деятельность занимала подчиненное место.

Главной целью политики Северного Измерения было определено достижение стабильности, позитивной взаимозависимости и безопасности в Балтийском, Североевропейском и Арктическом регионах посредством развития регионального сотрудничества [7]. Северное Измерение ЕС своей целью поставило обеспечение добавочной ценности (added value) в отношении ЕС посредством координации и дополнения деятельности уже существующих программ и элементов политики ЕС в целом и стран членов ЕС, а также улучшенного сотрудничества в регионе Северной Европы [7].

Конечно, итоговый документ существенно отличалСеверное Измерение ЕС от оригинальной финской инициативы от 1997 года [13]. Северное Измерение получило статус координирующего института в политике ЕС, в то время как финская инициатива предполагала создание отдельной политики ЕС в отношении Европейского Севера [13, 37-38]. Региональный подход к сотрудничеству в регионе Северного Измерения был заменён двусторонним по отношению к стратегическим партнёрам ЕС [12]. Статус акторов в политике Северного Измерения ЕС определён только на уровне государств, в то время как на уровне регионов различным институтам и региональным организациям отведена лишь консультативная роль в решении вопросов Северного Измерения ЕС.

Анализ проблематики реализации концепции Северного Измерения ЕС показывает, что кризис обусловлен стагнацией развития регионального сотрудничества между ЕС и Российской Федерацией. Но в этом есть вина и ЕС, который не до конца учёл трансформацию, происходящую с российскими регионами, но, и конечно, проблемы внутри Федерации. Регионы первоначально не могли четко определить свои приоритеты, а государство в тот период не могла всё контролировать. По мнению Юрия Дерябина, Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ, Руководителя Центра Северной Европы Института Европы РАН, для «Северного Измерения» были собраны предложения, поступившие в основном из регионов, и затем, без предварительного рассмотрения и экспертизы, автоматически, «в одной корзине» переданы в ЕС. А ведь представленные проекты далеко неоднозначны по своим масштабам и значению, не говоря уже о том, что их было более двухсот [3]. В итоге недостатки программы скоро стали очевидны.

Россия неоднократно выражала свою обеспокоенность в политике «Северного измерения», которая сводилась к тому, что в последние годы из внимания ЕС фактически исчезли такие вопросы, как развитие инфраструктуры, энергетики, и что со стороны ЕС остаются приоритетными лишь те проекты, которые интересны приграничным странам ЕС с Россией по экологии, по сотрудничеству в области информационных технологий и борьбы с организованной преступностью [4]. Хотя следует отметить, что некоторые претензии российской стороны были приняты, и в проекте Плана действий-2 в числе приоритетных направлений речь идёт о развития инфраструктуры и транспорта [14].

Несомненной удачей для России является и то, что то во Второй план действия включены и вопросы арктического сотрудничества [14]. Арктический Совет в феврале 2004 года представил «Обзор приоритетов и деятельности Арктического Совета» для составления проекта Плана-2 «Северное измерение» перед Европейской комиссией. Но в основном это были шаги с европейской стороны. Россия фактически отстранилась от участия во втором плане, поскольку действия ЕС не отвечало интересам страны [5].

Российская сторона выдела возможности перемен в свете председательства Финляндии в ЕС в 2006 году и позитивных изменений в Плане действия-3. И, действительно, не без влияния Финляндии Россия, Европейский союз, Норвегия и Исландия приняли обновленную программу «Северное измерение». В Хельсинки 24 ноября 2006 года на встрече на высшем уровне Россия – Евросоюз, состоялось подписание рамочного документа и политической декларации [6]. В обновленной концепции «Северного измерения» именно рамочному документу суждено было заменить очередной План действий. Документ вступил в силу 1 января 2007 года [6].

Главным принципиальным отличием между «новым» и «старым» «Северным измерением» стало трансформация «Северного измерения» от политики Европейского союза в общую политику ЕС, России, Норвегии и Исландии. Так согласно параграфу 3, пункт 14 рамочного документа, «Северное измерение» будет региональным выражением Общих пространств Россия–ЕС. Российская Федерация и Европейский союз будут рассматривать политику «Северного измерения» в качестве сквозной темы сотрудничества и, где это имеет смысл, использовать механизмы политики для реализации «дорожных карт» по Общим пространствам Россия–ЕС , при полноценном участии Исландии и Норвегии по вопросам, затрагивающим политику «Северного измерения».

Тем не менее, если говорить о состоянии «Северного Измерения» на сегодняшний день, то целью программы по прежнему является достижение стабильности, безопасности и позитивной взаимозависимости между ЕС и странами партнёрами ЕС. Успешная реализация данных факторов должна способствовать предотвращению возможных осложнений и проблем в развитии региона Северного Измерения в будущем. От этого во многом зависит и дальнейшая разработка стратегии России для участия в концепции «Новой Север».



1. Белобородова И.Н. «Северное измерений» в Европе: поиски геоцивилизационных координат// ПОЛИС. – №4. 2000 – С. 163-166

2. Воронов К. «Северное Измерение»: затянувшийся дебют// Мировая Экономика и Международные Отношения. – №2 2003. – С.77

3. Дерябин Ю.С. «Северное измерение» EC: проблемы и перспективы [Электронный ресурс] URL: http://www.journal.leontief.net (дата обращения 12.02.2010).

4. Маркушина Н.Ю., Харлампьева Н.К. Северо-Западный Федеральный округ. – М. 2008. – С.145.

5. Полянский Д. Россия и обновлённое «Северное Измерение»//Арктическая идея. – №2. 2006 – С.27

6. Устинов Н. //Северное измерение Европы и России [Электронный ресурс] URL: http://www.rosbalt.ru/2007/05/08/295600.html ( дата обращения 27.03.2007)

7. Action Plan for the Northern Dimension with external and cross-border policies of the European Union 2000=2003, 9401/00 (Brussels, 14 June 2000), II,7

8. А Northern Dimension for the Policies of the European Union, COM/1998/589 (25 November 1998), III.12-24

9. Kari Mottola. Security in Northern Europe - Combining and Reinforcing National, Regional and Wider European Policies // Visions of European Security – Focal Point Sweden and Northern Europe. Olof Palme International Center – 1996.

10. Pursiainen Christer, Saari Sinikukka. Et tu Brute! Finland’s NATO Option and Russia. Ulkopoliittinen instituutti [Электронный ресурс]//The Finnish Institute of International Affairs 2002.URL: www.upi-fiia.fi. (дата обращения 12.02.2010).

11. Security Identities of the Nordic States //Cooperation and Conflict: Journal of the Nordic International Studies Association. 2004. Vol. 39(4). P.376.

12. Haukkala H.(ed.), Dynamic aspects of the Northern Dimension.Turku: : Jean Monnet Unit University of Finland, 1999. P. 11

13. Heininen I. Ideas and outcomes: Finding a concrete form for the Northern Dimension initiative, in Hanna O. (ed), The Northern Dimension: fuel for the European Union. Programme on the Northern Dimension of the CFSP No.12, Helsinki and Berlin: Finnish Institute of International Affairs and Institut fur Europaische Politik, 2001. P. 20-21

14. The Second Northern Dimension Action Plan. Commission Working Document. Brussels, 10.6.2003 COM(2003) 343 final. P. 23.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com