Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Россия в процессах глобализации

Существуют кардинально-противоположные точки зрения на вопрос о влиянии глобализации на международный статус России: от признания необходимости максимального включения в глобализационные процессы как объективные и необратимые, до признания глобализации прямой угрозой национальной безопасности, целостности и суверенитету государства.

Положительную оценку процессам глобализации дают лишь 20% наших соотечественников, тогда как в их отрицательном влиянии на жизнь нашего общества уверены 32% россиян - показал опрос, организованный Исследовательским центром портала SuperJob.ru. Процессами, сопровождающими всемирную интеграцию, недовольны 32% опрошенных.

Негативным моментом для оценки глобализации явилась реализация политико-экономического курса на так называемое «вхождение в мировую семью народов», проводимого с середины 1980 годов и направленного на привлечение в Россию иностранных инвесторов и капитала, согласие на глубокое разоружение фактически в одностороннем порядке и на многое другое, что связано с реализацией внешнеполитического курса «с опорой на Запад». В результате, при решении ключевых проблем глобального экономического сотрудничества и в рамках «большой восьмёрки» и в рамках большинства значимых европейских или азиатско-тихоокеанских региональных форумов мнение и интересы России практически не учитывались или учитывались в последнюю очередь.

Глобализация, проповедуя цель построения единого всемирного государства с единым правительством, единым пространством, единой валютой, единым народом, культурой, «подталкивает» к принижению и ослаблению суверенитета отдельных стран.

Известный идеолог Ю. Сурков, рассматривая проблему суверенитета государства при интенсификации глобализационных процессов, отмечает, что основным ресурсом обеспечения суверенитета признается «не просто обороноспособность, а комплексная конкурентоспособность», чего в данный момент о РФ сказать нельзя. Россия сегодня не только находится в эпицентре атак неоглобализма, но также и переживает системный экономический и культурологический кризис.

Экономические перспективы глобализации для России

В настоящее время доля России в международной торговле слишком мала, а производство слишком отстало от мировых стандартов, чтобы чувствовать себя уверенно в меняющемся в сторону глобализации мире. Плюсом глобализации, по мнению российских теоретиков глобализма [8], может стать постепенное вхождение российских производств в мировое разделение труда и в мировые рынки. Наиболее легкий путь для достижения этого — превращение отдельных отечественных предприятий, желательно слабоконкурентоспособных, в интегральные составляющие транснациональных корпораций. Такой путь откроет России новые источники финансирования, а отечественной продукции — кратчайшую дорогу на мировые рынки

Традиционно в России привыкли относиться к транснациональным корпорациям более чем сдержанно. Но если отойти от традиционных клише и проанализировать реальную экономическую информацию, то выяснится, что роль транснациональных корпораций не так уж и деструктивна [8].

Во-первых, посредством ТНК в развивающиеся страны мировой периферии поступает основной поток прямых инвестиций. С их помощью в этих странах развиваются или модернизируются наиболее современные производства. При этом, что характерно, заработная плата их работников, как правило, выше средних национальных показателей: в Японии на 35%, в развивающихся странах от 5% до 40% и даже в США на 6%2.

Во-вторых, в большинстве стран, где активно действуют ТНК, они создают рабочие места намного быстрее своих внутринациональных конкурентов. В развивающихся странах в рамках ТНК готовятся наиболее квалифицированные кадры менеджеров как в сфере финансов, так и промышленности, способные работать на международном уровне в условиях развивающейся глобализации.

В-третьих, как выясняется, именно транснациональные корпорации осуществляют на местах крупные вложения в научные исследования и разработки. В 1996 г., например, на них пришлось порядка 12% всех американских расходов на эти цели.

В-четвертых, транснациональные корпорации, как правило, экспортируют и из развитых, и из развивающихся стран мировой периферии больше продукции, чем местные. В 1996 г., например, они вывезли из Японии 13,1% произведенной ими продукции, а местные компании лишь 10,6%.

Естественно, что вышеперечисленные плюсы от деятельности ТНК нельзя преувеличивать. Более того, чтобы по максимуму их получать, необходимо выстраивать с ТНК конструктивные и равноправные отношения, не попадая в зависимость как от их внутрикорпоративных интересов, так и финансовых вливаний.

Отношения России с ТНК должны преследовать следующие основные цели [8]: а) защита наиболее важных для национальной безопасности современных производств, особенно в сфере оборонной промышленности; б) недопущение скупки и последующего разорения наиболее существенных отраслей национальной промышленности, которые с точки зрения интересов ТНК являются излишними или могут выступать конкурентами их продукции. в) установление жестких рамок деятельности ТНК в стране, недопущение их в сырьевые сферы российской экономики, канализация их интересов в сфере высоких технологий.

При этом крайне важно понять тот факт, что в отличие от стран мировой периферии, давно превратившихся в объекты экспансии ТНК, Россия еще имеет возможность выступать как равноправный партнер самых крупных ТНК, ибо наша страна способна в принципе использовать иной, альтернативный ТНК источник экономического развития — инвестиции, непосредственно поступающие из российского бюджета и формирующиеся за счет экспорта из России сырья, и прежде всего нефти и газа. Таким образом, разумная, рассчитанная на несколько лет вперед адаптационная политика может позволить России избавиться от так называемой сырьевой зависимости, когда вся жизнь страны зависит от стоимости энергоносителей в мире, и максимально использовать плюсы экономической глобализации.

Политические перспективы глобализации для России.

Процессы политической глобализации, как уже отмечалось, несут реальную угрозу суверенитету любого национального государства. Различные международные организации создают сложную сеть разного рода транснациональных связей и отношений. Они — совместно с международными политическими организациями типа ООН или Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), юридическими, типа международных трибуналов под эгидой ООН, экономическими, вроде Международного валютного фонда (МВФ), Всемирного банка, или региональными, такими как Европейский Союз или Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), — создают материальную основу процессов политической глобализации. Нельзя не отметить, что большинство из этих транснациональных организаций (за исключением, пожалуй, ООН) сформировались в свое время вне зоны советского и российского участия, и поэтому даже в постсоветскую эпоху возможности России серьезно влиять на их деятельность остались крайне ограниченными.

Даже поверхностный анализ политики большинства значимых международных организаций свидетельствует о том, что находятся они под контролем политической и финансовой элиты стран Запада и выражают иные интересы, чем российские. Часто они могут выступать и как каналы непосредственного политического давления на Россию, когда политическим силам Запада требуется предлог для вмешательства во внутренние дела нашей страны. Примером здесь может служить деятельность ОБСЕ, ПАСЕ в России в период первой и второй чеченских войн.

Из сказанного следует, что рассуждать о плюсах политической глобализации для России затруднительно. Эти плюсы намного менее очевидны, чем при экономической глобализации. В то же время можно повернуть эту проблему и несколько иным образом: смысл политической глобализации для России должен состоять в том, чтобы занять такое политическое положение в мире, когда в наиболее полной мере сохраняется ее государственная независимость и в то же время защищаются национальные интересы.

Выполнить эту задачу можно только одним путем — занять достойное место в складывающейся на наших глазах сложной иерархии глобализующихся государств. В нашумевшей в свое время книге «Готовясь к вхождению в XXI век» (Preparing for the XXI century. N. Y. 1994.) известный канадский ученый Пол Кеннеди на первое место по степени выживаемости и влияния в новом веке поставил Японию, вслед за ней по его классификации идут страны Европейского Союза, США, а также отдельные наиболее быстро развивающиеся страны с азиатской периферии вроде Сингапура или Тайваня. Кроме предложенной Кеннеди, существуют и другие классификации будущих мировых государств-лидеров, но все они очень похожи друг от друга. Набор стран, в принципе, везде одинаков, только кто-то (чаще всего американские политологи) ставят вперед США, а кто-то — Европу. Что касается России, то в списках будущих стран — мировых лидеров она вообще не упоминается.

Следует признать, что, как и в случае с экономической глобализацией, автоматических плюсов для России от процессов политической глобализации пока не просматривается. Для того чтобы получить эти плюсы, требуется сначала сформулировать, а потом уже твердо придерживаться определенного политического курса, основанного на абсолютном главенстве всей иерархии национальных приоритетов. В современном мире, пронизанном информационными мифами и ложными целями, только так можно твердо следовать разумной, а значит - прагматичной политике

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com