Перечень учебников

Учебники онлайн

Системы международных отношений Нового времени (возникновение, принципы функционирования, механизмы распада): сравнительный анализ

Начало качественно нового периода в истории международных отношений и дипломатии связано с концом XV – началом XVI в. – периодом, когда в Европе активно происходит генезис нового типа социально-культурных, экономических и политических отношений – капитализма. Великие географические открытия, и, главным образом, открытие Америки Колумбом в 1492 г., расширили не только возможности экономической экспансии европейских стран, но и интеллектуальные горизонты восприятия европейцами, как самих себя, так и остального мира. Происходит кардинальное изменение духовной парадигмы, связанное с Возрождением и Реформацией.

В этот период в Нидерландах произошла первая буржуазная революция, знаменовавшая собой определенную степень развития капиталистических отношений в передовых регионах Европы. В XVII в. свершилась буржуазная революция в Англии, которая по своему значению и масштабам влияния носила общеевропейский характер. Коренным образом изменила соотношение политических сил и значительно ускорила социально-экономическое и политическое развитие французская буржуазная революция конца XVIII в. Складывание капиталистических отношений и европейские буржуазные революции послужили развитию национальных движений за освобождение в многонациональных империях, в результате которых возник ряд новых государств в Европе и Америке. Эти изменения оказали влияние, как на внутреннюю, так и на внешнюю политику многих стран, а также на характер международных отношений в целом.

Развитие торговли, расширение международных связей и создание централизованных государств на исходе средних в. и на заре нового времени явились причиной возникновения новой формы организации дипломатии, которая в основном была унаследована от абсолютизма буржуазными государствами позднейшего времени. Новая форма организации дипломатии характеризовалась наличием в иностранных государствах постоянных представительств, руководимых правительством посредством центрального дипломатического ведомства. В этот же период происходит оформление международного права как науки, складывание дипломатической и консульской службы, выработка дипломатического церемониала в европейских государствах. Постоянные дипломатические представительства, зародившиеся в средние в. в дипломатической практике папского престола и Венецианской республики, получают в этот период всеобщее распространение. Устанавливается строгая дипломатическая иерархия. Вырабатываются общепринятые формы и правила дипломатической переписки.

В науке о международных отношениях существует согласие относительно того, что современный международный порядок и современная система межгосударственных отношений ведут свое начало с 1648 года, когда Вестфальский мирный договор положил конец Тридцатилетней войне в Западной Европе и санкционировал распад Священной Римской империи на 355 самостоятельных государств. Именно с этого времени в качестве главной формы политической организации общества повсеместно утверждается национальное государство (в западной терминологии — «государство-нация»), а доминирующим принципом международных отношений становится принцип национального (т.е. государственного) суверенитета. До этого времени, как подчеркивал известный юрист-международник прошлого века Ф. Мартене, международные отношения характеризовались разобщенностью их участников, бессистемностью международных взаимодействий, главным проявлением которых выступали кратковременные вооруженные конфликты или длительные войны.

В основе идеи национального государства, обладающего суверенитетом, были четыре главные характеристики: - наличие территории; - наличие населения, проживающего на данной территории; - легитимное управление населением; - признание другими национальными государствами. При отсутствии хотя бы одной из этих характеристик государство перестает существовать, или становится резко ограниченным в своих возможностях. Основой государственно-центристской модели мира стали "национальные интересы", по которым возможен поиск компромиссных решений (а не ценностные ориентиры, в частности религиозные, по которым компромиссы невозможны). Суверенные национальные государства, взаимодействовали м/у собой, образуя "систему международных отношений". Последовавшие за Французской революцией наполеоновские войны закончились поражением Франции. В 1815г. Венский конгресс подвел им итог и восстановил нарушенный принцип национального суверенитета. В рамках Вестфальской модели мира складывается система международных отношений, получившая название "Европейский концерт" или Венская система. В.с. международных отношений базировалась на общем согласии наиболее могущественных европейских стран.



История знает 4 модели системы международных отношений. Сегодня мы являемся свидетелями формирования пятой. Каждая из последовательно сменявших друг друга моделей проходила в своем развитии через несколько фаз: от фазы становления до фазы распада. Вплоть до Второй мировой войны включительно исходной точкой очередного цикла в эволюции системы международных отношений были крупные военные конфликты. В ходе их осуществлялась кардинальная перегруппировка сил, изменялся характер государственных интересов ведущих стран, происходила серьезная перекройка границ. Эти подвижки позволяли устранить старые довоенные противоречия, расчистить дорогу для нового витка развития.

Первой, хотя и весьма несовершенной моделью системы международных отношений, считается Вестфальская, оформление которой связано с завершением Тридцатилетней войны и заключением в 1648 г. Вестфальского мира. Ее итогом стало формирование в Западной Европе ряда крупных, национальных государств. Вокруг них группировались более слабые государства, и таким образом в Европе возникли первые сравнительно устойчивые центры силы, противоборство между которыми определяло общую динамику международной жизни. Историю этой модели отличает исключительная длительность фазы консолидации, растянувшейся вплоть до Утрехтского мира (1713 г.), и протекавшей на фоне практически не прекращавшихся войн. Важной чертой этой модели была географическая ограниченность сферы ее действия. Она носила отчетливо выраженный европоцентристский характер, а на ранней стадии ее влияние ограничивалось лишь Западной и Центральной Европой.

Утрехтский мир расширил и адаптировал условия Вестфальского мира на расширяющееся европейское сообщество. Система международных отношений вступает в сферу стабильного развития. Была ликвидирована асинхронность в развитии основных компонентов системы. Происходит дальнейшее расширение сферы действия системности.

Версальская модель рухнула под натиском Великой Французской революции, открывшей новую эру в развитии мирового сообщества. Она оказала огромное воздействие на все стороны жизни европейских стран, в том числе и на характер межгосударственных отношений. Когда Франция, одна из главных опор и Вестфальской системы и всего “старого порядка”, решительно порвала со всей прежней традицией, все связи, цементировавшие систему, все нормы ее функционирования были взломаны. Началась сложная перестройка всей сферы международных отношений, в которой решающую роль приобрел силовой компонент.

В ходе длительных и кровопролитных войн, растянувшихся почти на четверть века, осуществлялась кардинальная перекройка политической карты Европы, претерпела радикальную трансформацию внешнеполитическая ориентация многих государств, уходили в небытие старые политические элиты, и, наоборот, стремительно врывались в жизнь новые проблемы, которым суждено было определять дальнейшую динамику развития международных отношений. Короче говоря, готовилась почва для формирования новой модели международных отношений.

Итоги войн наполеоновской эпохи детерминировали конфигурацию новой Венской модели системы международных отношений. Державы-победительницы видели смысл своей коллективной международной деятельности в создании надежных барьеров против распространения революций. Отсюда обращение к идеям легитимизма. Против консервации сложившегося после 1815 г. статус-кво действовало немало объективных факторов. В их перечне важное место занимает процесс расширения сферы действия системности, вступившей в конфликт с идеями легитимизма, а это порождало целую серию новых взрывоопасных проблем.

Несмотря на определенные трения существовавшие в отношениях великих держав вплоть до середины XIX в. Венскую систему отличала высокая стабильность. Ее гарантам удавалось избегать лобовых столкновений и находить развязки основных спорных проблем. Это и неудивительно, ибо на международной арене тогда не было сил, способных противостоять творцам Венской системы. Наиболее взрывоопасной проблемой считался Восточных вопрос, но и здесь вплоть до Крымской войны великие державы удерживали конфликтный потенциал в легитимных рамках. Водоразделом, отделяющим фазу стабильного развития Венской системы от ее кризиса стал 1848 г., когда под напором внутренних противоречий, порожденных бурным, нерегулируемым развитием буржуазных отношений, произошел взрыв и по всему европейскому континенту прокатилась мощная революционная волна.

Начавшаяся подвижка сил резко сузила возможности для поиска компромиссов в межгосударственных конфликтах. В итоге без серьезной модернизации Венская система уже не могла эффективно выполнять свои функции.

Крымская война – первое открытое военное столкновение великих держав после создания в 1815 г. Венской системы, убедительно продемонстрировала, что весь системный механизм дал серьезнейший сбой, и это во весь рост поставило вопрос о ее дальнейших перспективах. 50-60-е гг. XIX в. – время глубочайшего кризиса Венской системы. На повестку дня встала следующая альтернатива: либо на волне кризиса начнется формирование принципиально новой модели международных отношений, либо осуществится серьезная модернизация прежней модели международных отношений. Решение этой судьбоносной проблемы зависело от того, как будут разворачиваться события в двух ключевых вопросах мировой политики тех лет – объединение Германии и Италии.

История сделала достаточно убедительный выбор в пользу второго варианта развития событий. В ходе острейших политических коллизий, несколько раз перераставших в локальные войны, на европейском континенте постепенно происходил не слом, а обновление прежней модели международных отношений. Что позволяет выдвигать данный тезис? Во-первых, никто ни де-факте, ни де-юре не отменил базовых решений принятых на конгрессе в Вене. Во-вторых, консервативно-охранительные принципы, составлявшие костяк всех ее сущностных характеристик, хотя и дали трещину, но в итоге остались в силе. В-третьих, баланс сил, позволявший удерживать систему в состоянии равновесия, после ряда потрясений был восстановлен, причем в его конфигурации на первых порах не произошло кардинальных подвижек. Наконец, все великие державы сохранили традиционную для Венской системы приверженность к поиску компромисса.

После бурных событий 50-60-гг. XIX в., кульминацией которых стала франко-прусская война, система международных отношений возвращается в состояние равновесия. Восстанавливается “европейское согласие” или “Концерт Европы”. Важную роль в этом сыграл Берлинский конгресс (1878 г.), заполнивший вакуум, оставшийся после Венского конгресса; был создан механизм, позволявший в какой-то мере поддерживать статус-кво в ситуации на Балканах. Вместе с тем, в последней трети XIX в. в сфере международных отношений накапливались крупные качественные изменения. К концу XIX в. мир практически был полностью поделен на сферы влияния, внешняя политика в полном смысле слова стала глобальной. Возросло количество держав, претендующих на роль великих, причем к концу века в этом списке впервые появляются неевропейские державы, что подтачивало европоценстрискую основу существовавшей модели международных отношений. Это заметно усложняло общий баланс сил, вело к дисперсии мощи в “клубе великих держав”. К этому надо добавить начавшуюся “революцию в военном деле” – качественный скачек в развитии вооруженных сил, в результате чего резко возросла роль промышленного потенциала в определении совокупной мощи того или иного государства. Заметно трансформируются и усложняются государственные интересы ведущих держав. Все это готовило почву для качественного скачка в развитии того конфликтного потенциала, который определял общую динамику эволюции системы международных отношений.

Глобализации конфликта, в итоге взорвавшего систему международных отношений, во многом способствовало разделение государств на два противостоящих блока – Тройственный союз и Антанту.

Завершение раздела мира к концу XIX в. резко сузила возможности для поиска компромиссных развязок многочисленных спорных проблем, возникших в ходе глобализации системы международных отношений и формирования единого мирохозяйственного комплекса. Вкупе с начавшимся расколом мира на противоборствующие блоковые группировки это многократно увеличивало общий конфликтный потенциал системы международных отношений. Несмотря на рост значимости правовых начал в регулировании международного конфликта, главным инструментом в его разрешении по-прежнему оставались силовые методы. А это заметно повышало вероятность перерастания конфликтов в кризисы, выход из которых участники искали на путях военного противостояния. Не случайно период с конца XIX в. и вплоть до начала Первой мировой войны отмечен целой серией острейших кризисов, многие из которых переросли в локальные войны.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com