Перечень учебников

Учебники онлайн

Диаспоры на Западе

Значительное влияние на внешнюю и внутреннюю политику Европы оказывают диаспоры из стран БСВ, живущие на ее территории. Крупнейшими из них являются арабы (более 6 миллионов, в том числе миллион алжирцев и 900 тысяч марокканцев во Франции), турки (более 5 миллионов, в том числе 2,3 миллиона в Германии) и пакистанцы (2,5 миллиона, в том числе 1,2 миллиона в Великобритании). Не меньшее число «новых европейцев», подавляющее число которых не стремится интегрироваться в принимающее общество, составляют близкие к перечисленным группам по политическим предпочтениям мусульмане из Африки, Бангладеш, Индии и стран Юго Восточной Азии. Помимо социальной нагрузки, проблем с криминалом и наркоторговлей, они являются средой для распространения в Европе радикального исламизма. Именно эти общины выступают в качестве базы для экстремистов и террористических групп, поставляя контингент для джихада в Ираке и Афганистане. Умеренные лидеры оттеснены в Европе на периферию исламской общественной жизни. Итогом стал взрывной рост популярности в ЕС партий, борющихся с исламизацией Европы и эмиграцией. Маршруты, которые используют на пути в Европу выходцы из стран БСВ, идут через Испанию (включая ее марокканские владения, города Сеута и Мелилья), Италию и Балканы (при поддержке исламистских групп и общин Албании, Косова, Македонии и Боснии).

В 70–80 е годы европейские левые партии, включая британских лейбористов, из популистских соображений поддержали консервативных мусульманских лидеров, провели исламистов в национальные парламенты и призвали общины иммигрантов открыто практиковать их традиции, де факто поощряя конфликт с коренными жителями. В итоге в настоящее время в Британии, число мусульман в которой составляет 5?% населения – около 3 миллионов человек, более трети мусульман, обучающихся в университетах, считают оправданным убийство во имя интересов религии. ХАМАС с начала 90 х годов создал свои структуры в Великобритании, Франции, Германии, Италии, Бельгии, Дании. Результатом стало создание Лиги обороны Англии, подъем популярности ультраправой Британской национальной партии и заявление (вслед за президентом Франции Николя Саркози и канцлером Германии Ангелой Меркель) премьер министра Дэвида Кэмерона о необходимости пересмотра политики мультикультурализма. Бунты и погромы августа 2011 г., прокатившиеся по кварталам британских городов, заселенным общинами выходцев из бывших колоний, показали, насколько этот призыв запоздал.

В Германии в начале 2000 х годов число исламистов в три раза превышало число правых и более чем в полтора раза – левых экстремистов, а их организационная структура была эффективнее. Наиболее крупные исламистские объединения страны – «Братья мусульмане», ХАМАС и «Хизболла». «Братья» начали эту деятельность с момента создания исламской общины в Германии (IGD) в 1960 г., координируя ее с 1973 г. в рамках работы Исламского центра в Мюнхене (IZM). Число «Братьев мусульман» в Германии – около двух тысяч. К их работе подключены Союз трудящихся мусульман в европейских странах (UELAM) и Союз мусульманских студенческих организаций в Европе (UMSO). ХАМАС в Германии (до тысячи членов) был сформирован в 1981 г. на базе палестинского филиала «Братьев мусульман» (палестинская община страны составляет более 100 тысяч человек). Число спонсируемых Ираном немецких сторонников «Хизболлы», обвиняемой в организации терактов в Париже, Буэнос Айресе и Берлине, в начале 2000 х годов составляло около 800, а в настоящее время – более трех с половиной тысяч человек. Ее поддерживает руководство IZH, связанное с Советом исламских общин Гамбурга. Организационная база состоит из 30 мечетей и объединений исламской культуры, в том числе берлинской мечети имама Резы, гамбургского Исламского центра и Центра имама Махди в мюнстерском Хилтрупе. Информационную поддержку этой деятельности оказывает телеканал ливанской «Хизболлы» Al Manar, вещающий на Германию через египетского и саудовского провайдеров.

Стремительными темпами нарастает прозелитизм. Европейцы активно переходят в ислам, в первую очередь во Франции и Дании. В основном это связано с переходом в ислам женщин, выходящих замуж за живущих в странах ЕС мусульман. Многие из них, добиваясь повышения социального статуса в общинах мужей, сопровождают их на джихад в Афганистане и Ираке, а овдовев, остаются приверженцами радикалов и выделяются в рядах исламистов активностью, действуя как вербовщицы и пропагандисты. Особую категорию приверженцев радикального ислама и кадровый резерв террористов самоубийц «Аль Каиды» составляют дети и подростки из семей смешанного происхождения. Идеологическая обработка этой возрастной категории начинается с дошкольного возраста, с использованием Интернета, включая мультипликационные фильмы и музыкальные клипы на основных европейских языках. По данным европейских экспертов, во Франции в начале 2010 х годов 70 тысяч человек ежегодно переходили в ислам, при том что в 2004 г. во Франции жило только 60 тысяч «новых мусульман». Согласно данным немецкого Федерального ведомства по защите Конституции, число исламистов в Германии стремительно увеличивается. В 2010 г. в ФРГ активно действовали 29 исламистских организаций, насчитывавших 37,5 тысячи членов, в том числе 450 исламистских радикалов, представлявших собой объекты разработки спецслужб. В начале 2010 х годов в стране, по информации Федерального уголовного ведомства (BKA), расследовалось 350 дел исламистов, а под наблюдением находилось около 1100 человек, в том числе 127 потенциально опасных.

В Нидерландах более четверти выходцев из Марроко и Турции – безработные, а более половины молодых марокканцев состоит на учете в полиции. Отношения иммигрантов к стране характеризует убийство в 2004 г. исламистом, подозреваемым в причастности к террористической группировке, в Амстердаме режиссера Тео Ван Гога, снявшего фильм о положении женщины в исламском мире. В итоге основанная в 2006 г. Партия свободы Геерта Вилдерса в 2009 г. на выборах в Европарламент получила 17?% голосов, заняв 5 мест из 25 по национальной квоте. В 2010 г. на муниципальных выборах она довела представительство в нижней палате Генеральных штатов с 9 до 24 депутатов. Вилдерс объявил о создании антиисламской коалиции «Международный альянс свободы», члены которого должны поддерживать Израиль, с представительствами в США, Канаде, Франции, Германии и Великобритании. Как показал потрясший Норвегию теракт правого радикала Андерса Брейвика, убившего летом 2011 г. несколько десятков норвежцев из леволиберальных кругов, поддерживающих свободу иммиграции, отсутствие парламентских инструментов, призванных остановить исламизацию Европы и сохранить ее традиции, открывает широкие возможности для экстремистов.

Запрет на строительство минаретов в Швейцарии и ношение хиджабов во Франции и Бельгии, аналогичные действия общественных объединений и политических партий в других странах Европы говорят о высоком конфликтном потенциале в ее отношениях с диаспорами БСВ. Потенциал этот связан не с ее колониальным прошлым или поддержкой Израиля, но с идеей «нового Халифата», частью которого Европа, по убеждению исламистов, должна стать. Поддержка требований, выдвигаемых арабским миром к Израилю, лояльность к исламистам и предоставление им политического убежища обостряют это противостояние. Пример Швейцарии и Австрии, Восточной Европы и Балкан, Бенилюкса и Скандинавии, включая Данию – жертву «карикатурного скандала», спровоцированного палестинским муфтием Копенгагена, показательное свидетельство этого. В борьбе с исламистской экспансией в ЕС национальные интересы имеют приоритет над общеевропейскими, что подтвердил конфликт Италии и Франции из за приема тунисских и ливийских беженцев, прибывающих на остров Лампедуза. Отказ Брюсселя поддержать Рим, добивающийся распределения живущих на территории «старой Европы» иммигрантов из стран БСВ по вступившим в ЕС странам Восточной Европы, – опасный сигнал для Шенгенского пространства.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com