Перечень учебников

Учебники онлайн

Русские меньшинства

Центральная Азия стала домом для нескольких миллионов этнических русских. Они являются наследием имперской колонизации конца XIX в., советской переселенческой политики (большевикам нужно было советизировать регион и усилить пролетарскую часть населения), массовой эвакуации периода Великой Отечественной войны и предпринятой Хрущевым программы освоения «целинных и залежных земель».

Миграционный поток начал разворачиваться вспять в 1970-х гг. Когда в Центральной Азии окрепли свои национальные кадры, политически лояльные Москве, но все более самостоятельные в своих республиках, многие этнические русские почувствовали, что в будущем их, а особенно их детей, ничего хорошего не ждет. Они начали возвращаться в Россию, которая предоставляла лучшие возможности и более благожелательную социальную обстановку. Процесс усилился при Леониде Брежневе, когда условия частной жизни советских граждан стали сравнительно более свободными, чем при Хрущеве, не говоря уж о Сталине.

Тем не менее на момент распада Советского Союза в Центральной Азии все еще проживали 7,5 млн русских - приблизительно треть всех русских, оставшихся за пределами Российской Федерации к этому моменту. Советский Союз в принципе гарантировал равное отношение ко всем гражданам во всех республиках; его распад стал основной причиной массового исхода русских в Российскую Федерацию, где многие из них никогда не жили и не имели близких родственников. Между 1992 и 1998 гг. 1,2 млн русских въехали в Россию

только из Казахстана , хотя позднее темп эмиграции замедлился (в 2000 г. в Россию прибыло всего 20 тыс., а в 2001 г. - 25 тыс. человек)76. Гражданская война в Таджикистане, уже бывшая в разгаре в начале 1991 г., привела к уменьшению русского населения этой страны от 380 тыс. в 1989 г. до 68 тыс. в наши дни.

Этнических русских, постоянно проживающих за рубежом, официальная Москва считает «соотечественниками» (довольно расплывчатый термин). В самом деле, среди них лишь немногие являются гражданами Российской Федерации. Из 600 тыс. русских в Казахстане только 15 % имеют российский паспорт. Центральноазиатские русские переживают кризис идентификации. Некоторые отождествляют себя с Российской Федерацией, многие - с СССР, третьи чувствуют себя частью обществ, возникающих в новых государствах. Москва защищала центральноазиатских русских с куда меньшим красноречием и пылом, чем в случае двух прибалтийских государств, Латвии и Эстонии, которые отказались автоматически предоставить права гражданства этническим русским, проживавшим на их территории к моменту распада СССР. В центральноазиатских государствах ситуация была, конечно, иной: они сочли постоянное проживание достаточным основанием для предоставления гражданства. Однако, в отличие от случая с Латвией и Эстонией, именно это и стало предметом разногласий с Россией. Изначально Россия стремилась договориться со своими центральноазиатскими соседями о двойном гражданстве, но на это пошел (в 1993 г.) только Ташкент. В результате около 100 тыс. русских попали в ловушку, когда Туркменбаши неожиданно отменил соглашение в 2003 г. Москва почти не отреагировала: годом раньше Ашхабад согласился сделать Газпром единственным покупателем туркменского природного газа. Газ оказался роднее крови. В общем, правительство России куда меньше заботилось о практических аспектах положения русских меньшинств в Центральной Азии, чем даже ОБСЕ.

Поразительно то, что российское общество не проявило значительного интереса к судьбе соплеменников в Центральной Азии. Население России само было слишком травмировано быстрым изменением политических, экономических и социальных условий. Главной заботой людей стало личное выживание. Никто особо не приветствовал «возвращающихся домой» русских. Многих из них - бывших горожан - распределили по деревням Централь-

118 ной России, страдающей от сокращения населения. Таким образом, Россия не только не воспользовалась интеллектуальным и профессиональным опытом новых граждан, но и породила совершенно ненужные социальные напряжения.

Большинство русских, наслушавшись историй о бедствиях друзей, выехавших «на историческую родину», предпочли остаться в Центральной Азии. К середине этого десятилетия в Казахстане их было 4,5 млн человек (около 30 % населения страны). В трех других странах русские составляют от 4 до 5 % населения, а в абсолютных числах их осталось 1 млн 150 тыс. в Узбекистане, 240 тыс. в Туркмении и всего 68 тыс. в Таджикистане.

Таким образом, Казахстаном в этом отличается от других стран Центральной Азии. До 1936 г. он был автономной республикой в составе РСФСР, его первой столицей был Оренбург, а этнически в нем доминировали русские и родственные им украинцы и белорусы, в силу чего до исхода славян в 1990-х гг. Казахстан рассматривался как наполовину русская республика. В 1989 г. две трети населения северного Казахстана составляли русские. После

1991 г. им было суждено превратиться в «русский вопрос».

«Русский вопрос», по сути дела, состоял в следующем: согласится ли значительное русское (славянское) население Казахстана жить в новом государстве, где русские, будучи формально полноправными гражданами, должны адаптироваться к тому, что теперь в этой стране «главные» - казахи, или они попытаются отколоться от «искусственного» государства и присоединиться к Российской Федерации? В первое время после развала СССР ответ на этот вопрос был далеко не очевиден. Пятнадцать лет спустя выяснилось, что русский ирредентизм слишком слаб. Москва не поддержала несколько вялых попыток местных сепаратистов и терпимо отнеслась к тому, что в 1999 г. в Усть-Каменогорске казахстанские власти расправились с русскими активистами, которых обвинили в стремлении к автономии для восточного Казахстана.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com